Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Лужичане: одежда и семья
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Из всех элементов материальной культуры лужичан наиболее прочно сохранила самобытные черты народная одежда, главным образом женская. В будние дни лужичанки ходят в одежде современного европейского покроя, но в праздники они и сейчас надевают старинные костюмы.

Лужицкий этнограф Павол Недо устанавливает четыре локальных комплекса женской одежды в Верхней и Нижней Лужице: бауцен-каменцкий, гойерсвердский, шлейфенский и шпреевальдский. Все они имеют много общего, но различаются в деталях.

Бауценско-каменцкий комплекс наиболее изучен. Он бытует в районах городов Бауцена и Каменца, с преимуществено католическим населением, и в Виттихенау. Женская праздничная одежда имеет здесь следующие основные элементы: белая полотняная рубашка с круглым вырезом и короткими рукавами (в настоящее ^ремя ее шьют из покупной материи); нижняя шерстяная юбка, обычно темных цветов; верхняя юбка — всегда черная, тоже из шерстяной ткани, длинная и широка#, собранная у пояса в мелкие сборки. Она пришивается к черному бархатному корсажу, который у девушек шнуруется, а у замужних — застегивается. Юбка со всех сторон прикрыта широким передником.

Лужичанку бауценско-каменцкого района можно узнать по характерному головному убору, состоящему из маленького черного чепчика, который прикрывает узел волос. С чепчика до уровня колей свисают две черные широкие ленты.

Некоторые особенности имеются в обрядовых костюмах этого комплекса. Свадебный костюм невесты украшен кружевами. На темную юбку надевается широкий белый передник. Грудь закрывает косынка, украшенная кружевами и вышитая цветами. Шейным украшением служат кораллы, серебряные монеты в несколько рядов. Головной убор — так называемая борта — усеченный конус из черного бархата. Сверху борта украшена венком из искусственных цветов с белыми лентами, на которых вышиты цветы. Одежда подпоясывается лентой, завязанной спереди большим бантом.

Костюм подружки невесты отличается головным убором с тремя свисающими белыми лентами, на которых вышиты цветы.

Женский праздничный костюм гойерсвердского комплекса распространен в деревнях от Гойерсверды на западе до Ниски на востоке. На белую рубашку того же типа, что в бауценско-каменцком комплексе, надевают черную безрукавку; грудь закрыта шерстяной косынкой, украшенной яркими цветами. Юбка с фалдами, немного ниже колен, обычно темная, широкая. По подолу она обшита лентой. Передник по покрою такой же, как в бауценско- каменцком комплексе, но из яркой материи, с растительным орнаментом. Головной убор гойерсвердских лужичанок — так называемый китлик — чепец черного цвета из накрахмаленного полотна, завязывающийся под подбородком. Волосы спереди остаются открытыми.

Пожалуй, самым красочным во всей Верхней Лужице является гойер- свердский женский свадебный костюм. Он состоит из вышитой рубашки темных цветов с длинными рукавами. Поверх нее надевается короткая кофточка из белых кружев с короткими рукавами. Черная юбка закрыта широким белым кружевным передником. Головной убор невесты и здесь — борта из черного бархата. Кроме того,, она надевает белую короткую накидку. Основной колорит костюма невесты — белый и зеленый, у подружек — белый и красный. Подружки надевают вязаные удлиненные шапочки с кисточками. И у невесты и у подружек к головному убору сзади прикрепляют несколько коротких лент. Нагрудные украшения— из бус, ожерелий и мелких монет. Шлейфенский тип лужицкого женского костюма распространен на востоке Лужицы, в приходе Шлейфе района Вейсвассера.

Шерстяная верхняя юбка этого комплекса — плиссированная, не длинная. Подол ее украшен неширокой ленточкой. Переднее полотнище изготовляется из простого белого полотна. Юбка пришивается к корсажу. Спереди и по бокам ее прикрывает неширокий передник. Он может быть различной окраски (белый, черный, синий) и должен выделяться на фоне юбки. Замужние женщины, а в холодное время и девушки, поверх рубашки надевают кофточку с длинными узкими рукавами, застегиваемую на белые пуговицы. Косынка обычно шерстяная, украшенная цветами. Головным убором служат два чепца: верхний чепец из кружев, нижний у молодых — из цветного материала. Вокруг лица чепец обшит кружевной оборкой. Он завязывается под подбородком короткими ленточками с вышивкой.

Свадебный шлейфенский костюм выдержан в черно-белых тонах. Невеста к правой стороне передника прикрепляет узкий белый платок.

Оригинален женский костюм, распространенный в Нижней Лужице, особенно в Шпреевальде. В прошлом этот комплекс был известен в более обширной области, простиравшейся от Люббена — Калву на западе до линии Губен — Форет на востоке. Он отличается своеобразным головным убором с широкими крыльями.

Бросается в глаза также обилие так называемого швейцарского шитья, т. е. ажурной вышивки. Под шитьем почти не видно ткани, из которой сшит костюм. Грудь и спина покрыты широкой косынкой с шитьем, а юбка — вышитым передником, который немного длиннее юбки и закрывает ее со всех сторон. На рубашку надевается белая кофточка с короткими рукавами, покрытыми шитьем. Зимой нередко носят две кофточки. Косынки, закрывающие грудь и спину, могут быть шерстяными, у бедных крестьянок — полотняные. Передник завязывается широкой и длинной шелковой лентой, концы которой свисают спереди. Девушки из зажиточных семей в день свадьбы или на танцах иногда по нескольку раз меняли передники.

В холодное время на кофту надевается короткий жакет с расходящимися внизу бортами и с длинными рукавами. Пожилые женщины носят второй жакет, более длинный.

В траурном костюме всех районов Лужицы характерно древнеславянское сочетание белого и черного цветов. Ближайшие родственницы умершего в течение определенного срока покрывают голову большой белой плахтой, которая спускается ниже талии (ее длина зависит от степени траура); остальные части костюма — черного цвета. В Шпреевальде иногда в знак траура носят только плахту — небольшую, покрывающую лишь голову, или длинную, закрывающую весь костюм. Характерно, что белая траурная плахта сохранилась и среди немецкого населения в районах, где раньше жили славяне, что свидетельствует о славянском влиянии на немецкий народный костюм.

Приобрести традиционный костюм может не каждая лужичанка. Богато украшенный тончайшим шитьем, он стоит очень дорого и поэтому обычно передается из поколения в поколение. Малоимущие лужичанки берут такой костюм напрокат. Костюм лужицких мужчин XVIII—XIX вв. имел много общих черт с немецким мужским костюмом Саксонии и Бранденбурга того же времени.

Полотняная белая рубаха с прямым нагрудным разрезом имела длинные и широкие рукава. Рубаху заправляли в полотняные узкие штаны, которые ниже колен плотно по ноге застегивались на пуговицы. Выходя на улицу, обували сапоги с высокими голенищами, но дома ходили в деревянных башмаках. Поверх рубахи надевали двубортную куртку из сукна, большей частью голубоватого цвета с посеребренным# пуговицами.

Однако этот лужицкий мужской костюм не сохранился. К XX в. его вытеснил современный городской костюм. Старинную мужскую одежду лужичан в настоящее время можно увидеть только на артистах Лужицкого ансамбля песни и танца. Старинные украшения сохранились в современной обрядовой одежде мужчин.

После освобождения от фашизма началось научное изучение народной одежды лужичан. Исследование лужицкой народной одежды обнаруживает древние связи лужичан с другими западными славянами, особенно с поляками. У лужичан, как и у поляков (особенно в Силезии), у чехов и словаков, непременной частью женского народного костюма служит передник. Всем западным славянам известна белая плахта как траурная принадлежность. В Нижней Силезии распространены чепцы, какие' носят лужичанки. Общие черты проявляются и в способе ношения ярких косынок — их перекрещивают на груди.

Для всех западных славян характерно обилие украшений на праздничных костюмах, например широких лент, которые завязываются на талии большим бантом, вышивок (обычно растительного орнамента), кружев и др.

Семейная и общественная жизнь

Семейные обычаи и обряды лужичан сохраняют древнеславянские черты, хотя, конечно, многое воспринято ими у немцев.

Молодые люди вступали в брак обычно поздно: парень —в среднем 25 лГет, девушка — 20 лет. В послевоенное время участились более ранние браки (20—18 лет), чего раньше не наблюдалось.

Смешанных браков между немцами и лужичанами в прошлом п®чти не было, ибо лужичане жили замкнуто и обособленно от немецкого населения. Но за последние 50 лет, особенно после второй мировой войны, когда в лужицких деревнях появились немецкие переселенцы, смешанные браки стали нередким явлением.

Свадьба отмечалась прежде очень торжественно. Ей предшествовало сватовство и помолвка. Затем начинали готовиться к свадьбе. Невеста шила свадебное платье и готовила подарки для жениха (в Шлейфе это обязательно черный галстук и рубашка).

Жених дарил невесте платок, чулки, туфли и’передник. Он готовил также подарки для ее родителей.

Приглашали на свадьбу за две-три недели. Обычно это делал празднично одетый сват. Количество гостей зависело от зажиточности молодых. Свадьбы обычно справляли перед уборкой урожая или осенью, у католиков — во вторник, у протестантов — в пятницу или в субботу. Избегали устраивать свадьбу в новолуние, так как, по верованию лужичан, в таком случае у супругов не будет детей.

В день венчания гости, приглашенные женихом, собирались в его доме, а гости невесты—у нее.

Гости жениха под руководством свата шли или, если расстояние велико, ехали к дому невесты. В Шпреевальде свадебная процессия движется на лодках. Если жених был из другой деревни, то ему приходилось платить «выкуп» при въезде в деревню невесты, так как деревенские девушки и парни преграждали ему путь.

В Верхней Лужице, когда гости жениха входили во двор невесты, дверь ее дома и окна были закрыты. Требовались длительные переговоры, чтобы жениху было разрешено «купить» невесту, ему сначала предлагали в шуточной форме несколько «ложных невест». (Этот обычай известен и другим славянским народам, а также немцам).

После угощения и благодарственной речи свата все садились в повозки, чтобы следовать в церковь для венчания, причем жених и невеста ехали в разных повозках. У католиков гости невесты и жениха встречались только у входа в церковь.

Обычаи, связанные с венчанием, имеют ряд особенностей в зависимости от вероисповедания. Многие из них сходны с немецкими. Обычай обмена кольцами в Шпреевальде, например, возник только в начале XX в. Раньше, еще в XVIII в., молодые обменивались небольшими веночками (у католиков невеста прикрепляла его к своему головному убору).

У лужичан был распространен обычай, известный многим европейским народам, в том числе и немцам: до 12 часов ночи невеста танцевала с гостями, а жених стоял у двери. По-видимому, это слабый символический пережиток древнего группового брака.

В настоящее время ряд элементов в свадебных обрядах отпал и вместе с тем в них появились новые черты. В связи с падением влияния церкви церковное венчание стало не обязательным. Отходит в прошлое обычай получать предварительное согласие на брак у священника. Отпадают обряды, унижавшие честь и достоинство женщины — исчезает «купля» невесты. Молодежь стала чаще нарушать церковный запрет брака при различии вероисповедания жениха и невесты.

Все большее значение в свадебной церемонии приобретает участие представителей демократических организаций, заводских коллективов, сельскохозяйственных кооперативов. Свадебные торжества членов производственных кооперативов нередко устраивают в местном клубе при участии всего коллектива. Руководители местных органов власти премируют новобрачных, помогают им в постройке дома и в приобретении домашней утвари.

Прежде множество поверий было связано с рождением ребенка. Во время беременности будущая мать должна была соблюдать особые правила поведения, чтобы ее ребенок рос здоровым и счастливым. Особое значение придавали лужичане дню и часу рождения. Считали, например, что родившийся в воскресенье будет счастлив, а в четверг или пятницу — несчастлив. Это поверье известно и у немцев. По старому обычаю, крещение происходило в первое воскресенье после рождения. В настоящее время этого строго не придерживаются, да и сам обряд крещения соблюдается далеко не всеми. Многие родители вместо него устраивают чисто светскую церемонию наречения имени.

Имя ребенку дается в момент регистрации его рождения в местных органах власти, обычно через несколько дней после рождения. Что касается порядка присвоения имен детям в семье, то в различных местах Лужицы он не одинаков: в Нижней Лужице именами родителей называют первых детей, а в районе Шлейфе — вторых.

В настоящее время исчезают некоторые устаревшие родильные обряды. Ныне, например, не все беременные женщины считают обязательным идти к священнику за благословением на счастливый исход родов.Беременные женщины получают бесплатную консультацию на специальных консультационных пунктах. Рожают в благоустроенных родильных домах. К услугам бабок обращаются редко, хотя они еще существуют, особенно в глухих деревнях.

При достижении совершеннолетия вместо церковной конфирмации теперь все чаще устраивают церемонию «социалистического посвящения молодежи» после окончания школы.

Многие лужичане еще верят в различные предзнаменования смерти. Ч?ак, поведение некоторых животных, по их убеждению, может предсказать смерть кого-либо из членов семьи.

В доме, где лежит покойник, окна и двери комнаты открывают, чтобы его душа могла свободно уйти. Чтобы не тревожить душу умершего, останавливают часы. Зеркало закрывают белым полотном, так как считается, что отражение покойника в зеркале ведет к смерти кого-либо из членов его семьи. Все эти обычаи известны и у немцев.

Покойника одевают в белую рубаху. В гроб кладут цветы, крестик, молитвенник, у католиков — иконки. Чтобы на том свете покойник был обеспечен всем необходимым, еще в конце XIX в. в гроб клали белье, бритву, очки, курительную трубку, а детям — яблоки и яйца. Готовит покойника к погребению и приглашает на похороны женщина, которая называется «че- лова жена» (покойник по-лужицки — «чело»). Утром в день погребения гроб выносят во двор. У лютеран есть такой обычай: в присутствии всех близких и родных покойника, сидящих на скамейках вокруг гроба, священник читает отходную, в которой кратко напоминает жизненный путь умершего. После окончания этой церемонии закрытый гроб перевязывают белой лентой и шестеро мужчин выносят его со двора для погребения на кладбище.

Своеобразно выглядит похоронная процессия в шпреевальдских деревнях Лейпе и Леда, где ввиду высокого уровня воды кладбищ нет. Здесь после пения траурных мелодий гроб ставят на лодку и везут для погребения по каналам до города Люббенау. Принято, чтобы из каждого дома, мимо которого плывет процессия, к ней присоединялись жители на своих лодках.

В последние годы все более часто вместо церковных устраивают гражданские похороны.

После смерти близкого человека существует определенный срок траура. Так, например, родители по детям и дети по родителям соблюдают траур в течение года, глубокий траур — один месяц. Траур по брату или сестре продолжается три месяца.

Многие праздники, которые отмечаются и в настоящее время (рождество, пасха, троица), в некоторой мере наполнены религиозным содержанием; некоторые из них имеют черты древних славянских верований.

В настоящее время праздники лужичан приобретают все более светские формы.

Следует остановиться на нескольких праздниках, которые распространены в Лужице (некоторые из них празднуются и немцами).

В августе-сентябре издавна отмечался праздник урожая. Связанные с ним обычаи в разных местах не одинаковы. Например, в Шпреевальде и сейчас еще известен обычай «бить петуха» и «резать петуха». Петух считается олицетворением урожая. Существовало поверье, что с окончанием уборки, когда все снопы свезены во двор, задача петуха, обладающего силой охранять урожай, уже выполнена. Теперь, если его не убить, то он будет причинять зло. Убитого петуха по шею закапывали в землю и желающие, завязав глаза, старались попасть в него палкой. Попавший большее количество раз считался победителем.

Сейчас подготовкой и проведением праздника «убиения петуха» руководит местная группа Союза свободной немецкой молодежи. Вечером в этот день в клубе устраивают танцы и выступления художественной самодеятельности.

Главным устроителем народных праздников среди лужицкого населения стала сейчас Домовина, реорганизованная как социалистическая массовая национальная организация.

Новым демократическим срдержанием наполнен в настоящее время и самый распространенный праздник лужицкой молодежи — скадованки, во время которого молодые лужичане из всех областей Лужицы встречаются с лужицкими студентами, обучающимися в высших учебных заведениях Германской Демократической Республики и других стран. Ныне в этот день молодые лужичане демонстрируют свою готовность бороться за мир.