Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Америки
Этнография - Численность и расселение народов мира

НАРОДЫ АМЕРИКИ

Америка была заселена человеком позднее, чем другие материки. Люди впервые появились в Америке, как полагает современная наука, лишь на стадии позднего палеолита, не более 20—30 ты­сяч лет тому назад, переселившись из Северо-Восточной Азии через Чу­котский полуостров и Аляску (связанные в то время перешейком). Азиат­ское происхождение коренного американского населения подтверждается антропологическим родством его с населением Азии.

Переселившиеся группы людей постепенно распространились по всей Северной, а затем и Южной Америке, положив начало многочисленным племенам индейцев. Длительное историческое развитие в разнообразных природно-географических условиях при слабости связей между племенами привело к появлению значительных различий между отдельными группами индейцев в хозяйственном и социальном развитии, языке и культуре. К мо­менту европейского завоевания почти весь американский материк был за­селен индейскими племенами, находившимися на разных ступенях перво­бытнообщинного строя. Наряду с этим в некоторых областях континента — на юге Мексики, в средних и северных Андах — развилось интенсивное земледелие, на базе которого возникло несколько очагов высокой культуры, сформировались крупные народности (майя, миштеки, сапотеки, ацтеки, чибча-муиска, инки, тараски). К приходу европейцев здесь существовало несколько больших государств с рабовладельческим строем (государства ацтеков, чибча-муиска, инков).

Индейских народностей и племен насчитывалось много сотен. Каждое из них имело свой язык или диалект. Языковых семей (и изолированных языков), не имеющих (насколько удалось установить) лингвистического родства друг с другом, было много десятков.

Численность индейцев на рубеже XV и XVI вв. (т. е. в момент первого появления на американском континенте европейцев) оценивается по раз­ному. Оценки варьируют от 8,4 млн. (Кребвр) до 37—48 млн. человек (Заппер). Цифра Заппера предполагает довольно большую густоту на­селения, возможную лишь при высоком уровне развития у индейских наро­дов земледелия и, вероятно, сильно преувеличена. Исчисление Кребера обо­сновано данными о хозяйственной деятельности индейцев; сам автор счи­тает предлагаемую им цифру минимальной. Достаточно осторожной пред­ставляется оценка Стюарда, основанная на данных о плотности населения отдельных групп,— около 16 млн. человек; она является наиболее поздней и составлена с учетом работ прежних авторов.

Эскимосы, появившиеся в Северной Америке значительно позднее ин­дейцев (не более 8—10 тыс. лет тому назад), сформировались как народ в области, примыкающей к Берингову проливу, и затем распространились по всей американской Арктике. Позднее от эскимосов отделился неболь­шой народ — алеуты. В последующих этнических процессах на американ­ском континенте эскимосы и алеуты практически не участвовали.

С момента открытия Америки европейцами, т. е. с конца XV в., нача­лось второе заселение Америки, приведшее к коренным изменениям в чис­ленности и составе ее населения.

В течение первых десятилетий после открытия Колумба европейские державы, имевшие значительное преимущество в военной технике, покори­ли крупнейшие индейские народы. Они захватили большую часть Кариб- ской, а затем Южной Америки и основали там свои колонии. В руках Испа­нии оказались почти все Петрова Вест-Индии, все области, окружающие Карибское море и Мексиканский залив, вся западная и южная часть Юж­ной Америки (вице-королевства Новая Испания, Новая Гранада, Перу, Ла- Плата). Восточные ириатлантические районы Южной Америки были за­хвачены Португалией (вице-королевство Бразилия). Позднее, с конца XVI — начала XVII в., ов борьбу за раздел американских земель включи­лись также Франция, Голландия, Англия. Наиболее ожесточенная борьба между колонизаторами велась в Вест-Индии и на северном побережье Юж­ной Америки, отдельные острова и районы многократно переходили из рук в руки. В Северной Америке за овладение колониями боролись в основном Франция и Англия. В конечном итоге Франция была полностью вытеснена с американского материка; в ее руках осталось лишь несколько островов.

В покоренных странах первые колонизаторы стремились прежде всего к ограблению местного населения, к захвату у него золота и драгоценностей для отправки в Европу. Наряду с этим началось и заселение европейцами новых колоний и хозяйственное освоение их.

Первыми переселенцами были испанцы и португальцы. Затем последо­вали французы, голландцы, англичане, шотландцы, ирландцы и др. При­шельцы занимали земли индейцев, их самих обращали в рабство, а в слу­чаях сопротивления — вели с ними войны, которые иногда заканчивались полным уничтожением целых индейских племен. В некоторых странах Америки индейцы были истреблены полностью (острова Вест-Индии, Уругвай, большая часть Аргентины); в других (США, Канада, большинство стран Центральной Америки, Колумбия, Венесуэла, Бразилия) много ин­дейцев было уничтожено, остальные оттеснены в глубинные районы страны. Многие индейские племена вымерли от новых для них болезней, завезенных из Европы. Жестокая эксплуатация индейцев, обращенных в рабство, также приводила к огромной смертности. В результате всего этого численность индейского населения Америки резко понизилась и продолжа­ла снижаться в течение нескольких столетий. В США вымирание индейцев прекратилось лишь в XX в.; в некоторых районах Латинской Америки оно продолжается и по настоящее время.

Господство европейцев в Америке и заселение ими новых территорий привело к тому, что их языки (испанский, португальский, английский) ста­ли почти повсеместно преобладающими. На этих языках говорили не толь­ко переселенцы из Европы, но и часть индейцев, и быстро растущее метис­ное население, и рабы, привозимые из Африки.

Хозяйство в американских колониях развивалось по-разному — в зави­симости от природно-географической среды, от социального состава пере­селенцев, от системы землевладения, насаждаемой метрополией и коло­ниальными властями, и от ряда других факторов.

В ряде областей тропической и субтропической зоны, где климатиче­ские условия благоприятствовали выращиванию плантационных культур, преобладало крупное землевладение, основанное на труде рабов. В качестве рабов в первое время использовались индейцы и белые (каторжане и кабальные должники), впоследствии — негры, привезенные из Африки. Сфера применения рабского труда расширялась по мере развития планта­ционного земледелия, особенно производства сахарного тростника в Вест-Индии и Бразилии и хлопка — на юге английских колоний в Северной Аме­рике (впоследствии южные штаты США).

Труд рабов и закабаленных лиц широко применялся также в горноруд­ной промышленности: в андских колониях Испании индейцы добывали оло­во в порядке государственной повинности; в Бразилии — в Минас-Жераис и других районах — рабы, главным образом негры, принадлежавшие от­дельным колонистам-предпринимателям, добывали золото. Труд рабов (в основном индейцев) применялся и в скотоводстве.

С расширением применения труда африканских рабов работорговля превратилась в промысел, приносивший большие доходы. Ввоз негров в Бразилию приобрел огромные размеры уже с XVI в., в Карибскую Амери­ку — с XVII в., в США — с XVIII в. Значительная часть рабов привози­лась сначала на Ямайку и другие острова Вест-Индии и уже оттуда рас­пределялась по различным странам Северной и Южиой Америки; таким образом острова Вест-Индии превратились в грандиозный рынок рабов. В области с компактным индейским населением — Мексику и андские страны — негров ввозилось сравнительно мало, здесь основной эксплуати­руемой массой оставались индейцы и появившийся со временем слой ме­тисов. Мало ввозилось негров и в страны крайнего севера и крайнего юга Америки (Канаду, северные штаты США, Аргентину, Уругвай, Чили, юж­ную часть Бразилии), где плантационного хозяйства почти не было.

За три с половиной века работорговли в Америку были ввезены миллио­ны негров-рабов. В одну только Бразилию за период с 1600 по 1750 г. вве­зено, по приблизительным подсчетам, 3,3 млн. человек, в США — до 1 млн. человек. Трудно определить общее число всех ввезённых в Америку из Африки негров. Приводимая иногда цифра в 8 млн. человек является лишь предположительной.

Работорговцы захватывали негров на обширной территории, преимуще­ственно в Тропической Африке (больше всего в странах/ прилегающих к Верхней Гвинее, и португальских колониях — Анголе и Мозамбике). Вво­зимые в Америку рабы принадлежали к многочисленным народам, резко отличавшимся» друг от друга по языку и культуре. В одну только Брази­лию, например, попадали рабы из народов йоруба, эве, ашанти (не исла- мизированные народы Судана), хауса, тапа, мандинго, фульбе (исламизированные народы Судана) и многочисленных народов группы банту из Анголы, Конго и Мозамбика.

Сильное смешение между различными группами населения афри­канского происхождения и рабское положение их приводило к разру­шению прежних этнических связей; на новом месте негры утрачивали свой родной язык, а в значительной мере и культурные традиции своих народов. Языковая и культурная ассимиляция негритянского населения сопровождалась биологическим смешением их с белым и метисным населением.

Современное население Америки сложилось, таким образом, из трех основных компонентов: аборигенов-индеицев, переселенцев из Европы и негров, на­сильственно привезенных из Африки. Каждый из этих компонентов был, как это видно из изложенного выше, в этническом отношении весьма не­однороден и состоял из представителей разнообразных по языку и культуре народов.

С первых же лет европейской колонизации в странах Америки нача­лось смешение между белым, индейским и негритянским населением. Осо­бенно усиленно этот процесс проходил в Латинской Америке. Так образо­валось метисное население, доля которого в составе всего населения Латинской Америки непрерывно возрастает. Сейчас оно составляет около двух третей всего населения Латинской Америки и представляет собой основное ядро большинства ее современных народов.

Антропологический состав народов Америки очень различен, это пре­жде всего связано с тем, что участие отдельных этнических и расовых компонентов в формировании разных американских народов было весьма неодинаковым. Индейский компонент довольно незначителен в странах, где индейцы были быстро уничтожены или оттеснены в отдаленные рай­оны; невелика доля африканского элемента в тех странах и областях, куда мало ввозили рабов. В странах массового ввоза африканцев (за исключе­нием США, где путем сегрегации и дискриминации искусственно поддер­живается обособленность людей разных рас) смешение происходило сво­бодно и широко, особенно после отмены рабства; в антропологическом облике народов таких стран весьма заметны негроидные элементы. В Аме­рике можно выделить народы в основном европейского происхождения, сохранившие европеоидный расовый тип почти без примеси (англо- и франко-канадцы) или же с очень небольшой примесью индейских и еще меньшей — африканских расовых черт (аргентинцы, уругвайцы, костари­канцы) ; народы африканского происхождения, сохранившие негроидный антропологический тип — гаитийцы, основное население большинства ко­лониальных владений европейских держав в Вест-Индии и Гвиане; наро­ды монголоидной расы в основном аборигенного происхождения — эски­мосы, алеуты и многочисленные индейские народности и племена; наро­ды с преобладанием в их составе метисов (мексиканцы, чилийцы, испаноязычные боливийцы, перуанцы и эквадорцы, парагвайцы-гуарани) или мулатов (доминиканцы); народы с неоднородным антропологическим составом, включающие белых (европеоидов), негров и мулатов разных степеней смешения (кубинцы, пуэрториканцы, американцы США), метисов, самбо и значительное число лиц, сочетающих признаки всех трех рас (бразильцы, венесуэльцы, колумбийцы).

Колонии европейских держав в Америке зависели этническо не только в политико-административ­ном, но и в экономическом и культурном отноше­нии. Связи между отдельными колониями даже одного государства были очень слабыми. Население каждой колонии сосредоточивалось вокруг одного или двух крупных центров, часто морских портов. Эти группы на­селения были отделены друг, от друга непроходимыми лесами и террито­риями, занятыми непокоренными еще индейскими племенами. Со вре­менем хозяйство колоний окрепло, в каждой из них выросла своя буржуа­зия и своя интеллигенция, у плантаторов и фермеров появились свои осо­бые интересы, отличные от интересов господствующих классов метропо­лии. Во внешнем облике, в языке и обычаях населения каждой из коло­ний появились свои характерные черты, связанные с особенностями их социально-экономического развития, а также с влиянием тех или иных индейских или африканских групп населения. Так шел процесс форми­рования народностей.

Растущие новые народности уже не мирились с колониальной зависи­мостью от метрополий, началась борьба за независимость, приведшая к превращению почти всех американских колоний в самостоятельные бур­жуазные или буржуазно-помещичьи республики. Первой такой республи­кой стали Соединенные Штаты Америки, завоевавшие независимость в конце XVIII в. В течение первой четверти XIX в. независимости доби­лось большинство стран Латинской Америки (начиная с Гаити). Боль­шинство островов Вест-Индии оставались колониями (из них Куба доби­лась формальной независимости лишь в 1903 г., став третьей в Вест-Ин­дии республикой, а в 1959 г., после победы кубинской революции, полу­чила подлинную национальную независимость и провела ряд коренных, по существу социалистических, преобразований); многие из них — Пуэр­то-Рико, Ямайка, Мартиника, Гваделупа и др.,— а также Британский Гондурас и владения европейских держав в Гвиане до настоящего вре­мени находятся в колониальной зависимости.

Борьба за независимость способствовала сплочению каждого амери­канского народа в единое целое. Превращение стран Америки из колоний в самостоятельные республики устранило искусственные препоны их эко­номическому развитию; политическая независимость и ускорение эконо­мического развития привели к культурному сближению и расширению хозяйственных связей различных этнических и расовых групп в пределах каждой страны, их смешению и консолидации в единые народности.

В этногенезе народов американского континента и в процессе форми­рования американских наций имеется ряд особенностей, отличающих их от аналогичных процессов, протекавших в странах Старого Света. В Евро­пе и Азии на территории существовавших в то время рабовладельческих или феодальных государств образовывались и консолидировались круп­ные народности; тенденция к образованию национальных государств вы­растала уже как результат появления территориальных этнических общ­ностей. В Америке же образование этнических общностей — народно­стей и в дальнейшем наций — происходило в рамках политико-административных территорий (колоний, позднее — государств), границы кото­рых были проведены колонизующими державами часто по местности, не охваченной фактически единой государственной властью и общенацио­нальными экономическими связями.

В странах Старого Света народности образовывались на базе более тес­ного сближения племенных групп в условиях формировавшегося рабо­владельческого, либо ранне-феодального общества. Последующее превра­щение этих народностей в нацию основывалось на расширении и углуб­лении территориально-экономических связей в период зарождения и раз­вития капиталистических отношений. В странах же Америки большая часть современных народностей образуется и консолидируется непосред­ственно в ходе развития капитализма. Это привело к сближению во вре­мени двух процессов — образования народностей и перерастания их в ка­питалистические нации.

Процесс смешения и слияния разнородных этнических элементов, при­ведший к образованию нынешних национальных общностей Европы, на­считывал для большей части народов многие сотни лет; в Азии продол­жительность этого процесса измерялась во многих случаях тысячелетия­ми. В странах Америки он протекал в течение короткого периода нескольких сотен, а то и десятков лет и в большинстве стран еще далек от завершения.

Такое сближение начальных и конечных стадий основных этнических процессов приводит к тому, что на поздних стадиях национальной консо­лидации народностей Америки — в период образования буржуазных на­ций — внутри этих формирующихся наций сохраняется от более ранних эпох значительная пестрота их антропологического и этнического со­става.

Эта пестрота усугубляется и новой иммиграцией XIX—XX вв. В этот период в ряд стран Америки (главным образом в США, Канаду, Арген­тину, Уругвай и Бразилию, отчасти также в Чили, Перу, а в последние годы и в Венесуэлу) направились потоки переселенцев из разных стран Европы. Кроме продолжающейся иммиграции испанцев, португальцев, англичан и ирландцев, начался приток немцев, итальянцев, евреев, литов­цев, поляков, украинцев, русских, шведов, норвежцев и др. В некоторые карибские страны — Британскую и Нидерландскую Гвиану, Тринидад и др.— прибывали по контрактам чернорабочие из Индии, в Нидерланд­скую Гвиану — из Индонезии. Японцы иммигрировали в США, Брази­лию и Перу, китайцы — в США и другие страны, арабы — в большинство стран Латинской Америки. Иммиграция из Европы направлялась пре­имущественно в экономически слабо освоенные районы, в которых име­лись свободные земли для колонизации. Это были районы умеренного климата — Канада, север США, юг Бразилии, Аргентина, Уругвай; в них не было развито плантационное земледелие; требовалась дешевая ра­бочая сила. Большинство выходцев из Европы вливалось в состав слагав­шихся народностей (позднее — наций) Америки. В Латинской Америке особенно быстро ассимилировались итальянцы, испанцы, португальцы, в Северной — англичане, шотландцы.

Всего с середины XIX в. в Америку прибыло не менее 50 млн. имми­грантов, главным образом из Европы.

Антропологическая и языковая пестрота населения стран Америки неизбежно тормозила формирование в них единых народностей, а в даль­нейшем задерживала и консолидацию наций. Тем не менее экономическое развитие приводит к консолидации народов американских стран, незави­симо от расовой принадлежности отдельных групп населения. Только там, где различные расовые группы расселены компактно, могут образо­ваться народности в основном однородные в антропологическом отноше­нии. Таких однородных народностей много в Старом Свете, однако и там встречаются отдельные народы, в состав которых входят представители двух или даже всех трех больших рас человечества. Очень многие народы и в Старом Свете включают в себя различные расовые типы, принадле­жащие к одной большой расе. Гораздо реже встречаются народы, в состав которых влились группы разных больших рас. В Америке же, как уже говорилось, в силу особых исторических условий ее заселения почти все народы неоднородны в расовом отношении.

В настоящее время у некоторых крупных и наиболее развитых в эко­номическом и культурном отношении народов Америки (американцы США, мексиканцы, аргентинцы, бразильцы, чилийцы, кубинцы и др.) процесс консолидации близок к завершению; эти народы обладают (в раз­ной степени) территориальным, экономическим, языковым и культурным единством и имеют отчетливо выраженное национальное самосознание Рост национального самосознания народов Латинской Америки усили- иается под влиянием борьбы за экономическую и политическую незави­симость их стран от империализма США. Вместе с тем внутри каждого американского народа сохраняются и, несомненно, долго будут еще сохра­няться многочисленные этнографические группы (локальные, расовые и др.).

К числу таких этнографических групп мы считаем правильным от­нести негритянское население некоторых американских стран и в первую очередь — США и Бразилии. Негры внесли значительный вклад в нацио­нальную культуру ряда американских народов. Вместе с тем негры Аме­рики сохранили (хотя и в сильно измененном виде) некоторые эле­менты культуры, унаследованные ими от различных африканских наро­дов, в области народного искусства, верований, традиций, что позволяет рассматривать их в каждой стране, как этнографическую группу соот­ветствующего народа.

Подавляющее большинство населения Америки говорит на языках индоевропейской семьи (главным состав населения образом на языках европейских завоевателей Аме­рики) — английском, испанском, португальском. Ин­дейские народы, составляющие-сейчас меньшинство населения, в значи­тельной части сохранили свои языки. Языки же народов Африки, как уже отмечалось, не смогли удержаться даже среди тех американских народов, у которых негроидный элемент явно преобладает.

По преобладанию тех или иных индоевропейских языков Америка раз­деляется на две зоны: Северную Америку, где преобладает английский язык (германской языковой группы), и Латинскую Америку (Карибскую и Южную), само название которой связано с тем, что ее население гово­рит на языках, происходящих от латинского, т. е. на языках романской языковой группы. На стыке между этими зонами — в Вест-Индии — на­блюдается значительная языковая пестрота.

Основные народы, говорящие на английском языке,— американцы, англо-канадцы и население британских владений в зоне Карибского моря (Ямайки, Барбадоса, Тринидада, Бермудских, Багамских и других остро­вов, Британской Гвианы, Британского Гондураса).

Американцы США, обычно называемые просто американцами (136 млн. человек),—основное население США, крупнейшая нация Америки. В состав американской нации входят потомки англичан, шотланд­цев, ирландцев, а также немцев, итальянцев, шведов, норвежцев, поляков и выходцев из многих других европейских стран. Американцы США составляют около населения своей страны.


Особое место в составе американской нации занимает неполноправная угнетенная расово-этнографическая группа негров США — потомков ра­бов из Африки (около 18 млн. человек). Утратившие свои традиционные этнические и культу(рные связи и языки, территориально разобщенные и длительное время общающиеся с окружающим англоязычным белым насе­лением, негры различных африканских народностей стали одним из ком­понентов американского народа и (внесли свой значительный вклад в его общенациональную культуру.

«Негры в Соединенных Штатах не составляют отдельной нации. Они скорее имеют все признаки отличающегося в расовом отношении народа или народности, которая представляет собою исторически определившую­ся составную часть американской нации»,—пишет главный редактор га­зеты «Уоркер» Дж. Джексон.

США — многонациональное государство, в котором многие сравни­тельно недавние выходцы из Европы, Азии и стран Америки сохраняют в первом, втором, а иногда и третьем поколении связи с прежней роди­ной, прежний язык и обычаи, национальное самосознание. Они образуют в США национальные группы, постепенно ассимилирующиеся с амери­канским народом. Ассимиляция иммигрантов разного происхождения протекает неодинаковыми темпами. Англоязычные иммигранты (кроме ирландцев) — англичане, шотландцы, англо-канадцы — ассимилируются быстрее других.

Группы неевропейского происхождения — китайцы, японцы, мекси­канцы, пуэрториканцы — подвергаются наиболее сильной дискриминации и сегрегации; дискриминации подвергаются и иммигранты из Европы, в особенности из южной и восточной. Эта дискриминационная политика, обособляя иммигрантов от основной массы населения, часто способствует длительному сохранению ими национального самосознания. Для крупных городов США характерны национальные кварталы, в которых сосредото­чивается население того или иноіго иностранного происхождения.

По вероисповеданию население США в большинстве своем принадле­жит к различным протестантским церквам и сектам (62,5 млн. из 112 млн. лиц, состоящих членами тех или иных религиозных общин). Из числа протестантов больше всего баптистов (около 21 млн. человек), методи­стов (12,4 млн.), лютеран (8 млн.), пресвитериан (4,2 млн.). Каждое из этих вероисповеданий не представляет единства, а дробится на множе­ство церквей и сект. Второе по численности место после протестантов занимают католики. Католиков в США насчитывается 41 млн. человек. В их число входят мексиканцы, итальянцы, ирландцы, поляки, пуэртори­канцы и др., а также американцы ирландского, итальянского, польского происхождения.

Англо-канадцы (8,35 млн.) — крупнейший народ Канады — заселяют юг страны. Они образуют также национальные группы в некоторых круп­ных городах севера США.

По религии англо-канадцы принадлежат к множеству различных про­тестантских церквей и сект, из которых наиболее крупные «Объединен­ная церковь Канады» (2,9 млн. человек в 1951 г.) и «Англиканская цер­ковь в Канаде».

Среди англо-канадцев расселены группы сравнительно недавних пере­селенцев из Европы первого и второго (отчасти третьего) поколения (нем­цы, украинцы, русские, поляки, ирландцы и др.), постепенно ассимили­рующиеся с окружающим англо-канадским населением.

К англоязычным народам британских колоний в Америке относятся также ямайцы, тринидадцы, жители Багамских и Бермудских островов, население британских колоний Малых Антильских островов, Британского Гондураса, Британской Гвианы. Все эти народы в основном африканско­го происхождения, крупнейший из них — ямайцы (1,7 млн. человек). Из британских колоний в «банановые республики» Центральной Америки, а в последние годы и в Англию направляется значительное число эмигран- тов-чернорабочих.

Речь американцев США отличается от языка англичан по произноше­нию и словарному составу; свои особенности есть и в языке англо-канад­цев. В языке тех и других сохраняются отдельные архаизмы, исчезнув­шие в Англии, имеются индейские слова (больше всего — алгонкинские), многочисленные неологизмы. В языке американцев насчитывается три основных диалекта — северный, западный и южный. Язык Ямайки и дру­гих островов отличается от литературного английского не только по про­изношению и словарю, но и по грамматической структуре. На английском языке говорят в Америке также ирландцы и уэльсцы; те и другие отне­сены нами к кельтской группе по их традиционным языкам, которыми они в Европе частично пользуются и теперь. На английском же языке гово­рит и большинство евреев США. На него постепенно переходят недавние ^переселенцы в США и Канаду из разных стран Европы и Азии.

Английский язык является родным в Америке почти для 160 млн. че­ловек (включая евреев США и Канады, ирландцев и уэльсцев). В эту цифру не включены национальные группы США и Канады, цоторые, под­вергаясь процессу ассимиляции, постепенно усваивают английский язык. Значительная часть лиц, относимых нами к другим языковым группам, в действительности уже пользуется английским языком как основным. Число таких; лиц не поддается точному исчислению, но, несомненно, оно составляет не менее 20 млн. человек.

Из другий языков германской группы в Америке распространены гол­ландский, немецкий и скандинавские.

Основное население Нидерландской Гвианы (африканского происхо­ждения) говорит на местном диалекте голландского языка. На голланд­ском языке говорят также голландцы — недавние иммигранты, главным образом в США и Канаде (потомки голландцев — ранних поселенцев на территории США в XVII—XVIII вв., давно не только перешли на англий­ский язык, но и вошли в состав американской нации). Современная чис­ленность голландцев и фламандцев в Америке — переселенцев первого и второго поколения — около 1 млн. человек.

Из других народов германской языковой группы в Америке наиболее многочисленны немцы (7 млн. человек). Значительные группы их нахо­дятся в США (во многих штатах Северо-Востока), Канаде (в Онтарио и степных провинциях), Аргентине (в колонизуемых районах Чако и Пам­пы), Бразилии (в южных штатах, особенно, в Сан-Паулу), Чили (на юге обитаемой части страны — в провинциях Вальдивия, Льянкиуэ и Осорно). К немцам по языку и культуре близки австрийцы (0,9 млн. чело­век — главным образом в США). На архаическом нижне-немецком диа­лекте говорят колонисты-меянониты в Парагвае; эта религиозная группа смешанного происхождения отнесена нами к числу немцев. Немцы проч­

нее других европейских иммигрантов сохраняют родной язык и традиции, но и они в последующих поколениях переходят на языки окружающих на­родов — английский, испанский, португальский. Численность жителей Америки, фактически пользующихся немецким языком, вероятно, состав­ляет несколько миллионов (главным образом в США и Бразилии).

Свои языки частично сохранили также шведы (1,3 млн.), норвежцы (1 млн.) и датчане (0,5 млн.), живущие главным образом в районах пре­рий США и Канады; многие из них говорят на английском.

Часть евреев как в США, так и в Латинской Америке, говорит на язы­ке идиш, большинство — на английском, испанском или португальском. Все они (6,7 млн.) условно отнесены нами к германской языковой группе.

Кельтская языковая группа представлена в Америке главным образом ирландцами (2,8 млн. человек) и уэльсцами (почти 100 тыс. человек). Подавляющее большинство их живет в США и в Канаде. Народы, тради­ционно причисляемые к кельтской языковой группе, в условиях Америки говорят только по-английски. Несмотря на это, ирландцы длительно со­храняют национальное самосознание и ассимилируются сравнительно медленно. Это связано с многовековым национальным угнетением их анг­личанами, а также с разницей вероисповедания (ирландцы, в отличие от большей части других англоязычных народов, католики),

В целом народы, относящиеся к германской и кельтской языковой группам в Америке, насчитывают свЬшю 170 млн. человек.

Основные языки народов Латинской Америки — испанский и порту­гальский. На них (и на языках романской группы в целом) в Америке говорит больше людей, чем на их родине — в Европе.

На испанском языке говорят мексиканцы (за исключением части мек­сиканцев США, перешедших на английский), почти все основные народы Центральной Америки (гватемальцы, гондурасцы, никарагуанцы, сальва­дорцы, костариканцы, панамцы), Южной Америки (колумбийцы, вене­суэльцы, эквадорцы, перуанцы, боливийцы, чилийцы, аргентинцы, уруг­вайцы), многие народы Вест-Индии (кубинцы, пуэрториканцы, домини­канцы), а также испанцы-иммигранты; на испанском языке говорит также значительное число индейцев (главным образом в Мексике). На порту­гальском языке говорят бразильцы и португальцы-иммигранты. На испан­ский (или португальский) язык переходит также часть иммигрантских, групп разных национальностей (немцы, итальянцы, поляки и др.).

Среди многочисленных испаноязычных народов Америки крупней­ший — мексиканцы (30 млн.). Мексиканцы составляют основное населе­ние Мексики. Значительное число их живет в юго-западных штатах США — это потомки населения, жившего здесь в момент захвата этих территорий Соединенными Штатами у Мексики (во второй четверти XIX в.), а также иммигранты, переселяющиеся в США в поисках зара­ботка.

Иммиграция в Мексику из Европы и ввоз рабов из Африки после пери­ода колонизации были незначительны, мексиканский народ образовался путем смешения первоначальных испанских поселенцев с местными ин­дейскими народами. В некоторых районах (главным образом на юге страны) индейские народы до сих пор составляют основное население.

Второй по численности испаноязычный народ Америки — аргентинцы (16 млн.) —сложился в основном из потомков европейских иммигран­тов — испанцев, итальянцев и др. В Аргентине и сейчас живут значитель­ные группы итальянцев, которые быстро ассимилируются, а также группы немцев, украинцев, русских и многих других народов.

В других странах Латинской Америки испаноязычные народы также составляют основное население; крупнейшие из них — колумбийцы (13,4 млн.), чилийцы (6,7 млн.), кубинцы (6,5 млн.), венесуэльцы (6,3 млн.).

На португальском языке говорят бразильцы (62 млн.) — крупнейший народ Латинской Америки, составляющий основное население Бразилии. Они расселены в восточной части страны, причем основная масса их со­средоточена в непосредственной близости от атлантического побережья.

В глубинные районы страны бразильцы проникают лишь небольшими группами, расселяясь по долинам крупных рек; районы эти заселены еще очень слабо, в основном — индейскими племенами. В бразильской нации сохраняются значительные различия между группами, живущими в раз­ных областях страны; они отличаются по своему антропологическому со­ставу, обычаям, психическому складу. Негритянская часть бразильского народа в значительной мере сосредоточена на северо-востоке страны (Байя, Пернамбуко), в других районах процент их невысок. В южных районах Бразилии расселены группы населения недавнего иностранного происхождения, еще сохраняющие свою обособленность, но постепенно ассимилирующиеся с бразильцами. Быстрее всего ассимилируются пред­ставители народов романской языковой группы — испанцы, итальянцы и особенно португальцы; медленнее — японцы, немцы, украинцы, поляки.

Испанский и португальский языки в Америке имеют ряд особенностей в произношении и словаре по сравнению с этими же языками в Европе; они вобралц в себя, в частности, значительцое количество слов из различ­ных индейских и африканских языков.

На французском языке говорят франко-канадцы, французы старой и новой иммиграции в США, гаитийцы и жители французских владений — Французской Гвианы, островов Мартиники, Гваделупы, Сен-Пьер и Ми­келон.

Франко-канадцы (6 млн.) — второй по численности основной народ Канады — составляют большинство населения провинции Квебек в юго- .восточной Канаде.

Гаитийцы (3,5 млн.) — основное население республики Гаити — народ африканского происхождения, завоевавший свою независимость первым в Латинской Америке в ходе ожесточенной борьбы с французскими коло­низаторами. В верованиях и обычаях гаитийцев сохранились элементы, унаследованные от различных народов Африки.

В языке франко-канадцев (и французов США) сохраняется много архаизмов. Язык гаитийцев сильно видоизменен по сравнению с француз­ским языком Франции и имеет особое название — «креоль»; языки насе­ления Мартиники и Гваделупы также представляют собой резко обособ­ленные диалекты французского языка.

К романской языковой труппе относятся также живущие во многих странах Америки итальянцы (7,4 млн.); часть их сохранила свой язык, остальные — переняли языки окружающего населения — английский, испанский, португальский. Больше всего итальянцев в США (в Нью- Йорке и других крупных городах Северо-Востока страны), Аргентине (Буэнос-Айрес и районы Росарио, Сант-Фе, Мендосы и Тукумана), Бра­зилии (Рио-де-Жанейро и сельскохозяйственные колонии юга страны), Уругвае (Монтевидео).

В Нидерландской Вест-Индии распространен «папьяменто», создав­шийся в результате смешения испанского, голландского и карибского языков.

Всего на языках романской группы говорит в Америке около 190 млн. человек. По вероисповеданию все народы этой группы (за небольшим ис­ключением) — католики.

На языках славянской группы в Америке говорит часть русских, украинцев, поляков, чехов, словаков, словенцев и др.; в основном это по­томки второго и третьего поколений эмигрантов из царской России и Австро-Венгерской империи. Поляки живут главным образом в центрах горнодобывающей промышленности юга Канады и северо-запада США;

русские — в западных провинциях Канады и в различных районах Севера США; украинцы — в степных провинциях Канады. Группы всех славян­ских народов расселены в сельскохозяйственных районах Аргентины, Уругвая и Южной Бразилии.

К индийской языковой группе нами условно отнесены выходцы из Индии и Пакистана (индийцы), составляющие значительную часть насе­ления Британской и Нидерландской Гвианы и Тринидада. Имеющиеся данные не позволяют определить, к каким из народов Индии они преиму­щественно относятся; часть их, возможно, правильнее было бы отнести к дравидской, а не к индоевропейской языковой семье.

В странах наибольшей иммиграции (США, Канада, Бразилия) живут группы армян, литовцев, греков и др.

В целом народы индоевропейской языковой семьи составляют около 370 млн. человек (почти 95% населения Америки). Фактически на язы­ках этой семьи говорит гораздо больше людей, если учесть представителей других языковых семей, перенявших английский, испанский или порту­гальский языки.

Второй крупный компонент населения Америки — это аборигенные на­роды — индейцы, эскимосы и алеуты.

Общая численность индейцев Америки составляет по различным оценкам от 14 до 30 млн. человек и более, Эти цифры отличаются друг от друга не столько степенью точности, сколько тем, какое содержание вкладывают их авторы в понятие «индеец». Спорность этого вопроса обу­словливается наличием во многих странах Латинской Америки групп на­селения, связанных этнически как с индейскими, так и с латиноамерикан­скими народами. Многие индейцы, оторвавшись от своих племен, работают чернорабочими на плантациях вперемежку с индейцами из разных других племен, а также с белыми, метисами и неграми. В этих условиях индейцы быстро меняют свой язык на испанский (или португальский) и постепенно утрачивают племенное самосознание. Наряду с этим в составе индейских народов, сохранивших и развивающих свою культуру (например, кечуа), много людей смешанного происхождения — метисов. Некоторые исследо­ватели кладут в основу классификации антропологические признаки и вы­деляют лишь лиц чисто индейского происхождения; другие включают также метисов с высоким процентом «индейской крови». Многие авторы исходят не из количества «индейской крови», а из культурно-этнических признаков.

Пользуясь имеющимися в литературе оценками, мы по возможности отдавали предпочтение тем из них, которые учитывали фактические этни­ческие, культурные и языковые связи, а не чисто антропологические при­знаки. К числу индейцев нами отнесены все те группы людей, которые со­хранили этническую принадлежность к тому или иному из индейских на­родов, даже если они сменили язык (в том числе около 3 млн. индейцев

В нашей классификации индейские народы объединены в одну общую группу не по признаку языковой близости, как ото сделано в отношении других народов; индейцы образуют множество совершенно особых, ничем между собой не связанных лингвистических семей, большинство их включает в себя всего несколько тысяч, сотен или даже десятков человек. Объединение этих семей в таблицах вызвано лишь невозможностью дать каждую из них в отдельности, так как изученность их совер­шенно недостаточна для составления полной статистической сводки. Многие из на­званий в наших статистических таблицах — это названия не отдельных племен, а целых языковых семей или групп.

Несколько таких оценок приведено в ІіР Г('стр. 617—010). Среди них оценка Стьюарда (J. Н. Steward) — 15,3 млн.; оценка Розенолата (A. Rosenibliat) —16,2 млн.; оценка, приведенная без указания авторства—30,в или. В советской литературе чаще всего встречается цифра 25 млн.: В Нар. Am. I эта цифра отнесена к Латинской Америке, в Большой Советской энциклопедии — ко всей Америке. Во 2-й Гаванской декларации, принятой кубинским народом 4 февраля 1962 г., упомянута общая чис­ленность индейцев Америки — 3'2 млн. человек.

Мексики, перешедших на испанский язык), а также все, говорящие на ка- ком-либо из индейских языков, независимо от их антропологического облика (в том числе парагвайцы и кечуаязычные метисы Аргентины).

Мы не включаем в число индейцев распыленные группы индейского происхождения, утратившие прежние этнические связи и представляю­щие собой в сущности этнографические группы бразильцев, венесуэль­цев и т. д.

Крупнейший из индейских народов — кечуа (8,4 млн.) — расселен в Андах; его этническая территория простирается от южной Колумбии до северной Аргентины. За четыре столетия, протекшие со времени гибели государства инков и начала испанской колонизации, этот народ прошел большой путь исторического развития. Вокруг него сплотились те индей­ские племена, которые оказывали наиболее активное сопротивление коло­низаторам в первые века их господства. Восстания кечуа против «белых» угнетателей повторялись снова и снова и имели место даже в XIX в.

В условиях колониального угнетения кечуа сохранили свой язык, террито­рию расселения, этническое самосознание, элементы традиционной куль­туры. Уменьшение численности индейцев Анд приостановилось к концу колониального периода. Рост численности кечуа происходил не только за счет естественного прироста, но и за счет ассимиляции ими соседних индейских племен.

Язык кечуа имеет письменность, разработанную миссионерами; в по­следние десятилетия на нем появляется литература, периодическая печать.

Второй по численности индейский народ — аймара (1,3 млн.) —рассе­лен в районе, прилегающем к озеру Титикака в Перу и Боливии. Некото­рые племена, прежде говорившие на диалектах языка аймара, сменили , их на язык кечуа и ассимилируются последними.

Этнические процессы в андских странах — Перу, Боливии и Эквадоре— проходят иначе, чем в других странах Америки: государственные границы этих стран рассекают на три части этническую территорию кечуа. Во всех трех странах испаноязычные метисы вместе с ничтожной прослой­кой «белых» (или причисляемых к ним светлокожих метисов) составляют в отличие от других стран Латинской Америки лишь около половины на­селения; вторую половину (или несколько больше) в Эквадоре составляют индейцы кечуа, а в Боливии и Перу — кечуа и аймара. Кечуа и аймара (вместе с частью метисов, близких к ним по культуре и говорящих на индейских языках) образуют в этих странах основную массу крестьян­ства. Этнические процессы здесь идут в двух направлениях. С одной сто­роны, неизбежно возникающие и усиливающиеся в пределах каждой страны экономические связи между ее районами и продолжающееся этни­ческое смешение приводят к сближению различных этнических компонен­тов населения — появляется тенденция к образованию в каждой из стран одного народа. С другой стороны, все усиливаются этнические связи внутри народа кечуа. Связи эти пересекают государственные границы; возникает тенденция к образованию единой нации кечуа в пределах трех государств. Этому способствует компактное расселение народа кечуа, единство языка, традиция борьбы против колонизаторов в прошлом и про­тив национального и расового угнетения — в настоящем. Дальнейший ход исторического развития покажет, какая из этих двух реально существую­щих тенденций возьмет верх.

К числу индейских народов отнесены нами и парагвайцы (гуарани) — 1,7 млн.— единственный индейский народ, имеющий свое государство. По своей расовой принадлежности парагвайцы — метисы — потомки индейцев гуарани и испанских завоевателей. В отличие от других метис­ных народов Латинской Америки, перешедших полностью на испанский или португальский языки, парагвайцы сохранили свой исконный индей­ский язык — гуарани; вместе с тем они усвоили и испанский и являются единственным в мире полностью двуязычным народом. На языке гуарани издается литература.

Парагвайцы заселяют южные области Парагвая; в северном Парагвае (Чако) живут небольшие индейские племена. В Чако, а также и в южной части Парагвая, имеются колонии меннонитов. Других европейских посе­ленцев там очень мало. Парагвайцы живут в небольшом числе и в сосед­них странах — Аргентине, Бразилии.

Четвертый крупный индейский народ южной Америки — арауканы (0,3 млн.) — расселен в южном Чили и отчасти в смежных районах Арген­тины. Часть его живет в резервациях, остальные смешиваются с чилийца­ми и постепенно ассимилируются ими.

Ряд крупных (насчитывающих по несколько сот тысяч человек) индей- 'ских народов заселяет некоторые области центральной и южной Мексики и весь северо-запад Гватемалы. Определение численности народов Мекси­ки затрудняется тем, что, по общему признанию мексиканских этногра­фов, значительная часть индейцев стала говорить на испанском языке, сохранив вместе с тем свои прежние этнические связи и самосознание. Общее число испаноязычных индейцев (по принятой нами оценке) превы­шает 3 млн. человек (см. примечания к таблице численности народов Мек­сики). Статистика же дает сведения только об индейцах, сохранивших родной язык (менее половины общего числа). Поэтому статистические данные о каждом из индейских народов Мексики в той или иной степени преуменьшены. Число индейцев, говорящих на родном языке, сокращает­ся от переписи к переписи.

Крупнейшие индейские народы Мексики принадлежат к языковым семьям юта-ацтекской (ацтеки), майя-соке (майя, цельтали, цоцили и др.), макро-отоманской, или отоми-миштеко-сапотекской (миштеки, сапотеки, отоми). К этим и многим другим языковым семьям принадлежат и многочисленные небольшие индейские народы Мексики. Пути этниче­ского развития этих народов весьма различны. Одни малые народы, жи­вущие среди испаноязычного населения, продолжают ассимилироваться с испаноязычным мексиканским народом, другие ассимилируются с круп­ными индейскими народами. Крупнейший из индейских народов Мексики, народ древней культуры — ацтеки (0,7 млн.) — живет небольшими груп­пами среди испаноязычного населения и тесно связан с ним в хозяйствен­ном и культурном отношении. В большей степени сохраняют свою этни­ческую самобытность народы с компактной этнической территорией (майя, сапотеки, миштеки, тараски). К ним тяготеют и соседние небольшие народы, родственные им по языку и культуре.

Крупные индейские народы Гватемалы (киче, кекчи, какчикели, маме) принадлежат к одной языковой семье — майя-соке и близки друг другу по культуре. Насколько позволяют судить статистические сведения, доля индейцев в населении страны остается более или менее постоянной.

Огромные территории севера Канады и внутренние области Южной Америки заселены многочисленными малыми индейскими племенами. Часть этих индейцев превращается в наиболее бесправный эксплуати­руемый слой наемных работников (в Канаде — на лесоразработках, в Южной Америке — на плантациях). Участие индейцев в общей экономи­ческой жизни приводит к распаду прежних племенных связей и к ассими­ляции их народами, с которыми они соседствуют. Многие индейские пле­мена в самых недоступных областях Южной Америки живут изолиро­ванно от остального населения и сохраняют свой племенной быт и язык. Численность этих индейских групп не поддается точному определению, однако известно, что в результате болезней и лишений она в общем умень­шается. В США после массового истребления индейцев в XVII—XIX вв. остатки их были переселены на специально для них отведенные наиболее неудобные земли («резервации»), где они влачат жалкое существование и поныне. В резервациях живут и некоторые индейские племена Южной Ка­нады, а также Бразилии и других стран Южной Америки. Ряд племен индейцев вымер совершенно, от некоторых осталось несколько десятков человек.

Почти все индейцы Америки обращены в христианство. В верованиях большинства их сочетаются догматы христианства и элементы прежних, дохристианских религиозных представлений. Индейские народы лати­ноамериканских стран — католики, индейцы Северной Америки при­надлежат к различным церквам в зависимости от того, какими миссио­нерами они были обращены.

По характеру демографических процессов страны демографические Северной Америки, и страны Латинской Америки данные сильно различаются. Для стран Северной Америки типична средняя рождаемость (в США среднего­довая за 1953—1960 гг.— 24,4%о), довольно низкая смертность (в США — 9,3%), сравнительно невысокий процент в населении младших возрастов (в США до 14 лет — 26% о) и высокий — престарелых возрастов (в США свыше 65 лет — 18%о). Прирост населения в этих странах составляет около 15 %.

Почти во всех странах Латинской Америки рождаемость исключитель­но высокая, как правило, она превышает 30% (в среднем за 1955—1960  гг. в Перу 36,9%, в Чили — 34,9%), во многих странах —40% (в Британской Гвиане — 43,9%, в Панаме — 40,0%), в Мексике и ряде стран Центральной Америки — превышает 45% (в Мексике—46,5%, в Коста-Рике — 47,7%, в Венесуэле — 47,5%). Судя по официальной ста­тистике (весьма несовершенной в смысле полноты учета), смертность в большинстве стран Латинской Америки упала до уровня, близкого к уровню смертности в развитых капиталистических странах; она состав­ляет от 7% (Пуэрто-Рико) до 20% (Гватемала). Снижение смертности при сохранении высокой рождаемости привело к резкому повышению есте­ственного прироста населения. Почти во всех странах Латинской Америки он превышает 20% о, а в большинстве даже 30% о, в Коста-Рике и Вене­суэле прирост достиг 38%о (средние за 1955—1960 гг.).

Ежегодное увеличение населения за счет естественного прироста со­ставляет для Северной Америки около 3 млн., для Латинской Америки,— около 5 млн. человек. Для большинства стран Латинской Америки харак­терен большой процент в населении младших возрастных групп и ма­лый — престарелых (в Перу, например, по данным 1955 г., до 14 лет — 44,0 %, свыше 65 лет — 7,3%).

Иммиграция в американские страны, почти прекратившаяся во время второй мировой войны, снова возросла в послевоенный период. За период 1946—1957 гг. в Америку прибыло более 5 млн. человек.

Многие иммигранты в дальнейшем возвращаются на родину; в некото­рые годы число возвратившихся составляло свыше половины переселившихся.

Увеличение численности населения стран Америки за счет иммигра­ции в последние десятилетия, таким образом, сравнительно невелико. Однако, не влияя заметным образом на общую численность населения го­сударств Америки, иммиграция оказывает значительное влияние на этни­ческий состав тех районов, где оседает большинство переселенцев.

Почти во всех странах Америки проводились переписи населения, однако лишь в очень многих из них (Канада, США, Мексика, Брази­лия) они повторялись регулярно в течение дли­тельного периода времени.

Ни одна из американских стран не ставит в своих переписях прямого вопроса о национальной принадлежности населения, но некоторые из них дают сведения по другим показателям, позволяющим определить числен­ность отдельных народов. Шесть крупных стран (Канада, США, Мексика, Бразилия, Боливия, Перу) и ряд мелких учитывают в переписи язык на­селения, однако некоторые из них (в частности, Бразилия) учитывают не родной язык, а разговорный или обиходный, что приводит к преуменьше­нию доли в населении национальных меньшинств. В США и Перу, учи­тывающих (родной язык населения, сведения имеются лишь за 1940 г., так как в США при следующей переписи 1950 г. вопрос об языке не ставился, а в Перу после 1940 г. перепись не проводилась. Для стран, в которых происходят интенсивные этнические процессы (а таковы все страны Аме­рики), очень важно было бы учитывать двуязычие и его динамику, однако двуязычие учитывается лишь в переписях Мексики (в отношении индей­ских и испанского языков). Показатель языка даже там, где имеются пол­ные и новые данные, в условиях Америки недостаточен для выявления на­ционального состава, так как, с одной стороны, он не дает возможности отделить друг от друга разные народы, говорящие на одном языке; с дру­гой,— в число говорящих на языках национальных меньшинств (имми­гранты из Европы и Азии, либо индейцы) в условиях усиленной ассими­ляции, как правило, не включается какая-то часть этих меньшинств, успевшая уже сменить язык, но сохранившая прежние этнические связи, характерные черты этнического облика и национальное самосознание. Та­кое преуменьшение численности национальных меньшинств имеет место даже в тех случаях, когда учет ведется по родному языку; когда же учи­тывается разговорный язык, это преуменьшение становится особенно зна­чительным.

Для определения численности народов Америки большое значение имеют данные о происхождении населения. Различные варианты этих данных имеются в переписях двух крупных стран (США и Канады) и ряда мелких. В канадской переписи учитывается давнее происхождение всего населения из различных стран Европы; таким образом, принадлежность к основным современным народам Канады — англо- и франко-канадцам, сформировавшимся уже в самой Канаде, этими данными не учтена. Для выявления современных народов больше подходит учет недавнего на­ционального происхождения, так как он позволяет отделить неассимилированные национальные меньшинства от сформировавшихся американ­ских народов. Так, в переписях США учитывается происхождение насе­ления в двух последних поколениях (страна рождения самого опраши­ваемого и страны рождения его родителей). Учет ведется по государ­ствам рождения опрашиваемых лиц и их родителей, поэтому эти данные можно непосредственно использовать лишь для выделения тех народов зї национальных групп, которые ведут свое происхождение из однона­циональных государств, например, ирландцев или итальянцев; националь­ная принадлежность лиц, родившихся в многонациональных государствах Европы, не может быть определена по сведениям о государстве их рождения.

Одним из наиболее распространенных в переписях американских стран является вопрос о расовой принадлежности. Учет по расе имеется в пере­писях двух крупнейших стран Америки — США ж Бразилии — и большин­ства мелких стран. В этот вопрос в разных странах вкладывается разное содержание. Нигде он не дает характеристики расовой принадлежности населения в научном' (антропологическом) смысле, это было бы и невоз­можно осуществить в переписи населения. В США раса — понятие чисто юридическое: принадлежность к негритянской или индейской расе опре­деляется правилами, установленными в законах каждого штата. Как две особые расы рассматриваются японцы и китайцы. В переписи 1930 г. одной из «цветных» рас считались мексиканцы, но в последующих пере­писях они включались в число «белых». Такой же вопрос, выделяющий по форме расовые группы, а по существу в ряде случаев — национальные, имеется в переписях многих стран Центральной Америки (выделение негров, белых, индейцев, японцев, китайцев и т. д.). В Бразилии перепись ведет учет по цвету кожи, определяемой счетчиками («белые», «черные», «коричневые» и «желтые»); при этом 26,5%1 населения, по переписи 1950 г., было отнесено к «коричневым», т. е. мулатам, метисам и самбо. В отличие от США в странах Латинской Америки между этими группами нет резкого разграничения. Классификация по цвету кожи для выделения национальных групп не может быть использована, поскольку все европей­ские национальные меньшинства растворены в числе «белых», китайцы и японцы — в числе «желтых»; она лишь выявляет расовые различия внутри бразильского народа.

Почти все американские страны в своих переписях учитывают под­данство населения. Так как по законам большинства этих стран все лица, родившиеся в стране, являются ее гражданами, учет подданства позволяет выделить лишь иностранцев первого поколения, что, несомненно, приво­дит к преуменьшению численности национальных меньшинств иностран­ного происхождения. К тому же сведения о подданстве (как и о проис­хождении) могут непосредственно применяться для выделения националь­ных меньшинств лишь из однонациональных стран. Тем не менее, в пере­писях большинства стран Америки отсутствуют более точные показатели, и именно подданство (или весьма с ним сходный показатель — страна рождения) было в ряде случаев принято за основу при определении численности национальных меньшинств иностранного происхождения.

Некоторые национальные группы удавалось выделить при помощи данных о религии (евреи, армяне). Религия, как и подданство, учитывает­ся почти во всех переписях. Там, где ее не учитывает перепись населения (например, в США), она освещается специальной статистикой религиоз­ных организаций.

По некоторым странам Америки мы вообще не располагаем данными об этническом составе их населения (Уругвай, Французская Гвиана, Сен- Пьер и Микелон, Мартиника, Гваделупа, некоторые острова Вест-Индской Федерации). В таких случаях приходилось пользоваться общими описа­ниями этих стран и давать собственные (весьма приближенные) числен­ные оценки их отдельных этнических групп. Это же приходилось делать и там, где имеющиеся статистические данные не внушают доверия (Эква­дор) или имеют существенные пробелы.

Кроме данных переписей, которые всюду, где возможно, принимались за основу при определении национального состава, были использованы отдельные сведения в различных справочных изданиях, общегеографиче­ских описаниях стран или монографиях по тем или иным народностям или племенам. Ссылки на важнейшие из них даются в примечаниях к таблицам по странам.

Таким образом, приводимые оценки численности народов по разным странам Америки имеют весьма различную степень точности — от вполне допустимых экстраполяций надежных переписных данных до оценок, но­сящих предположительный характер.

Все цифры 1959 г., относящиеся к численности народов, исчислены на основании данных прежних лет (в большинстве — 1950 г.), поэтому эти цифры даются, по возможности, округленными. Итоговая численность на­селения государств на 1959 г. взята из справочников ООН.