Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Шотландцы: очерк этнической истории. Гэлы
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Основные различия в этнической истории населения Англии и Шотландии порождены тем фактом, что римское, а позже англосаксонское завоевание слабо коснулись северной части Британии — колыбели шотландского народа. В середине I тыс. н. э. Шотландия полностью сохраняла кельтский облик. Основную часть страны занимали пикты, на юге жили группы бриттов, вытесненные из Англии англосаксами; в конце V и начале VI в. на западные берега Шотландии из Ирландии переселились кельтские племена скоттов. Их племенное название постепенно перешло на название всей страны.

Этническая принадлежность древних обитателей Шотландии пиктов, или каледонцев, как их называли римские авторы, до сих пор не выяснена. Некоторые авторы считают, что в основе их были докельтские (по-видимому, альпийские) племена, другие связывают их образование с первой волной кельтских переселенцев на Британские острова. Изучение топонимики Шотландии приводит к выводу, что пикты говорили на кельтском языке, близком к языку гэлов (гойделов).

К середине IX в., после завоевания пиктов скоттами, было создано единое королевство, распространившее свое влияние на всю остальную Шотландию. В начале XI в. в состав этого королевства вошли районы восточного побережья и равнина Лотиана, заселенные англами. Это завоевание не только установило границу между Шотландией и Англией в ее современном впде, но и определило в значительной степени дальнейший ход истории Шотландии. В частности, включение в состав Шотландии этих англосаксонских районов, более плодородных и более развитых в экономическом отношении, чем другие районы Шотландии, привело к постепенному распространению там древнеанглийского языка. Однако государственным языком по-прежнему оставался гэльский язык.

Шотландское королевство раздирали междоусобицы феодалов, укрепившихся в неприступных замках, его ослабляли набеги скандинавов, создавших себе базы на Оркнейских и Гебридских островах. Но при всем том оно сыграло первостепенную роль в формировании шотландского народа.

Нормандское завоевание не коснулось Шотландии; Вильгельм Завоеватель на первых порах удовлетворился тем, что шотландский король признал себя его вассалом. Однако косвенное влияние этого завоевания было весьма значительным. Приток на шотландские земли англосаксов, бежавших от норманнов, способствовал распространению их языка на этих землях. Английское влияние усилилось в XII в., после браков между шотландскими и английскими королевскими фамилиями; шотландский королевский двор англизировался и стал центром англосаксонской культуры в Шотландии. Проводниками этой культуры были английские феодалы, приглашаемые шотландским королем на службу. Связи с Англией ускорили развитие в Шотландии феодальной системы. Для шотландского феодального землевладения были характерны небольшие размеры собственно феодальной земли и преобладание ренты продуктами. В Шотландии по существу не было крепостного права: документы того времени не содержат сведений о том, что при продаже земли вместе с ней передавались и крестьяне. В южной, равнинной части Шотландии стали развиваться ремесла и торговля, выросли города — Эдинбург, Перт. Глазго и др.

В конце XIII в. Англия пыталась захватить Шотландию, но английские войска были разбиты, и по договору 1328 г. Англия признала ее независимость. Война за независимость очень способствовала национальному сплочению шотландцев, рассказы о ней питали с тех пор их национальную гордость и напоминали об их различиях с англичанами. Важным событием было создание парламента в конце XIII в. и особенно церковная реформа, утвердившая в Шотландии с середины XVI в. пресвитерианство. В 1560 г. парламент принял закон о признании пресвитерианской церкви государственной церковью Шотландии. Официальным языком Шотландии был язык, образовавшийся на основе языка англосаксонских переселенцев при значительном влиянии местного кельтского (гэльского) языка. Его называют иногда шотландским языком. Постепенно, с развитием экономических и культурных связей Шотландии и Англии, этот шотландский язык был низведен до роли диалекта английского языка и сохранился лишь в устной речи (главным образом в сельских местностях) и в народной поэзии.

К этому времени в южной Шотландии зародились элементы капиталистических отношений, развилось горное дело и текстильная промышленность, выросли города, усилились внутренние экономические связи и связи с Англией. Однако связи с Англией значительно ослабели в начале XVII в., когда шотландцы резко воспротивились попыткам Карла I сблизить англиканскую церковь с католической и распространить ее влияние на всю Шотландию. В 1625 г. представители шотландских дворян, священников и буржуазии составили Ковенант — акт о национальном союзе в защиту пресвитерианской веры. Шотландцы собрали сильную армию, заняли север Англии и заставили Карла I дать обещание уважать религиозные и политические свободы Шотландии. После казни Карла шотландцы признали своим королем его сына, и, хотя они не оказывали ему существенной помощи в борьбе за трон, все же шотландская армия, оккупировавшая часть Англии, представляла угрозу для завоеваний английской революции. Поэтому в 1650 г. Кромвель двинул свои войска на север и захватил значительную часть Шотландии. Это было последним столкновением английских и шотландских войск.

Новый этап в развитии отношений между Шотландией и Англией и новый этап развития шотландского народа начался после заключения в 1707 г. между Шотландией и Англией унии об их полном политическом и экономическом объединении в одно государство, получившее название «Великобритания». Среди народных масс Шотландии этот союз не был популярен, и национальный сепаратизм, поддерживаемый существованием национальной церкви и национальных законов, а нередко и происками французских агентов, еще довольно долго находил здесь благоприятную почву. Улучшение отношений между шотландцами и англичанами наступило лишь во второй половине XVIII в. в связи с укреплением экономических и культурных связей. Участились смешанные браки, постоянными стали миграции шотландцев в более развитую и более богатую Англию.

Под влиянием национального движения ирландцев среди некоторых кругов шотландцев в конце XIX и начале XX в. возникло движение за самоуправление Шотландии, однако это качинание не было поддержано широкими массами и не прошло в парламенте.

Гэлы

Под названием «гэлы» (гойделы) известна небольшая этническая группа, населяющая горные районы северной Шотландии и Гебридские острова. Эта группа представляет собой остатки кельтоязычного населения Шотландии. Гэлы этнически тесно связаны с шотландцами, хотя и сохраняют гэльский (эрский) язык, близкий к ирландскому, а также некоторые особенности культуры и быта.

В XII в. гэльские кланы, обитавшие тогда на западном берегу Шотландии и на Гебридских островах (называемых также Гаэльскими), образовали нечто вроде самостоятельного королевства, глава которого, имевший резиденцию на Гебридских островах, признавал себя вассалом то шотландских, то норвежских королей. По существу здесь начала складываться особая национальность, и только слабость экономического развития и непрерывные клановые междоусобицы помешали этому процессу развернуться в полную силу.

К XV в. различие между населением горных областей — хайлендерами, так называемыми дикими шотландцами, и населением низменной части страны — лоулендерами, так называемыми оседлыми шотландцами, выявилось уже очень отчетливо и постоянно отмечалось современниками. В отличие от шотландцев, поддерживавших сношения с Англией, гэлы западной К1от- ландии установили довольно тесные культурно-политические связи с Ирландией. Они не подчинялись ни церкви, ни шотландскому королю.

К своим южным соседям/- оседлым шотландцам—гэлы относились враждебно. Один-два раза в год они предпринимали на них набеги.

Клановая система у гэлов в XV—XVII вв. еще не обнаруживала тенденции к упадку; во всяком случае, наряду с распадом некоторых кланов возникали новые, в том числе такие могущественные, как клан Кемпбелл (5 тыс. человек) и клан Маккензи (2,5 тыс. человек).

Основу хозяйства хайлендеров составляли скотоводство и земледелие. Вожди кланов постепенно превращались в феодалов, однако процесс этот шел очень медленно; феодализм имел здесь явно «патриархальный» характер, а арендная плата за землю обычно взималась продуктами.

У гэлов еще в XVIII—XIX вв. сохранялась система землепользования, называвшаяся «run-rig». Сущность ее заключалась в том, что члены одной общины сообща брали землю в аренду у вождя клана или его вассалов и делили ее на полосы в зависимости от ее качества и каждая семья получала свою долю в каждой полосе.

Периодически происходили переделы земли. Иногда вспашку поля проводили сообща все члены общины и лишь после этого землю делили. Пастбища и луга находились в общем пользовании.

После разложения общины земельные участки были закреплены в наследственную аренду за мелкими фермерами, так называемыми крофтерами; пастбища и луга остались в общем пользовании.

Реформация слабо коснулась горных областей; церквей здесь почти не было, и религия населения представляла собой смесь старых языческих верований с католическими, пресвитерианскими и епископальными. Кромве- левское завоевание не затронуло севера Шотландии. Многие гэльские кланы в отличие от шотландцев, оказывали активную помощь Карлу II, а затем его сыну Якову II, благосклонно относившемуся к католикам, и выступили против Вильгельма Оранского. В течение первой половины XVIII в., несмотря на унию Англии и Шотландии, значительная часть родовой аристократии гэлов поддерживала якобистов (сторонников Стюартов), однако вооруженные выступления горных кланов (последнее и особенно крупное выступление было в 1745—1746 гг.) потерпели поражение, за которым последовало разрушение клановой системы. Многие вожди кланов были изгнаны или казнены, управление клановыми землями временно перешло к особой правительственной комиссии. В 1747 г. был издан закон об отмене судебных прав вождей кланов. Ушла в прошлое их патриархальная власть. Вожди кланов превратились в лендлордов и стали сгонять с земли мелких арендаторов точно так же, как это делали английские лендлорды.

Гонению подверглась древняя кельтская культура — было запрещено носить национальную одежду, запрещена была даже шотландская волынка, причисленная к «орудиям войны».

Шотландские власти пытались искоренить и гэльский язык. Он был запрещен и в церкви и в школах, однако трудности обучения гэльских детей были настолько велики, что в 1766 г. было разрешено употребление гэльского языка наряду с английским. В 1767 г. вышло Евангелие на гэльском языке, а в начале XIX в. — Библия, но это не привело здесь, как в Уэльсе, к возрождению литературного языка. Гэльский язык сохранился лишь как разговорный.

Строительство дорог в северной Шотландии связало ее с более развитым в экономическом отношении югом — горные области впервые в истории стали единым экономическим целым с остальной Шотландией.

К началу XIX в. многие гэлы отказались от католичества и стали пресвитерианцами. Изменился и облик горцев: они расстались с традиционными маленькими щитами и мечами.

Скачок из раннефеодального общества в капиталистическое тяжело отразился на положении народных масс. Во второй половине XVIII в., после того как большие пространства земли были превращены в овцеводческие фермы, 40 тыс. хайлендеров эмигрировали в Америку; еще больше их отправилось в Глазго и новые промышленные города. В связи с этим и в быту ускорилось вытеснение гэльского языка английским, знание которого было необходимо каждому, кто шел на работу в город или хотел эмигрировать за океан. Еще в 1851 г. в Шотландии было свыше 300 тыс. человек, знавших гэльский язык, из них около 50 тыс. человек одноязычных. В настоящее время (сведения 1961 г.) гэльский язык знает около 77 тыс. человек, причем лишь 1 тыс. гэлов (на Гебридских островах) говорит только на родном языке.

Несомненно, что в недалеком будущем неотвратимый процесс дальнейшей ассимиляции гэлов окончательно сольет их с остальными шотландцами.