Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Поселения и жилище фарерцев. Пища, одежда, язык. Фольклор и литература
Этнография - Народы Зарубежной Европы

На Фарерских островах насчитывается до ста двадцати поселений сельского и городского типа, но только в шести из них число жителей превышает 1 тыс. человек. Эти шесть поселений и считаются городами.

В городе Турсхавне на 1 января 1963 г. было 8361 человек населения.

Современные поселения фарерцев расположены главным образом на пологих южном и восточном берегах архипелага, где возникли первые поселения в IX— X вв. Они были основаны в местах, где возможен причал, имеются участки для постройки жилищ и возделывания земледельческих культур.

Северные и западные берега архипелага — отвесные, часто недоступные обрывы в море. Но и там есть несколько селений. Они находятся вверху, на пологих участках, и добираться к ним приходится по тропинкам в скалах. Название селения или суффикс в этом названии обычно говорят о характере местности, где это селение расположено: eidi — «возле узкого перешейка земли между водой», oyri — «на равнине у берега», sand — «на песчаном берегу», gjogv — «возле скальной расщелины или залива со скальными стенами», vik — «в заливе». Планировка древних поселений — кучевая, однако позже поселенцы строили хутора-горды (gard).

Планировка Турсхавна — веерообразная: улицы расходятся радиусами от порта к окраинам.

Планировка всех поселений приспособлена к рельефу местности и чаще всего обнаруживает сходство с норвежскими и с исландскими поселениями. Приусадебные поля ограждены со стороны поселений и пастбищ каменными заборами для предохранения посевов от потравы скотом. Горды по планировке делятся на два типа. Первый представляет собой хаотически расположенные постройки, не составляющие однако двора, второй — вытянутые в ряд фронтон к фронтону две или несколько построек, иногда соединенных между собой.

Из-за частых штормов и ветров дома до начала XX в. строили приземистые, а крышу со стороны склона делали в стык с наклонной поверхностью земли. С подветренной стороны дома и на фронтонах строили утолщенные стены из камня и земли, а внутри ставили столбы и деревянную панель (все деревянные части построек, как правило, делаются из плавника) для утепления жилища. На столбы опирались стропила двухскатной крыши. Фасад строили из дерева. Между задней каменной стеной и деревянной панелью располагались альковы — ложа для сна. Поверх дощатого настила на стропильную обрешетку крыши накладывалась береста (норвежский экспорт), затем дерн или — реже — ячменная солома. Сверху кровлю пригнетали камнями или закрепляли веревкой. Жилище безземельных крестьян было однокомнатным, а у зажиточных состояло из нескольких комнат. Одна из них (dagligstova — «повседневная комната») была одновременно кухней,столовой, рабочей и праздничной комнатой. Остальные помещения дома — гостиная, где принимали, угощали и укладывали спать гостей, прихожая (forstova) и одна или несколько камор. Гостиная по единственному в доме застекленному окну называется «glasstova» («стеклянная комната»).

Открытый очаг в виде камина или деревянного ящика, выложенного изнутри базальтом, стоял или в центре «повседневной комнаты», или у перегородки с гостиной или в ее дальнем от входа углу.

С начала XX в. жилые дома возводят на каменном фундаменте из привозного (из Норвегии) дерева. Фундамент дома столь высок, что образуемое им помещение используют как подвал или коровник. Крыши покрывают черепицей. Стены для утепления помещений обшивают гофрированным железом. Отапливается жилой дом плитой и печами. Комната с печью для приготовления пищи выделена в отдельную кухню.

Топят в сельских местностях, как и прежде, торфом, в городских — торфом и бурым углем. В старину дома освещали жировым светильником, с конца XIX в. —, кроме того, и керосиновой лампой. После первой мировой войны в части селений появилось электрическое освещение.

Мебель в жилищах до конца XIX в.: стол, закрепленные у стен скамьи, стулья или китовые позвонки вместо табуреток. Современная утварь, мебель и инвентарь преимущественно фабричного производства. Однако во многих домах, особенно в сельских, еще можно увидеть деревянные ложки, кружки для пива, китовые позвонки вместо табуреток, узкие деревянные лопаты для резки торфа, котлы, ушаты, чашечки для жировых светильников — железные или выдолбленные из камня, которые еще используют в хозяйственных постройках, крючки для подвешивания котлов над очагом.

Разнообразны хозяйственные постройки. Это бревенчатые склады для сушки и хранения мяса и рыбы (единственные на островах помещения, которые заппрают на замок), коровник, гумно, торфяной сарай, зерносушилка, лодочный сарай, водяная мельница, кузница (последние три часто бывают коллективные), а на сетерах — общинные постройки. У богатых крестьян усадьба нередко состоит из десяти — двадцати построек.

Пища

В пище фарерцев преобладают рыба, баранина, грин- да и говядина — свежевареные, соленые, сушеные.

Хлеб в сельской местности приготавливают из пресного или кислого теста. Его выпекают на углях в вечернее время только для следующего дня. В городе хлеб кислый; пекут его в пекарнях. Напитки — кофе или чай, свежее или кислое молоко, а по праздникам еще и пиво и водка, которая стала известна на островах с XVII в. Из жиров потребляют бараний жир, сало, маргарин, реже сливочное масло; кроме того, заметное место в пище фарерцов занимают сыр (особенно овечий), яйца и мясо морских птиц. Птичье мясо едят вареным или вяленым. Характерно малое потребление соли в еде. Из горячих блюд готовят мясной или молочный суп, заправленный ячневой мукой, ячневую кашу. Варят высушенные тресковые головы. Это блюдо — распространенная еда, особенно среди бедноты. Гостей обычно угощают слегка посоленным мясом, которое сначала варят, а затем просушивают в подвешенном состоянии. Мясо, сваренное с водорослями, в недалеком прошлом — в конце XIX    в.— считалось деликатесом.

Одежда

Традиционная национальная одежда отчасти сохранилась в сельской местности, но только у мужчин.

Это вязанный из шерсти коричневый свитер, или вязаная кофта; короткие, до колен, суконные черные штаны, колпак, коричневые высокие носки или чулки с подвязками; кожаные башмаки с мягкой подошвой. С конца XIX в. мужчины уже не носят старинный головной убор в виде вязаного шерстяного капюшона, покрывающего голову и шею, а также специальную одежду для рыбной ловли — жакет и длинные штаны, сшитые из дубленой овечьей кожи, которые раньше надевали поверх шерстяной одежды. С начала XX в. в городах традиционная мужская одежда в значительной степени была вытеснена общеевропейским костюмом, тогда как в сельской местности восприняты лишь отдельные его части.

Старинная женская одежда в XIX в. почти полностью была заменена датским костюмом. В XX в. фарерские женщины, прежде всего горожанки. uicum мирить одежду и основном тел же покроев, что и в других странах Европы. Однако и сейчас в их одежде заметны некоторые особенности. Многие женщины, например, носят желтые башмаки на мягкой тонкой подошве, сшитые из одного куска дубленой кожи ягненка или овцы.

Язык, фольклор и литература

Фарерский язык принадлежит к западной ветви скандинавских языков и занимает промежуточное положение между западнонорвежскими диалектами (близок к ним по фонетике и лексике) и исландским языком (близок по морфологии). От языковых памятников средневековья сохранились лишь незначительные остатки: несколько рунических надписей и несколько грамот. Старейшие устные баллады относятся, вероятно, к XIV в. Расцвет этого вида поэзии длился примерно до XVII в., а часть баллад возникла, может быть, и позже. Темы их взяты из древних скандинавских саг и средневековых рыцарских романов.

Письменным языком в средневековье был датский. Фарерский язык начал применяться в письменности в конце XVIII в. в связи с попытками записать устную народную поэзию — народные баллады, стих которых по размеру тот же, что в шведских и датских народных балладах,—четырехстрочная строфа с припевом. Однако фундаментальная работа по собиранию их была проделана лишь в середине XIX в. священником В. У. Хаммерс- хаймбом и продолжена датскими исследователями народных песен Свеном Грунтвигом и Ёргеном Блоком.

Фарерская орфографическая норма впервые была выработана в 40-х годах XIX в. В. У. Хаммерсхаймбом. Около 1890 г. на Фарерских островах возникло движение за введение фарерского языка в качестве литературного, а с 1937 г. учителя получили право определять, на каком языке преподавать — на фарерском или на датском (между ними существует значительная лексическая и морфологическая разница).

Перед второй мировой войной на фарерском языке стали совершать богослужение.

Помимо фарерского литературного языка, изучение которого введено в школах с 1906 г., фарерцы знают датский язык. Среди рыбаков многие понимают английский язык. На фарерском языке выходят газеты, имеется небольшая национальная литература, в которой хорошо отражены культура и быт народа. Это хороший источник для изучения этнографии фарерцев.

Крупнейшим поэтом первой половины XIX в. был крестьянин Ёнс Кристиан Дьюрхююс. Его слова к мелодиям национальных фарерских танцев исполняются и сегодня. Два сына Ёнса, Хенрик Оливер и Ханс Андреас, стали известными писателями. Их рассказы из жизни фарерского крестьянства написаны на родном языке. Фарерский историк и романист Ёрген Франц Якобсен писал на датском языке. Из современных писателей наиболее известен Вильям Хейнесен, изображающий современную жизнь фарерцев. Хейнесен пишет на датском языке. Это пока что единственный фарерский писатель, с творчеством которого знаком советский читатель, ибо только его рассказы переведены на русский язык.