Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народное творчество чехов
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Чешский фольклор прошел сложный путь развития, обусловленный историей народа. Исторические обстоятельства способствовали сближению его формы и содержания с европейской профессиональной литературой. Тесно связан он со словацким фольклором.

Основными жанрами народной прозы являются сказки о животных, волшебные, авантюрно-новеллистические и бытовые сказки, предания и анекдоты. Сюжеты сказок о животных, как правило, басенного характера, известны по большей части со средневековья (например, о лисе и кувшине). В чешском сказочном фонде налицо почти все общеевропейские сюжеты волшебных сказок. Так как сказочники черпали образы из близкой им среды, то герои сказок — бродячий подмастерье, отставной солдат, странствующий охотник и др.—наделены чешскими национальными чертами и действуют в обстановке, характерной для народного бытового уклада. Из сверхъестественных существ наряду с великанами, драконами, волшебниками и т. п. чаще всего фигурирует черт, представленный нередко глуповатым трусом. Образам, олицетворяющим злые силы, придаются черты, снижающие их могущество, а подчас и превращающие их в комические персонажи. Водяного нередко изображают доброжелательным к простым людям и даже помогающим им. В сюжетах сказок других народов такая черта его образа не встречается, что позволяет предположить ее чешское происхождение. Чешским сказкам вообще не свойственно нагромождение сверхъестественного; характерно простое развитие действия и реалистическое изображение сказочной среды. В авантюрноновеллистических и бытовых сказках элементов чудесного почти нет; в них правдиво отображена жизнь деревни, быт мелких ремесленников и т. п., особенно ощутим местный чешский колорит. В сказках звучит народный юмор, направленный против высокомерия, скупости, всякого рода пороков и т. п. Значительное место принадлежит в них социальной сатире. Художественная ценность чешских сказок — в развитой воспитательной функции, привлекательности сказочных образов, в мастерстве стиля. Анекдоты часто сатирически заострены и имеют социальную направленность. Люди из простого народа, фигурирующие в них, наделяются умом, природной одаренностью и язвительным остроумием. За последние годы выявлено тематическое богатство шахтерских анекдотов, многообразно отражающих особенности’бытового и рабочего уклада. Особенно популярны были анекдоты, высмеивающие владельцев шахт, администраторов, надзирателей и прислуживающихся к начальству рабочих. Едкой сатирой отличаются анекдоты о «козьей дани» (взятка надзирателям), а также о фашистах, хозяйничавших в период оккупации. Тематика анекдотов юмористического характера — веселые проделки с новичками, объяснение шахтерских кличек и т. п. Они строятся на игре слов и комичных ситуациях.

Древнюю традицию имеют предания. Самые древние исторические предания записаны первым чешским хронистом Козьмой (о призвании княжеского рода на трон, о войне чехов с лучанами). В преданиях отражены многие значительные события чешской истории и знаменитые ее деятели. Своеобразны предания о Яне Жижке, гуситских войнах (о рыцарях, спящих в горе Бланике), о вторжении шведских войск в Тридцатилетнюю войну, об эпохе национального угнетения в XVII и XVIII вв. Наряду с историческими преданиями записано множество местных преданий о кладах, замечательных постройках и т. д.

Многообразны былички, в которых рассказывается об упырях, леших, домовых, помогающих в хозяйстве, о блуждающих огоньках, заводящих в болото ночных путников, «поледницах», похищающих в полдень детей и т. д.

Изучение сюжетов чешских и словацких сказок и преданий показывает, что по сюжетному составу они входят в центральноевропейскую сюжетную область.

С народной прозой тесно соприкасаются так называемые книжки народного чтения. Это — средневековые повести о Женевьеве, Гризельде, Магел- лоне, Брунцвике и т. п., проникавшие в разнообразных вариантах в устное предание.

Сейчас фантастические сюжеты исчезают; популярны авантюрная и бытовая сказка, анекдоты и устные юмористические рассказы; много рассказывают преданий, которые переосмысливаются, приспосабливаются к недавним событиям.

Из мелких жанров народной прозы популярнее всего пословицы, поговорки и загадки.

В чешской народной песне выделяются несколько жанров: обрядовые, лирические, танцевальные, баллады, исторические песни.

В рождественских, новогодних, крещенских и пасхальных колядках преобладают веселые, юмористические мотивы. Своеобразны песни, связанные с обычаем выноса морены, корнями уходящие в эпоху язычества. Следует выделить так называемые посвиценские песни, которые пелись на празднествах уборки урожая.

Характерной чертой чешских лирических песен является их острая сатирическая направленность, в силу которой в них образно вырисовываются противоречия между отдельными прослойками сельского населения, городом и деревней, господами и подданными.

Особую группу составляют солдатские песни, возникающие с конца XVII в. Они наполнены сожалением о погубленной молодости, тоской о доме, гневом на господ. Воинственный дух чужд им, а буйная веселость, в сущности, скрывает горечь отчаяния.

В «збойницких» песнях изображаются эпизоды из жизни «збойников» (чехословацкий тип благородного разбойника).'В фольклорной традиции они сохранились в Силезии, циклизуясь вокруг главного героя — Ондраша, а также в Моравии.

В значительной части баллад разрабатываются сюжеты, общие с другими европейскими народами: сирота, преступная сестра и др. Основой сюжетов другой части баллад елужили события местной деревенской жизни: несчаст ные случаи, стычки, убийства и т. п. Баллады эти многочисленны, но, как правило, распространены в ограниченной местности.

Исторические песни у чехов, как и у словаков, сравнительно слабо развиты. Песни об исторических событиях, например битвах у Варны (1444 г.), у Могача (1526 г.) и др., авторами которых были полупрофессиональные поэты и композдхоры, имеются в памятниках древнечешской литературы. Но они редко проникали в устную традицию. Подлинно народного происхождения короткие песенки, чаще куплеты, в которых упоминаются и имена исторических личностей. В этих песенках сохранились воспоминания о

Семилетней войне (1756—1763 гг.), о правлении Марии-Терезии, о войнах Наполеона, о событиях 1848 г.

Особую группу составляют ярмарочные («крамаржские») песни. Они складывались бродячими певцами, печатались на листах небольшого формата и продавались на дорогах и ярмарках. Пение их сопровождалось демонстрацией картинок, изображающих развитие сюжета (различные происшествия, убийства, наводнения, пожары и т. п.). Во второй половине XIX в. ярмарочные песни оказали заметное влияние на народные песни, особенно на их мелодии.

Чешская народная песня полна остроумия, часто грубоватого. Простота, сдержанная нежность, шутливость — характерные черты чешской народной песни.

Моравские песни имеют особенности, коренящиеся в более стойком сохранении Моравией этнического овоеобразия: в них выразительнее проявляется местная специфика, они многообразнее, пестрее, а также лиричнее, мягче и нередко меланхоличны. Моравская лирика составляет естественный переход к словацкой. В «эпоху национального возрождения», и особенно в период 1848 г. и 60-х годов, в народном репертуаре занимали большое место так называемые общественные (spolecenske) песни: эпические песни и гимны патриотического содержания, сложившиеся в среде чешской буржуазии. Они долго сохраняли популярность в народе, когда буржуазия о них забыла.

Рабочие песни, хорошо в Чехословакии изученные, имеют несколько разновидностей. Это — старинные песни шахтеров, сезонных рабочих, тематически связанные с их жизнью, работой, раскрывающие их мировоззрение и чувства. В них своеобразно использован традиционный жанр баллады. Агитационные песни возникли в 70-х годах под влиянием социалистического движения рабочего класса; в них ярче всего выражены его идеи и цели. Много и массовых песен, предназначенных для хорового исполнения, а также злободневных куплетов. Интересны песни, связанные с историческими событиями: волнениями гостомицких гвоздарей (1866 г.), шахтеров (1889 г.), с забастовочным движением 1893 и 1900 гг., революционным движением 1905—1907 гг. После образования КПЧ на репертуар рабочих оказали существенное влияние советские песни. По их образцу стали создаваться песни типа «Синяя блуза», а в 30-е годы возникают первомайские песни, которые складывали самодеятельные композиторы из рабочей среды.

Мелодии чешских народных песен разделяются на два типа: западный,чешский (Чехия, западная часть Моравии) и восточный, точнее карпатский (восточная часть Моравии и область Силезских Бескид).

Чешская песня (западный тип) строга, сдержанна, часто имеет юмористическое или сатирическое содержание. Мелодии ее свойственны постепенно восходящие аккордные звуки, ясный мажорный лад, правильный, равномерный ритм.

Восточноморавская песня (восточный тип) наполнена мягким лиризмом. Напевы ее отличаются внезапной сменой тональности и изобретательной импровизацией. Для нее характерен минорный тон и неравномерность-мело- дической структуры.

Чешские песни связаны с танцевальной музыкой: ломаная мелодическая линия, внутрислоговой распев, мотив, построенный на аккордовых звуках. Поэтому чешскую песню причисляют к инструментальному типу в противоположность восточноморавской, относящейся к вокальному, где нет такой тесной связи с инструментальной музыкой. Различие восточноморавской и чешской песни заключается и в том, что в Чехии численно преобладают тексты над напевами, в Моравии нередко один и тот же текст имеет несколько разновидностей музыкальной обработки. Чешская народная песня в целом — одноголосная: лишь там, где напев допускает второй голос в терциях и секстах, встречается двухголосье. Связь с танцевальной музыкой породила простоту мелодической структуры. Как правило, это — двух- или трехдольные формы, основой которых является чаще всего двухтактовая фраза. В южной части Чехии по мере приближения к Моравии возрастает разнообразие и усложненность напева. Спокойный тон чешских песен 3/4 на востоке Моравии сокращается до формы 2/4. Для восточноморавской песни типично два распева одной и той же песни, что встречается ив Словакии: в протяжной форме rubato, близкой украинским напевам, и в танцевальной форме giusto с устойчивым членением такта.

Чешская и особенно восточноморавская песня имеют много общих черт со словацкой, что объясняется соседством и сходными историческими судьбами народов.

Пение и танцы в Чехии сопровождались игрой на волынке (dudy, gajda, kej- da), часто со скрипкой. Скрипка, волынка и кларнет до сих пор бытуют у ходов и в Пошумавье. Популярны были и цимбалы. Когда-то место цимбал занимала народная арфа, позднее добавилась флейта. В начале XIX в. в чешской деревне появляются оркестры в составе двух скрипок, двух валторн и цимбал или двух скрипок, кларнета, флейты и контрабаса. В восточных областях Моравии танцы сопровождали две скрипки и волынка. В Силезии (в Тешинской области) такое сопровождение сохранилось до сих пор.

Народные танцы

В Чехии, Моравии и Силезии танцы различаются по стилю, характеру и технике.

Встречаются изредка пережиточные формы обрядовых танцев, изменившихся под влиянием новых танцев. Архаические танцы сохранились в глухих местностях: например, «белый» (Ъ]’о1$) — свадебный танец в Силезии.

Первоначальная форма танцев обрядовых и необрядовых — круговая. Старинные круговые танцы были женские, мужские и смешанные (встречаются в живом бытовании в ходской области). Из круговых танцев возникли танцы, называемые точивыми (tocivtf). Выявлена общность точивых танцев Чехословакии (ходская область, южные и частично западные области Чехии, восточная часть Моравии, Силезия, Словакия), Польши, Румынии, Закарпатской Украины, Венгрии, севера Югославии и лужицких сербов. Характерной чертой чешских точивых танцев наряду с основным движением — кружением пары на месте — является импровизация. Известно множество вариантов этих танцев. Они сопровождались песнями определенного мелодического и ритмического строя, самого различного содержания (любовные, шуточные, военные и даже баллады). Пение, музыка и движение в этих танцах равноценны и составляют законченное стилевое и художественное единство.

Точивые танцы с несколькими плясовыми песнями для одного и того же танца, а также мужские танцы с подскоками (odzemek и др.) характерны для восточной части Моравии и Силезии. Для Чехии, западных и центральных областей Моравии и частично Силезии типичны фигурные танцы с неизменными, исполняющимися в строгой последовательности фигурами, из которых каждая связана с определенной частью мелодии. Каждый фигурный танец имеет свою особую мелодию.

В Моравии фигурных танцев меньше, чем в Чехии. Фигурные танцы в Чехии разнообразны по стилю, движениям, форме (известно около 1000 видов). По характеру сильно отличаются между собой танцы горных и равнинных местностей.

Известно много местных разновидностей польки и обкрочака (obkrocak) — типично чешского танца.

Народные танцы бытовали повсюду до первой мировой войны. После 1918 г. их стали вытеснять современные танцы. В Моравии народные танцы еще удерживаются в живом бытовании. В некоторых местностях старинные формы танцев исчезли, но сохраняются более новые.

Народный театр

У чехов народный театр получил очень большое развитие. Игрища связаны в основном с рождественскимb колядованием. Большая часть сюжетов колядовых игрищ навеяна литературными произведениями, что проявляется в их тематике и стиле. Однако бытование в народной традиции сообщило им народный характер, наполнило их народным юмором. Колядовые игрища имеют стихотворную форму; иногда стихи чередуются с прозой; обычно в них входят песенные и плясовые элементы. Они сравнительно короткие (100—200 стихов), и число действующих лиц невелико (5—10 человек). Сюжетами святочных представлений служили библейские предания о рождении спасителя, о пути трех королей до Вифлеема и об истреблении младенцев царем Иродом. Самые интересные из них — пастушеские представления Моравской Валахии. В пасхальных представлениях чаще всего фигурируют сюжеты о мучениях святой Дороты. На масленице разыгрывался фарс о неверной жене «Salicna», в основе которого лежит литературная драма начала XVIII в. В день святого Ржегоржа, покровителя школьников, разыгрывались под руководством учителя ржегоржские представления.

Кукольный театр, возникший в XVIII в.,— создание многих профессиональных народных кукольников; самый прославленный из них—Матей Копец- кий (1775—1847 гг.). Наибольшей популярностью пользовались фарсы, авантюрные и рыцарские пьесы. Часто разыгрывались пьесы с сюжетами из деревенской жизни, со сказочной, религиозной и исторической тематикой. На сцене кукольного театра родился маленький Кашпарек, торжествующий над врагами благодаря юмору, бесстрашию и находчивости.

В прошлом столетии начался упадок чешского народного театра. Удержались в живом бытовании лишь немногие произведения в некоторых местностях (например, пастушеские представления в Моравской Валахии). Место народного театра в течение XIX в. заняли сначала в городах, а затем и в деревнях любительские театры.

В наши дни старый классический фольклор всех жанров удерживается еще в некоторых местностях Чехии, Моравии и Силезии, преимущественно в горных и лесных районах, например в Пошумавье, на Чешско-Моравской возвышенности, в некоторых южных областях Чехии, в Валахии и др. Носители его принадлежат в основном к старшему поколению. Старые песни сохранили у одаренных исполнителей полноту и художественность. Как правило, старые баллады укорачиваются, некоторые старые сюжетные основы исчезают из народной памяти, исчезает интерес к легендам и легендарным балладам; в старых лирических песнях происходит контаминация и, таким образом, возникают новые версии. Во многих местностях исчезли старые обряды, а с ними и песни. В ансамблях народного художественного творчества на основе традиционных песен и танцев* возникают новые произведения. В современной чешской культуре фольклор в целом стал составной частью культурного наследия, в некоторых областях еще живого, но большей частью поддерживающегося любителями в стилизованном виде. Наиболее популярными смотрами достижений ансамблей художественной самодеятельности стали праздники народной песни и танца, в особенности ежегодные фестивали в Стражнице (Моравия), где собираются около 100 тыс. человек со всех концов республики. В таких формах фольклор становится составной частью высокоразвитой культуры социалистического общества.