Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы Африки
Этнография - Численность и расселение народов мира

НАРОДЫ АФРИКИ

Африка — континент, почти все страны которого еще совсем недав­но полностью находились в колониальной зависимости от европейских государств. На протяжении нескольких столетий колониза­торы эксплуатировали коренное население и расхищали природные богат­ства африканских стран. В XV—XVII вв., в эпоху первоначального накоп­ления капитала, Африка стала основной территорией, откуда вывозили рабов для американских колоний европейских государств. По выражению К. Маркса, она превратилась в «заповедное поле охоты на чернокожих». Работорговля привела к длительной задержке развития производительных сил и деградации экономики, сокращению численности населения Африки. Общее уменьшение численности населения Африки от работорговли, вклю­чая убитых во время охоты за рабами и погибших в пути, составляло де­сятки миллионов человек.

Колониальный раздел Африки был завершен в конце XIX — начале XX в., в период, когда развитие капитализма вступило в свою высшую и последнюю стадию. В это время, по словам В. И. Ленина, «начинается гро­мадный «подъем» колониальных захватов, обостряется в чрезвычайной степени борьба за территориальный раздел мира». Почти вся Африка была поделена между европейскими державами. Накануне второй мировой войны независимыми государствами считались только Египет, Либерия и Южно-Африканский Союз. На долю этих трех государств приходилось 7,7% площади африканского континента и 17% населения.

После второй мировой войны начался распад мировой колониальной системы и крушение империалистического господства в странах Азии и Африки. Колонизаторы пытаются удержать свое господство, применяя но­вые методы и формы колониального закабаления, усиливая экономическое влияние на африканские страны.

Упадок и разложение мировой системы капитализма, рост могущества и укрепление влияіния мировой социалистической системы, освобождение народов Азии от колониального господства — все это послужило важней­шими факторами, способствовавшими резкому подъему национально-осво­бодительного движения в Африке. Во многих странах Африки разверну­лась борьба претив колониального режима, за национальное освобожде­ние. Большинству африканских народов национально-освободительная борьба уже принесла политическую независимость. В 1951 г. добилась независимости Ливия, в 1955 г.— Эритрея, в 1956 г.— Марокко, Тунис и Судан. Золотой Берег и Британское Того образовали в 1957 г. независимое государство Гана. В 1958 г. стала независимой Гвинея. В 1960 г., который по праву называют «годом Африки», освободились от колониального гнета французские подопечные территории Камерун и Того, французские коло­нии Сенегал, Судан (Мали), Мадагаскар (Мальгашская Республика), Бе­рег Слоновой Кости, Верхняя Вольта, Нигер, Дагомея, Чад, Убанги-Шари (Центрально-Африканская Республика), Конго (со столицей Браззавиль), Габон и Мавритания3. Независимость получили также бельгийская коло­ния Конго, британский протекторат Сомалиленд и итальянская подопечная территория Сомали (две последние объединились в единую республику Сомали), а также самая крупная страна Африки — Нигерия. В апреле 1961 г. была провозглашена независимость другой британской колонии и протектората — Сьерра-Леоне. В конце 1961 г. закончилась опека над бри­танской подопечной территорией Камерун. В результате референдума юж­ная часть этой территории воссоединилась с республикой Камерун, а се­верная была присоединена к Нигерии. Получила независимость Тангань­ика. Таким образом, к концу 1962 г. независимые государства в Африке уже занимали 81% территории, а население их составило почти 88% от общей численности населения континента.

Новые, независимые африканские государства, как правило, создава­лись в границах старых колониальных владений, установленных в свое время империалистами и не соответствующих этническим границам. Поэ­тому подавляющее большинство африканских государств многонациональ­но. Некоторые народы Африки рдсселены в нескольких государствах. Так, мандинго, насчитывающие 3,2 млн. человек, живут в Сенегале, Мали, на территории Берега Слоновой Кости, в Гамбии, Сьерра-Леоне, Португаль­ской Гвинее, Либерии и в Гвинейской Республике. Фульбе расселены в Нигерии, Сенегале, Гвинее, Мали, Камеруне, Нигере, Верхней Вольте, Дагомее, Мавритании, Гамбии и в других странах. Народы акан, составля­ющие большинство в Гане, живут, кроме того, на территории Берега Сло­новой Кости. Народы моей разделены государственными границами между Верхней Вольтой и Ганой; хауса — между Нигерией и Нигером, банья- руанда — между Руандой и Конго и т. д. Несовпадение политических и этнических границ является серьезным препятствием на пути националь­ного развития многих народов Африки, оно осложняет отношения между новыми государствами.

Население африканского континента вместе с окружающими его островами достигает 250 млн. человек. В странах Северной и Северо-Восточной Африки живет 76,3 млн., в Западном Судане — 69,2 млн., в Центральном и Восточном Судане — 19,3 млн., в Тропической Африке —52,1 млн., в Южной Африке — 26,6 млн., на островах (Мада­гаскаре и др.) — 6,4 млн. человек. Для большинства стран Африки, особен­но в последние годы, характерен сравнительно быстрый рост населения. В целом по континенту с 1920 по 1959 г. оно увеличилось на 77%. Приток иммигрантов в страны Африки из Европы и Азии незначителен — не бо­лее 100—150 тыс. человек в год. По данным демографического справочника ООН, в Африке (с 1950 по 1959 г.) ежегодно в среднем на 1000 человек рождалось 46, умирало — 27 человек, т. е. естественный прирост населе­ния составлял 1,9%, что выше средней цифры прироста населения по все­му миру в целом (1,7%).

Структура естественного прироста населения большинства африкан­ских стран характеризуется высокой рождаемостью и высокой смертно­стью населения. Еще совсем недавно необычайно тяжелые экономические условия жизни ^населения африканских стран, находившихся в колониаль­ной зависимости, и отсутствие элементарного медицинского обслужива­ния являлись причиной высокой смертности. Весьма показательно в этом отношении сопоставление данных о рождаемости и смертности по отдель­ным группам населения. В Алжире в 1949—1954 гг. рождаемость среди арабов колебалась в пределах 3,3—4,4% в год, смертность— 1,3—1,5%, в то время как среди европейцев рождаемость составляла 1,9 — 2,1%, смерт­ность — 0,8—1,0%.

В странах Африки до самого последнего времени наблюдалась очень высокая детская смертность. В ряде африканских районов Южно-Африкан­ской Республики еще недавно из 1000 родившихся детей в первый же год умирало 295 человек. Среди европейского населения детская смертность была во много раз ниже. В последние годы наметилось некоторое снижение смертности при сохранении высокой рождаемости. Прежде всего, это от­носится к странам, которые получили независимость и быстро развивают свою экономику, заботятся о росте материального и культурного уровня населения (Марокко, Тунис, Мали, Гана и др.)? что вызвало резкое увели­чение в этих странах естественного прироста населения. В Тунисе он вырос с 1,5% (1940 г.) до 3,7 (1958 г.), в Гане с 1,0 (1931-1944 гг.). до 3,2% (1958 г.). В Судане естественный прирост населения достиг в,1956 г. 3,3%. Напротив, там, где колониализм сохранился в наиболее тяжелых формах, смертность все еще очень высока, и естественный прирост незначителен. В Португальской Гвинее естественный прирост населения составил в 1957 г. всего 0,5%. В Конго (бывшей бельгийской колонии) среднегодовой прирост за 1949—1953 гг. равнялся 1,0%, в Мозамбике іза 1950—1954 гг.— 1,2% и т. п.

Низкий естественный прирост населения характерен и для стран, где население еще сохраняет кочевой образ жизни. В Ливии, где кочев­ники составляю 1/3 населения, наблюдается очень высокая смерт­ность (в 1954 г.—4,2%). С 1921 по 1958 г., т. е. за 37 лет, население Ливии увеличилось всего на 26% (почти в три раза меньше, чем в среднем по континенту).

Африканское население состоит из многих наций, современных народностей и племен. Их современное размещение этническим составом на африканском континенте — результат сложной этнической истории, о которой известно пока еще очень мало. Основные этапы ее связаны, во-первых, с многократными передвижениями в Тропи­ческой Африке коренных, преимущественно негроидных народов (наибо­лее значительным из этих передвижений было постепенное проникновение в первом тысячелетии н. э. народов банту в Восточную и Южную Африку); во-вторых, с переселением в VII—XI вв. в Северную Африку арабов из Азии и процессом арабизации местных бербероязычных народов; в-третьих, с европейской колонизацией и колониальными захватами.


Современные африканские народы находятся на различных ступенях социально-экономического развития и на разных стадиях образования этнических общностей. Большинство из них еще не сложилось в нации, и в этом прежде всего повинна колониальная система, которая всячески тормозила экономическое, культурное и национальное развитие африкан­ских народов. Защитники колониализма потратили немало усилий, чтобы доказать, что африканские народы еще «не готовы» к самостоятельной жизни, что в Африке царит «этнический хаос» и необычайная этническая раздробленность и что с этим связана отсталость африканского населе­ния. Действительно, этнический состав населения Африки сложен. Однако за кажущейся пестротой этнических наименований часто уже скрываются крупные этнические общности. Идет интенсивный процесс слияния и сме­шения мелких этнических групп. Проникновение капитализма в колони­альную деревню и развитие капиталистических форм хозяйства, широкое распространение высокотоварных плантационных культур, рост горнодо­бывающей промышленности и увеличение городского населения, сезон­ные передвижения больших масс рабочих в поисках заработка — все это сопровождается разрушением натурального хозяйства и связанных с ним первобытнообщинных и патриархально-феодальных порядков. Стираются племенные различия, формируются общие литературные языки, растет национальное самосознание. В могучем освободительном движении про­тив позорной колониальной системы сливаются в единое целое разрознен­ные прежде племена и народности. Идет процесс образования крупных народностей и наций.

Классификацию народов Африки принято строить по принципу язы­ковой близости. Африканские языки объединяются в семьи, разделяющие­ся на группы, а также в приравненные к семьям группы. Языковая семья включает родственные по происхождению языки со сходным грамматиче­ским строем и основным словарным фондом, восходящим к общим корням. Таких языковых семей в Африке насчитывается несколько: семито-хамит­ская, банту, манде (мандинго) и нилотская. В Африке много языков, кото­рые из-за недостаточной их изученности не могут быть отнесены к опреде­ленным языковым семьям и родство их не является вполне доказанным. Такие языки объединяются в группы: хауса, восточная бантоидная, гур (центральная бантоидная), атлантическая (западная бантоидная), сонгаиу гвинейская, канури, койсанская.

В Центральном и Восточном Судане есть языки, которые почти не изу­чены (азанде, банда, багирми и др.). Народы, которые говорят на этих язы­ках, условно объединены в одну группу — народы Центрального и Восточ­ного Судана.

На африканском континенте можно выделить три основные лингвисти­ческие области: в северной и северо-восточной части распространены почти исключительно языки семито-хамитской семьи; в тропической и южной — преобладают языки семьи банту; в Судане (Западном, Центральном и Во­сточном) население говорит на языках, объединяющихся в различные язы­ковые семьи и группы (хауса, восточная бантоидная, гур, атлантическая и др.).

В Северной и Северо-Восточной Африке (Магриб, Сахара, ОАР, Эфиопия, Сомали и Восточный Судан) расселены народы, говорящие на- языках семито-хамитской семьи. Эта семья объединяет семит­скую, кушитскую и берберскую группы. Общая численность народов, гово­рящих на этих языках,— 82,5 млн. человек, что составляет около трети всего населения Африки. На семитских языках говорит 66,2 млн., на ку­шитских — около 11 млн., на берберских — 5,3 млн. человек. Из семитских языков наиболее широко распространен арабский язык. Им пользуется свыше- 52 млн. человек. Литературный арабский язык сильно отличается от разговорного, который в Африке разделяется на три основных диалек­та: магрибский, египетский и суданский.

Арабы появились в Северной Африке в VII—XI вв. Древние народы Северной Африки (Магриба и Сахары), которых античные авторы называ­ли ливийцами, до арабского завоевания говорили на берберских языках. Массовое переселение арабских племен (хилаль и сулайм) в XI в. оказалозначительное влияние на берберов. Берберы приняли мусульманскую ре­лигию, и большая часть их постепенно арабизировалась. Нет различия между арабами и берберами и в характере хозяйства: на побережье Се­верной Африки и в оазисах пустынной зоны эти народы занимаются по­ливным земледелием, в горных районах Магриба и в Сахаре занимаются скотоводством и ведут кочевой образ жизни.

В настоящее время трудно провести четкую границу между арабским и берберским населением. За последние 30—50 лет в большинстве стран Магриба процесс смешения арабов и берберов заметно усилился. Еще в 1930-х годах на берберских диалектах в Марокко говорило 40% населения, в Алжире — около 30, в Тунисе — 2%. В настоящее время в Марокко бер­бероязычное население составляет 30, в Алжире — 15, в Тунисе — 1,4%. Большинство бербероязычного населения Магриба говорит вне дома но-арабски, исповедует ислам и считает себя арабами. Завершается процесс образования крупных наций: марокканской, алжирской и тунис­ской.

В Объединенной Арабской Республике население состоит почти ис­ключительно из арабов (египтян). ОАР — страна древнейшей африкан­ской культуры. Еще в IV—III тысячелетии до Н. э. здесь на основе плужного ирригационного земледелия сложилось мощное рабовладельче­ское государство. Начиная с середины VII в., после арабского завоевания, Египет неоднократно входил в состав ряда мусульманских феодальных государств, и местное египетское население страны постепенно воспри­няло арабский язык и мусульманскую религию.

Переселяясь из Аравии и Сирии, арабские племена постепенно про­никали на юг в глубинные районы Судана, отчасти смешиваясь с местным негроидным населением. Большинство из этих народов усвоило арабский язык и приняло ислам. В среднем течении Нила арабское население тер­риториально смешано с нубийцами и занимается земледелием. В пустын­ных районах Восточного Судана до сих пор сохранились кочевые племена арабов-скотоводов: баккара, кабабиш, хававир, хассание и др.

Из других народов семитской группы наиболее крупным является амхара (свыше 10,6 млн.), представляющий собой ядро формирующейся эфиопской нации, а также обитающие в горных областях северной Эфио­пии и Эритреи тиграи (свыше 2 млн.) и тигре (около 0,5 млн. человек).

Народы кушитской группы — галла (близкие в культурном отношении к амхара) и сидамо преобладают в южной Эфиопии. Сомали заселяют равнины Сомалийского полуострова и ведут преимущественно кочевой образ жизни. В пустынных районах Красноморского побережья (Объеди­ненной Арабской Республики, Судана и Эфиопии) кочуют племена ско­товодов беджа, язык которых — бедауйе — также относится к кушитской группе.

Берберская группа объединяет народы, живущие в горных районах Северной Африки (кабилы, рифы, шлёх и др.) и в Сахаре (туареги); мно­гие из них двуязычны и владеют арабским языком.

Области южнее Сахары — Судан (в переводе с арабского «Биляд-эс-Судан» означает «Страна черных»), Тропическая и Южная Африка на­селены негроидными народами. Особенно сложен этнический состав насе­ления Судана (Западного, Центрального и Восточного), который отличает­ся как от Северной Африки, где живут народы одной семито-хамитской семьи, так и от Тропической и Южной Африки, где преобладают близко- родственные между собой народы банту. Судан населяют народы, которые объединяются в ряд обособленных групп, различающихся как по матери­альной и духовной культуре, так и по языку. Однако, как бы ни был сло­жен этнический состав и различна культура населения, есть много сходных историко-культурных черт, объединяющих народы Судана. В этой области вложились древние африканские рабовладельческие и феодальные госу­дарства, в пределах которых на основе экономической, культурной и язы­ковой общности сформировались крупные народности. Наиболее древнее из известных нам государств — Гана — было, по-видимому, создано еще в IV в. н. э. одним из народов мандинго — сонинке. В начале XIII в. от Ганы отделилось Мали, этническую основу которого составили малинке. Границы Мали (достигшего расцвета в XIII— XIV вв.) охватили верховья Сенегала, верхнее и среднее течение Нигера. Оно было крупнейшим госу­дарством средневекового Судана. Кроме Мали, в Судане в это время сфор­мировались и другие государства: Моей (XI—XVIII вв.), Канем (X— XIV вв.), Хауса (XII—XVIII вв.) и др. К концу XV в. наибольшую терри­торию занимало государство Сонгаи. На побережье Гвинейского залива в XVIII—XIX вв. существовали государства Ашанти, Бенин, Дагомея и др., которые были варварски уничтожены английскими и французскими коло­низаторами. Империалистический раздел Западного Судана создал необы­чайную чересполосицу колониальных владений. Господство империализма, расчленение народов колониальными границами, искусственное сохране­ние и насаждение феодальных порядков осложнили и задержали процесс национальной консолидации народов Судана, который стал бурно разви­ваться лишь в последние годы в связи с усилением национально-освободи­тельного движения и появлением новых независимых государств.

Языки, на которых говорят народы Судана, объединяются в следующие группы: хауса, восточная, центральная (тур) и западная (атлантическая) бантоидные, сонгаи, манде (майдинго), гвинейская, языки народов Цент­рального и Восточного Судана, канури и нилотская. Несмотря на этниче­скую пестроту суданских стран, почти в каждой из них можно выделить два-три наиболее крупных народа или группу близкородственных народов, которые составляют большинство населения и играют poль этнического ядра в процессах национальной консолидации. Например, в Гвинее — это фульбе, мандинго и сусу, в Мали — мандинго и фульбе, в Сенегале — во­лоф, фульбе и серер, в Гане — акан и моей, в Нигерии — хауса, йоруба, ибо, фульбе и т. д.

Группа хауса включает народы Северной Нигерии и соседних стран: хауса, баде, бура, котоко и др. Языки народов хауса близки к язы­кам семито-хамитской семьи и в то же время имеют ряд общих черт с бантоидными языками. Численность народов, относящихся к группе хауса, составляет 10,7 млн. человек. В период колониального раздела единая территория наиболее крупного народа этой группы — хауса — была рас­членена между Нигерией, где теперь живет основная часть народа (7,4 млн. человек), и Нигером (1,1 млн. человек). Язык хауса широко рас­пространен как второй язык у многих соседних народов, и общее число говорящих на нем составляет не менее 12—15 млн. человек.

Группа восточная бантоидная объединяет народы Ниге­рии (тив, ибибио, биром, камбари и др.) и Камеруна (бамилеке, тикар и др.). Языки этих народов очень близки к языкам банту и, по-видимому, имеют общую с ними корневую систему. Родственна языкам банту и грам­матическая структура этих языков. Общая численность народов восточной бантоидной группы свыше 6,2 млн. человек.

Группа гур (центральная бантоидная), называемая иногда группой моси-груси, объединяет народы внутренних областей За­падного Судана (Верхняя Вольта, Гана и др.). Языки этих народов харак­теризуются общностью основного словарного фонда и близостью грамма­тического строя. На языках указанной группы говорят народы: моей, лоби, бобо, догон, сенуфо, гурма, груси и др. Общая численность этих народов 'Свыше 7,4 млн. человек (в том числе наиболее крупного из них— моей — 3,2  млн. человек).

Группа атлантическая (западная бантоидная) объ­единяет народы фульбе, волоф, серер, баланте и др. Фульбе (7,1 млн. че­ловек) встречаются во многих районах Западного и Центрального Судана. Небольшая часть из них еще ведет кочевой образ жизни и занимается скотоводством, другие — полукочевники и сочетают в своем хозяйстве молочное скотоводство с земледелием, но большинство фульбе осело (осо­бенно в Нигерии) и стало заниматься земледелием. В Нигерии часть фуль­бе живет среди хауса и усвоила их язык. Общая численность народов атлантической группы — около 11 млн. человек.

Труппа сонга и. Сонгаи говорят на языке, который не обнаружи­вает сходства с другими языками и поэтому выделен в особую группу. Сонгаи и родственные им джерма и денди, занимающие долину по среднему течению реки Нигер, сочетают земледелие с рыболовством. Численность сонгаи — свыше 0,8. млн. человек.

Семья манде (мандинго) объединяет народы обширной тер­ритории в верховьях рек Сенегал и Нигер. Народы мандиНго характери­зуются близостью языков и культуры, что объясняется длительным об­щением их в пределах средневековых государств Судана (Гана, Мали и др.). На основании ряда лингвистических признаков языки народов этой группы подразделяются на северные и южные. К северным относятся собственно мандинто (малинке, бамбара и диула), сонинке и ваи; к юж­ным — сусу, менде, кпелле и др. Общая численность народов мандинго — свыше 7,1 млн. человек.

Гвинейская группа характеризуется неоднородностью состава и включает три подгруппы: кру, ква и иджо. Кру объединяет бакве, гребо, кран, бете, гере, басса, сикон и др.; обитают они в Либерии и на территории Берега Слоновой Кости. Они говорят на очень близких языках, являющихся по существу диалектами языка кру, и постепенно сливаются в единую народность кру. Подгруппа ква объединяет крупные народы: акан (4,5 млн.), йоруба (6,3 млн), ибо (6,2 млн.), эве (2,7 млн.) и др., занима­ющие восточную часть Гвинейского побережья. Народы акан расселены в Гане и на территории Берега Слоновой Кости. В жизни населения, особен­но в быту, сохранило свое значение деление акан на ряд этнических групп и племен: ашанти, фанти, бауле-анья, гонжа и др. Язык акан имеет четыре литературные формы: тви, или ашанти, фанти, аквапим и аким. Ашанти и фанти можно рассматривать как этническое ядро складывающейся ган­ской нации.

Эве разделены между Ганой (свыше 0,9 млн.), Того (около 0,6 млн.), Дагомеей (1,1 млн.) и Нигерией (0,1 млн.). Эве, обитающие в Дагомее и Нигерии и называемые также фон, довольно значительно отличаются от остальных эве по языку и по ряду элементов материальной и духовной культуры и выделяются некоторыми авторами как отдельный народ. Йоруба, ибо, бини и нупе расселены на равнинах нижнего течения реки Нигер в южной Нигерии. Иджо, язык которых относят к гвинейской группе условно, живут в дельте Нигера.

Общая численность народов гвинейской группы — 24,3 млн. человек.

Группа народов Центрального и Восточного Суда­на — азанде, банда, багирми, мору-мангбету, фора и др.— населяют Чад, Центрально-Африканскую Республику, отчасти Конго и юго-западные окраины Судана. Эти народы говорят на мало изученных языках. Их объ­единение в одну группу условно. Общая численность — 6,7 млн. человек.

Группа к а я у р и объединяет народ канури и родственных ему обитателей Тибести — тубу (или тиббу), а также загава; народы, говоря­щие на этих языках, обитают в пустынных областях Центральной Сахары и резко отличаются по языку от соседних суданских народов. Общая чис­ленность народов группы канури — 2,2 млн. человек.

Нилотская семья включает народы, живущие в бассейне Верх­него Нила. По лингвистическим и этнографическим признакам они делят­ся на три группы: северо-западную, или собственно нилотскую, для кото­рой характерно значительное единство языков, имеющих общий основной словарный фонд и грамматический строй (наиболее крупные народы — динка, нуэр, луо и др.); юго-восточную, называемую также нило-хамитской и отличающуюся большим разнообразием состава (бари, лотуко, тезо, тур­кана, карамоджо, масаи др.), и группу нуба. В прошлом нилотские народы были расселены гораздо шире. Область их расселения простиралась от Эфиопии до озера Чад, доходя на юге до Кении и Танганьики. Во время колониального раздела Африки единая территория нилотов оказалась рас­члененной между Восточным Суданом, Кенией, Угандой и Танганьикой. В группу нуба входят нубийцы, живущие по среднему течению Нила; зна­чительная часть из них владеет арабским язык.ом. Общая численность ни- лотских народов — 7,9 млн. человек.

Вся остальная территория африканского континента — Тропическая и Южная Африка — населена преимущественно народами семьи банту, характеризующимися чрезвычайной близостью языков, сходст­вом занятий и культурных традиций. Народы банту насчитывают 67,6 млн. человек, что составляет свыше 27% населения Африки. Банту делятся лингвистами (главным образом по географическому признаку) на семь основных групп: северо-западную (фанг, дуала, мака и др.); северную (баньяруанда, барунди, кикуйю и др.); Конго (баконго, монго, бобанги и др.); центральную (балуба, бемба и др.); восточную (суахили, ваньям- вези, вагого и др.); юго-восточную (машона, коса, зулусы и др.); западную (овимбунду, овамбо, гереро и др.). История происхождения банту и засе­ления ими Тропической и Южной Африки еще во многом неясна, однако данные лингвистики и этнографии дают основание считать их родиной се­верные окраины тропических лесов Конго и Камеруна, где обитают близкие им народы восточной бантоидной группы (тив, ибибио, бамилеке и др.). Продвижение банту на юг началось еще в неолите; они двигались в обход тропического леса через саванны Восточной Африки. Банту оттеснили и отчасти ассимилировали жившие в восточной части материка нилотские народы и народы, говорившие на кушитских языках. В значительной сте­пени было ассимилировано и аборигенное койсанское население, от кото­рого теперь в Восточной Африке (в Танганьике) сохранились лишь пле­мена хадзапи и сандаве. Народы банту, занявшие плодородные плато и равнины Межозерья, достигли высокой степени общественного развития и создали в XIV—XVIII вв. государства Уньоро, Буганда, Анколе и др. В тропические леса Конго банту проникли с востока и с севера. Они оттес­нили и отчасти ассимилировали жившие там охотничьи племена пигмеев. В своем продвижении на юг банту достигли южной оконечности африкан­ского континента (Наталя) тысячу лет назад. Ко времени появления евро­пейцев восточную часть Южной Африки занимали юго-восточные банту — машона, коса, зулусы, басуто и др.; на восточном побережье были рассе­лены восточные банту — макуа, малави и др.; на северо-западе — западные банту — овамбо и гереро.

На исторические судьбы банту восточного побережья Африки в средние века существенное влияние оказало проникновение арабов. Цоследние соз­дали торговые поселения Ламу, Малинди, Момбаса, Занзибар и др., где постепенно сформировалась смешанная группа населения суахили («бе­реговые жители»). Этническую основу ее составили местные племена бан­ту и потомки рабов, захваченных во внутренних областях Тропической Африки. В состав суахили вошли также потомки арабов, персов и индий­цев. Язык суахили широко распространился по всей Восточной Африке. В начале XX в. языком суахили владело почти 2 млн. человек.

Большинство народов банту к моменту колониального раздела Тропи­ческой Африки находилось на различных стадиях разложения первобыт­нообщинного строя. Часть из них уже имела свои государственные образо­вания. Европейская колонизация эти государства уничтожила. В настоящее время у банту сохранилось еще много племен, но идет активный процесс слияния их в народности и нации. В борьбе за национальное ос­вобождение от колониального ига различные племена банту Конго, Анголы и других стран объединяются, идет интенсивный процесс образования крупных наций. Этому способствует также близость языков отдельных племен и народностей банту.

Все большее распространение приобретает язык суахили, который ан­глийские власти в свое время признали официальным языком своих коло­ний в Восточной Африке. В настоящее время языком суахили владеет большинство населения этого района — два-три десятка миллионов чело­век. В Восточной Африке, по-видимому, намечаются контуры большой эт­нической общности — восточноафриканской нации. Серьезным препятст­вием на пути ее развития является колониальный режим.

Банту Анголы состоят из двух близкородственных групп племен: банту Конго (баконго и бамбунду) и банту западных — овимбунду, вапьянека, овамбо и др. Несмотря на жестокий режим расового, политического и эко­номического угнетения африканского населения, установленного в Анголе колониальными властями, в последнее время национально-освободительное движение приобретает там все более широкий размах.

Особенно жестоко эксплуатируются банту Южно-Африканской Рес­публики, которые живут в резервациях, на европейских фермах, в горо­дах (в пригородных локациях) в условиях тяжелого полицейского режима и так называемого «цветного барьера». По отношению к ним проводится расистская политика апартеида (разобщения рас). Банту Южно-Афри­канской Республики уже сложились в крупные народности: каса (свыше 3,3  млн.), зулусы (2,9 млн.), басуто (1,9 млн.) и др. Языки этих народов настолько близки, что их можно рассматривать как диалекты единого язы­ка. Эти народы имеют общую в своей основе культуру, нравы и обычаи. Объединяет их и упорная борьба против расовой дискриминации, за демо­кратические свободы и политические права.

В Южной Африке, кроме банту, обитают также народы, относящиеся к койсанской языковой группе. К ним относятся бушмены, готтенто­ты и горные дамара. В далеком прошлом народы койсанской группы зани­мали всю Южную и отчасти Восточную Африку. В эпоху продвижения на­родов байту на юг они были оттеснены в юго-западные области и отчасти ассимилированы. В XVII в., когда в Южной Африке появились первые голландские колонисты, готтентоты и бушмены населяли всю южную око­нечность африканского континента, но в XVIII—XIX вв. эти народы были в значительной степени истреблены европейскими колонистами. Остатки койсанского населения загнаны в безводные области пустыни Калахари. Их общая численность теперь не превышает 170 тыс. человек.

Остров Мадагаскар населяют мальгаши, по языку, антропологическому типу и культуре резко отличающиеся от других народов африканского кон­тинента. Мальгаши говорят на языке индонезийской группы малайско- полинезийской семыи. Древнейшее население острова, по-видимому, было негроидным. Предки мальгашей переселились из Индонезии в I тысячеле­тии н. э. При последующем смешении индонезийских переселенцев с афри­канским населением (банту) и отчасти с арабами на острове Мадагаскар образовалось несколько этнографических групп, различающихся некоторы­ми особенностями культуры и говорящих на диалектах мальгашского языка. К ним относят мерина, бецилео, сакалава, бецимизарака и др.

Вследствие развития капиталистических отношений и частых перемеще­ний населения границы расселения этих групп постепенно стираются, а различия в культуре и языке значительно уменьшаются. Борьба за наци­ональную независимость против французского колониального господства ускорила процесс сложения единой мальгашской нации.

Население европейского происхождения в Африке (англичане, буры, французы и др.), несмотря на свою относительную малочисленность (око­ло 8,5 млн. человек), пока еще занимает господствующее положение в экономической, а в ряде стран и политической жизни. Среди европейцев есть значительная прослойка рабочих и мелких фермеров, находящихся в привилегированном положении по сравнению с африканцами. Значитель­ную группу составляет буржуазия — владельцы плантаций, ферм, рудни­ков, различных предприятий и т. п.

Крупные колониальные державы — Англия и Франция, вынужденные теперь предоставить самостоятельность многим своим колониям, упорно стремились сохранить в колониальном подчинении территории, где имеет­ся переселенческое европейское население. К таким относятся в первую очередь Кения, Южная и Северная Родезия.

В Южной Африке европейское по происхождению («белое») население насчитывает свыше 4 млн. человек. Оно состоит из африканеров, или буров, англо-африканцев, а также из португальцев, немцев, французов, итальян­цев и др. К европейцам по языку, национальному самосознанию и культуре примыкает смешанное по происхождению метисное население (около 1.5  млн. человек), которое в Южно-Африканской Республике выделяется в отдельную этническую группу—«цветные». Большинство «цветных» говорит на языке африкаанс и происходит от смешанных браков между европейцами и коренными обитателями Южной Африки — готтентотами и бушменами, отчасти банту. «Цветные», наряду с народами банту и ин­дийцами, подвергаются жестокой расовой дискриминации.

В Северной Африке (Алжир, Марокко, Тунис и др.) европейцы состав­ляют 2,2 млн. человек. Они живут главным образом в крупных городах и их окрестностях. В численном отношении преобладают французы (около 1.5 млн.), испанцы (0,3 млн.) и итальянцы (0,2 млн.).

В странах Западного Судана европейское по происхождению население (главным образом французы и англичане) не превышает 0,3 млн.; в Тропи­ческой Африке европейцев около 0,4 млн. человек. На Мадагаскаре и дру­гих африканских островах в Индийском океане (Реюньон, Маврикий и др.) население европейского происхождения (главным образом потомки фран­цузских переселенцев и метисы, говорящие на французском языке) насчи­тывает 0,6 млн. человек.

Азиатское по происхождению население состоит главным образом из выходцев из Индии и Пакистана (1,3 млн. человек) и китайцев (38 тыс. че­ловек). Индийцы живут преимущественно в приморских городах юго-во­стока Южно-Африканской Республики, а также в Кении и на острове Маврикий, причем на последнем они составляют до 65% всего населения.

Большинство аф­риканских государств и колониальных владений не имеют правильно поставленной демографической статистики; в 25 из них среди африканского населения демографических переписей никогда не проводилось, и население учитывалось администрацией только по косвен­ным данным (количество налогоплательщиков и т. п.).

В подавляющем большинстве африканских стран статистические дан­ные о численности коренного африканского населения по административ­ным районам и даже в целом по стране приводятся в официальных изда­ниях без учета национальной и племенной принадлежности. Лишь по очень немногим странам имеются статистические данные, характеризующие эт­нический состав населения. В различных справочниках, статистических публикациях и на этнических картах, опубликованных до недавнего време­ни официальными колониальными учреждениями, африканское население изображается как конгломерат ничем не связанных между собой племен. Так, например, в южноафриканском справочнике африканских народов и племен, опубликованном в 1956 г. в Иоганнесбурге, перечисляются в алфа­витном порядке несколько тысяч этнических наименований без какой-либо попытки их сгруппировать. На лингвистических картах выделяются мно­гие сотни и даже тысячи самостоятельных языков.

Немецкий этнограф и лингвист Тессман только в одном Камеруне вы­делил ареалы двухсот двадцати пяти языков. Бельгийский лингвист Бюльк насчитал в бывшем бельгийском Конго несколько тысяч различных . диалектов языков банту. Классификация народов в соответствии с их этническим и лингвистическим родством не проведена и на французской этнической карте «Народы Черной Африки», которая охватывает об­ширную территорию от Атлантического побережья до бассейна реки Конго. Большой дробностью отличается тот сравнительно небогатый этностатистический материал, который имеется по очень немногим странам.

Из-за отсутствия достоверных данных о численности многих африкан­ских народов африканисты вынуждены обращаться к лингвистической ста­тистике. Данные о распространении языков и языковых групп и о числен­ности народов, говорящих на них, имеют первостепенное значение. Обоб­щающих работ, посвященных этим вопросам, чрезвычайно мало. Наиболь­шей известностью до последнего времени пользовался американский справочник о языках и прессе Африки Мак Дугалда. Однако он был опубликован в 1944 г., и поэтому сведения его в значительной степени устарели. Кроме того, в справочнике отсутствуют обобщающие данные о численности народов по лингвистическим группам в целом. В число гово­рящих на основных африканских языках часто включено и население, пользующееся ими наряду с родными языками.

В послевоенные годы роль Африки в мировой политике и экономике возросла; повысился интерес к африканскому населению и резко увеличи­лось количество региональных лингвистических и этнографических работ. Особенно ценные этностатистические и картографические материалы содер­жатся в лингвистической и этнографической сериях Международного Аф­риканского института, а также в публикациях французского Института «Черной Африки». Публикацию демографических ежегодников с уточ­ненными демографическими данными по странам мира, в том числе и по африканским государствам и владениям, проводит Организация Объеди­ненных Наций. Сопоставление различных лингвистических и этностатистических сведений с официальными данными о численности населения но отдельным государствам и мелким административным единицам облегчи­ло составление сводки численности африканских народов на 1958 и 1959 гг.

Для характеристики стран Северной Африки (Марокко, Алжира, Ту­ниса, Ливии, Объединенной Арабской Республики), где преобладает му­сульманское арабское население, основными источниками послужили ста­тистические ежегодники. Переписи населения в этих странах проводились неоднократно, однако население учитывалось лишь по религиозной при­надлежности и подданству. Эти данные были использованы для определе­ния численности национальных меньшинств ёвропейского происхождения и евреев Магриба. Численность берберов была определена по лингвистиче­ским и другим работам.

Так как данные переписей Эфиопии и Сомали отсутствуют, определе­ние численности народов этих стран произведено исключительно по лин­гвистическим публикациям, где приводятся далеко не полные сведения на 1940—1945 гг.

Численность народов на 1959 г. определена с учетом естественного при­роста населения.

По Республике Судан, кроме предварительных данных переписи 1956 г., использованы лингвистические работы, характеризующие языки нилотских народов и некоторых народов Восточного Судана (фора, азанде и др.).

По наиболее сложной в этническом отношении территории — Западно­му Судану, где теперь насчитывается 21 государство, при составлении таб­лиц этнического состава населения за основу приняты лингвистические работы Д. Вестермана и М. А. Брайан, де Трессана и этностатистические таблицы этнографического атласа Французской Западной Африки, из­данного в 1927 г. Кроме того, использованы также перепись населения Золотого Берега и Того, проведенная в 1948 г., и перепись населеция Ниге­рии. В опубликованные данные этих переписей были внесены поправки, в частности уточнен список народов, попавших при публикации переписи в разряд прочих. Их численность была учтена на основании подробного списка племен и народов Нигерии из материалов переписи 1921 г.

Определяя численность отдельных народов Западного Судана, мы ис­пользовали ряд работ и монографий из этнографической серии Междуна­родного Африканского института.

Страны Западной Тропической Африки — Габон, Конго (со столицей Браззавиль), Конго (со столицей Леопольдвиль), Руанда и Бурунди и др., где обитают исключительно народы банту, менее других частей африкан­ского континента обеспечены этнодемографическими материалами. Об этническом составе населения этих стран и численности проживающих в них народов пока можно судить лишь по немногим лингвистическим ис­следованиям, где приводятся некоторые данные о языках. Среди этих тру­дов следует отметить лингвистические работы М. А. Брайан, М. Гасри и др.

Этнический состав населения большинства стран Восточной Тропической Африки (Кении, Уганды и Танганьики) известен по публикациям результатов переписи 1948 г. Кроме того, в 1952 г. в Танганьике вновь была проведена частичная перепись. В 1957 и 1959 гг. переписью было охвачено все население Танганьики и Уганды, но эти материалы пока не опубликованы.

В настоящей работе статистические данные переписи 1948 г. пересчи­таны на 1959 г. с учетом новейших этнографических и лингвистических материалов. В частности, при помощи последних была расчленена большая группа прочих народов Танганьики (около 2 млн. человек). Анализируя эту группу, исследователи установили численность суахили — важнейшей восточноафриканской народности, отсутствовавшей в перечне народов Танганьики, приведенном в официальных материалах переписи 1948 г.

Численность европейского и азиатского (индийцы) по происхождению населения приводится на 1959 г. по последним справочным материалам. Этнический состав населения Ньясаленда и Северной Родезии освещен в этнографических работах М. Тью, В. Уайтли, В. М. Хейли, а также в статьях Л. Д. Яблочкова, которые и были приняты за основу при со­ставлении таблиц численности народов.

По странам Южной Африки (Южная Родезия, Мозамбик, Южно-Афри­канская Республика и др.), отличающимся очень сложным этническим со­ставом населения, главными источниками таблиц послужили публикация переписи населения 1946 г., атлас расселения племен южных банту, со­ставленный Ван Вармело, и монография И. И. Потехина о формирова­нии национальной общности южноафриканских банту, где исследуются современные этнические процессы в Южно-Африканской Республике. При составлении таблиц по Южной Африке были использованы, кроме упо­мянутых выше работ, результаты переписи 1946 г. по Юго-Западной Аф­рике, опубликованные в 1947 г., а также большая литература по бушме­нам и готтентотам. Численность и расселение бушменов приводятся по работе ван Тобиаса, опубликованной в 1955г.

Население Мадагаскара и соседних островов в Индийском океане осве­щено в публикациях ООН и других справочных изданиях, а также в ра­боте А. С. Орловой.