Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Календарные праздники немцев. Знахарство и колдовство
Этнография - Народы Зарубежной Европы

L/гаринные календарные праздники, к которым после введения христианства были приурочены церковные торжества, отмечают и в настоящее время. Это — рождество, пасха, троица и др. В католических районах к ним относится и день тела господня, празднуемый через 10 дней после троицы. В ГДР в районах с преобладающим протестантским населением к официально узаконенным праздникам добавлен еще день Реформации (31 октября), а в районах с преимущественно католическим населением — день всех святых (1 ноября).

Большинство календарных праздников представляет соединение народных праздников с религиозными.

Рождество празднуется два дня (25 и 26 декабря), но главное внимание уделяется вечеру 24 декабря — кануну рождества (сочельнику), когда на елках зажигаются свечи, детям дарят подарки, а в католических областях устраивают крестный ход и ясельные представления. Обычай рождест* венской елки с зажженными свечами распространился в XVIII в. из юго- западной Германии, а позднее он проник и в другие страны. Сохранились и дохристианские представления, связанные с этим древним зимним празд- ником: кнехт Рупрехт — косматый старик, которым раньше пугали детей,, теперь его образ переосмыслен: в сочельник он проверяет поведение детей одаривает их и сопровождает в праздничном шествии Христа-младенца. Святой Николай по существу родствен Рупрехту. Его прообразами и по имени и по внешности являются два католических церковных князя. День святого Николая празднуется еще до рождества (6 декабря) и детям тогда уже делают подарки. Под влиянием протестантского духовенства и педагогов, которые выступали против запугивания детей, наряду с Рупрехтом и Николаем, частично заменяя обоих, был создан нейтральный рождественский образ Weihnarhlsmann («рождественский человек»). В некоторых местах Баварии и Альпах еще бытует обычай устраивать дикие шествия беснующейся толпы приверженцев святого Николая. У всех участников процессии ужасный вид, лица вымазаны сажей или закрыты масками, увенчанными рогами; обычно ряженые одеты в шубы и т. п. Несмотря на господство католицизма, все эти образы далеки от церковной легенды.

Празднование масленицы сопровождается карнавалами. Особенно многолюдны карнавалы на католическом юго-западе — в Майнце, Мюнхене, Кельне. Подготовка к ним начинается, по обычаю, 11-го числа 11-го месяца (ноябрь) в И минут 11-го часа; избираются карнавальные власти (король или принц, принцесса), гвардия шутов.

Пасха отмечалась, с одной стороны, христианско-церковным устройством представлений «страстей господних» на страстной неделе, а с другой стороны, живучими народными верованиями и обычаями. Начинаются пасхальные праздники с шествий и игр в вербное воскресенье. Наряду с церковным празднованием страстной пятницы, выделяется страстной четверг—день, когда согласно народным обычаям в некоторых местах едят зеленую траву, салат и овощи.

На пасху красят яйца; их прячут и разыскивают, а затем дарят или как-нибудь иначе играют с раскрашенными яйцами. Своеобразен немецкий пасхальный обычай — так называемый пасхальный заяц, приносящий яйца. В настоящее время пасхальный заяц стал детской игрушкой или шутливым сувениром. Пасхальные игры, вначале проводившиеся в церкви, уже в средневековье все более пронизываются элементами народного юмора и пере^ мещаются на лоно природы, переплетаясь со старинными играми-шествиями, например: езда верхом на ослах с вербой и обычай ходить в вербное воскре- сенье с «пальмовой веткой» (на самом деле с ветками вербы, орешника, можжевельника).

Троица (Pfingsten, от греческого «пентекоста хемера» — пятидесятый день после пасхи) также справляется два дня. В течение обоих дней совершается праздничный, выгон скота, конные игры, шествия с зелеными ветвями и фигурами, например с майским женихом и невестой, а также проводятся стрелковые праздники, возникшие в городах.

Некоторые обычаи сохранялись по традиции в различных местностях почти до наших дней: конные игры—в Саксонии, Бранденбурге и Дитмарше- не; дрезденский «птичий луг» ведет свое происхождение от старинного стрелкового праздника.

В обряды и обычаи троицы включалось множество образов народных поверий, частично принявших комическую форму: Pfingstbutz (Швабия), водяная птица (Бавария), Pfingstguack (Пфальц), Pjingstochse — бык, Pfingstlummel — олух.

В летние месяцы праздники отсутствуют: сельскохозяйственные работы требовали затраты всех сил. Иванов день, заменивший древнегерманский праздник солнцеворота, торжественно праздновали горожане, не связанные с сельскохозяйственными заботами. Зато осенью происходили храмовые праздники. Первоначально в эти дни служили «кирмёс»— церковную мессу или молебен в память об освящении храма. Позже к храмовому празднику стали приурочивать местный праздник урожая, праздник стрелков.

Часто храмовой праздник проводился совместно несколькими селами. Храмовые праздники в некоторых деревнях и городах были настолько известны,что на них съезжались зрители из других местностей. Широко распространены храмовые праздники, которые в Южной и Центральной Германии называют также Kilbe или Kirta. В прошлом такой праздник часто растягивался на неделю, причем в это время происходили общинные сборища и семейные советы. В настоящее время эти праздники длятся не более трех дней.

Отмечались и особые праздники профессиональных групп. Таков, найри- мер, праздник святого Винценца (21 января) — католический праздник овчаров, связанный с освящением овец;- день Леонарда с «леонардриттом»— поездкой верхом, когда благословляют скот, особенно лошадей; дещ> обретения креста (3 марта), когда происходит отгон скота на альпийские пастбища, и воздвижение креста (14 сентября)— пригон скота с пастбищ. Эти дни регулировали в Альпах пастбищное хозяйство. День Петра и Павла (29 июня) был базарным днем в конце сенокоса; день святого Мартина (11 ноября)— праздник завершения осенних работ.

Сельское население более, чем жители городов, было привержено к народным верованиям и обычаям. Отношение к богу, а в католических районах и к святым, строилось как бы на взаимном договоре: виноградари, например, бросали покровительствующих им святых в воду или грозили это сделать, если урожай винограда будет плохим.

Знахарство и колдовство

Как и у других народов, у немцев до развития современной медицины больных лечили различные знахари — обычно ими были цирюльники, пастухи, кузнецы, скотобойцы и др. Нередко действительное лечение при помощи целебных трав или других приемов сопровождалось заговорами и заклинаниями. Случалось, что удаление или лечение зубов происходило на ярмарках, на особых местах — высоких помостах; одновременно это служило увеселением посетителей ярмарки.

В народе широко пользовались колдовством для лечения больных: считалось, что болезнь можно выгнать из больного и пересадить ее на другое место. Больной, чтобы отделаться от своей болезни, вешал предметы одежды, которые он носил близко к телу, например рубашку, на деревья (в Баварии), забивал одежду в дерево или клал ее в гроб к мертвецу. Часто больного пытались лечить симпатическим путем: например, рожу или гангрену — какими-нибудь снадобьями красного цвета.

Принцип «подобное действует на подобное» был признан католической церковью; при некоторых заболеваниях разрешалось призывать на помощь святого, имя которого по звучанию было сходно с названием болезни; возможно, здесь сказывалась преемственность веры в духов. Так, при болезни мочевого пузыря обращались к святому Блазиусу (пузырь по-немецки «Blase»); при падучей (Fallsucht)—к святому Валентину; при катарах — к святой Катерине и т. п. Однако чаще всего применялись заговоры. К болезни обращались с заговором непосредственно или заклинали ее при помощи формул («сатор-арепо», «абракадабра»). Эти заклинания производились во время убывающей луны.

Это была так называемая белая магия, которая считалась полезной. Ей противостояла «черная мэгия». Ее приписывали людям, которых боялись, у кого «дурной глаз», или ведьмам. Их обвиняли во всех несчастьях, будь то непогода, эпидемия, неурожай или болезнь. Для защиты употребляли опять- таки магические средства — апотропеи. Это были амулеты-обереги. Богатые носили корень мандрагоры, бедные — порей и траву переступень. Кроме того, охранную роль приписывали особым жестам (например, кукишу), некоторым растениям (чесноку, можжевельнику). При постройке жилых домов, чтобы уберечься от грома, в кирпичную кладку закладывали различные предметы, например метлу, на фронтонах укрепляли особые доски в виде черепов лошадей (впоследствии они долго сохранялись, как украшение).

Еще в XIX в. среди немцев были очень распространены аграрные магические обряды и поверья. Они подробно исследованы крупным немецким этнографом Вильгельмом Маннгардтом. С проникновением капитализма в земледелие эти старые обряды и поверья исчезли.

Демонологические верования

Вера в духов и привидения (Wiederganger) имела в Германии свои особенности. Помимо привидений, являвшихся в старинном одеянии или в саване, и черного человека, рассказывали о «женщине в белом». Вера в этот призрак была особенно распространена среди горожан и дворянства. В этих семьях «женщину в белом» принимали за одну из умерших представительниц рода. Она появлялась во время важных семейных событий обязательно в стенах дома, крепости, замка.

Далее, существовали верования в «дикого охотника», блуждающие огни (считалось, что дети, умершие некрещенными, попадают под власть «нечистой силы»: блуждающие'огни — поднимающийся над болотами газ метан — отождествлялись с душами пекрещенных детей,заманивавших людей в болото), в Никса и Никсу (водяные), чумную женщину, черта. Однако его образ далеко не всегда совпадает с христианским представлением о нем. В народных верованиях черт — либо забавный, глупый и в конечном счете безобидный, либо помощник бедняков в борьбе против богатых.

Образ ведьмы создан не народными верованиями. В народе существовала вера в силу мудрой старухи, хорошо знавшей свойства трав и жившей поодаль от людей (в сказках всегда рисуется какое-нибудь уединенное жилье) и употреблявшей свои знания скорее на благо, чем во вред человеку. Еще во времена Каролингов вера в ведьм и колдовство определялась, как нехристианское заблуждение. Но впоследствии церковь сама стала насаждать эту веру. В составленном в 1487 г. папскими инквизиторами Генрихом Инститором и Яковом Шпренером «Молоте ведьм» были описаны признаки ведьм, способы их обнаружения и борьбы с ними. Таким образом, повсеместно распространявшаяся ведьмомания получила догматически-юридическое обоснование. С ростом социальных и экономических противоречий, особенно в годы разрушительных войн, катастроф, эпидемий усиливались преследования ведьм и еретиков. Пытками добивались признания в колдовстве и тысячи обвиняемых погибали на кострах.

В процессах ведьм, в божьих приговорах, в божьих судах, в испытаниях у могил, в последнем обеде приговоренных к смерти, в пытках — во всем прослеживается связь между народными верованиями и правовыми обычаями.

Обряды, связанные с практической жизнью и народной медициной, фактически могли исполняться всеми. Для выполнения же более сложных магических действий считались особенно пригодными «невинные дети» (до семи лет), представители таких профессий, как пастухи, живодеры, кузнецы (выполнявшие также функции ветеринаров), палачи, повивальные бабки, старухи, знавшие свойства различных трав; кроме того, охотники, браконьеры и цыгане (как предсказыватели судьбы и заклинатели огня и бурь). Как уже говорилось, при непогоде, при нашествиях вредных насекомых и т. п. обращались к католическим священникам, так как считалось, что в этих случаях именно их заклинания имеют силу.