Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семейная и общественная жизнь румын
Этнография - Народы Зарубежной Европы

В жизни и культуре сельского населения Румынии в условиях эксплуатации, невежества и безграмотности, в которых его держали господствующие классы, сохранялись обычаи и обряды, связанные как с дохристианскими верованиями, так и с народной эмпирической наукой. Это особенно проявлялось в обычаях, связанных с семейной жизнью,— рождением, свадьбой, похоронами. Эксплуататорские классы Румынии и церковь всячески1 стремились сохранить эти обычаи.

Семья

Современная румынская семья — малая семья, состоящая обычно из мужа, жены и детей. В отдельных случаях вместе с ними живут и родители одного из супругов. Дети до вступления в брак обычно оставались в доме родителей. После женитьбы сын основывал с помощью всех членов семьи свое отдельное хозяйство. Младший сын почти повсюду, женившись, оставался в родительском доме; он заботился о престарелых родителях, за что получал по наследству сверх равной доли с остальными братьями и сестрами и родительский дом. Девушка в большинстве случаев после свадьбы переходила жить в дом муже. Иногда молодой муж переезжал в дом жены и жил вместе с ее родителями, в некоторых случаях принимая фамилию своего тестя. В капиталистическую эпоху зажиточные крестьяне стремились после замужества дочери оставить ее в своем доме, чтобы не отчуждать имущества.

Отец еще при жизни делил свое имущество на равные доли и раздавал детям, оставляя для своего пользования лишь равную с ними часть, которая делилась между детьми только после его смерти. Пока дети жили вместе с родителями, хозяйством обычно руководил отец, но и после женитьбы сыновья прислушивались к его советам. Когда отец старел, заботы о хозяйстве переходили к сыну.

В хозяйстве семья работала сообща. У земледельцев летом на полевые работы выходили не только мужчины, но и старики, женщины и дети. Существовало определенное разделение труда по возрасту и полу: некоторые работы выполнялись преимущественно мужчинами (пахота, косьба и т. д.), другие — женщинами (обработка конопли, льна и т. д.) или детьми (охрана скота, пасущегося вблизи села). У некоторых скотоводческих групп все члены семьи работали летом на стыне, у других — о скоте заботились лишь мужчины, женщины же занимались домашним хозяйством и земледелием. Все хозяйственные и семейные вопросы решали в основном мужчины.

Отношения между членами семьи определялись нормами семейного права и пережиточными патронимическими связями, которые играли значительную роль. Этот порядок поддерживали законы феодального государства и церковь.

В городах неравноправное положение женщины проявлялось менее резко, но в общественной жизни горожанка была столь же бесправна, как и крестьянка. Во многих районах страны женщина могла обращаться к своему мужу лишь на «вы». Имелись различия в положении женщины у земледельцев и скотоводов. Девушки из равнинных земледельческих сел вообще воспитывались сурово, за ними был строгий присмотр, но еще более суровым было воспитание в некоторых скотоводческих группах (например, у сечель- цев). Жизнь сечельских девушек была более замкнутой, чем у замужних. Им разрешалось выходить за ворота своего дома только в праздники. За нарушение этого правила девушек строго наказывали родители и осуждали односельчане. На посиделках у сечельцев собирались лишь женщины и девушки без парней. Чтобы видеть проходящих по улице, девушки проделывали отверстие в заборе, откуда и пошла песенка: «Девушки сечельские глядят сквозь отверстие». Часто девушка знакомилась со своим будущим супругом лишь тогда, когда он приходил на обрученье; до этого все заранее было условлено между родителями. В земледельческих селах нравы не были столь строгими, и молодежь могла встречаться еще до свадьбы. В ряде районов, особенно в Трансильвании, был распространен обычай latureni: парни группой отправлялись в соседнее село, где местные парни знакомили их со своими односельчанками.

Свадебные обряды

Свадьба является большим торжеством в жизни сельского населения. В ней принимает участие иногда все село. В свадебной обрядности румын и соседних народов, особенно славян, прослеживается большое сходство. Средний брачный возраст для девушек в прошлом обычно был от 16 до 20 лет, а юноши женились или до ухода в армию, или после службы. На заключение брака требовалось непременное согласие родителей. Кроме того, существовали различного рода запреты. Прежде всего, не разрешалось вступать в брак близким родственникам. Весьма существенную роль играли сословные предрассудки и материальные соображения. Бедный парень не мог жениться на богатой девушке и наоборот. Поэтому были нередки случаи похищения невест, и этот древний обычай, уходящий своими корнями еще в родовое общество, обретал здесь новое классовое содержание. Приданое невесты было предметом торга. В народе зло высмеивались парни, продавшие себя за богатство:

Я на деньги позарился, '

На уродине женился.

Деньги спрятал в сундуке,

Сгрызли крысы деньги те.

Так мне денег не досталось,

* А уродина осталась.

Обычно сваювство совершалось при помощи сватов. Их посылали родители юноши к родителям девушки. Иногда сватать шли сами родители жениха. Жених принимал участие в сватовстве, но иногда вместо него присутствовал его родственник или приятель — vornic (Молдова, Мун- тения. Олтеиия), vatajel (Трансильвания). Это первый этап сватовства— pefitul. Разговор никогда не начинали прямо. Ворник в цветистых выражениях приступал к делу издалека. Если родители соглашались выдать дочь за сватающегося парня, то переходили к обсуждению приданого. В него, помимо земли и скота, обычно входили настенные ковры, коврики для кровати и лавок, определенное количество расшитых рубах и поясной одежды, холсты, подушки, простыни, одеяла, сундук, посуда — все, с чем молодым нужно было начинать свою жизнь.

В случае обоюдного согласия назначался день официального сговора молодых (lagodna). Существовало несколько способов узнать о согласии девушки на брак. Так, жениха со сватами усаживали за стол, на котором стояла тарелка. Жених клал в нее кольцо, а невеста — платок. Если парень с девушкой приглянулись друг другу, то каждый брал себе вещь другого, а если нет, то свою, и сговор расстраивался. Во время сговора невеста должна была сделать подарки жениху и его родителям. Жениху она обычно дарила вышитое полотенце, которое* они оба держали в руках во время церковного венчания.

Если обе стороны ириходили к соглашению, то договаривались о дне свадьбы, и родители невесты, обычно на третий день, приходили к родителям жениха, чтобы скрепить соглашение.

Свадьбу обычно устраивали в субботний вечер и продолжалась она до понедельника или вторника. Сначала собирались отдельно у жениха и у невесты. По селу посылали шаферов с вином приглашать на свадьбу. Невеста повязывала шаферов и дружек полотенцами или платочками. Главному ворнику она прикалывала к левой стороне груди восковой цветочек. Он был распорядителем свадьбы.

В воскресенье утром приглашенных гостей снова сажали за стол, а затем начинались танцы. Жених собирал своих родных и близких и шел за' невестой. Парни из квартала или из села невесты старались не пустить жениха в дом и требовали выкупа. Иногда они перегораживали улицу или загораживали ворота, не пуская жениха. Подойдя к дому, люди, пришедшие с женихом, останавливались, и во двор входил только распорядитель свадьбы и его помощники.

Ворник обращался к родителям невесты с приветственной песней — conacarie. В ней говорилось, что царь отправился в путь, по дороге увидел цветок и-захотел пересадить его в свой сад. Или же другой вариант: царь заметил на охоте дикую козочку, которая ему очень понравилась, но козочка убежала от него, а ее следы привели царских охотников в дом родителей девушки. Родители невесты угощали пришедших вином и приглашали всех в дом. Потом невеста прощалась с родителями. Ворник читал прощальные стихи (iertaciunea), обращаясь к родителям с просьбой благословить молодых. Следует отметить, что и конэкэрие и иертэчиу- неа не имели строго канонического текста, они каждый раз импровизировались.

Получив благословение родителей, невеста с женихом в сопровождении посаженых родителей отправлялись в церковь на венчание. После этого устраивался свадебный стол в доме жениха. Когда свадебный кортеж входил во двор, на молодых бросали зерна пшеницы (зимой их высевали по снегу, что, по поверью, способствовало появлению детей у молодоженов), мелкие монеты; над их головами ломали калач или выливали перед ними ведро воды. В некоторых скотоводческих группах на голову невесты клали овечий сыр и хлеб. На пороге дома жениха и невесту встречали мать и ближайшая родственница жениха с двумя стаканами вина. Невеста отпивала из обоих стаканов и целовала им руки. Мать вела невесту в дом, сажала ее за стол и ставила перед ней неразрезанный каравай хлеба, соль и стаканы. Каждому из гостей, подходящему с поздравлением, невеста должна была подать стакан, в который ворник наливал вино. В доме жениха все садились за свадебный стол. Ворник или сам жених собирали подарки гостей. В некоторых трансильванских селах сохранился обычай, когда все жители села, помимо обычных подарков, приносят на свадьбу угощение.

Свадьба заканчивалась обрядом повязывания головы молодой. Этот обряд обычно совершался в понедельник утром. Посаженая мать укладывала волосы молодой в пучок, затем на нее надевали женский головной убор, символизируя этим ее окончательный переход на положение замужней.

Посаженые родители издавна пользуются большим уважением, так как их считают духовными родителями новобрачных. На свадьбе невеста повязывает им через грудь полотенце и сажает их на почетное место. В некоторых областях новобрачные имеют несколько посаженых; в Молдове, Мараму- реше и Оаше число их доходит до нескольких десятков.

В наши дни сущность свадебных обычаев постепенно меняется. Меняются также и формы заключения брака, но в то же время сохраняются наиболее красочные свадебные традиции. Отказ от церковного венчания и регистра- ция брака в народном совете становятся все более частыми явлениями. Исчезли из свадебных обрядов те моменты, которые унижали женщину. Весьма характерно, что как в городе, так и на селе все чаще свадьбы устраиваются в домах культуры и клубах.

Обычаи, связанные с рождением ребенка

Беременная женщина строго соблюдала всевозможные запреты, чтобы не причинить вреда будущему ребенку. Ей запрещалось собирать сучья и носить их в переднике, чтобы ребенок не имел пятен на теле. Будущая мать не должна была дуть в печь, чтобы ребенок не родился с прилипшим языком, или смотреть на людей с физическими недостатками, чтобы их не было у ребенка. Аборт рассматривался как тяжкое преступление и если к нему прибегали, то выполняли затем ряд очистительных обрядов, чтобы нерожденный младенец не превратился в вурдалака.

Роженица в течение шести недель после родов считалась «нечистой», ей запрещалось зажигать огонь в доме, выходить в поле, брать воду из колодца. Она считалась «очищенной» лишь после посещения церкви.

Когда ребенка в первый раз купали, то воду кипятили обязательно в новом горшке. Считалось, что это способствует развитию хорошего голоса. В качестве пожелания богатства в воду бросали соль (в Молдове) или монетку (в Мунтении и Олтении), а также различные травы, символизирующие по всей стране добрые пожелания новорожденному. Для крещения приглашались крестные отец и мать — пип и пипа. Они считались вторыми родителями ребенка и в случае его сиротства обязаны были заботиться о нем. Если ребенок тяжело заболевал, то родители инсценировали его «продажу» и меняли ему имя. Иногда больного пропускали через небольшой земляной тоннель, где оставляли его одежду. Все это делалось для того, чтобы обмануть «злого духа», пославшего ребенку болезнь. Пытались лечить также разными травами, чарами и заклинаниями.

Существенные изменения в этих обычаях происходят в наши дни. Население, особенно городское, постепенно отказывается от церковного крещения. Общий рост грамотности и культурно-воспитательная работа на селе приводят к постепенному исчезновению прежних суеверных представлений, связанных с рождением.

До недавнего прошлого подавляющее большинство новорожденных в сельских местностях Румынии принимали повивальные бабки — моаше. В 1930 г. медицинская помощь природах была оказана только в 2,2% случаев и то только в городах. Отсюда и высокий процент детской смертности, по которой Румыния занимала одно из первых мест в Европе.

Сейчас в стране осуществлено бесплатное медицинское обслуживание и создана целая сеть лечебных учреждений. Забота народной власти о здравоохранении населения прежде всего сказалась на резком сокращении детской смертности. Если в 1930—1939 гг. детская смертность составляла 17.5%, то в 1962 г. она упала до 5,9%. В 1958 г. медицинская помощь при родах была оказана в 61,6% случаев, в 1960— в 69,8%, а в 1962— в 76,9%.

Похороны

Согласно традиции, в доме умершего поворачивают зеркала к стене, а девушки расплетают косы. Покойника обмывают, одевают в новую одежду и кладут на стол, ногами к двери. Около него ставят свечу, которая должна гореть все время, пока покойник в доме. В прошлом в Мунтении, Олтении и Трансильвании помимо этого зажигалась также свеча, равная по длине росту умершего. Такая свеча горела в течение трех дней. Считали, что она освещает путь покойнику на «тот свет» и защищает его от злых духов. Кроме свечи, в руки покойника вкладывают монету для уплаты «пошлины» на том свете при прохождении «таможен». В знак того, что в доме находится покойник, на стреху крыши вывешивают кусок савана, полотенце или платок. Родственники и друзья приходят оплакивать покойника. Иногда нанимают специальных плакальщиц. Плачи по покойнику носят характер импровизации. В плаче вспоминаются важные события жизни покойного и даже коллектива, в котором он жил. Сохраняется еще обычай бодрствования. Раньше в течение трех ночей, пока покойник находился в доме, около него исполняли ритуальные игры и танцы, причем танцующие надевали иногда маски. '

Хоронят обычно на третий день. Гроб выносят так, что покойник лежит ногами вперед, и ставят во дворе. Чтобы охранить родственников покойного от «злых духов», раньше при выносе тела вонзали нож в лавку (Молдова), били посуду (Трансильвания, Мунтения и частично Молдова) либо переворачивали вещи. Уложйв вещи покойного под деревом, хозяйка дома отдавала их на поминках чужим людям. Иногда еще в наши дни в некоторых горных районах умершего везут к могиле на санях, а когда покойника несут на кладбище, дорогу устилают так называемыми мостами — холщовыми полотенцами, через которые должна пройти вся похоронная процессия. Это, по поверью, облегчало умершему путь через воды в рай. Затем гроб опускают в могилу, льют на него красное вино, сыплют зерна пшеницы, бросают мелкие монеты, после чего могилу засыпают. В прошлом родственники умершего в течение 40 дней носили чужим людям воду, веря, что благодаря этому покойный на том свете будет иметь колодец или источник. На похоронах поют старинные обрядовые песни: песня о ели—cantecul bradului (в части Баната, Мехединць, Горж, Хунедоара) и zorile — песню о заре (Банат, Олтения). Песня о ели поется только на похоронах молодых, неженатых людей. Во время песни украшают ель, которую со специальным ритуалом укрепляют в земле у изголовья могилы. Ель символизирует собой невесту или жениха. Зориле пели на заре у окна комнаты, где лежал покойник.

Парня или девушку, умерших до свадьбы, обычно хоронили в свадебном наряде. Такие похороны назывались «свадьбой умершего», на них пели свадебные песни и исполняли свадебные обряды.

После похорон родственники и близкие умершего приглашают присутствующих на поминки, причем каждому из приглашенных дается в подарок маленький калачик и зажженная свеча, чтобы умершему на том свете всегда было сытно и светло. Но наиболее торжественные поминки устраиваются на сороковой день. На этом и заканчивается погребальный обряд. В недалеком прошлом в некоторых районах страны был распространен обычай вторичного захоронения умершего через семь лет после его смерти. Могилу разрывали, обмывали кости покойника вином, производили у открытой могилы молебен, а затем снова зарывали ее. В настоящее время этот обычай почти совсем исчез из быта. Некоторые другие похоронные обычаи также постепенно отмирают. Гражданские похороны имели место и в прошлом, а в наши дни они все более вытесняют церковные.

Общественная жизнь

Семейная жизнь, особенно у сельских жителей, была тесно связана с общественной жизнью села. В сельских общинах еще до недавнего времени сохранялись старинные нормы коллективной жизни, которой руководил выборный орган, называемый «об- ште» (ob§te). Общину составляли группы родственных семей (neamuri). Однако члены общины были связаны между собой больше экономическими узами, чем семейными.

Имеются некоторые данные о существовании в прошлом больших семей. Семьи, в которых все сыновья и после женитьбы оставались с родителями и сообща вели хозяйство, сохранились до первых десятилетий нашего века в Банате, кое-где в Цара Хацегулуй и т. д.

В некоторых районах страны до сих пор имеются изолированные поселения, состоящие из нескольких родственных семейств, но характер родства здесь иной, чем в неразделенной семье. В феодальную эпоху формирование новых хозяйств облегчалось тем, что каждый крестьянин мог расчистить участок земли и основать там свое хозяйство; вокруг со временем основывались и другие хозяйства, обычно родственных семей. Новая группа хозяйств сохраняла тесные экономические, родственные и другие связи с общиной своего села. Такие группы в зависимости от районов называются крынгурь (встречаются в Западных горах), кэтуне, котурь и т. д. Подобные мелкие поселения продолжали формироваться до прошлого века. В известной мере этому содействовало массовое переселение крестьян на новые места жительства как из земледельческих, так и из скотоводческих сел, преимущественно из Трансильвании и горных районов южной части Прикарпатья.

Целый ряд древних обычаев, таких, как посиделки, помочь, способствовали сохранению коллективизма в сельском обществе. К концу XIX в. эти обычаи стали исчезать.

Большое значение в жизни сельского общества имело слово стариков. Они собирались, чтобы высказать свое мнение по вопросам, интересовавшим односельчан, и часто улаживали раздоры между ними. Известны случаи, когда решение «совета старейшин» представлялось на утверждение административных органов. Вообще к старшим и в обществе и в семье относились, с глубоким уважением.

Немаловажное значение для укрепления связей между селами имели ярмарки. Их устраивали каждую неделю в определенном месте. Существовали и так называемые tirguri de \ara — ярмарки, которые организовывали ежегодно. На них съезжались люди издалека как для продажи товаров, так и для развлечения (особенно молодежь). В некоторых горных районах эти ярмарки устраивали высоко в горах; так же организовывались и nedei — древние ярмарки, распространенные в румынских Карпатах. На1 недейи собиралось население с обоих склонов Карпат. Обычно в горы подымались группами с вечера и на следующий день к вечеру возвращались. Такие ярмарки, существовавшие с давних времен, сыграли определенную роль в формировании общих элементов культуры у населения разобщенных горных областей.

До сегодняшнего дня в июле устраивают знаменитую ярмарку девушек на горе Гэина (в Западных горах). Предание гласит, что когда-то на эту ярмарку девушки являлись с приданым и здесь на месте заключались браки. В настоящее время ярмарка на горе Гэина получила новое содержание. Там выступают сельские коллективы художественной самодеятельности, профессиональные артисты, организуются книжные стэнды, передвижные выставки на научно-популярные темы, лекции и т. д. Красочна так называемая Tirgul Mo§ilor (ярмарка стариков), ежегодно устраиваемая в Бухаресте и других городах. На этой ярмарке продаются изделия промкооперации, ремесленников и государственных предприятий легкой промышленности.

Древние календарные праздники, отмечаемые румынским народом, теснейшим образом связаны с сельскохозяйственными работами.

Весь процесс земледельческого труда был предвосхищен в обряде, который совершался в день святого Василия. Этот обряд —plugu§orul, или шествие с «бухайем»,— имел магическое значение и должен был вызвать хороший урожай: молодые парни заходили во дворы с плугом, запряженным четверкой или шестеркой волов, украшенных сосновыми ветками и пестрыми ленточками. Парни произносили длинную коляду —«плугушорул», в которой повествовалось о всем цикле сельскохозяйственных работ, предстоящих в году. Упоминание в коляде о «дяде Траяне» указывает на древность этого обычая. В Молдове ходили не с плугом, а с buhai — инструментом, на котором имитировали мычание быков. Во время исполнения коляды в соответствующих местах щелкали бичом, как бы подгоняя быков на пахоте. Этот обычай был распространен как в селах, так и в городах.

1   марта и теперь празднуется как начало весны. В этот день девушки на счастье надевают таг^цоги1 — просверленную мелкую монету, оплетенную красной шерстью, на белом шерстяном шнурке. В этот день впервые в году вытаскивали плуг со двора.

Праздником скотоводов у румын был день святого Георгия. В этот день устраивали «живой огонь»— зажигали костры и для очищения проносили над ними овец. На холме около села зажигали большой костер и бросали в него колеса. На пасху в селах устраивали хороводы, на которые впервые выходили девушки, достигшие брачного возраста. В этот день качались на качелях, катали крашеные яйца. В Трансильвании на пасху отмечали и день пахаря. Это была своеобразная игра, во время которой наиболее трудолюбивые работники, под руководством самого достойного, «судили» и «наказывали» нерадивых.

Чрезвычайно интересным праздником был armindenul, или maialul, который отмечался 1 мая в Молдове, Трансильвании и Банате. В этот день ворота дворов украшали зелеными ветками, все выходили в поле, пили настой май скоп полыни и в честь начала весенних работ имитировали полевой труд.

Наиболее важными летними праздниками были троица и день Ивана Купалы. Троица продолжалась целую неделю, в это время исполнялись различные обряды, играли в традиционные игры. Наибольшее значение имел обряд кэлушарь (calu§ari)—своеобразная игра, в которой принимала участие группа парней. Они строго хранили от остальных секрет своей игры, которая в прошлом состояла из ряда действий, могущих, по представлению народа, вызвать плодородие земли. В наши дни этот обряд потерял магическое значение, а виртуозные танцы, которые сопровождали его, исполняются сейчас народными ансамблями. В день Ивана Купалы собирали лекарственные травы и пытались по цветению папоротника узнать, где зарыты клады.

Девушки выходили на поля, изображая игры zi- пе — добрых фей, покровительниц полей. Большим праздником считался Ильин день(20июля), когда исполняли обряды* связанные с защитой полей и жилищ от молнии.

Однако самым большим праздником считалось рождество—craciun. Основу этого праздника составляет культ солнца (время солнцеворота), который христианская церковь осмыслила как рождение Христа. Под рождество, в день свяхого Игната, режут свиней, пекут специальные печенья и калачи, делают голубцы и колбасы. В сочельник дети ходят колядовать по домам, распевая колядки, заканчивающиеся поздравлением хозяев дома с праздником. За это они получают рождественские печенья, орехи и т. п., реже — деньги. В первые два-три дня рождества ходят со звездой. Исполняются драматизированные повествования. Заканчивается рождественский праздник обрядом хождения взрослых с ряженым козой, оленем или фантастической птицей bresoaie. Коза служила символом плодородия. В этом общее между румынским рождественским обрядом и украинской маланкой. Впоследствии появились другие маски, имевшие социально направленный характер. Такой, например, была маска турка-угнетателя, вследствие чего весь обряд приобрел новый смысл — он звал на борьбу за национальное освобождение. В Молдове и Трансильвании в канун Нового года давали представления народные театры. В качестве главного героя выступал гайдук — борец против притеснителей народа.

В наши дни целый ряд обычаев, ранее связанных с рождеством, перенесен на празднование Нового года, который отмечается более широко, чем рождество. Елку теперь украшают на Новый год, а не на рождество. Место рождественского деда занял дед-мороз. Кроме таких традиционных праздников, как Новый год, пасха, рождество, теперь празднуют и новые праздники. Такие даты, как 23 августа — день освобождения Румынии от фашистского ига, 7 ноября — день Великой Октябрьской социалистической революции, 1 мая — праздник солидарности трудящихся всего мира, отмечаются многолюдными демонстрациями, народными гуляньями и т. д.

В настоящее время руководящая роль в политической,и общественной жизни страны принадлежит Румынской рабочей партии. РРП и профсоюзы проводят всестороннюю политическую и культурную работу по формированию социалистического сознания масс, по воспитанию трудящихся в духе любви к родине, в духе пролетарского интернационализма. В социалистическом воспитании молодежи большую роль играет Союз трудящейся молодежи. В общественной и семейной жизни сельского населения велико значение домов культуры, красных уголков, сельских библиотек, клубов и т. д.

Рабочие бригады и общие собрания коллективных сельских хозяйств вносят значительный вклад в дело воспитания и развития коллективизма.

В годы народной власти стало массовым спортивное движение. В конце 1962 г. УЧФС — республиканская физкультурная организация — насчитывала более 3 млн. членов (в том числе свыше 700 тыс. женщин, которые еще в недавнем времени почти не принимали участия в спортивном движении). Имелось 1066 спортивных обществ, 45 спортивных школ, 9 средних школ с программой физкультурного воспитания, физкультурный институт.

В 1962 г. 66 спортсменов (в том числе 27 женщин) имели звание «заслуженный мастер спорта», 928 спортсменов (в том числе 209 женщин) — звание «мастер спорта».

Коренные изменения произошли за годы народной власти в положении румынских женщин, которые стали принимать активное участие в общественной жизни страны. Впервые в истории румынского народа женщины получили право избирать и быть избранными. Они получают равную оплату за равный с мужчинами труд. В корне изменилось положение женщины и в семье, где она пользуется полным равноправием с мужчиной. Румынские женщины занимают сегодня важное место в производстве и общественной жизни. По сравнению с 1951 г. число женщин, работающих на производстве, удвоилось. Среди депутатов Великого национального собрания имеется 77 женщин, почти 39 тыс. женщин являются депутатами городских, районных и сельских народных советов, что составляет 27 % общего числа депутатов. Многие женщины приобрели специальности, считавшиеся в прошлом исключительно «мужскими». Нередко женщин выдвигают на руководящую работу. В сельском хозяйстве более 2300 женщин являются бригадирами, счетоводами, звеньевыми, а также председателями коллективных хозяйств, в том числе хозяйств-миллионеров.

Растет число женщин — специалистов различных областей науки и техники. Из общего числа лиц с высшим образованием женщины составляют 31,5%, а со средним образованием—45,7%. В 1961 г. 11 тыс. женщин работали инженерами, около 12 тыс. женщин—врачами и фармацевтами. В 1962/1963 учебном году из общего числа учителей более 93 тыс. человек (60%) были женщины, из них 3394 работают в высших учебных заведениях профессорами, доцентами, заведующими лабораторий и т. д. Только в научно-исследовательских институтах Академии наук РНР работают около 470 женщин в качестве научных сотрудников.