Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественная и семейная жизнь в эпоху крепостного права у поляков
Этнография - Народы Зарубежной Европы

В общественном и семейном быту населения старой Польши долго сказывалось сохранение феодальных пережитков. Польский крестьянин (хлоп) был крепостным до 60—70-х годов XIX в. (в некоторых областях крепостное право было отменено несколько ранее).

Землей и хлопами владели здесь помещики — крупные (паны, магнаты) и мелкие. Шляхта как особое сословие окончательно оформилась в XVI в. Шляхетское сословие, очень многочисленное, пользовалось всеми политическими привилегиями. Это было замкнутое сословие, где поколениями воспитывались чувства чести (гонор), шляхетского высокомерия, презрения к черни. Принадлежность к этому сословию определялась происхождением: к шляхте мог принадлежать лишь тот, кто был связан с ней кровью предков обязательно и по мужской и по женской линии. С XVI в. шляхетство мог даровать сейм. Шляхтичи считались равными между собой. В XVII в. это формальное равенство отразилось в запрещении княжеских, графских и других титулов. На деле равенства между крупными, средними и мелкими шляхтичами не существовало. В обществе соседей-шляхтичей при формальном равенстве фактически выделялись наиболее богатые и родовитые, которые пользовались большим авторитетом у остальных.

Шляхтич обладал исключительным правом земельной собственности и был обязан заниматься сельским хозяйством. В то же время под угрозой лишения шляхетства ему запрещалось заниматься ремеслом и торговлей. В шляхетской среде выработались особые черты быта. Языком шляхта отличалась от народа — шляхтичи перемешивали польскую речь с латынью, а позднее и французским. Обедневшие шляхтичи мало отличались по своему экономическому положению и быту от крестьян и даже принимали участив в их общественной жизни, хотя и держались несколько обособленно. В эпоху крепостничества шляхетские семьи нередко были многодетными. В этом сказывалось желание продолжить свой род, которым гордился каждый шляхтич. Семьи, как правило, были прочными, а семейные и вообще род ственные связи — очень широкими.

Еще в период феодальной раздробленности, когда городам было дано особое право, в польском обществе выделилась группа городского населения — мещане (от «място»— город по-польски), мещанское сословие. У него были особые привилегии, отличавшиеся от шляхетских. Городская буржуазия в эпоху крепостничества, как класс, была слабее шляхты.

Крестьянская семья в первой половине XIX в. по своей организации заметно отличалась от шляхетской и мещанской. Крестьянские дети воспитывались в семье, тогда как воспитание шляхетской и мещанской молодежи и ее подготовка к будущим занятиям в значительной мере проходили в учебных заведениях, вне родительского дома.

Родственные семьи крестьян поддерживали тесную связь. Пожилые, всеми уважаемые родственники принимали участие в решении важных семейных дел, составляя как бы семейный совет. Широкие, узы родства и свойства нашли отражение в богатой семейной терминологии, которая когда-то была общей для всех сословий. Точное определение степени родства и свойства имело большое значение в обычном праве, а также в церковном (возможность заключения браков) и гражданском (права наследования).

Крестьянская семья состояла из родителей и неженатых детей. Кроме того, в семье родителей почти всегда оставался женившийся сын, его жена и дети. В зажиточные семьи часто входили и дальние бедные родственники, неженатые братья и незамужние сестры кого-нибудь из супругов.

Положение родителей было очень высоко: они не только решали вопрос о браке своих детей, но часто и потом вмешивались в их хозяйственные и семейные дела. Заключением брака занимались родители молодых при участии родственников, а необходимые переговоры между семьями проводили сват или сваха.

При выборе жениха и невесты руководствовались прежде всего экономическими соображениями. Поэтому супружество богатых с бедными было крайне редким случаем. Во времена крепостного права на заключение брака нужно было согласие помещика, который заботился о том, чтобы его подданные в случае брака не переселялись в деревни других владельцев. В брак вступали обычно в возрасте от 20 до 25 лет. Разница в летах новобрачных у крестьян была невелика. Больше была разница в летах в браках мещан и шляхты.

Вся жизнь крестьянской семьи была связана с хозяйством. Главой хозяйства, ответственным перед помещиком, был хозяин-мужчина. В семье существовало точное разделение мужских и женских работ, а также определялись обязанности детей в соответствии с их возрастом. Традиционную крестьянскую семью характеризовало подчинение женщины мужчине. Крестьянские браки были прочны. Разводов в деревнях, как правило, не бывало, хотя иногда и случалось, что супруги расставались и основывали новые семьи без церковного венчанья. В семьях горожан и шляхты в XVII в. и особенно в XVIII в. были случаи, когда брак признавался недействительным. В шляхетских и городских семьях женщина была более равноправна.

Детей в крестьянских семьях было много, несмотря на их большую смертность в раннем возрасте. Многодетные семьи встречались еще чаще у шляхты и горожан, которые были зажиточнее крестьян и больше заботились о своих детях.

Правила наследования среди крестьян были неодинаковы. На севере и западе Польши сохранялось право наследования всего хозяйства одним из детей (преимущественно старшим сыном); в остальных областях страны землю делили между всеми детьми (особенно в южных районах), что приводило к большой раздробленности хозяйств. Хозяйство завещал наследникам отец семьи, причем во время крепостничества на это всегда требовалось согласие помещика. У шляхты и горожан правила наследования отличались от крестьянских и были разнообразнее. Среди шляхты иногда происходили даже вооруженные столкновения из-за наследства.

С жизнью крестьянской семьи, как и всего деревенского общества, были тесно связаны богатые формы обрядности. Все важнейшие события семейной жизни имели значение не только для самой семьи, но и для всего деревенского общества, которое участвовало в них.

Обряды, связанные с рождением ребенка, начинали выполнять еще во время беременности. Беременная женщина не должна была делать некоторые работы (например, собирать овощи), так как верили, что это может повредить хозяйству. Перед родами женщину обводили вокруг стола, расплетали ей волосы, отворяли двери, веря, что все связанное или закрытое может затруднить роды. Новорожденного охраняли от всякого рода «злой силы», кладя в колыбель или на порог железные предметы. Важным делом был выбор крестных отца и матери, так как существовало поверье, что ребенок наследует от своих крестных родителей некоторые черты их характера.

Особенно развита была свадебная обрядность. После успешных переговоров сватов устраивали так называемые zmowiny—помолвку, сговор (иначе zrgkowiny). Во время змовин решали все вопросы, связанные с браком и приданым молодых. Руки молодых клали на хлеб и торжественно их соединяли.

В свадебной церемонии принимало участие почти все деревенское общество. У каждого из молодых был свой свадебный поезд. Участниками свадебного поезда жениха были неженатые мужчины — druzby, а у невесты — девушки — druzki. Большая роль в свадебной обрядности принадлежала пожилым женщинам и особенно одной из них — старшей свахе (остальные назывались просто свахами). Она была обычно крестной матерью невесты. Свадебной церемонией руководил «свадебный староста»— уважаемый всеми женатый мужчина. Вступлением к собственно свадебному обряду был так называемый девичий вечер, на котором невеста прощалась со своими ровесницами-подругами. На другой день утром молодой расплетали косу, надевали венец и свадебный наряд. Затем родители благословляли молодых и они ехали в костел.

После венчания новобрачных встречали с хлебом и солью, а затем был свадебный пир с танцами. Вечером или на следующий день устраивали так называемые czepiny — обряд перехода молодой в общество замужних женщин. Ее сажали на табурет или дежу, подрезали косы и надевали чепец. Poklaclziny, когда-то важный акт проверки девичества, в XIX в. устраивали все реже. Последним действием свадебной обрядности были przenosiny — прощание невесты с родительским домом и переезд в дом мужа, если молодые собирались там жить.

В погребальной обрядности большую роль играли верования о душе, теле и судьбе человека после смерти и о влиянии умершего на оставшихся в живых. Скончавшегося мыли и одевали в праздничную или же специальную «смертную» одежду. Пока покойник лежал в доме, запрещалось выполнять какие-либо работы по хозяйству. Повсеместно было принято звонить после кончины в церковные колокола — отголосок древнего обычая отгонять злых духов. Другой древний обычай — снабжать умершего ценными вещами — перешел в одаривание бедных, церковных служащих и ксендза, а обычай оставлять пищу около умершего исчез под влиянием христианства. От него осталось только угощение прощающихся с покойником.

В погребении принимала участие вся деревня. Перед выносом гроба из дома трижды ударяли им о порог. Это символизировало исключение покойника из круга домашних и родственников. Для его символического выхода из деревенского общества погребальное шествие задерживалось на границе деревни, где кто-нибудь из пожилых хозяев прощался с умершим и от имени всех жителей деревни просил простить нанесенные ему обиды. После церковного погребения возвращались в дом умершего на поминки. Верили, что умерший как бы участвует в поминках, и поэтому оставляли для него за столом свободное место.

Крестьянские семейные обычаи и обряды отличались от обычаев горожан и шляхты, у которых были свои обряды, заимствованные отчасти из западноевропейских стран (особенно начиная с XVIII в.).

В польской деревне середины XIX в. и даже позднее можно было наблюдать следы прежних общинных порядков. Община на польских землях начала исчезать очень рано (с XII в.), но ее пережиточные формы сохранялись еще в XVI в. в Мазовии и Малой Польше. Члены общины в Малой Польше назывались chlebojezdcami, а в Мазовии — uczqstnikami. Пережитком общинного землевладения в XIX в. являлся nawsie — участок земли, принадлежащий всему деревенскому обществу. В старину к навею относились пастбище, луг, место, где находится колодец, место, где замачивали и сушили лен и коноплю, белили полотно. Навеем считалась также часть деревни с костелом, кладбищем, корчмой, ремесленными мастерскими.

В Поморье пережитком общины была совместная ловля рыбы. Так, кашубы делились раньше на maszoperii, каждая из которых имела в своем распоряжении часть берега. После совместного лова члены такой машопе- рии делили рыбу между собой. При этом мужчина получал, как правило, установленную меру, женщина — половину этой меры или еще меньше.

Древние общинные порядки выступали в нормах обычного права, регламентирующих жизнь населения польской деревни (например, в общественных судах и др.)? а также во многих обрядах и обычаях (взаимопомощь, общественный характер семейных празднеств и др.).

Общим делом жителей деревни была ночная стража — обход всех деревенских строений для охраны от злоумышленников и неприятелей. В старину его совершали поочередно все хозяева деревни, но позднее они стали нанимать сообща ночного сторожа. Один раз в год все хозяева вместе обходили деревню, чтобы не забыть ее границ на случай споров с соседями. Очень старым обычаем было совместное преследование злоумышленника, особенно близкими соседями пострадавшего.

К обязанностям крестьян деревни относились постройка и ремонт дорог; церковь строили несколько деревень сообща. Мелиоративные работы в большинстве случаев выполняли вместе все заинтересованные в этом хозяйства. Широко распространен был общественный выпас скота, так как большинство деревень имело общие пастбища. Скот пасли пастухи от каждого хозяйства поочередно. Со временем крестьяне стали нанимать общего пастуха. Плата ему от каждого хозяйства зависела от количества скота в этом хозяйстве. Иногда на общественные средства содержались мельница, лесопилка или пивоварня.

Издавна была известна в Польше соседская помощь. Нередко две или несколько семей работали поочередно на полях каждой из них. К таким совместным работам относились, например, жатва и сенокос. Особой формой совместных работ была tloka (сравни украинскую, белорусскую толоку; русские помочи). Нуждающийся в помощи приглашал соседей или даже всю деревню. Иногда для них играл деревенский оркестр, а после работы устраивалось увеселенье. Этим обычаем долгое время пользовались помещики, которые под видом тлоки заставляли крестьян бесплатно убирать хтсеб и косить траву.

Безвозмездную помощь жители деревни оказывали новобрачным, одаривая их на свадьбе домашней утварью и деньгами, помогая им в постройке дома. Давние традиции имеет помощь старикам, вдовам и калекам со стороны не только родственников, но и соседей и всего деревенского общества. Потерпевшим бедствие (погорельцам, ограбленным и пострадавшим от наводнения) предоставляли кров, давали зерно для посева и помогали восстановить хозяйство.

В польской деревне XIX в. общественный характер носили разные работы по домашнему хозяйству и празднества. Зимой в деревнях устраивались так называемые попрядухи (przqdki) и общипывание пера (skubaczki). На попрядухи собирались девушки. Они приходили по вечерам в один из домов и приносили с собой прялки, веретена и кудели. Во время работы девушки пели, рассказывали анекдоты и легенды. К ним приходили парни, и тогда начинались танцы. На общипывание пера хозяйка приглашала и женщин и девушек, которых она угощала за работу. Приглашенные пели во время работы, а после ее окончания танцевали под деревенский оркестр.

Не только торговое, но и большое общественное значение имели ярмарки. Они устраивались преимущественно в городах и местечках. Здесь встречались жители разных деревень и нередко знакомилась молодежь. Ярмарки были также центрами распространения предметов народной культуры (одежды, украшений, утвари и т. п.).

Своеобразным центром общественной жизни деревни был костел. Каждое воскресенье около него собирались люди из разных деревень, но одного прихода. Большое влияние оказывал на жителей деревни ксендз, причем не только в делах морали и религии. Признавался авторитет пожилых людей, особенно богатых хозяев, которые сильно влияли на общественное мнение жителей деревни.

Особую роль в общественных отношениях выполняла корчма. Во времена крепостничества корчма была дополнительным средством эксплуатации крестьян помещиками, так как корчмы принадлежали тогда помещикам, и крестьяне могли ходить в корчму только своего пана. В корчмах происходили заседания деревенского самоуправления, здесь судили и наказывали, заключали сделки. Здесь, наконец, люди собирались поговорить, обменяться новостями и устраивались танцы под деревенский оркестр.