Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народное творчество и культурное развитие лужичан
Этнография - Народы Зарубежной Европы

В духовной жизни лужичан на протяжении всей их истории народное творчество всегда занимало видное место.

Народные песни было принято петь на посиделках. Для их устройства деревенские девушки объединялись группами в 12— 15 человек. Эти группы создавались по классовому принципу: батрачки или служанки не допускались к играм совместно с дочерьми состоятельных хозяев. Посиделки вышли из обычая к концу XIX в.

Любимым развлечением лужицкой молодежи являются танцы. Старинные национальные танцы почти исчезли. Во всяком случае, уже в 20-х годах нашего века преобладали западноевропейские танцы. Распространены они и в настоящее время. В последние годы молодежь все больше увлекается современными танцами и пдясками народов Советского Союза, Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии. Однако некоторые лужицкие старинные танцы сохранились, и молодежь их охотно танцует. Известны танцы «Подожди-ка», «Ступай дальше», «танец сапожника».

Сравнительно новым по происхождению является заимствованный от немцев Мекленбурга танец «Ветряная мельница», который исполняют несколько человек в вальсовом Такте.

Лужицкие песни и танцы всегда сопровождаются музыкальным аккомпанементом. Самыми распространенными инструментами долгое время были малые и большие гусли (те и другие—с тремя струнами), таракава (тип гобоя) и волынка.

В настоящее время все эти инструменты постепенно вытесняются аккордеоном, кларнетом, скрипкой, гитарой и роялем, а также трубой и губной гармоникой.

Лужицкий фольклор богат поговорками. Ученые (Я. Радысерб-Вела) насчитали до 10 тыс. пословиц и поговорок лужицких сербов. Многие из них были направлены против немецкого засилья и против тех лужичан, которые изменили своему народу и объявили себя немцами («бог кормит немца, но лужицким хлебом», «лужицкий хлеб ест даже немецкий нищий», «для лужичан нет черта хуже, чем онемеченный лужичанин» и др.).

В пословицах народ выражал ненависть и презрение к властям и их представителям, высмеивал богатство: «адвокаты кормят глупостями», «чем богаче господин, тем беднее слуга» и др. Вместе с тем в пословицах восхваляется скромность, бережливость, честность и житейский опыт: «не держи высоко голову, а то упадешь и разобьешь нос», «тот кучер мало ездил, который не падал с козел», «лучше босая нога, чем украденные сапоги», «раздеть себя легче, чем одеть», «на мотовство не хватит и у короля».

Заметное место в лужицком народном творчестве занимают легенды. Главные темы этих легенд — боевые подвиги предков лужичан в борьбе за независимость в IX—XII вв., гибель последних лужицких королей, а также рассказы об основании некоторых поселений и о происходивших в них событиях.

Появление*]лужицкой письменности связано с распространением лютеранства в середине XVI в. Для утверждения нового учения лужицкие лютеранские священники нуждались в церковных книгах на родном языке. Первыми памятниками нижнелужицкой письменности были так называемый Вольфенбютельский псалтырь и переведенный в 1548 г. Николаем Яку- бицей Новый завет.

Крупный вклад в развитие лужицкой письменности внесла даровитая семья Френцелей: Михаил (1628—1706 гг.), его сыновья Абрагам (1656— 1740 гг.) и Михаил (1667—1752 гг.)ивнук Соломон-Богуслав (1701—1768 гг.). Они положили начало изучению истории и языка лужичан. Из продолжателей их дела самым видным был Андрей Любенский (1790—1844 гг).

Первый известный нам журнал на лужицком языке — «Липске новизны схиткизны», первый номер которого вышел в 1765 г. После выхода второго номера журнал перестал выходить. На протяжении почти 50 лет после этого лужичане не имели никакого печатного органа.

Новый период лужицкой литературы начался вместе с подъемом революционного движения народов Европы в 1840-х годах. Он ознаменован появлением гражданских мотивов в художественной литературе, хотя влияние духовенства на нее было еще велико. Литература оказалась почти единственной областью, где патриотически настроенные интеллигенты могли выражать свои надежды и чаяния. В это время были созданы солидные труды по истории, этнографии, филологии и фольклору лужичан, возникла журналистика и собственное издательское дело.

Одним из старейших лужицких журналов был научный орган Матицы Сербской — «Часопис Матицы Сербской», основанный в 1848 г. В этом крупном научном издании сотрудничали деятели лужицкого Возрождения.

Крупным представителем художественной литературы середины XIX в. был классик лужицкой поэзии Хандрий Зейяер (1804—1872 гг.). Лучшие его произведения — «Лужицкая свадьба», «Венок горных песен». Многие его стихи переложены на музыку и живут среди лужичан вот уже более столетия.

Более сорока лет стоял Зейлер во главе лужицкой литературы, воспитав целую плеяду продолжателей, из которых наиболее известны Я. Радысерб- Вела, X. Дучан, К. А. Фидлер и др.

Современник Зейлера, Ян АрноштСмоляр (1816—1884 гг.), крупный ученый и общественный деятель, работал в области лужицкой филологии. Важнейшим событием 40-х годов, связанным с именем А. Смоляра, было создание (в феврале 1847 г.) Матицы Сербской, вокруг которой во все последующие годы сконцентрировались научные и культурные силы лужичан. Много лет Смоляр был душой Матицы и бессменным редактором ее журнала.

Преемником Зейлера был Якуб Барт-Гишинский (1856—1909 гг.), выступивший со своими стихотворениями три года спустя после смерти Зейлера, —крупнейший поэт лужичан, известный за пределами Германии, прекрасный знаток лужицкого народного языка, горячий патриот.

В его творчестве лужицкая литература, в частности поэзия, достигла своего расцвета. Сонеты Барта, которые он первый ввел в лужицкую поэзию, стояли на уровне лучших образцов современной ему европейской поэзии. В начале 1881 г. он выпустил первый сборник из 50 сонетов, который уван- чал юношеский период его творчества. Сборник был восторженно встречен литературной общественностью не только Лужицы, но и многими видными литераторами и учеными других стран. В конце 80-х годов Барт-Тишинский выпустил новый сборник сонетов под названием «Формы», также им*евший большой успех. В последние годы жизни поэт издал еще три сборника стихов. В них наметились религиозно-мистические мотивы, и некоторые произведения приобрели пессимистическое звучание.

Творчество этого поэта — заключительный этап второго, самого блестящего, периода в истории развития художественной литературы лужичан. С усилением германизации литература этого маленького народа в последующие годы не выдвинула поэта, который стоял бы выше Барта-Ти- шинского.

Самыми выдающимися исследователями лужицкого языка и этнографии были современники Барта-Тишинского — Я. Радысерб-Вела (1822—1907 гг.) и А. Мука (1854—1932 гг.). Радысерб-Вела свою пятидесятилетнюю работу по собиранию лужицкого фольклора завершил изданием известного сборника верхнелужицких пословиц (1902 г.). Арношт Мука был крупнейшим лужицким филологом и общественным деятелем, он успешно продолжал передовые традиции лужицкого национального возрождения. Половину своей жизни Мука посвятил созданию трехтомного научного словаря нижнелужицкого языка. Большую помощь в издании этого труда оказала лужицкому ученому Российская- Академия наук, которая, по предложению академика А. А. Шахматова, взялась напечатать словарь.

Значительный вклад в лужицкую драматургию внес писатель и активный деятель по созданию лужицкого национального театра Юрий Винар (1872— 1918 гг.). Видным деятелем культуры в Нижней Лужице был Богумил Швела (1873—1948 гг.). В 1906 г. он ввел новое правописание нижнелужицкого языка, сохранившееся в основном поныне.

Прогрессивная писательница периода Веймарской республики — Марьяна Домашкойц (1872—1946 гг.). Хорошо зная жизнь лужицких крестьянок и работниц, она реалистически показала в своих пьесах их положение.

Родом из Шпреевальда была другая нижнелужицкая писательница и поэтесса — Мина Виткойц (родилась в 1893 г.), вышедшая из самой гущи народа — она работала прислугой, потом портнихой. Ныне она живет в Чехословакии. Сборники стихов Виткойц — «Песни в Блотах» (1925 г.), «Венок цветов в Блотах» (1934 г.); в 1947 г. изданы ее «Эрфуртские воспоминания» (в Эрфурт писательница была выслана из родного края нацистами).

Крупнейший деятель современной литературы лужичан — Юрий Бре- зан (родился в 1916 г.). Сын рабочего-каменщика, Брезан с раннего детства видел тяжелый труд отца и его товарищей. С четырнадцати лет юноша стал писать рассказы, в которых изображал подневольный труд народа. При фашизме он был исключен из гимназии без права поступления в учебные заведения Германии. В эти годы в поисках работы он побывал в Польше и Чехословакии. Свои скитания по чужим странам Брезан описал в стихотворении «Я не забуду». После разгрома гитлеризма писатель, вернувшись на родину, посвятил себя делу возрождения своего народа. Он принимает активное участие в деятельности «Домовины» в качестве руководителя ее молодежного отдела, создает молодежные трудовые бригады, кружки художественной самодеятельности, пишет рассказы, пьесы, издает свой первый стихотворный сборник «В новое время». В 1953 г. вышла в свет его повесть «Свадебная поездка на родину». Книга проникнута романтической любовью к родному краю и народу. Брезан призывает свой народ активно бороться за создание новой, демократической Германии. Он — лауреат Национальной премии ГДР.

Для развития лужицкой художественной литературы, особенно журналистики, много делает поэт, переводчик, художник и публицист Мерчин Но- вак-Нехорньский.

Научная литература в настоящее время представлена главным образом трудами в области филологии, истории и этнографии лужичан. С 1945 по 1952 г. на лужицком языке вышло 58 названий художественной и научной литературы, не считая учебников. В Бауцене создана Центральная лужицкая библиотека, которая насчитывает более 35 тыс. томов. В музеях Бауцена, Котбуса, Люббенау и Гойерсверды имеются специальные лужицкие отделы.

С восстановлением деятельности Домовины ее органом стала политическая газета «Нова доба», первый номер которой вышел 6 июля 1947 г. Тираж газеты достиг 35 тыс. экземпляров. Созданное в 1947 г. издательство «Нова доба» выпускает приложения к этой газете, а также другие газеты и журналы. 1

«Летопис Института за сербски людоспыт» издается с конца 1951 г. в продолжает лучшие традиции «Часописа Матицы Сербской».

Среди лужичан большой популярностью пользуется немецкая демократическая печать, советские журналы и газеты и другая периодическая литература. Лужичане изучают политическую литературу, особенно произведения классиков марксизма-ленинизма.

Лужицкий народный театр создавался под непосредственным влиянием чешского национального театра. 2 октября 1862 г. в Бауцене состоялось первое представление пьесы на лужицком языке, переведенной с чешского Я. Цеслой. Это было знаменательным событием в культурной жизни лужицкого народа. Так началась история лужицкого театра. Стали появляться лужицкие драматические произведения. Барт-Тишинский написал несколько пьес, которые с успехом ставил коллектив театра. Много сделал в этом отношении и А. Мука.

Если в Верхней Лужице театральная жизнь, хотя и с большими трудностями, но все же шла вперед, то нижние лужичане далеко отставали в этом отношении. Здесь ставили пьесы, которые главным образом переводили с верхнелужицкого и чешского М. Виткойтц, М. Кубашек и М. Косык.

Тяжелый удар по лужицкому театру нанес фашизм. При гитлеровском режиме все лужицкие пьесы были уничтожены, театральные представления на родном языке находились под запретом. В 1948 г. в Бауцене начал работать первый лужицкий народный театр. Он ставит преимущественно пьесы русской и советской драматургии, а также другие переводные произведения.

Большую помощь в восстановлении театральной жизни оказывают лужичанам работники немецких театров в Бауцене, Гер лице и других городах.

Что касается лужицкого изобразительного искусства, то художники-одиночки прошлых времей не оставили в нем почти никакого следа. Вплоть до окончания первой мировой войны изобразительное искусство было, пожалуй, самым отстающим видом искусства лужичан. В 1923 г. было создано Объединение лужицких художников. В деревне Кроствиц, а затем и в других местах, устраивались выставки их картин.

Летом 1948 г. в Бауцене был создан Кружок лужицких художников во главе с Мерчином Новаком-Нехорньским. Кружок развернул большую работу по ознакомлению народа с произведениями лужицких художников путем организации передвижных выставок в городах, деревнях и машинно- тракторных станциях.

Расширилась творческая тематика лужицких художников. Кроме пейзажей Лужицы, появились произведения, отражающие огромные социально- экономические сдвиги последних лет, борьбу за мир и за новую демократическую Германию.

Первые школы в Лужице появились в 20-х годах XVI в., когда евангелическая церковь укрепляла свое положение в Саксонии. Церковники видели в школе орудие насаждения нового учения.

Народное образование в Верхней, и особенно в Нижней Лужице, почти замерло в период реакции, наступившей после разгрома Наполеона.

Положение в некоторой степени стало изменяться в лучшую сторону в предреволюционные годы и во время революции 1848 г. Усилилась деятельность существовавших в некоторых национальных учебных заведениях студенческих обществ и кружков, на собраниях которых лужицкая молодежь обсуждала вопросы, связанные с национальным возрождением своего народа.

Репрессивные меры против лужичан вновь усилились в первом десятилетии XX в. Лужицкие школы подверглись германизации. Лишь после окончания второй мировой войны были написаны первые лужицкие учебники.

Самые тяжелые времена для лужицкого народного образования наступили с приходом к власти Гитлера. С первых же месяцев фашистского режима началось гонение на лужицкую школу. Патриотически настроенных учителей под разными предлогами увольняли.

После освобождения Германии восстановление лужицкой школы на новой демократической основе нужно был начинать с подготовки преданных народу учительских кадров. Учителей, знавших лужицкий язык, осталось буквально несколько человек.

Первая лужицкая средняя школа была открыта в Бауцене в 1945 г. В начале 1946 г. для подготовки лужицких учителей и служащих государственных органов был открыт первый Народный учительский институт.

Самым старым научным обществом лужичан, как уже говорилось, была Матица Сербска. До образования Домовины, а потом вместе с ней, Матица Сербска провела большую работу по изучению истории, культуры и языка лужичан. Вокруг сотого общества группировались лучшие научные силы лужичан, в него входили известные ученые-слависты многих славянских стран. В 1933 г. Матица насчитывала более 200 членов. Она ставила перед собой задачу способствовать дальнейшему поднятию культуры лужичан путем издания популярных и научных журналов. В марте 1949 г. Матица Сербска после 102 лет деятельности прекратила свое существование и влилась на правах научного отдела в Домовину — общество, ставящее перед собой такие же задачи.

Большую ^аучную работу ведут немецкие и лужицкие ученые в Лейпцигском университете, где в 1951 г. при Славянском институте был учрежден специальный Институт лужицкого языкознания, а при Историческом институте имеется Лужицкое историческое отделение.

В мае 1951 г. был открыт при непосредственной поддержке СЕПГ и правительства ГДР Институт лужицкого народоведения (Institut za serbski ludospyt). В капиталистических странах национальные меньшинства, даже гораздо более многочисленные, чем лужичане, не имеют таких учреждений. Создание Института лужицкого народоведения было вызвано необычайно бурным развитием культуры и языка лужичан, усилением интереса народа к своей истории. В настоящее время Институт входит в систему Германской Академии наук. Руководитель института — педагог и исследователь славянских литератур Павол Новотный. Институт опубликовал ряд ценных исследований по истории, языкознанию, фольклору и литературе лужичан. Таковы «История сербской литературы» (1954—1960 гг.) Рудольфа Йенча, «Хандрий Зейлер и его время» (1955 г.) Оты Витяза, «Сербские народные сказки» (1956 г.) под редакцией П. Недо, «Феодальное землевладение в Верхней Лужице XVII—XVIII века» Вилли Бельке и др,