Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семейная и общественная жизнь норвежцев
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Отношения между полами в Норвегии значительно более свободны, чем во многих других буржуазных странах, а положение женщины более равноправно. Парни и девушки встречаются на совместной работе, во время воскресных посещений кирки, на танцах, в кино, на спортплощадках. Взрослая девушка имеет право принимать у себя дома гостей, в том числе и молодых людей. До сих пор сохранился в сельских местностях обычай субботнего посещения парнями девушек в гордах. Эти субботние посещения приводят к любовным связям, которые часто заканчиваются официальным браком.

Средний брачный возраст в Норвегии у мужчин 25 лет, у женщин — 22—23 года. Впрочем, в сельских местностях девушки выходят замуж раньше, в 19—20 лет.

Часть сельской, рыбацкой и рабочей молодежи откладывает заключение брака до тех пор, пока не «улучшатся обстоятельства». Нередко бывает, что молодая пара расходится, так и не дождавшись свадьбы. Беременность обычно ускоряет свадьбу, и объясняется это не только этическими мотивами, но и особенностями законодательства. Аборты запрещены. На каждого родившегося ребенка матери выдается государственное пособие. Независимо от этого женщина, забеременевшая вне брака, обязана за шесть недель до родов сделать заявление местному судье об отце будущего ребенка. Если названный отцом человек не опротестует этого заявления, судья обязывает его оплатить расходы по родам и платить впоследствии алименты. В случае его протеста суд устанавливает отцовство после рождения ребенка путем опроса свидетелей и экспертизой крови новорожденного. В небогатых семьях предпочитают принять в дом молодую женщину-работницу, чем платить алименты. Но в богатых семьях, если родители жениха считают девушку не парой своему сыну, нередко затевается судебная тяжба. На почве таких тяжб разыгрывается много житейских трагедий.

В сельских местностях, если встречи молодых клонятся к свадьбе и родители согласны на свадьбу сына, в дом девушки посылают сватов. Свадьбе всегда предшествует обручение, которое устраивается в доме невесты. Родственники приносят обручаемым подарки. На самом видном месте на праздничном столе ставится обручальный торт в виде конусообразной башенки. Даже там, где есть электричество, зажигают свечи в подсвечниках или канделябрах.

После обручения молодые официально считаются женихом и невестой. Свадьба же справляется позже, когда жених сочтет себя экономически подготовленным к тому, чтобы содержать семью.

В большинстве сельских районов Норвегии свадьба происходит в доме, где будут жить молодожены. Но в Телемарке начинают празднество в доме невесты, откуда ее увозят в кирку, а потом в дом молодых. Поездка в кирку сопровождается барабанным боем и выстрелами в воздух. Рядом с женихом и невестой едет и играет скрипач. По возвращении из кирки в дом молодоженов молодую угощают пивом, и она бросает опорожненный кубок через голову. Свадебным пиром руководит кьёкеместер (kjokemester) — обычно близкий родственник невесты или жениха, избранный на эту традиционную должность. Он угощает и веселит гостей.

За столом поют свадебные песни. Вечером, перед брачной ночью, происходит шуточная сцена выкупа женихом ложа невесты. Раньше было принято на следующее утро вывешивать брачную простыню. Утром родители и гости дарят молодым подарки, а те обносят их пивом и водкой. Нередко свадьба продолжается несколько дней. Впрочем, весь ритуал свадьбы соблюдается ныне только в богатых семьях, а у бедняков все делается проще и скромнее. В рабочих семьях свадьба сводится к тому, что после регистрации брака и венчания в кирке приглашенные на свадьбу гости ужинают с молодыми за праздничным столом и потом поют песни и танцуют.

Рождение ребенка не вызывает таких больших церемоний, как свадьба. Через несколько дней после рождения ребенка крестят в кирке. В сельских местностях после этого приглашают пастора и близких родственников на праздничный обед. У норвежцев практикуется обычай давать детям имена дедушек, бабушек и любимых родственников. Чтобы никого не обидеть, ребенку иногда дают по два-три имени. Многодетные семьи встречаются только в сельских местностях. Чаще же всего и там число детей не превышает трех, а в городах — одного-двух.

Норвежцы редко применяют к детям физические наказания. Очень ценится воспитание ребенка в детском коллективе. Правда, детских яслей в стране мало: на предприятиях их вообще нет, а коммунальных недостаточно для размещения большинства детей городов. Зато, как и в прошлые столетия, широко бытует обычай приглашать к себе на лето и на рождественские каникулы детей из знакомых семей.

У крестьян дети уже с 12—13 лет работают в домашнем хозяйстве, у рыбаков — с того же возраста выходят в море вместе с отцами. Примерно в том же возрасте начинают зарабатывать дети рабочих и городской бедноты, прислуживая в гостинице или магазине, занимаясь продажей газет и т. п. Родители не требуют заработанных денег. Обычно дети сами расходуют свои кроны: на сигареты, на кино или рано приучаются копить их.

Современное норвежское законодательство не признает преимущественных прав кого-либо из детей на наследование недвижимого имущества. Но народные традиции не мирятся с этим, и крестьяне в той или иной форме сохраняют преимущественное право старшего сына на наследование земли и построек. Во избежание конфликта с законом, передача недвижимости происходит по возможности при жизни главы семьи, тотчас после женитьбы сына. Правда, наследник должен получить у отца согласие на женитьбу. Если отец в силах вести хозяйство сам и не хочет передавать его наследнику, он имеет возможность оттянуть этот момент на любое время или вообще запретить женитьбу, а если наследник женится вопреки его воле, не передать ему хозяйство.

Младшим сыновьям предварительно выделяется их доля имущества в виде денег или скота, а незамужним дочерям определяется приданое. Как правило, недвижимость не дробится при наследовании, но наследник обязуется содержать братьев и сестер до их совершеннолетия. Условия этого содержания, оговоренные на семейном совете точным соглашением, называются кор (каг). Нередко передача хозяйства старшему сыну производится во время самой свадьбы, после того как выпиты тосты за молодоженов и приняты подарки и поздравления. Гости — владельцы соседних хозяйств — поднимают жениха ца руках над головами и приговаривают: «Мы поднимаем тебя на уровень хозяина». После этого ритуала старый хозяин передает почетное место в конце стола своему наследнику, подчеркивая этой передачей, что отныне к его теперь уже женатому сыну переходят как двор, так и достоинство хозяина.

В горде обычно несколько жилых строений. Одно из них уступается по условиям кор отцу с матерью, которые отныне заводят там свое домашнее хозяйство. Если же жилой дом один, то в нем выделяют для старой четы особое помещение. Родители устраняются от руководства хозяйством горда, хотя могут принимать некоторое участие в общих домашних работах.

Смерть человека отмечается в семейном быту значительно торжественнее, чем рождение детей, и связана со множеством обрядов и поверий. Известный норвежский этнограф Кристофер Вистед иронически заметил, что крестьяне смолоду готовятся к своим похоронам. Еще в XIX в. среди приданого невесты были тканые одеяла, употреблявшиеся при погребении, а свадебная рубаха жениха, расшитая руками невесты, тотчас же после свадьбы откладывалась в сундук, чтобы быть надетой на этого человека лишь при похоронах. Мужчины в цветущем возрасте готовили загодя себе гробы, а старые люди хранили наготове солод для варки пива на свои похороны.

Теперь многие обычаи исчезают, но следы их сохраняются кое-где в горных долинах, особенно в западной и южной Норвегии. Старые люди еще помнят похоронные игры: пока покойник лежал в горде, родные бодрствовали по ночам, а соседская молодежь собиралась с вечера в усадьбе умершего и плясала здесь до утра, с небольшими перерывами для пения похоронных молитв. При выносе гроба с покойником на кладбище, его трижды обносят вокруг дома. В прежнее время гроб обносили вокруг очага. Вплоть до конца XIX     в. погребальный кортеж во многих сельских местностях был связан только с двумя средствами передвижения: лодкой и санями. Гроб ставили на сани даже летом, причем покойника вносили на кладбище не через ворота, а втаскивали через забор или разбирали часть ограды.

Некоторые старые похоронные обряды сохраняются, но меняют свою форму. В городах близкие родственники покойного носят траур — одеваются во все черное, мужчины, кроме того, нашивают на рукав повязку из черного крепа. В сельских местностях женщины, напротив, надевают праздничные платья, но поверх накидывают белое покрывало, закрывающее голову и часть туловища, или прикрываются белой пелериной, спускающейся с головы на плечи.

После погребения ближайшие родственники умершего приглашаются на поминки. Богатые люди устраивают роскошные поминальные обеды, люди победнее ограничиваются скромной закуской.

На седьмой день после смерти устраивают поминки, называемые «грав- эль» (gravel), что значит «погребальное пиво».

Политические партии и профессиональные союзы

В Норвегии довольно рано возникли политические партии. В 1882 г. возникла партия мелкой и средней буржуазии и чиновничества — «Венстре» (Левая). Два года спустя, в 1884 г., образовали партию «Хейре» (Правая) представители банковских кругов и крупной буржуазии. Названия партий отражали политические позиции этих группировок: первая была либеральной партией, вторая — последовательно реакционной, одна занимала левые, другая — правые позиции общего фронта буржуазных политических партий.

В 1887 г. возникла Социал-демократическая партия Норвегии. С 1918 г. под воздействием Октябрьской революции в России в этой партии усилилось левое течение. В 1919 г. она была принята в состав Коммунистического Интернационала. В 1921 г. правые социалисты раскололи партию и образовали Рабочую партию Норвегии (РПН), которая вышла из Коммунистического Интернационала. В 1923 г. левое крыло социал-демократической партии образовало Коммунистическую партию Норвегии (КПН).

С 1935 г. и до наших дней, кроме годов оккупации страны фашистами, РПН постоянно находится у власти. В 1951 г. в составе РПН образовалась оппозиционная так называемая Независимая группа, которая десять лет спустя выделилась в Социалистическую народную партию, борющуюся под лозунгом: «Против атомного вооружения страны, за активную мирную политику вне НАТО и социалистическую Норвегию». Последняя часть лозунга этой партии понимается как путь к социализму через реформы, через постепенное улучшение экономического положения народа в условиях капитализма.

Сельская буржуазия вплоть до 1920 г. безраздельно поддерживала партию «Хейре» и отдавала ей голоса на выборах в государственные органы. В 1920 г. сельская буржуазия основала Аграрную партию, объединившую широкие слои крестьянства. В 1933 г. эта партия раскололась на две. Наиболее реакционная часть партии — кулацкие элементы выделились в партию фашистского уклона под названием «Национальное объединение» во главе с Квислингом. После ухода фашистских элементов Аграрная партия стала придерживаться более левой ориентации. Она стала называться Крестьянской партией. В годы второй мировой войны и оккупации страны гитлеровцами квислинговская партия «Национальное объединение» была опорой оккупантов.

Еще раньше, чем партии, с 1870-х годов в Норвегии возникли профессиональные союзы. В 1899 г. было основано Объединение профсоюзов Норвегии (ОПСН). В 1945 г. ОПСН вступило во Всемирную федерацию профсоюзов, но, после того как в апреле 1949 г. реакция втянула Норвегию в агрессивный блок НАТО, правые профсоюзные лидеры добились перехода ОПСН в про- буржуазную Международную конфедерацию профсоюзов. В настоящее время в норвежских профсоюзах состоит более полумиллиона человек. Это самое большое объединение самодеятельного населения страны.

Руководящее положение в ОПСН удерживает Рабочая партия Норвегии. Она же держит под контролем деятельность Кооперативного объединения в сельском хозяйстве и отраслевых профсоюзных организаций.

Общинные традиции

На протяжении всей своей истории Норвегия была крестьянской страной. Она не знала крепостного права, и элементы дофеодальных отношении проявляют чрезвычайную живучесть вплоть до наших дней.

Еще в XIX в. повсеместно параллельно существовало два вида общины: хуторская, или дворовая (gdrdssamfunri), и соседская (grannesamfunri). Хуторская община включала в себя всех людей, которые родственно или экономически связаны с владельцем хутора — горда. Это его жена, его родители (если владелец наследовал хозяйство при их жизни), дети, братья и сестры, а также батраки, домашняя прислуга, арендаторы и бездомная беднота или инвалиды, которые, согласно определению прихода, живут иждивенцами при крестьянском дворе. Главным фактором, цементирующим дворовую общину в одно целое, была экономическая зависимость членов хуторской общины от хозяина. Норвежские исследователи указывают на глубокие патриархальные корни этой власти. Считалось само собой разумеющимся, что хозяин сам принимает все решения и волен по своему усмотрению собирать или не собирать семейный совет. По характеру экономических отношений между людьми хуторская община очень напоминала большую семью и может рассматриваться как ее пережиточная форма.

Взаимоотношения между ближайшими дворовыми общинами и общность прав этих общин на окружающие их угодья — леса, пастбища, водоемы, а зачастую и луга — порождали коллектив экономически связанных соседей — соседскую общину. В некоторых районах Норвегии даже часть пахотной земли вплоть до XIX в., а кое-где и до начала XX в. все еще оставалась в соседской общинной собственности. И в наши дни сохранилась общинная собственность на некоторые лесные участки, на право рыбной ловли, на пастбищные участки в горах.

До сих пор местами сохранились, а до начала нашего века повсеместно бытовали традиции общинной взаимопомощи. Самый близкий круг соседей- общинников — в пределах поселения или нескольких близко расположенных хуторов — образовывал постоянный коллектив, который был связан обязательством помогать в организации крестин, свадьбы или похорон каждой семье. Такой коллектив для взаимопомощи между ближайшими соседями носит специальное название граннелаг (grannelag — объединение соседей).

Те же виды помощи оказывали семье и далекие соседи, из других гранне- лагов, если помощи одного было недостаточно и нуждающаяся в помощи семья просила об этом. Такое объединение дальних общинников носит название — белаг (belag — объединение людей по просьбе).

Одна из важнейших общинных традиций, бытующая до наших дней,— взаимопомощь в труде, или дюгнад (dugnad). Дюгнад может организовать любой общинник, когда ему требуется больше рабочей силы, чем имеется в его хозяйстве,— на весенней пахоте, посеве, сборе урожая и др. За помощь работой, как и за помощь в организации крестин, свадьбы или за участие в похоронах принято потом угощать.

Праздники

Самые чтимые торжества — рождество и пасха До конца прошлого века каждый раз рождественским праздникам предшествовал праздник святой Люсии (13 декабря). В это утро самая красивая девушка в богатом доме при первом крике петуха входила в комнату прислуги, одетая в белое платье с красным шарфом вокруг талии и с металлической короной, на которой горели девять свечей, на голове. Подавая кофе и освященный хлеб, она пела. Праздник знаменовал внесение святой Люсией света в темное время года — к рождественским праздникам. Само имя святой происходит от «lux», «lys», что значит «свет».

К началу нашего века этот обычай постепенно исчез. Но с 1953 г. он был возрожден в Осло по инициативе буржуазной газеты «Моргенпостен». 13 декабря девушка, избранная накануне на роль Люсии, в сопровождении шести подруг в белых платьях следует по улицам города. У святой Люсии на короне горят электрические лампочки в матовых фонарях, имеющих форму свечей. Девушки обходят детские дома и госпитали столицы и вручают рождественские подарки. Затем Люсия отправляется в Стокгольм, куда съезжаются и Люсии из других скандинавских стран.

Праздник рождества называется «юль» (jul). К юлю готовятся за несколько дней, иногда сразу же после праздника святой Люсии — пекут праздничный хлеб, заготовляют подарки для детей, готовят елку с украшениями, режут свиней и начиняют колбасы.

Накануне праздника дети выставляют на дворе на высоких шестах снопы необмолоченного хлеба, чтобы воробьи и синицы были сыты в день юля.

С пяти часов вечера 24 декабря прекращается по всей стране деловая жизнь, закрываются магазины, театры, кино, прекращается работа на заводах. В семьях, когда соберутся все домашние, садятся ужинать. К праздничному столу подается жареная свинина, гусятина, национальное блюдо — каша флетегрет, пьют хмельные напитки, а в завершение ужина — кофе с рождественским тортом юлекаке. Еще полстолетия назад было принято, по давней традиции, выпекать этот торт из муки из зерна последнего сжатого на поле снопа. Часть юлекаке сохраняли до первой пахоты, и пахарь должен был съесть кусок торта, сидя на плуге. Этим как бы подчеркивалась преемственность между прежним и новым урожаем. Иногда рождественский торт украшали выпеченными из теста фигурками поросят, сосущих свинью, или курицы, сидящей на яйцах (символы благополучия). Эти традиции почти не сохранились.

До конца XIX в. во время рождественского вечера кто-нибудь из ужинающих, отлучившись тайком, делал из соломы чучело и клал его под стол. Такое чучело называлось юлесвен (julesuen — рождественский парень). В некоторых районах Норвегии принято было одевать соломенное чучело в мужскую одежду. В праздничную ночь на 25 декабря рядом с чучелом ставили еду и кружку пива. И теперь этот обычай встречается в горных долинах Вестланна, но соблюдается не полностью. Два рождественских дня — 25 и 26 декабря — норвежцы празднуют — гуляют, пьют, веселятся, а по ночам нередко разъезжают в санях ряженые.

До наших дней бытует обычай устраивать накануне Нового года шуточные шествия ряженых, среди которых непременно бывает и юлесвен; его изображает один из парней. Ряженые несут на палке набитую сеном голову козла с длинной бородой из пакли. Все эти обычаи указывают на то, что праздник рождества был вначале связан с каким-то дохристианским обычаем, видимо, земледельческим. Истоки же праздника Люсии неясны; возможно, что и он возник в дохристианское время.

В конце зимы празднуют масленицу — фастелавн (fastelavn). К этому празднику пекут круглые булочки с парой изюминок на каждой, сходные со славянскими «жаворонками с глазами».

В одно из воскресений марта устраивается крупнейший в году спортивный праздник в Холменколене. Здесь происходит всенорвежское соревнование по прыжкам с трамплина, и это зрелище популярно не только среди жителей Осло; сюда съезжаются норвежцы из разных концов страны.

Пасху, подобно рождеству, празднуют два дня. Все учреждения, даже увеселительные, закрыты. Часть горожан обычно уезжает в горы или в лес. В сельских местностях празднуют пасху дома, пригласив к себе родственников и соседей.

В ночь с 23 на 24 июня празднуется день Санта Ханса (святого Иоанна). Девушки украшают головы венками из цветов, в домах ставят срубленные березки, пол посыпают душистой осокой. Молодежь прыгает через зажженные костры и водит вокруг них хороводы. На берегах рек и фьордов жгут старые смоляные бочки.

Из национальных гражданских праздников в Норвегии выделяются два: день 1 мая и день 17 мая. 1 мая по всей стране устраиваются демонстрации. Праздник отмечается и как праздник международной солидарности трудящихся и как праздник весны и цветов. Однако он проходит скромнее, чем предшествующая ему пасха или последующий праздник 17 мая, возможно, в силу своего промежуточного положения между двумя крупными для Норвегии праздниками — религиозным и государственным.

17 мая празднуется День независимости Норвегии, который отмечают в память принятой в 1814 г. конституции в Эйдсволле. В 10 часов утра начинается шествие школьников, среди которых выделяются колонны старшеклассников, оканчивающих к этому дню школу. Они идут в красных форменных студенческих шапочках, девушки одеты в белые платья и потрясают над головой розгами — шуточным символом школы. После школьников идут взрослые. Наиболее красочным в этом шествии горожан всегда оказывается колонна Буннелага — крестьянского объединения, в которой женщины и девушки одеты в народные костюмы разных провинций.

Спорт и туризм

Наиболее массовыми являются такие виды спорта, как лыжный, конькобежный и парусный. Они стали поистине народными. Ведь именно Норвегия (и вообще север Скандинавии) была родиной коньков и лыж — по крайней мере лыж спортивного типа, узких и с гладкой нижней поверхностью. В горных районах западной Норвегии до сих пор местами бытуют народные костяные коньки — бегунки.

Норвегия дала человечеству не одного выдающегося лыжника и конькобежца мирового класса — чемпионов Европы и мира. Начинают норвежцы ходить на лыжах и бегать на коньках буквально с раннего детства. Лыжи являются обязательной частью физической подготовки школьников в любой норвежской городской и сельской школе. В последние два десятилетия все большую популярность в стране завоевывают парусные гонки, футбол и особенно хоккей с шайбой.

Довольно популярный вид спорта в стране — горовосхождение и скалолазание. Однако особо высоких вершин в самой Норвегии нет, хотя и немало технически сложных скальных стен по нескольку сот метров высотой. Поэтому, тренируясь у себя в стране на невысоких вершинах и отрабатывая высшую технику скалолазания, норвежцы крупные спортивные восхождения совершают за рубежом — в Альпах, в датском владении Гренландии и в Гиндукуше, где они покорили обе вершины Тирач-мира. Но такие далекие восхождения доступны только более обеспеченной части спортсменов.

В последние 30 лет, особенно в связи с валютными затруднениями после войны, Норвегия широко открыла двери для иностранных туристов В страну устремился все более растущий их поток. Обслуживание их, обеспечение пищей, ночлегом и транспортом составило целую новую отрасль в экономике. Иностранный туризм способствовал улучшению и расширению дорожной сети, постройке многочисленных кэмпингов и горных хижин, появлению в легкой промышленности особой отрасли по производству туристского снаряжения. В последнее десятилетие число приезжающих туристов достигло 1 млн. человек в год (из Швеции, затем из Дании, Англии, ФРГ, США и др.)-