Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Прикладное искусство венгров. Венгерская народная поэзия
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Венгерское народное искусство в технике изготовления, орнаменте, назначении художественных изделий имеет много общего с искусством восточно- и южноевропейских народов.

Художественные изделия прикладного искусства употребляются крестьянами в быту, украшают их жизнь. Так, предметами народного искусства являются прялки, вальки для стирки белья, резные ярма для волов, украшенная резьбой деревянная утварь пастухов и прочие предметы, имеющие самое широкое применение.

Изделия из коры

В изделиях из коры сохраняются наиболее древние элементы венгерского прикладного искусства.

Употребление древесной коры для изготовления различных предметов домашнего обихода было известно уже в глубокой древности. Некоторые венгерские сосуды из коры напоминают о рыболовческо-охотничьем образе жизни периода финно-угорской общности (солонки, ковши и пр.); орнамент их состоит из пересекающцхся линий или из ряда точек.

Художественная обработка кости и рога

Сохраняются традиции древнего народного искусства при изготовлении различных костяных и роговых изделий — красиво вырезанных пуговйц, рукояток палок, колец, гребенок и пр. Особенно интересны роговые пороховницы, которые охотники употребляли для хранения пороха, а раньше, возможно, для соли; по мнению некоторых исследователей, они были фетишами. Это мнение подтверждается как их своеобразной формой, так и некоторыми мотивами орнамента: круг и похожий на свастику узор.

Обрабртка кожи

Еще до прихода на Дунай венгры умели делат различные предметы из кожи. В изделиях пастухо-крестьянских ремесленников — шорников, седельных мастеров, скорняков — сохранялись элементы древнего прикладного искусства — аппликации из цветной кожи, бахрома. Наиболее красивы задунайские, хай#у- шагские и куншадские пастушеские поделки из кожи: кнутовища, плетеные ремни, пояса, козырьки. Платье из кожи шили специальные скорняки, хотя раньше этим занимались сами крестьяне, особенно пастухи-овчары. Об изготовлении нарядных полушубков известно еще из источников XVlII в. Украшенные аппликацией из кожи полушубки в настоящее время встречаются только в некоторых окраинных областях венгерской этнической территории, так как вышивка постепенно вытесняет аппликацию.

Прядение и ткачество

К старым, давно уже распространенным отраслям ремесла принадлежат прядение и ткачество. Венгерская самодельная ткань сохраняет много общеевропейских элементов в технике изготовления, расцветке, орнаменте (широкие и узкие полосы, простые геометрические фигуры и пр.). Наиболее распространенные у венгров цвета — красный, синий, реже — черный. Особенно яркими были ткани, предназначенные для праздничной одежды, для убранства комнаты и пр., но орнаментировалась и ткань для повседневной одежды. Это характерно главным образом для северной части Венгрии,.

Знаменитые секейские хлопчатобумажные ковры изготовлялись на ткацком станке. Наиболее распространенные сочетания цветов — синий, желтый, красный и белый, реже — коричневый. Орнамент — простой геометрический. Хотя по технологии производства, по окраске венгерские ткани, а также и ковры секеев и молдавских венгров, имеют сходство с ткаными изделиями соседних народов (карпатоукраинцев, румын, южных славян), многое в них специфично (сочетание цветов, узоров орнамента и пр.). С XV в. на ткачестве венгров сказалось турецкое влияние, а позже — влияние городского производства.

Вышивка

Позднее перечисленных отраслей народного искусства стала развиваться у венгров вышивка. Наиболее старые мотивы вышивки всегда простые, четко расчлененные, одно- или двухцветные. Распространившаяся уже после турецкого господства вышивка — многоцветная, с орнаментом главным образом растительного стиля (преобладают изображения цветов). Особенно красивы вышивки матьо, калотасегские, рабакезские и шаркезские. На сюрах и полушубках вышивки стали делать только с начала XIX в. Изящные, многокрасочные, с разнообразным орнаментом вышитые изделия изготовляли венгерские ремесленники.

Резьба по дереву

Одна из наиболее развитых отраслей венгерского народного искусства — резьба по дереву. Красивы резные изделия пастухов: покрытые геометрическим орнаментом палки, ковши для питья, топорища, футляры для зеркала и для бритвы, свирели, волынки.

Среди пастушеских изделий из дерева много предметов малой пластики: с большой наблюдательностью и остроумием сделаны фигурки людей, животных, сцены на церковные сюжеты.

Гончарство

Венгерская керамика развивалась в нескольких центрах, сосредоточенных возле месторождении глины Раньше употреблялась обожженная глиня ная посуда естественного красного цвет* или закопченная, с простым орнаментом Такая посуда и в настоящее время нахо дится еще в широком употреблении. Болес нового производства обливная посуда укра шена цветочным или геометрическим орна ментом, часто с изображением людей; в на стоящее время она применяется для укра шения жилища. Керамические изделия со здавались часто в подражание предметам стеклянного и фарфорового производства, Своеобразный тип керамических изделий выработался в северной части Венгрии и е Трансильвании под влиянием переселившихся туда в XVI в. беженцев—гуситов из Моравии, среди которых было много превосходных ремесленников. Эти изделия отличает и особая технология производства (процесс обжига, покрытие глазурью), и употребление белого (основного) и синего (украшающего) цветов. Керамические изделия венгерских ремесленников продавались не только на внутренних рынках, но и вывозились в страны Юго- Восточной Европы. Они были одним из видов самостоятельно развивавшегося венгерского крестьянского экспорта.

Из других видов народного искусства следует упомянуть производство медовых пряников и раскраску пасхальных яиц. Ярко раскрашенные яйца покрывали сложным геометрическим и растительным орнаментом.

Постепенно народное искусство все более и более стало испытывать городские влияния, и лишь в некоторых местах сохранились островки самобытного народного искусства венгров.

После 1945 г. государство объединило художников-ремесленников в кооперативы и оказывает им всемерную помощь. Предметы народного прикладного искусства — декоративная керамика, ковры, костяные и деревянные резные изделия — все более и более входят в быт венгерского народа. Дома культуры способствуют развитию и популяризации венгерского народного искусства. Вошло в традицию устраивать «недели культуры», во время которых в Будапеште организуются выставки изделий народного прикладного искусства.

Венгерская народная поэзия

В венгерских хрониках XII—XV вв. часто приводятся целиком или в отрывках памятники древнего народного эпоса венгров. Таков, например, цикл преданий о завоевании венграми их современной родины, к которому относятся и героические, песни, воспевающие подвиги богатырей, например предание о сне Эмеша, о белой лошади, рассказывающее о том, как Арпад получил хитростью в обмен на белую лошадь воду, землю и траву новой родины. # Набегам воинственных венгров посвящено предание о богатыре Ботонде, который разбил ворота Константинополя своей боевой секирой. Позднее возникшие предания (XV—XVI вв.) распространялись среди народа профессиональными странствующими исполнителями песен. Интересно предание о вожде племени Лехеле, который был взят в плен немецким императором.Перед казнью он попросил разрешить ему в последний раз протрубить в свой рог; когда ему дали рог, он убил им императора. Из времен средневековья известно много песен; некоторые из них также сохранились в хрониках: песня о народном герое Толди, о хождении в ад Тера Леренца, цикл песен, рассказывающих о подвигах Яноша Хуняди, и многие другие. В это же время начинается образование циклов исторических преданий о короле Ласло, о короле Матияше. В одной из хроник XVI в. записаны те предания о Матияше, которые позднее вошли в число международных странствующих сюжетов. Образ короля Матияша приобрел черты, роднящие его с образами Гаруна-аль-Рашида, Соломона, Фридриха Барбароссы и др.

С XVI в. начинается издание сборников произведений художественной литературы. В них помещали эпические предания, сказки на международные сюжеты (например, о царе Соломоне), много сказок о животных. Мотивы международных сюжетов все более входят в народную поэзию венгров, обогащая ее. Многие из них и до сегодняшнего дня живут в народном творчестве венгров (таковы, например, баллады «Суладь и Хаймаши» и о царевиче Аргирусе).

Большое влияние на развитие народной поэзии начиная с донца XVIII в. имела лубочная литература, которая стала как бы посредником между народной и профессиональной литературой. Лубочные издания особенно широко распространились среди крестьянства после отмены крепостного права. Среди них было много таких, которые содержали фольклорные произведения, главным образом народные сказки, баллады. С другой стороны, лубочные книги вызвали создание новых произведений народного творчества на заимствованные из книг темы и сюжеты — сказок, рассказов о бе- тиарах (разбойниках), баллад нового стиля. Наконец, обильный фольклорный материал (обычно народные песни, загадки, анекдоты) содержался в календарях, которые наряду с лубочной литературой в последние столетия широко распространились среди крестьянства.

Песни и баллады

Из разнообразных жанров фольклора, которые бьь туют еще и в настоящее время среди венгерского народа, особенно популярен и обилен жанр народных песен.

Народная песня — не только зеркало современной жизни крестьянства, она также верно отражает и основные вехи его исторического развития.

В течение последних десятилетий изучается песенный репертуар некоторых сел. Исследование показало, что носителем песенного репертуара села выступает молодежь; вся ее жизнь — работа, развлечения, прогулки и пр.—сопровождается пениемДСреди девушек и парней нередко встречаются такие, которые знают по 300—400 песен. Песенный репертуар молодых обычно отличен от репертуара пожилых людей, он более современен.

По типам венгерские песни очень разнообразны. Самую обширную их группу составляют исторические песни, к которым относятся солдатские, разбойничьи песни, песни времен национально-освободительного движения, политические песни рабочего класса и др.

Тематика солдатских песен очень разнообразна. Наиболее ранние из них воспевают эпоху куруцев — период, предшествовавший восстанию, и время Ракоци.

С конца XVIII в. возникают песни, повествующие о судьбе солдата в австрийской армии. Одна из их главных тем — солдатские жалобы на жестокое обращение, тяжелую муштру. Эти песни-жалобы очень лиричны. В старых песнях, возникших среди солдат, служивших в чужеземных гарнизонах, звучит тоска по родине.

Большую группу исторических песен составляют разбойничьи песни (так называемые песни бетиаров). Во время национального движения из рядов бетиаров вышли народные герои. Бетиар для крестьян, более того, даже для венгерской прогрессивной литературы и общественного мнения, был символом борца против австрийцев, против вельмож. В песнях он выступает в роли защитника правосудия, наказывает богатых, помогает бедным.

В разбойничьих песнях лирического жанра поется о молодецкой храбрости бетиаров; некоторые песни описывают их костюмы (серебряные шпоры на сапогах, нарядный сюр), великолепных коней. В разбойничьих песнях- прощаниях прослеживается традиционная поэзия плачей.

К историческим же песням принадлежат и политические песни, распространившиеся со второй половины XVIII в. Много песен было создано в период национально-освободительной борьбы 1848 г. Произведения об освободительной войне создавались чуть ли не в течение столетия. Лайош Кошут был любимым героем народных песен того времени. Традиционные боевые песни 1848 г. позже были актуализированы и часто исполнялись в период первой и второй мировых войн.

Интересны песни кортешей (агентов по предвыборной агитации), вошедшие в песенный репертуар народа после образования Австро-Венгрии в 1867 г. В них часто упоминался живший в то время в эмиграции Кошут.

С этого же времени появляются пролетарские революционные песни: это песни сельскохозяйственных рабочих и качественно новая поэзия тесно сплоченных промышленных рабочих.

Рабочий класс Венгрии сформировался сравнительно поздно, однако вскоре создал свой фольклор на традициях старого крестьянского фольклора, но насыщенный новым идейным содержанием.

В период между мировыми войнами была развита нелегальная коммунистическая песенная поэзия, которая не только рисовала положение рабочих, но и указывала путь освобождения, способы борьбы, воспевала выдержку и упорство революционеров.

Много бытует среди народа и профессиональных песен. Они рассказывают о жизни земледельцев, об их трудной работе, о борьбе с силами природы, о нищете.

Пастушеские песни часто очень близки к песням бетиаров. Это и понятно: ведь суровый пастух жил сходной с разбойниками свободной жизнью. В коротких пастушеских лирических песнях звучат похвалы пастушеской свободной жизни, тревога за скот, гордость за свою профессию. В них отражено неравное положение старшего пастуха и пастушонка и особенно противоречия между пастухами и собственниками стад — зажиточными крестьянами. К профессиональным песням относятся и песни сельских ремесленников — ткачей, кузнецов, сапожников, а также песни горняков.

Лиричность, отражение тонких нюансов человеческих чувств отличают группу любовных песен — пожалуй, наиболее многочисленную.

В любовных песнях отражаются и социальные проблемы: имущественное неравенство, разлучающее молодых, жалобы на упреки в бедности и пр.

Песни звучат повсюду, где собираются молодые люди. В воскресные вечера почти во всех деревнях раздаются песни гуляющей молодежи. Часто между двумя певцами возникает шуточное соревнование в пении. Шутливые песенные перебранки происходят между группами парней и девушек. Этот наиболее живой и подвижный тип любовных песен сходен с русскими частушками. Такого же типа многие свадебные песни (особенно у секеев).

Застольные песни очень разнообразны в винодельческих районах. В шуточных застольных песнях Хедьельяна, Зала и Шомодь — предложения угощаться, поздр авления, поддразнивания.

Блестящую сокровищницу народного юмора представляют юмористические песни. Они высмеивают пороки, заслуживающие суда сельского общественного мнения: чванство хозяина, задирающего нос; самоуправство судьи; спесивость жены кулака, воспитывающей свою дочь неженкой; пьянство; лень молодой жены, не умеющей готовить; неблаговидное поведение попов.

По общему мнению, коренная конструкция венгерских стихов — двухтактная; в дальнейшем образовались и трех-четырехтактные народные песни. Большинство венгерских народных песен возникло из этой формы. Строфа венгерской народной песни, как правило, имеет четыре строчки; все дальнейшие расширения или суживания строфы исходят все же из этой основной формулы. Одна из своеобразных черт венгерских песен — употребление так называемой реальной первой строки, т. е. певец начинает песню не с какой-либо картины, а сразу же с сообщения. В первой строке большинства народных песен с предельной художественной сжатостью изложен смысл всей строфы. Пример такого реального начала: «Уже прошла вербовка, стал я солдатом, но невесело мне...». Однако с начала XIX в. появляются такие песни, где сообщению предшествует какая-либо картина природы. Например: «Зреет виноград, клонится лоза, завиваются листья ветвистого дуба, ходят за мной, плача...».

Жанр баллады распространился среди венгерского народа довольно поздно. Впервые баллады записаны в рукописных сборниках XVII—XVIII вв. Благодаря развернувшейся в XIX в. большой собирательской деятельности венгерских фольклористов нам известны почти все типы баллад. Уже тогда этот жанр пришел в упадок; только в изолированных областях, у1 секеев и на юге Алфельда, они еще процветали. Венгерские баллады тесно примыкают к балладам других европейских народов. Большинство их основано на переработке международных тем, приспособленных к специфике венгерских условий.

Исторические баллады (XVI—XVII вв.) интересны не только художественным изложением исторических событий, своей поэтикой, но и тем, что они изображали общество того времени. В балладах живо рисуется губительное турецкое иго и участь венгров, ведущих борьбу за национальную свободу; опустошенные, дымящиеся крестьянские деревни, покинутые дворы, чувство безысходности и отчаяния после проигранных сражений, мольбы попавших в плен. В группу исторических баллад входят и развивавшиеся с XVII—XVIII вв. баллады о скитальцах, которые переходят затем в баллады о бетиарах.

Баллады о бетиарах, складывавшиеся в XVIII—XIX вв., отличак5тся от песен на эту же тему тем, что они всегда эпичны, длиннее песен. На эти баллады, как уже говорилось, сильное влияние оказала лубочная литература. Они открывают серию так называемых баллад нового стиля.

Под воздействием лубочной литературы в балладе нового типа, часто но- веллистичной, появляются натуралистические описания кровожадной резни, подробные описания убийств: в балладе «Хомлоде Жужана» — убийство из-за денег (мать убивает свою дочь за то, что у нее внебрачный ребенок). Девушка приносит в жертву за свободу брата свою невинность, но жертва напрасна: юношу все равно казнят («Ласло Фехер»). В балладах этого типа часто изображаются сильные страсти: ненависть, ревность (муж сжигает свою неверную жену), алчность (мать, опасаюсь турок, покидает своих детей, но не забывает захватить ларец с драгоценностями) и пр. Но есть среди новеллистических баллад и бытовые, подчас юмористические. Такова баллада «Плохая жена», в которой жена уходит танцевать, развлекаться, и не обращает никакого внимания на своего мужа. Известны и юмористические и трагические варианты одной и той же баллады.

Со второй половины XIX в. увеличивается число баллад, посвященных местным событиям: убийства из-за ревности, мести, убийства членов семьи из-за имущества и пр. На этих балладах тоже сильно чувствуется влияние лубочной литературы. Последняя группа баллад стала складываться с начала нашего столетия. В этих балладах уже нет «ужасов». Такова общеизвестная баллада «Жужи Мати», описывающая несчастный случай и трагическую смерть работницы на пеньковой фабрике. Есть баллады, которые рассказывают о трагедии испорченных, развращенных господами сельских девушек, работавших прислугами в богатых домах («Секи Гизи», «Дочь Рафаины»).

Говоря о форме венгерской народной баллады, следует прежде всего отметить богатство их поэтических средств. Особого исследования заслуживает разнообразие в употреблении времен и наклонений глагола, что придает большую образность и выразительность языку.

Характерными приемами в народных балладах являются аллитерация и повторение слов, ритмичность. Такое своеобразное построение строфы заменяет припев:

Знаете ли вы моего милого,

Моего милого, Хайду Бенедикта?

Знаем, знаем: хороший парень, наш приятель!

Хороший парень, наш приятель, наш закадычный друг.

Народной балладе присущи приемы драматического сгущения действия. В некоторых балладах содержание передается в одной или нескольких драматических сценах, причем каждая такая сцена представляет собой самостоятельное драматическое целое, полное напряжения, эмоции. В некоторых чертах баллада имеет общность с народной сказкой: так, усилению драматической напряженности здесь тоже содействует тройственность повторений. Но в балладах это не только количественное усиление, как в сказках, но и качественно новые, иногда построенные на неожиданных положениях драматические сцены.