Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Неолит и бронзовый век народов Зарубежной Европы
Этнография - Народы Зарубежной Европы

Вопрос о том, входила ли территория Европы в область превращения обезьяны в человека, еще не может считаться полностью разрешенным. Костные остатки человекообразных обезьян третичного периода, в том числе и наиболее близких к гоминидам дриопитеков, найдены в Германии, Франции, Испании. Нельзя, однако, считать установленным, что именно эти антропоиды были непосредственными предками древнейших европейских гоминид. Против такого допущения свидетельствует, в частности, тот факт, что до настоящего времени в Европе не обнаружено остатков человекообразных обезьян, относящихся к самому концу третичного периода — кануну выделения человека из животного мира. Но если и возможна гипотеза о заселении древними гоминидами Европы извне — из Юго-Западной Азии или из Северной Африки — его следует, несомненно, отнести к самому раннему периоду человеческой истории — к заре древнего каменного века, т. е. к нижнему палеолиту.

Древнейшие костные остатки человека в зарубежной Европе, относящиеся к первой половине четвертичного периода.,найдены в Германии около Гейдельберга (так называемая гейдельбергская челюсть). Стоянки шелльской и ашельской раннепалеолитических культур, предшествовавших максимальному оледенению и датируемых примерно 800—100 тыс. лет тому назад, обнаружены в бассейне Дуная, на территории Польши, Италии, Испании, Франции, Южной Англии. В конце раннего палеолита — в период мустьерскойкультуры (название дано по стоянке Ле Мустье во Франции), совпадавшей, по-видимому, со временем наибольшего наступления ледника (100—40 тыс. лет тому назад), первобытные люди заселяли, кроме перечисленных стран, почти всю Центральную Европу. По своему физическому типу носители мустьерской культуры принадлежали к неандертальцам. Они занимались главным образом охотой на крупных животных, выделывали каменные орудия (остроконечники, скребла и др.)? были хорошо знакомы с употреблением огня, жили большими коллективами.

Проблема отношения европейских неандертальцев к позднейшему населению Европы решается разными исследователями по-разному. Многие буржуазные антропологи и археологи вообще отрицают всякую связь между неандертальцами и людьми современного вида — homo sapiens, считая, что первые были полностью истреблены вторыми, пришедшими в Европу откуда- то извне. Советские исследователи, оперируя новейшими палеоанхрополо- гическими и археологическими данными, показали, что между неандертальцами и людьми современного вида прослеживается целый ряд постепенных переходов как в физическом типе, так и в культуре. Многие советские ученые (Я. Я. Рогинский, В. П. Якимов и др.) предполагают, однако, что основным источником формирования homo sapiens были не все неандертальцы, а только некоторые их группы, обитавшие преимущественно в восточной части Средиземноморья и обладавшие определенными прогрессивными особенностями. По мнению Я. Я. Рогинского, люди современного вида, распространяясь из области своего формирования на северо-запад, заселили в конце четвертичного периода и Европу, смешавшись здесь с местными неандертальцами, которые, таким образом, также приняли известное участие в процессе сложения антропологического состава населения этой части эй- кумены.

В период позднего палеолита (около 40—13 тыс. лет до н. э.) область обитания человека в пределах зарубежной Европы продолжала расширяться, достигнув на севере низовьев Вислы, Одера и Эльбы. К этому периоду относится усовершенствование техники обработки камня (при помощи скола, а затем и отжима мелких чешуек), распространение костяных и роговых орудий, усложнение приемов охоты и рыболовства. Принято считать, что именно в начале эпохи верхнего палеолита на смену «первобытному человеческому стаду» пришли первобытные родовые объединения, связанные между собой обычаем экзогамии и хозяйственными отношениями.В инвентаре намечаются определенные различия между средней частью Европейского континента и Средиземноморьем, где в это время развивается своеобразная кап- сийская культура (от стоянки Капса, или Гафса, в Тунисе) с характерными мелкими кремневыми орудиями, часто имевшими геометрическую форму. В антропологическом отношении позднепалеолитическое население Европы принадлежало в основном к европеоидной большой расе. Отдельные скелеты, относящиеся к этому времени, обнаруживают, однако, некоторые негро- австралоидные черты (заметный прогнатизм, широкий нос и др.). Такие черты выступают, например, на отдельных черепах из Пшедмоста (Чехословакия), из Комб-Капелль (Франция) и особенно из Гримальди (средиземноморское побережье на границе между Францией и Италией). Возможно, что эти костные находки свидетельствуют о незавершившейся еще в период позднего палеолита дифференциации европеоидов и негро-австралоидов, связанных общностью происхождения.

В период среднего каменного века, или мезолита (примерно 13—7 тыс. лет до н. э.), люди, следуя за отступавшим ледником, постепенно заселили Северную Европу, в частности Прибалтику, Скандинавию и север Британских островов. Данные археологии и палеоантропологии показывают, что заселение это происходило как с юга — из Средиземноморья и Средней Европы, так, вероятно, и с востока — из Зауралья. Крупнейшими хозяйственно-культурными достижениями рассматриваемого периода были одомашнение собаки и изобретение лука и стрел. Первобытные роды к концу этого времени сплачивались, по-видимому, в более крупные этнические общности— племена, которые на севере Европы вели преимущественно охотничье-рыбо- ловецкое, а на юге— охотничье-собирательское хозяйство, послужившее в дальнейшем (уже в период неолита) основой для развития примитивного мотыжного земледелия. Экономические и культурные различия между отдельными территориальными группами населения зарубежной Европы нашли отражение в местных особенностях хозяйственного и бытового инвентаря, по которым археологи выделяют своеобразные культуры рассматриваемого времени—свидерскую в Польше,азильскую и тарденуазскую во Франции и др.

Неолит и бронзовый век

Неолит, или новый каменный век, наступил в Европе около 7 тыс. лет до н. э. Само это название связано со значительным усовершенствованием человеком каменных орудий. Если в эпоху мезолита орудия делались в основном из тщательно обработанных чрезвычайно острых маленьких отщепов камня, так называемых микролитов, служивших, например, прекрасными наконечниками для стрел, то в эпоху неолита люди достигли больших успехов в обработке крупных камней— макролитов — и делали из них совершенные по форме и весьма эффективные в работе массивные орудия — топоры, тесла, резаки, кирки. Постепенно они освоили шлифовку и сверление камня. Очень важным изобретением эпохи неолита, сыгравшим огромную роль в развитии человечества, была также керамика. Появление посуды из обожженной глины, в которой можно было варить пищу, позволило намного расширить круг употреблявшихся в пищу веществ и тем самым сильно увеличило возможности человека в борьбе за существование.

В эпоху неолита все ярче проявляется неравномерность развития отдельных групп европейских племен, связанная с особенностями хозяйства в различных географических условиях. Так, южных областях Европы появляются земледелие и скотоводство, которые представляли собой, несомненно, величайший шаг в развитии производительных сил человечества. Это был переход от примитивного «присваивающего» хозяйства к производящему. В то же время на севере, в лесной полосе, основой хозяйства продолжали оставаться охота и рыболовство. Удается проследить и некоторые менее существенные различия в области культуры. Например, глиняная посуда у разных племен по-разному орнаментировалась, а на юго-востоке нередко и раскрашивалась; в озерных районах появились первые свайные постройки.

К началу неолита относится культура кампиньи в Северной Франции, получившая свое название от одной из крупнейших стоянок этого времени на нижней Сене.Обитатели кампиньийских стоянок переходили от собирательства дикорастущих злаков (ячмень, пшеница) к примитивному мотыжному земледелию. Они постепенно овладевали техникой шлифовки камня и умели вручную изготовлять грубую глиняную посуду. Ранненеолитическим временем датируется и большинство так называемых кьеккенмедингов — куч кухонных отбросов, оставленных в прибрежной полосе Европы от Прибалтики до Португалии древними рыболовами и охотниками на морских зверей.Несколько позднее (в IV—III тыс.до н.э.) почти на всей территории зарубежной Европы, кроме Финляндии, Северной Скандинавии и крайнего севера Британских островов, возникают различные культуры, основанные на ручном земледелии и частично на только что нарождающемся скотоводстве. Так, например, в бассейнах Дуная, Одера, Вислы и Днестра складывается группа культур «ленточной керамики», названная так по характерному для нее ленточному рельефному орнаменту на глиняной посуде. Племена, оставившие эти культуры, были оседлыми земледельцами, знакомыми и со скотоводством (овцы, козы, свиньи, крупный рогатый скот). Жили они в бревенчатых или плетневых хижинах с внутренним открытым очагом. Нередко хижины эти достигали значительных размеров и были несколько углублены в землю.

На северо-востоке Балканского полуострова, и в особенности на территории современной Румынии, неолитические памятники с ленточной керамикой более или менее одновременно сменяются стоянками с расписной (крашеной) посудой, относящимися к трипольской культуре (название происходит от места первых находок — села Триполья на Днепре, недалеко от Киева). Эта культура была распространена также в Молдавии и на юго-западе Украины. В этих памятниках иногда встречаются уже медные вещи. Поэтому и всю трипольскую культуру нередко относят к медному веку, или энеолиту, охватывающему приблизительно III тыс. до н. э.

В тот же период наиболее высокого уровня как в хозяйственном и культурном отношениях, так и в области общественного развития достигли племена, жившие на юге Европы (в особенности на юге Балканского полуострова, на острове Крите и ряде островов Эгейского моря). В конце III тыс. до н. э. они научились изготовлять посуду на гончарном круге, в начале II тыс. до н. э. употребляли уже не медные,а гораздо более твердые бронзовые орудия (впрочем, надо оговориться, что и в бронзовом веке большинство орудий делалось из камня, который смогло вытеснить только железо). Эгейцы знали уже плужное земледелие (пахали на волах), вероятно, заимствовав его от передовых в то время народов Ближнего Востока, Месопотамии или Египта. Они создали первое в Европе рабовладельческое государство и особую иероглифическую, а позже слоговую письменность (так называемое критское письмо «А» и «Б»; последнее в настоящее время расшифровано). Им принадлежат величественные постройки, богато расписанные внугри. Народы эгей- ской культуры находились в тесных сношениях с Египтом и странами Передней Азии, что содействовало, несомненно, ускорению их хозяйственного и культурного развития. В свою очередь, культурное влияние эгейцев испытывали в III—II тыс. до н. э. земледельческие племена материковой Эллады, а, возможно, также Сицилии и Южной Италии.

Значительного развития энеолитические культуры достигли на Пиренейском полуострове, где в то время был расположен один из самых важных центров добычи медной руды и выплавки меди. В многочисленных поселках древних металлургов, расположенных в пределах современной Испании, археологи находят глиняные тигли для плавки меди и целые медные слитки, предназначавшиеся, вероятно, для обмена. Из Испании медь шла во Францию, в Центральную Европу, даже в Италию и Элладу. Очень интересно распространение почти во всей Центральной и Западной Европе (вплоть до Англии) своеобразных глиняных колоколовидных сосудов, первоначальный центр выделки которых находился на Пиренейском полуострове. О древних связях между различными странами Средиземноморья свидетельствуют находки в Испании энеолитической керамики, похожей на крашеную посуду Южной Италии и Эгейских островов.

С энеолитическими культурами северных районов Пиренейского полуострова во многом сходны одновременные культуры Северной Франции и Южной Англии. Здесь почти вдоль всего Атлантического побережья сохранились крупные сооружения из дикого камня: менгиры — отдельно стоящие крупные камни, дольмены — огромные ящики из каменных плит, кромлехи — менгиры, поставленные в круг, представлявшие собой, вероятно, надмогильные памятники родовых старейшин и племенных вождей или храмы (например, самое сложное из подобного рода сооружений — Стонхендж в графстве Вильтшир, в Англии, считается храмом солнца). Эта культура получила название мегалитической по подобным каменным сооружениям — мегалитам, которые, впрочем,встречаются изредка и в других странах вплоть до Кавказа и Индии. Создавшие ее племена были скотоводами и земледельцами.Их небольшие поселки группировались вокруг укреплений-убежищ. Сам факт создания мегалитических построек, требовавших соедйнения массы человеческого труда и сложных операций по передвижке камней — подсыпки земли, установки рычагов и т. п., говорит о сложной общественной организации.

Мегалитические постройки — особенно дольмены и близкие к ним каменные ящики—встречаются также на севере Германии,в Дании и на юге Скандинавии. На северных границах своего распространения культура мегалитов непосредственно соприкасалась с областью расселения различных племен охотников и рыболовов, живших в III—II тыс. до н. э. на севере Скандинавии и в Финляндии. Племена эти почти не были знакомы с металлом; их Хозяйственный инвентарь носил всецело неолитический характер. Керамика, однако, была им известна: в Скандинавии она имела преимущественно гладкую поверхность, а в Финляндии, как и во многих других районах Северо-Восточной Европы, украшалась ямочно-гребенчатым орнаментом.

От культуры мегалитов заметно отличались энеолитические культуры внутренних районов Франции и Германии, где во второй половине III тыс. до н. э. жили земледельческо-скотоводческие племена, строившие огромные оборонительные сооружения с земляными валами и бревенчатыми палисадами. Сооружения эти служили, вероятно, временными убежищами для окрестного населения в периоды межплеменных столкновений; это свидетельствует о высоком уровне племенной организации. Еще южнее,на территории Швейцарии и соседних районов Южной Германии, Австрии и Северной Италии в тоже, примерно, время обитали племена, воздвигавшие на озерах крупные свайные поселения, в которых находят многочисленные земледельческие орудия (деревянные, костяные и роговые мотыги, кремневые серпы, каменные зернотерки'и др.), кости домашних животных (коров, свиней, коз. овец, собак), даже уцелевшие лепешки — ячменные, пшенные, пшеничные. Древнейшие свайные поселения относятся к III тыс. до н. э.; они продолжали существовать и позднее, когда в большей части Европы произошел уже переход к бронзовому веку.

Широкое распространение орудий из бронзы в Европе относится ко II тыс. до н. э. В это время развилось пастушеское скотоводство. Выделение пастушеских племен сопровождалось крупными передвижениями населения как с юга на север, так и с востока на запад. Территории, занятые древними племенами, изменились, как изменился и тип их хозяйства. В Центральной и Восточной Европе, между Дунаем, Эльбой, Балтийским морем, Западной Двиной и Днепром, выделилась значительная группа скотоводческо-земледельческих племен, украшавших свою глиняную посуду оттисками шнура или веревки и названных поэтому условно племенами шнуровой керамики. Эти племена, так же как и большинство их современников, знали металлургию бронзы, но пользовались и каменными шлифованными «боевыми топорами», часто имевшими ладьевидную форму.

Высокого экономического и культурного уровня развития достигли в конце II тыс. до н. э. племена Подунавья на территории современной Венгрии. Они занимались земледелием и животноводством, пользовались, в частности, лошадью для верховой езды, выделывали прекрасные бронзовые орудия труда и бытовые предметы, жили в свайных поселениях, сооружавшихся на искусственных болотах, огражденных плотинами для задержания воды при разливах рек (так называемые террамары от итальянских слов «terra тага», буквально «жирная земля»). Такие же террамары имелись и на севере Италии, особенно много их в долине реки По. Жившие здесь земледельцы знали уже плуг, об этом убедительно свидетельствуют его изображения на скалах в Итальянских Альпах.

Пространство от Заале до Вислы и от Шпрее до Дуная занимали в эпоху поздней бронзы племена, хорошо знакомые с земледелием и скотоводством, жившие в укрепленных поселениях с большими бревенчатыми домами, сжигавшие своих покойников и зарывавшие их прах в специальных урнах в землю. Культура этих племен названа по месту первых находок в Лужицкой области на Шпрее лужицкой культурой. Она развилась на основе более ранней, тоже уже земледельческой, унетицкой культуры бассейна Дуная и территории Чехословакии. Впоследствии, уже в железном веке, область, занятая лужицкими племенами, значительно расширилась и простиралась от Балтийского моря до Дуная и от Припяти до Эльбы.

На землях современной Западной Германии, Верхней Австрии, Голландии, Дании и южной части Скандинавии в конце II тыс. до и. э. жили племена скотоводов, знавших также в качестве подсобного занятия и земледелие. В Дании они одевались в шерстяные ярко окрашенные ткани. Мужчины носили широкий плащ и куртку до колен с поясом, круглые шляпы и пледы, украшенные бахромой.Женщины одевались в длинные юбки и короткие кофты с рукавами до локтей. Вся эта одежда сохранилась до наших дней благодаря местному обычаю хоронить покойников в массивных дубовых гробах; из дуба выделялось дубильное вещество, так что лежавшие в гробах органические остатки, в том числе и одежда, задубливались. Отличительной чертой всех указанных племен является применение особого вида бронзовых топоров с закраинами (так называемых палыптабов).

На крайнем западе Европы в бронзовом веке продолжали развиваться культуры, возникшие еще в энеолите. В приморских районах Франции и на юге Англии жили племена, воздвигавшие мегалитические сооружения. Поселениями этих племен были небольшие деревни, группировавшиеся вокруг укрепленных городищ. Рядовых общинников хоронили в курганах, обложенных по основанию камнями, а родоплеменную знать — в дольменах или каменных ящиках. Курганы были характерны и для оседлых землевладельцев внутренней Франции, связанных со строителями мегалитов, но по многим хозяйственно-культурным признакам отличных от них. Эти земледельцы были и хорошими металлургами: они изготовляли разнообразные бронзовые изделия высокого качества (серпы, ножи, мечи, копья, щиты, шлемы, различные сосуды и т. п.). Еще большего развития достигла металлургия бронзы у племен юго-восточной части Пиренейского полуострова, оставивших памятники альмерийской культуры или культуры Эль-Аргар (от города Альмерии на юге Испании и местонахождения Эль-Аргар недалеко от этого города). Эльар- гарцы были хорошо знакомы с пашенным земледелием, жили в каменных, иногда двухэтажных домах. Они имели связи не только с другими племенами Испании и Португалии, но и с населением далеких Британских островов, откуда получали олово для выплавки бронзы.

Богатые археологические материалы, относящиеся к неолиту и особенно к бронзовому веку, дают возможность довольно полно охарактеризовать многие особенности тогдашнего быта и культуры древнеевропейского населения. Хозяйство его было, как мы видели, комплексным; главную экономическую роль повсеместно (за исключением крайнего севера) играли земледелие и скотоводство. Основными злаками были пшеница и просо (больше на юге), ячмень и овес (больше на севере). На протяжении II тыс. до н. э. среди племен зарубежной Европы постепенно распространяются простейшие деревянные пахотные орудия—рало с одним наклонным сошником, бороздящим землю, и плуг с почти горизонтальным лемехом, подрезающим и переворачивающим почвенные пласты. Остатки пахотных орудий сохранились в некоторых торфяниковых стоянках бронзового века. Известны также наскальные рисунки этих орудий, датируемые IIтыс. дон. э. (Северная Италия, Швеция и др.)* Двузубая соха, характерная для народов Восточной Европы, на западе, по-видимому, не была известна. При жатве в то время уже применяли серпы — сначала каменные, позднее бронзовые. В Европе серпы эти (как и в настоящее время) имели или гладкий рабочий край или же зазубренный. С неолита же европейским народам были известны все основные домашние животные умеренного пояса: свиньи, овцы, козы, крупный рогатый скот, лошади.

Жилища европейских народов рассматриваемого периода были, как уже упоминалось, очень разнообразны. В бассейне Дуная и на востоке Центральной Европы преобладали каркасно-столбовые крупные дома, полуземляноч- ные или наземные, нередко обмазанные глиной. В Средиземноморье и на крайнем западе, в приатлантических странах, были распространены круглые или прямоугольные постройки из дикого камня. У северных охотников и рыболовов в качестве зимнего жилища бытовали землянки, а в качестве летнего — легкие конические шалаши типа сибирских чумов. Наряду с открытыми очагами народам Европы в то время уже были известны пристенные камины с вытяжными колпаками и печи — глинобитные и каменные (преимущественно в восточных, более холодных районах). Одежда изготовлялась главным образом из шерстяных тканей. Описанные выше находки из Дании, относящиеся к бронзовому веку, позволяют констатировать существование многих элементов ^костюма, сохранившихся и в настоящее время: у мужчин — высоких шапок, широких плащей, доходивших до колен рубах с поясами, у женщин — тонких волосяных сеток, коротких кофточек, длинных юбок.

О семейной и общественной жизни народов зарубежной Европы в III— II тыс. до н. э., а также об их религиозных верованиях и духовной культуре наши сведения очень скудны. В то время были распространены большие дома со многими помещениями, что говорит о существовании родовых или большесемейных общин. Находки в стоянках с ленточной керамикой женских глиняных статуэток позволяют предполагать, что в период неолита у европейских народов господствовал материнский род. В связи с усиленным развитием скотоводства в начале II тыс. до н. э. он сменился, вероятно, отцовским родом. Богатые и бедные погребения, относящиеся к развитому бронзовому веку, особенно заметно различаются в странах Средиземноморья, что отражает, надо думать, начавшееся имущественное расслоение,предшествовавшее образованию классов. Мегалитические погребальные памятники могут быть связаны с культом природы и культом предков. На развитие солярных (солнечных) культов указывают мегалитические сооружения, имеющие форму круга, а также различные вотивные бронзовые предметы вроде миниатюрных колесниц с изображениями солнца.

Об этнической принадлежности населения зарубежной Европы в III—II         тыс. до н. э. можно судить только по косвенным данным, относящимся к более поздним историческим периодам. Вполне законно предполагать, что различные племена, упоминаемые в разных странах Европы в письменных источниках и мифах античного периода, существовали уже значительно раньше, во всяком случае до конца IT тыс. до н. э. На крайнем юге Балкан- ского полуострова и на островах Эгейского архипелага тогда обитали пеласги (или лелеги), родственные, вероятно, древним критянам и карийцам юго- западной части Малой Азии. Большинство исследователей, следуя лингвисту Кречмеру, считают эти племена доиндоевропейскими. Н. Я. Марр рассматривал их языки как родственные яфетическим языкам Кавказа. Некоторые современные лингвисты (Басил Георгиев и др.) полагают, что пеласги, критяне и другие родственные им племена принадлежали уже к индоевропейскому, хотя и догреческому населению Средиземноморья. Во всяком случае, именно эти народы были создателями высокой эгейской (крито-микенской) культуры III—II тыс. до н. э. Около XV в. в эгейский мир вторглись с севера греческие ахейские племена, завоевавшие пеласгов, но усвоившие и далее развившие их культуру;от них остались памятники так называемого письма «Б»,недавно (в 1953 г.) расшифрованного англичанами М. Вентрисом и Д. Чадвиком.

В конце II тыс. до н. э. новая волна завоевателей—воинственных дорических греческих племен — положила конец этой культуре.

На юге Апеннинского полуострова жили в эту эпоху япиги, на острове Сицилии — сикулы и сиканы. Северо-западное побережье Италии заселяли лигуры, по имени которых это побережье и теперь зовется Лигурией, а прилегающее море — Лигурийским. К югу от них, в северо-западной части полуострова жили этруски, или расены (римляне называли их тусками, греки — тирсенами или тирренами; по их имени эта часть Италии и теперь называется Тосканой, а омывающее ее море — Тирренским). О происхождении этрусков и о их языке имеется большая литература, но до сих пор этот вопрос окончательно не решен. Язык их, по-видимому, не принадлежал к индоевропейской семье языков. Часть исследователей, опираясь на античное предание, на восточные черты в культуре этрусков и на некоторые данные их языка, утверждает, что они переселились в конце II тыс. до н. э. из восточной части Средиземноморья (В. Георгиев видит в них потомков полулегендарных троянцев); другие, напротив, видят в них потомков чисто местных древних племен, живших на Апеннинском полуострове еще в бронзовом веке; третьи считают их пришельцами с севера, из-за Альп, и родственниками индоевропейским ретам. Вероятнее всего, что этруски — смешанный народ, в образовании которого действительно большую роль сыграли переселенцы из Эгеи- ды. Надписи, сделанные на языке,близком к этрусскому, найдены на Лемносе, одном из островов Эгейского архипелага.

Пиренейский полуостров населяли иберы, лузитане, турдетаны, астуры и др. (Существует гипотеза о далеких переселениях иберов вдоль Атлантического побережья на север и о принадлежности им мегалитических памятников. В связи с этим интересно отметить, что Ирландия в некоторых источниках называется «Гибернией»).В Пиренейских горах обособленно жили племена кантабров и васконов, известные лишь по археологическим памятникам. Насколько можно судить по скудным сведениям античных источников о народах Пиренейского полуострова, следы их языков, сохранившиеся в топонимике и пр., приводят к выводу, что древние народы запада Средиземноморья не входили в индоевропейскую семью; возможно, что некоторые из них были родственны по языку народам Кавказа. Язык современных баоков — последний остаток этих древних наречий Пиренейского полуострова.

Древнейшие доиндоевропейские племена Северной Европы нам неизвестны даже по названиям. Единственное исключение — загадочный народ пиктов, обитавший в Британии до прихода туда индоевропейцев.

Племена, говорившие на языках индоевропейской семьи, не были, по- видимому, аборигенами Западной Европы, хотя и появились здесь очень давно, по всей вероятности, не позднее III—II тыс. до н. э. Вопрос о происхождении индоевропейских языков до сих пор не может считаться окончательно разрешенным. Лингвисты начала и середины прошлого века — Франц Бопп, Макс Мюллер и др.— искали «прародину» индоевропейских языков в Средней Азии, считая древнейшими их представителями языки индоиранской ветви, близкие к древнему санскриту. Со второй половины XIX в. широкое распространение получила гипотеза о формировании языков этой семьи в степях Северного Причерноморья (Латам, Шрадер, Буль). В роли древнейших индоевропейских языков выступили здесь уже языкй славянские и особенно балтийские (летто-литовские). Немецкие археологи Коссина, Шухардт и др.— в начале нашего века выдвинули теорию о расселении индоевропейцев («индогерманцев», по терминологии большинства немецких авторов) из Северной Германии и Южной Ютландии. Построения эти, подхваченные германскими националистами разных толков (вплоть до гитлеровцев), находятся, однако, в явном противоречии с фактическими данными археологии, антропологии и языкознания, свидетельствующими о расселении древних племен Европы преимущественно с юга на север и с востока на запад, а отнюдь не в обратном направлении, как доказывали Коссина и Шухардт. Английский археолог Гордон Чайлд полагает, что местом происхождения индоевропейцев были не северные, а южные областй Европы, откуда они позже распространились на север.

В настоящее время некоторые советские языковеды и археологи (П. Н. Третьяков, А. И. Тереножкин и др.) поддерживают мысль о формировании индоевропейских языков в степной или лесостепной полосе Восточной Европы среди скотоводческо-земледельческих племен III тыс. дон. э. Вполне возможно, что на индоевропейских языках говорили племена Средней Европы, оставившие различные культуры со шнуровой керамикой и «боевыми топорами». Есть предположение, что племена эти в конце III—начале II тыс. до н. э. продвигались с востока на запад из Причерноморья в бассёйв* Дуная и затем с юга на север — вплоть до Прибалтики и Скандинавии:. Развившиеся во II тыс. до н. э. культуры бронзового века могут быть уже связаны с отдельными группами племен, говоривших на индоевропейских языках. Очень вероятно, например, что лужицкая культура XIV—IV в&. до н. э. была связана с предками славян, а более ранняя унетицкая культура— с предками иллирийцев, упоминаемых в бассейне верхнего и среднего Дуная античными источниками I тыс. до н. э. Сходство лужицких и унетицких памятников отражает, по-видимому, участие некоторых иллирийских племен в> формировании славян. Иллирийскими могли быть также земледельческие4 племена Венгрии и Северной Италии, сооружившие террамары. Восточными: соседями иллирийцев были родственные им по языку фракийцы, предками которых были, возможно, носители трипольской культуры.

Западнее иллирийцев и фракийцев жили, по данным античных источников, многочисленные племена кельтов, которым принадлежали различные культуры бронзового века на территории Франции и Англии. Северо-Западная Германия, Ютландия и Южная Скандинавия уже во II тыс. до н. э. былиг вероятно, заселены германцами; многие археологи приписывают им памятники бронзового века с палыптабами. На Скандинавском полуострове древние германцы издавна соприкасались с предками саамов (лопарей) и другими племенами охотников и рыболовов, говорившими на финно-угорских языках уральской семьи. С этими племенами связывают поздненеолитические культуры Северной Европы III, II и частично даже I тыс. до н. э. (культура стоянок с гладкой керамикой в Скандинавии, культура ямочно-гребенчатой керамики в Финляндии и соседних районах Восточной Европы).

Таким образом, в периоды развитого неолита и бронзового века (IV—II тыс. до н. э.) складывались уже не только крупнейшие языковые семьи, существующие до настоящего времени (индоевропейская, уральская), но и их главные подразделения (славяне, иллирийцы и фракийцы, греки, кельты, германцы и другие этнические группы, о которых речь пойдет ниже),