Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы зарубежной Азии
Этнография - Численность и расселение народов мира

НАРОДЫ ЗАРУБЕЖНОЙ АЗИИ

Общая численность населения Зарубежной Азии составляет 1646,8 млн. человек — 56% всего населения земного шара. Наряду с большой концентрацией населения, сосредоточенного в долинах и особенно в дельтах крупных рек, имеются огромные пространства, со­вершенно незаселенные или заселенные очень редко. Так, например, Пе­редняя Азия по площади превышает Южную Азию на 40%, а население ее в 6 раз меньше. Более половины населения Зарубежной Азии сосредо­точено на территории, составляющей лишь 7% ее площади.

Население Азии растет сравнительно быстрыми темпами: с 1920 по 1959 г. оно увеличилось на 680 млн. человек, или на 70% (за этот же период население Европы возросло на 28%, а земного шара в целом — на 62%). Ежегодный прирост за последние девять лет (1950—1959 гг.) в среднем составлял 27,5 млн. человек; на Китай приходится половина этого прироста (более 13,5 млн. человек). По десятилетиям население Азии уве­личивалась следующим образом: 1920—1930 гг.— на 11%, 1930—1940 гг.— на 13 %, 1940—1950 гг.—на 13,6 %, 1950—1959 гг.— на 19,6 %.

Ускорение роста численности населения объясняется резким сокраще­нием смертности в странах, освободившихся от колониальной и полуколо­ниальной зависимости, где энергично проводятся мероприятия по улуч­шению материального благосостояния, борьбе с эпидемиями и т. д.

При среднем приросте в 19,6%, за период с 1950 по 1959 г. население увеличилось по отдельным странам следующим образом (%):

Так как эмиграция за пределы Азии сравнительно невелика, динамика численности в основном определяется естественным движением населения.

Среднегодовой прирост за 5 лет (1954—1959 гг.) составил в среднем 1,9% (рождаемость — 4,2% и смертность — 2,3%). Эти показатели варьируют по странам в значительных пределах (табл. 58).

Имеющиеся расхождения между данными об общем приросте и ес­тественном приросте (по Таиланду, Индонезии, Филиппинам, Ира­ну) объясняются главным образом несовершенством статистического учета в этих странах.

Зарубежная Азия чрезвычайно сложна по своему этническому составу. Здесь расселено несколько сот народов, стоящих на самых различных ступенях раз­вития этнических общностей и принадлежащих ко многим языковым семь­ям и группам.

Во многих странах Азии развернулась борьба, направленная на завоева­ние и укрепление политической и экономической независимости, с кото­рой неразрывно связаны процессы национальной консолидации, находящие выражение в сплочении мелких этнических общностей в более крупные, в объединении племен и племенных групп в народности и преобразовании этих народностей в нации, в развитии и упрочении экономических, полити­ческих и культурных связей между народами каждой страны в отдельно­сти и между различными государствами.

До второй мировой войны большая часть стран Зарубежной Азии нахо­дилась в колониальной или полуколониальной зависимости от империали­стических государств — Англии, Франции, Голландии, Португалии, США. С нарастанием национально-освободительных движений многие страны ос­вободились от колониальной зависимости и встали на путь самостоятель­ного государственного развития. По социалистическому пути развиваются Китайская Народная Республика, Монгольская Народная Республика, Ко­рейская Народно-Демократическая Республика и Демократическая Рес­публика Вьетнам. Население этих стран составляет около 42,8% населения Зарубежной Азии. После второй мировой войны также добились полити- тической независимости Индия, Пакистан, Цейлон, Бирма, Камбоджа, Лаос, Индонезия и многие другие; численность населения этих стран составляет в общей сложности почти половину всего населения Зарубежной Азии

Колониальный режим до настоящего времеїни сохраняется лишь в от­дельных районах Азии: в восточной части Тимора, Сингапуре, британских колониях и протекторатах на острове Калимантан (Северное Борнео, Саравак и Бруней), на Мальдивских и Бахрейнских островах, в Адене, Омане и Маскате, Договорном Омане и некоторых других. Численность населения во всех этих владениях — 8,3 млн. человек, т. е. 0,5% населения Азии.

Азия — область возникновения древнейших цивилизаций: в Двуречье на юте Месопотамии (конец IV — начало III тысячелетия до н. э.), в бас­сейне Инда (начало III тысячелетия до н. э.), в долине р. Хуанхэ в север­ном районе Китая (середина II тысячелетия до н. э.).

Формирование многих языковых семей азиатских народов относится к V-II тысячелетиям до н. э. Наиболее древними являются языки семитской группы семито-хамитской семьи, широко распространенные и сейчас в Аравии и в других районах Передней Азии; на них говорили аккады, вави­лоняне и ассирийцы, арамеи, финикийцы, древние евреи, арабы. На Иран­ском нагорье и в северных районах Индии сложились иранская и индий­ская группы индоевропейской семьи. В Индостане издавна были распро­странены языки дравидской семьи, которые постепенно оттеснялись на юг по мере проникновения в бассейн Инда и Ганга древних арийцев — наро­дов индоевропейской языковой семьи.

В центральных и северо-восточных областях Индостана находилась об­ласть распространения языков мунда, а на Индокитайском полуострове — близких к ним языков мон-кхмерской семьи. Языки индонезийской группы малайско-полинезийской семьи, по-видимому, сложились в приморской по­лосе южных областей Китая и отсюда распространились во II—I тысячеле­тиях до н. э. по восточному Индокитаю и Индонезии.

В центральной и северной части Китая формировались народы китайско-тибетской языковой семьи, постепенно распространявшиеся к югу, в пределы Индокитая, где они сильно потеснили живших там мон-кхмеров. К северу, а также к северо-востоку от области распространения китайско-тибетских народов лежала зона формирования народов алтайской языковой семьи. С этой последней семьей связан, по-видимому, корейский язык. Японский язык чаще всего выделяется в качестве изолированного, т. е. языка, не принадлежащего к какой-либо семье.

Большое влияние на изменение этнической географии оказывали мно­гочисленные миграции населения. В период перехода от доклассового к классовому обществу и позднее в эпоху развитого феодализма передне- азиатские и центральноазиатские кочевники-скотоводы переселялись на большие расстояния и создавали огромные государства. Так возник обшир­ный арабский халифат в VII—VIII вв., образовались гигантская империя Чингисхана в XIII в., турецкие и иранские государства в XIV—XV вв., им­перия Великих Моголов в северной Индии в начале XVI в. и т. д.

Проникновение с конца XV в. в Азию европейских колонизаторов при­несло много бедствий азиатским народам, задержало их развитие. С зарож­дением капитализма в ряде стран Азии началось передвижение населения, вызванное классовым расслоением крестьянства, обезземеливанием и разо­рением значительной его части. Возросла эмиграция из одних стран Азин в друше и за пределы континента. Со второй половины XIX в. большой размах приобрели миграции китайцев, переселявшихся в поисках работы главным образом в страны Юго-Восточной Азии, где колонизаторы начали усиленно развивать плантационное хозяйство. Большие группы индийцев по той же причине эмигрировали на Цейлон, в Центральную и Южную Америку, в Южную Африку.

Крупных размеров достигли миграции, связанные со второй мировой войной и послевоенными событиями (возвращение в Японию японцев из Китая и Кореи, репатриация греков, болгар, албанцев из Турции и воз­вращение в Турцию турок из Балканских стран, переселение евреев из раз­личных стран Азии и неазиатских стран в Израиль и т. д.).

Крупные перемещения населения вызывались колониальными войнами империалистов, столкновениями национальных и религиозных групп и т. д. Так, при разделе Британской Индии на два государства из-за провокацион­ной политики английских империалистов обострились отношения между индусами (т. е. индийцами, исповедующими индуизм) и мусульманами, в результате чего 8,7 млн. человек индусов переселилось из Пакистана в Индию и 7,1 млн. мусульман — в обратном направлении.

Индоевропей­ская языковая семья (расцространенная в пределах всех континентов) представлена в Азии двумя группами — индийской и иранской; из народов, семито-хамитской семьи две трети расселены в Африке, а народы алтай­ской семьи живут также и в пределах СССР.

Большинство стран Зарубежной Азии многонациональные. Более или менее однородны в национальном отношении лишь арабские страны на. западе Азии, а также Япония и Корея; все остальные отличаются чрезвы­чайно сложным этническим составом.

Этническая пестрота еще более усиливается в связи с тем, что многие народы расчленяются государственными границами на несколько частей. Так, например, курды живут компактно в пределах четырех государств (Турции, Ирана, Ирака и Сирии), белуджи — трех (Ирана, Афганистана и Пакистана), афганцы (пуштуны) — двух (Афганистана и Пакистана), бенгальцы и панджабцы — двух (Индии и Пакистана) и т.д.

Зарубежная Азия по своим географическим, этническим и культурным особенностям четко делится на четыре части — Восточную, Юго-Восточ­ную, Южную и Переднюю.

Восточная Азия. В состав Восточной Азии включаются Китай, МНР, Корея и Япония. Корея и Япония, как уже говорилось, принадле­жат к числу наиболее однородных в национальном отношении стран мира. В каждой из них основной народ (корейцы и Японцы), составляет более 99% населения.

В Японии, кроме японцев (92 560 тыс. человек), живут айны (на остро­ве Хоккайдо, около 20 тыс. человек) — остатки древнейшего населения страны, подвергшегося усиленной ассимиляции, а также корейцы и китай­цы. В период, предшествовавший второй мировой войне, свыше 5 млн. японцев переселилось в Корею и Китай с целью колонизации захваченных Японией территорий; после войны все они вынуждены были возвратиться в Японию. Мното японцев эмигрировало в США (в США их живет 380 тыс. человек, з том числе на Гавайских островах — 220 тыс.), Бразилию (250 тыс. человек), Перу (25 тыс. человек). Среди японцев выделяют этногра­фическую группу рюкюсцев (жителей островов Рю-Кю), численностью око­ло 850 тыс. человек, отличавшихся по языку и культуре, но в настоящее время уже утрачивающих эти различия в результате насильственной асси­миляции. Японский язык занимает изолированное место среди языков Во­сточной Азии. Некоторые исследователи отмечали черты сходства япон­ского языка с малайско-полинезийскими, а также с корейским языком и через него — с, языками тунгусо-маньчжурской группы алтайской семьи.

В Корее, кроме корейцев (34 150 тыс. человек), в городах живет неболь­шое число китайцев (около 50 тыс. человек). В годы японского господства (1910—1945 гг.) значительная часть корейцев эмигрировала из Кореи и пограничные районы Северо-Восточного Китая, а также в Японию. В на­стоящее время насчитывается около 1300 тыс. корейцев в Китае и 615 тыс. в Японии (главным образом в районах Осака, Токио, Киото, Ямагути), 314 тыс. корейцев живут в (различных районах СССР. Корейцы говорят на языке, который одни лингвисты считают особой ветвью алтайской семьи языков, другие — изолированным языком в системе лингвистической клас­сификации.

Основную массу населения Монгольской Народной Республики (89%) составляют народы монгольской группы — монголы-халха, ойраты и буря­ты. Монголы-халха, или халхасцы, представляют собой наиболее сплочен­ную группу из всех монголоязычных народов. Их численность — 709 тыс. человек. Они — основное ядро, вокруг которого консолидируются в еди­ную социалистическую нацию и другие монгольские группы (ойраты — 71 тыс., буряты — 28 тыс.). К тюркским народам МНР относятся казахи, тувинцы, урянхайцы-мончак (кокчулутаны) и хотоны, расселенные в за­падной части страны. Их общая численность — 62 тыс. человек.

Китайская Народная Республика — многонациональное государство. Кроме китайцев, на ее территории проживает еще более 50 национально­стей, и хотя их численность составляет лишь 6% всего населения, область их расселения охватывает более половины всей территории страны.

Народы Китая расселены следующим образом. Китайцы (самоназва­ние — хань) живут во всех провинциях страны. Их общая численность.— 652,7 млн. человек, в том числе в КНР — 636,5 млн. Основная масса их рас­селена в восточной части Китая. Китайцы — народ древней цивилизации, влесший огромный вклад в мировую культуру и оказавший значительное влияние на соседние народы. По своей численности они намного превос­ходят все другие народы мира, составляя 22% всего населения земного ша­ра и 40% населения Азии. Историческим центром формирования китай­ской народности является бассейн реки Хуанхэ. Отсюда китайцы распро­странились на юг, север и запад и постепенно ассимилировали жившие там народы мон-кхмерской, чжуан-дунской, тибето-бирманской, монгольской, тунгусо-маньчжурской и других групп. В настоящее время китайцев срав­нительно мало лишь в двух районах страны: в Тибетском и Синьцзян- Уйгурском автономных районах. Во всех остальных крупных районах они составляют абсолютное большинство населения. Даже такие провинции, как Юньнань и Гуйчжоу, являющиеся историческими центрами формиро­вания различных групп национальных меньшинств, в результате китай­ских переселений оказались более чем на две трети заселенными китай­цами. Внутренняя Монголия и Дунбэй — родина монгольских и тунгусо- маньчжурских народов — на 90 % заселены китайцами, хотя китайская колонизация этих районов приобрела большой размах лишь в последней четверти XIX в.

Живя на огромной территории, части которой были слабо связаны меж­ду собой, отдельные группы китайцев сохранили свои местные различия. Вследствие длительной политической и экономической раздробленности продолжают существовать многие диалекты и говоры китайского языка. Китайский язык делится на восемь крупных диалектов, каждый из кото­рых включает ряд говоров. Основной диалект — северный, является госу­дарственным языком Китая и разговорным языком подавляющего боль­шинства населения Северного, Центрального и Юго-Западного Китая (на нем говорит свыше 70% всех китайцев). На основе северного диалекта по­степенно формируется единый общепонятный для всей страны язык яутунхуа, который за последние десятилетия получил широкое распростра­нение.

Много китайцев живет за пределами Китая. В недавнем прошлом из-за феодального и империалистического гнета крестьяне покидали родные мес­та и эмигрировали за границу.

Больше всего сейчас китайцев в странах Юго-Восточной Азии: в Таи­ланде — 4,5 млн., Малайе — 2,5 млн., Индонезии — 2,2 млн., Сингапу­ре — 1,2 млн., Вьетнаме — 0,9 млн человек и т. д. Около 370 тыс. китайцев живет в Америке, больше всего в США (260 тыс. человек). Общее число китайцев за пределами Китая — 16,2 млн. человек.

Национальные меньшинства заселяют всю западную часть Китая, а так­же ряд районов на юге и севере страны. На юге и юго-западе, в провинциях Юньнань, Гуйчжоу, Сычуань, в Гуанси-Чжуанском автономном район о п в Тибете расселены народы, относящиеся к китайско-тибетской семье и составляющие около 70% общей численности национальных меньшинств. По своему происхождению, языку и хозяйственно-культурным особенно­стям они тесно связаны с народами Юго-Восточной Азии. Свыше 20% об­щей численности национальных меньшинств составляют народы алтай­ской семьи, расселенные на севере и северо-западе Китая, в автономных районах Синьцзян-Уйгурский, Внутренняя Монголия, а также в Дунбэе. Они имеют много общих черт с народами Средней Азии и Сибири. Малые народы той и другой языковых семей соприкасаются лишь в северной части провинции Цинхай, где в одном небольшом районе сосредоточено до десятка народов. Во всех остальных местах между территориями, где живут малые народы этих двух семей, расположены районы, за­селенные китайцами, или же горные пустыни, где население вообще от­сутствует.

Наиболее сложным в этническом отношении районом является Юго-За­падный Китай. Здесь, на сравнительно небольшом пространстве, занимаю­щем части трех провинций (Юньнань, Гуйчжоу, Сычуань) и Гуанси-Чжуанского автономного района, живет около 30 народностей: чжуаны, тибет­цы, ицзу, мяо, бай, тай, буи, наси, кава и др. (в том числе только в одной провинции Юньнань — 25 народов).

Компактные группы (национальных меньшинств живут в Тибете и полу­пустынных районах Внутренней Монголии. Они сохранились также в отдаленных оазисах Синьцзяна. Во всех остальных районах народы сильно смешаны. В ряде случаев доледны рек, территории вдоль дорог заняты китайцами, междуречья и горные районы — национальными меньшинст­вами.

Своеобразным этническим составом отличаются города Китайской На­родной Республики. Как и во многих других странах, среди городских жителей преобладают народы, находившиеся на более высокой ступени со­циально-экономического развития. Подавляющую часть (населения горо­дов КНР (за исключением Тибетского района и южной части Синьцзяна) составляют китайцы и в небольшом числе хуэй (дунгане), а в Северо-Вос­точном Китае также и маньчжуры. Процент хуэй резко возрастает в горо­дах провинций Ганьсу и Цинхай и автономных районах — Нинся-Хуэй- ском и Синьцзян-Уйгурском. В городах южной части Синьцзяна (Кашгарии) живут почти одни уйгуры, а в городах Тибета — тибетцы. В последние годы, в связи с индустриализацией национальных окраин, наблюдается тенденция к увеличению процента малых народов среди городских жителей, особенно в районах расселения национальных мень­шинств.

Всюду, где национальные меньшинства живут компактно, создаются автономные районы, округа и уезды. Их границы устанавливаются с уче­том местных исторических, а также экономических условий. В националь­ные автономные районы включается и часть территории с китайским населением. Это способствует ликвидации экономической отсталости малых народов.

Из наиболее крупных национальных меньшинств КНР следует отме­тить следующие.

Хуэй (4000 тыс.), входящие в китайскую группу, по языку не отлича­ются от китайцев. В особую народность они выделяются по некоторым хозяйственно-бытовым особенностям и главным образом по религиозной принадлежности (хуэй — мусульмане-сунниты). Они живут в Нинся- Хуэйском автономном районе, провинциях Ганьсу, Хэнань, Хэбэй, Цинхай, а также во всех крупных городах страны.

Численность народов чжуан-дунской группы достигает 11540 тыс. че­ловек, в том числе чжуанов — 8100 тыс. (по своей численности они явля­ются крупнейшей, после китайцев, народностью КНР), буи — 1450 тыс.„ дун — 800 тыс., тай — 550 тыс., ли — 400 тыс. и т. д. Все эти народы расселены на юге страны, в Гуанси-Чжуанском автономном районе и в провинциях Гуйчжоу, Юньнань, Хунань и Гуандун. Народы чжуан-дун­ской группы (за пределами Китая ее обычно называют тайской или таи-чжуанской) живут также почти во всех странах Индокитайского полуострова.

Основной район расселения народов тибето-бирманской груцпы — Тибетский район и три провинции юго-западной части КНР: Сычуань, Гуйчжоу и Юньнань. Тибетцы и родственные им (народы живут также и в более северных провинциях — Цинхай и Ганьсу, а за пределами Китай­ской Народной Республики — в северных пограничных районах Индии. Наиболее крупные народы этой группы — тибетцы — 3200 тыс., ицзу — 3750 тыс., бай — 650 тыс., туцзя — 630 тыс. человек и др.

Народы группы мяо-яо живут в Южных областях Китая и в северных частях Вьетнама, Лаоса и Таиланда и занимают, как правило, горные* районы; повсюду они расселены, небольшими группами, находящимися на большом расстоянии друг от друга. Численность мяо в Китае — 2900 тыс., яо — 770 тыс. человек.

Народы тюркской группы (уйгуры — 4200 тыс., казахи — 580 тыс., киргизы — 80 тыс. и другие более мелкие) расселены в западных районах Китая — в Синьцзяне, Ганьсу и Цинхае. Они довольно резко отличаются от других народов Китая, так как живут обособленно, в местах, где пере­селенцев из других районов страны немного. Это в значительной степени связано с ранее существовавшим запретом на переселение китайцев в эти районы, с физико-географическими условиями западных областей Ки­тая (большая часть их не представляла интереса для земледельцев- китайцев, так как занята пустынями, полупустынями и высокими гора­ми), а отчасти и с религиозной обособленностью местных тюркоязычных народов, исповедующих ислам.

Народы монгольской группы (1976 тыс. человек) заселяют огромные площади степей и полупустынь к северу от Великой Китайской Стены; отдельные небольшие группы их распространились на юг до Тибета и центральных районов провинции Юньнань.

Тунгусо-маньчжурские народы (2830 тыс. человек) расселены в Северо- Восточном Китае разбросанными группами. Маньчжуры, по численности составляющие основную часть этих народов (99%), образуют также коло­нии во многих крупных городах Китая. Лишь небольшая часть маньчжу­ров сохранила ч^ерты национального быта, язык и письменность; все остальные, хотя и показали себя при переписи маньчжурами, под влиянием более высокой китайской культуры ассимилированы китай­цами.

Юго-Восточная Азия. Юго-Восточная Азия по своему этни­ческому составу резко делится на две части. Народы Индокитайского полу­острова (без Малайи) имеют много черт, роднящих их с соседними народами Китая и Индостана. Индонезия, Филиппины и Малайя (а также Мальгашская Республика в Африке) заселены близкородствен­ными народами индонезийской группы малайско-полинезийской семьи языков.

Этнический состав Индокитая отличается большой сложностью, что объясняется историей его заселения — миграционными потоками, шедши­ми последовательными волнами с севера в течение несколвдих тысячеле­тий. Северные части Индокитая вместе с соседними провинциями Юго- Западного Китая составляют одну из наиболее сложных в этническом от­ношении областей 'земного шара. Здесь на сравнительно небольшом пространстве вперемежку живут несколько десятков народов. Подавляю­щую часть населения Индокитая составляют народы китайско-тибетской семьи (88,3% всего населения), а также мон-кхмерской (9%); последняя почти полностью размещена в описываемом районе. Наблюдаются зна­чительные различия в заселении равнинных и горных районов. В долинах рек Красной, Меконга, Менама и Иравади живут все крупные народы Индокитая — вьетнамцы, кхмеры, сиамцы, лао и бирманцы, которые со­ставляют почти 80% всего населения этого района. В горных же районах расселены многие десятки мелких народов, находящихся на самых ран­них стадиях образования этнических общностей и представляющих по существу племенные группы. Отдельные такие группы все еще слабо связаны между собой в экономическом и культурном отношениях.

Все страны Индокитая — многонациональные государства. Националь­ные меньшинства составляют в Лаосе — 41, Бирме — 29, Таиланде — 28, Камбодже — 15 и Вьетнаме — 15%. В Бирме, Лаосе и Вьетнаме область их расселения охватывает более половины всей территории.

В Бирме национальные меньшинства окружают собственно бирманцев, как бы подковой, с трех сторон. На востоке живут шань, моны и карены, на севере — качины, на западе — чины и нага. В этих районах созданы национальные автономные государства: Шань, Качинское, Каренское, Кайя (Каренни), а также особый Чинский округ. Однако следует отметить, что вследствие передвижения бирманцев в горные районы и сильного сме­шения населения ни в одном из автономных районов основная националь­ность не составляет большинства. В ряде случаев большая часть народа расселена за пределами своей национальной автономии: в Чинском округе проживает лишь одна шестая часть чинов, а в Качинском государстве — одна треть качинов.

В Таиланде два близких между собой народа — сиамцы и лао заселяют основную часть территории странны. В дельте Менама вместе с ними живут китайцы. Национальные меньшинства расселены по окраинам: малайцы на юго-востоке, карены — на западе, кхмеры — на востоке Таиланда.

В Камбодже кхмеры расселены в центральной низменной части. Вмес­те с ними в городах и вокруг озера Тонле-Сап живут вьетнамцы, китайцы и чамы. Горные окраины страны на севере и востоке заселены горными кхмерами.

В Лаосе размещение народов имеет ясно выраженную вертикальную зональность. В долинах рек живут лао, затем располагаются горные моны и таи, а на больших высотах — мяо и яо.

Во Вьетнаме все низменные районы заняты цреимущественно вьетнам­цами, горные — национальными меньшинствами. В Демократической Рес­публике Вьетнам в местах компактного расселения национальных мень­шинств созданы два автономных района — Вьет-Бак с населением свыше 800 тыс. человек (преимущественно тхо, яо и нунг) и Тай-Мео с населе­нием 330 тыс. человек (в основном мяо и тхай).

Народы индонезийской группы малайско-полинезийской языковой семьи почти полностью заселяют островной мир Юго-Восточіной Азии, а также полуостров Малакка. Все они близки между собой по языку и культуре и сейчас уже может идти речь о складывании в пределах Индо­незии единой индонезийской нации на основе получающего все большее распространение общеиндонезийского языка «бахаса индонесиа» (вариан­та малайского языка), а также единой филиппинской нации на основе тагальского языка.

Основную часть населения Малайской Федерации и Сингапура состав­ляют малайцы, китайцы и выходцы из Индии (главным образом тамилы). Процент китайцев все время увеличивался, так как до победы Народной революции в Китае количество приезжавших сюда китайцев значительно превышало количество уезжавших. Лишь после 1949 г. этот процент ста­билизировался и равен в настоящее время примерно 45. Среди городского населения Малайи и Сингапура китайцы составляют почти 70, малайцы — 17, индийцы — 11%. Свыше половины всех китайцев и около 40% индий­цев живет в городах, в то же время среди малайцев городских жителей всего 14%.

В Индонезии расселено около 100 народов, подавляющее большинство которых относится к индонезийской группе малайско-полинезийской семьи. Исключение составляют лишь папуасские народы в Западном Ириа- не и северо-хальмахерцы на севере Молуккских островов, говорящие на языках, занимающих изолированное положение в системе лингвистической классификации. В городах и районах развития плантационного хозяйства живет около 2,2 млн. китайцев и небольшое количество арабов и выход­цев из Индии.

Более четырех пятых населения страны составляют народы двух язы­ковых подгрупп: яванской и малайской. К первой относится крупнейший народ Индонезии — яванцы, а также сунды, мадурцы и малые народы острова Явы. Ко второй — несколько народов, обычно объединяемых об­щим названием «малайцы» (риау, джамбийцы, палембангцы и др.), и, кроме того, банджары, минангкабау, реджанг-лебонги, ампат-лаваны, се- равеи, пасемахи, кроэ, лампонги, буги и макассары. На долю остальных почти 90 народов приходится всего 17 млн. человек — менее одной пятой всего населения.

На острове Ява живут почти исключительно яванцы, сунды и мадур­цы; лишь в районе Джакарты имеются значительные группы малайцев. Остров Суматра заселен в южной и восточной частях малайцами и близ­кими к; ним народами; малайцы живут также в прибрежных районах острова Калимантана и на других островах. На северо-западе Суматры расселены аче и батаки; в районах развития плантационного хозяйства на северо-востоке Суматры много выходцев с других островов, в первую очередь яванцев, а также китайцев. Все внутренние районы Калиманта­на занимают различные народы (ибаны, кайяны, кенья, бахау, клеманта- ны — «даяки суши», нгаджу и др.), часто объединяемые под общим названием «даяки». Остров Сулавеси заселяют буги, макассары, тораджи, минахасы, горонталы и др. Далее на восток, на Малых Зондских и Молук­кских островах7 живет множество сравнительно небольших народов, расселение которых часто ограничивается лишь одним небольшим ост­ровом (да и названия народов зачастую принимаются по названию ост­ровов) .

На Филиппинах обитает около 40 народов, также близких по языку и принадлежащих к индонезийской группе; наиболее крупные из них живут по побережьям, более мелкие горные народы — внутри островов.

В зарубежной литературе все народы Филиппин, главным образом по религиозным и антропологическим признакам, объединяются в четыре группы. В первую группу входят крупные развитые народы, исповедую­щие христианство; их насчитывается восемь (висайя, тагалы, илоки, биколы, пангасинаны, пампанганы, ибанаги, самбалы), общей численностью в 24,4 млн. человек, почти 90% всего населения страны. На юге Филиппин расселены так называемые моро (магинданао, сулу самаль, ланао, яка- ны — всего 1105 тыс. человек), исповедующие ислам, и поэтому довольно резко отличающиеся по своей культуре и быту от других народов.

В горных районах двух крупнейших островов — Лусона и Минда­нао — живет свыше двух десятков сравнительно небольших народов, ко­торые официальной статистикой объединяются в группу «шычников» («pa­gans»), общая численность их (1100 тыс, человек. И, наконец, самые труднодоступные горные и лесные районы занимает наиболее древнее на­селение страны — негритосы аэта (40 тыс. человек).

Южная Азия. В состав Южной Азии входят четыре государст­ва — Индия, Пакистан, Цейлон и Непал и, кроме того, два княжества в Гималаях — Бутан и Сикким (протектораты Индии) и султанат Мальдив­ские острова (протекторат Великобритании). Подавляющее большинство народов этого района говорит на языках двух семей — индоевропейской и дравидской (523,3 млн. человек — почти 98% всего населения). В цент­ральной и северо-восточной части Индии живут народы семьи мунда (5620 тыс. человек). По северной и восточной границам этой груИпы стран (в основном в Непале и индийском штате Ассам) расселены народы китайско-тибетской семьи (6032 тыс. человек).

Индоевропейская семья представлена здесь двумя группами — индий­ской (406 382 тыс. человек) и иранской (7648 тыс. человек), занимающи­ми главным образом северные районы Индии, весь Пакистан, а также большую часть острова Цейлон. Почти все народы индийской группы до­вольно многочисленны и живут компактно, заселяя большие пространства в Индии и Пакистане; некоторые из них расчленены государственными границами на две части. Семнадцать народов этой группы насчитывают более чем по одному миллиону человек каждый, а три народа — хиндустанцы, бенгальцы и бихарцы — более чем по 50 млн. человек и отно­сятся к крупнейшим народам мира. Следует отметить, что большинство народов индийской группы очень близки между собой и состоят из мно­гих этнографических групп, говорящих на различных диалектах. Процесс национальной консолидации не завершен у двух наиболее крупных народов северной Индии — хиндустанцев и бихарцев, а также раджастханцев. Большая этническая монолитность характерна для бенгальцев, маратхов и некоторых других народов.

На языках иранской группы говорят пуштуны (6520 тыс. человек), живущие в пограничных с Афганистаном районах Пакистана и являющиеся частью афганской нации, и белуджи (1100 тыс. человек), расселен­ные на юго-западе Пакистана, а также в соседних областях Ирана и Аф­ганистана. Народы крайнего севера и северо-запада Индии и Пакистана (кашмирцы, шина, кхо, кохистанцы), включенные нами в индийскую группу, некоторыми лингвистами выделяются в особую дардскую группу. По своему языку и культурным особенностям они занимают промежу­точное положение между индийской и иранской группами.

На языках дравидской семьи говорит большинство народов южных областей Индии (109 032 тыс. человек). На долю четырех наиболее круп­ных народов этой семьи — телугу, тамилов, малаяли и каннара — при­ходится более 100 млн. человек. На Центрально-Индийском нагорье от­дельными группами (расселены гонды, кандхи и ораоны, частично сохра­няющие родоплеменное деление. В Западном Пакистане на дравидском языке говорят брагуи, живущие вместе с белуджами и сильно ими асси­милированные.

Языки мунда считаются языками древнейшего аборигенного населе­ния Южной Азии. Наиболее крупные народы, говорящие на этих язы­ках,— санталы, мунда, хо, савара, корку — живут в горных районах от­дельными небольшими группами, многие переселились на плантации Ас­сама и в промышленные центры Бенгалии и Бихара.

Китайско-тибетская семья представлена в Южной Азии в основном тибето-бирманской группой. Наиболее многочисленными здесь являются гималайские народы Непала (невары, магары, рай, лимбу, таманги), а также близкие к тибетцам бхотии и входящие в бирманскую подгруппу народы бара-бодо, куки-чины и нага.

В конце XIX и первой четверти XX в. происходила значительная миг­рация из стран Индостана. В настоящее время за пределами Индии и Па­кистана насчитывается около 5 млн. выходцев из этих стран. Больше все­го их в соседних странах Азии — Цейлоне (1000 тыс.), Малайе (718 тыс.), Бирме (700 тыс.), Сингапуре (135 тыс.). В Африке много выходцев из Индостана: в Южно-Африканской Республике (440 тыс.), на острове Маврикий (425 тыс.), в Кении (170 тыс.), Танганьике (80 тыс.), Уганде (72 тыс.). Крупные группы индийцев живут в Федерации Вест-Индии — 330 тыс., в Британской Гвиане — 250 тыс., Нидерландской Гвиане (Сури­наме) — 80 тыс., на островах Фиджи — >183 тыс. Выходцы из Индии и Пакистана относятся к двум языковым семьям — индоевропейской (ин­дийская группа) и дравидской. По численности представители этих двух семей примерно одинаковы, но народы дравидской языковой семьи (тами­лы, телугу и др.) расселены в основном в Азии, а индийской группы (хиндуетанцы, бенгальцы, гуджаратцы, синдхи, маратхи) — в Африке, Аме­рике и Австралии.

Индийское и пакистанское правительства энергично внедряют среди народов своих стран единые государственные языки — хинди в Индии и урду в Пакистане. В Индии, по официальной терминологии, все крупные народы называются «культурно-историческими общностями». Большинст­во из них имеет «лингвистические» штаты (т. е. штаты с более или менее однородным национальным составом); 14 языков признано официальными языками Индии и отдельных штатов. И хотя вряд ли можно согласиться с официальным определением всего населения Индии как единой «индий­ской нации», нельзя отрицать его очень большой национально-политиче­ской общности.

По другому обстоят дела в Пакистане, состоящем из двух территори­ально разобщенных частей, национальные противоречия между которыми очень остры. Интересы бенгальской буржуазии Восточного Пакистана, искусственно оторванного от соседних областей Индии, сталкиваются с интересами политически господствующей панджабской, а также синдх­ской буржуазии Западного Пакистана. Правящие круги Пакистана от­вергают наличие в стране разных народов и не предоставляют им ника­ких национальных прав.

Передняя Азия. Подавляющее большинство народов Передней Азии входит в состав трех языковых семей: индоевропейской, алтайской и семито-хамитской. Вне этих семей остаются сравнительно немногочислен­ные народы (грузины, лазы, черкесы, брагуи и др.), составляющие около 0,5% всего населения Передней Азии. Все языковые семьи в пределах описываемой территории представлены в основном каждая одной груп­пой: алтайская — тюркской, семито-хамитская — семнтской, индоевро­пейская — иранской; некоторые небольшие народы, главным образом из числа тех, для которых Передняя Азия не является основным местооби­танием (албанцы, боснийцы, болгары, греки и др.), относятся к другим группам индоевропейской семьи.

Народы иранской группы (33,7% всего населения) населяют большую часть Афганистана и Ирана (за исключением их северных районов), юго-восток Турции и север Ирака. Народы тюркской группы (32,1%) зани­мают западную и центральную часть Турции и некоторые районы на севере Ирана и Афганистана. К семитской языковой группе (31,5%) при­надлежат арабские народы Сирии, Ливана, Ирака и стран Аравийского полуострова, а также ассирийцы и евреи.

Всего в Передней Азии живет около 60 народов. Большинство их рас­селено компактно, меньшинство — разбросано небольшими группами на обширном пространстве (армяне, черкесы, грузины, греки, различные тюркские группы Ирана и т. д.). Крупных народов в этом районе немного, но они являются основной частью населения. Арабы, турки, персы, курды, азербайджанцы и афганцы составляют 82,5% всего населения Передней Азии и заселяют около 85% ее территории.

Сложность этнического состава в отдельных странах Передней Азии увеличивается при продвижении с запада на восток. Арабские страны, за исключением Ирака и Сирии, имеют сравнительно однородный нацио­нальный состав. В странах Аравийского полуострова, главным образом в прибрежных районах, кроме арабов, расселено небольшое число персов, белуджей, индийцев, африканцев. В Ираке живут также курды, ассирий­цы, туркмены и черкесы, в Сирии — курды, армяне, евреи и черкесы, в Иордании — черкесы. Своеобразную группу населения Сирии и Ливана {хотя и говорящую в основном по-арабски) составляют левантинцы — потомки европейских, главным образом итальянских и французских коло­нистов, переселившихся сюда во времена крестовых походов и посредством браков смешавшихся с местным населением. Арабы представляют собой группу близкородственных народов. Они пользуются единым общеараб­ским литературным языком, наряду с которым существует ряд так назы­ваемых разговорных языков: аравийский, иракский, сирийский,— все они близки между собой, но не всегда до взаимопонимаемости. Существуют многие элементы общеарабской культуры, проявляющиеся в материаль­ном быте, традициях и особенно в духовной жизни — устном и изобрази­тельном народном творчестве, литературе, искусстве, науке. Но в то же время очень заметны и культурные особенности различных арабских на­родов, порожденные различными историческими и географическими усло­виями, культурными влияниями и т. д. Численность арабов в Азии — 26 939 тыс: Кроме собственно арабских стран в Азии и Африке, значи­тельные компактные группы арабов имеются в соседних странах (Иран, Турция, Нигер, Мали, Занзибар, Эфиопия и др.), а также в городах Фран­ции, США, Аргентины, Индонезии.

90% населения Израиля в настоящее время составляют евреи. Арабов здесь насчитывается всего около 200 тыс., расселены они главным обра­зом на севере страны, в Галилее, часть их живет в пустыне Негев и вокруг Тивериадского озера. Во время арабо-израильской войны (1948—1949 гг.) и в последующие годы большинство арабов было изгнано с территории, занятой Израилем. В настоящее время в соседних с Израилем странах живет около 900 тыс. арабов — беженцев из Палестины.

Еврейское население Палестины начало расти с 1919 г. К моменту образования государства Израиль (1948 г.) численность евреев в Палести­не достигла 657 тыс., что составляло около одной трети населения страны. Положение резко изменилось с мая 1948 г. Бежавшее из различных стран Европы во времена гитлеровского нашествия еврейское население напра­вилось во вновь образованное государство. Всего с мая 1948 г. по настоя­щее время в Израиль прибыло более 1 млн. человек, в том числе 44% из Европы, 29% из Азии, 25% из Африки. Официальный язык в Израиле — древнееврейский язык иврит, но евреи-иммигранты еще мало владеют им и сохраняют языки, которыми они пользовались до прибытия в Израиль (идиш, испаньола, английский, арабский и др.).

Коренное население Кипра — греки составляют 80% всего населения острова. Кроме них, здесь расселены турки (18% всего населения) и око­ло 5 тыс. армян. Турки попали на остров еще в XVI в. (после захвата ост­рова Османской империей) и сейчас живут смешано с греками. Трудно найти хотя бы один значительный населенный пункт на Кипре, где бы не было людей той и другой национальности. Все же можно заметить, что про­цент турок несколько выше на побережье и в крупных городах и ниже во внутренних районах острова.

Существующее представление о Турции как о стране сравнительно однородной в национальном отношении неверно. Правящие круги Турции относят все малые народы страны, говорящие на различных языках, к туркам. В официальных справочниках не выделяются национальные меньшинства, и об их численности можно судить лишь по данным о родном языке, а в, некоторых случаях — по религии. В настоящее время нацио­нальные меньшинства составляют около 14,4% всего населения Турции и заселяют почти четверть ее территории. Здесь живет не менее 15 наро­дов, сосредоточенных в тех или иных районах. Турки составляют большин­ство в 55 провинциях Турции из 64. Кроме Курдистана и пограничных с Сирией равнин, где живут курды и арабы, на остальной территории Тур­ции расселены в основном туїрки с небольшими вкраплениями других на­родов.

За пределами Турции турки живут на Кипре (98 тыс.), в Болгарии (665 тыс.), Югославии (220 тыс.), Греции (110 тыс.) и в других странах. В этническом отношении турки имеют мало общего с теми тюркскими пле­менами, которые последовательными волнами проникали на территорию современной Турции в XI—XIII вв. В процессе многовекового общения с местным коренным населением (армянами, грузинами, греками, арабами, курдами и др.) тюркские племена смешивались с ним. Таким образом, со­временные турки в этнографическом, антропологическом и языковом от­ношениях отличаются от других тюркоязычных народов.

Иран — самая сложная в этническом отношении страна Передней Азии. Здесь расселено около 30 народов. Народы иранской языковой группы составляют около 73,4%, а тюркской — 22,4% всего населения страны. Кроме персов, в Иране живет много азербайджанцев, курдов, луров, бахтиаров, белуджей, туркменов и других народов, занимающих почти все окраинные районы страны и составляющих по численности более поло­вины ее населения. Официальная статистика не признает наличия в стра­не национальных меньшинств, считая их племенными группами иранцев. В 1920-х годах национальные меньшинства были частично выселе­ны из районов своего обитания и расселены небольшими группами среди персидского населения. Современные административные провинции (астаны) были созданы с таким расчетом, чтобы наиболее крупные народы оказались в пределах нескольких провинций. Персы в Иране расселены широкой полосой, тянущейся от озера Резайе на северо-западе до Оман­ского залива на юго-востоке. Повсеместно, за исключением Иранского Азербайджана, они составляют основную часть населения городов. Они живут также в соседних с Ираном странах — Афганистане, Ираке и других арабских странах.

Афганистан также многонациональная страна, причем афганцы состав­ляют несколько более половины всего населения. На сравнительно не­большой территории расселено 23 народа. Вся южная и северо-восточная часть страны занята ираноязычными народами (87%), а северо-запад­ная часть— тюркоязычными (12%). На востоке, на границе с Пакиста­ном живут народы, относящиеся к индийской группе или же занимающие промежуточное (между иранской и индийской группой) положение в си­стеме лингвистической классификации. Следует отметить чрезвычайно сложный характер расселения к северу от Гиндукуша, где сравнительно небольшие районы населяют не менее двух-трех народов. Афганцы (пуш­туны) расселены по обе стороны афгано-пакистанской границы. В Афга­нистане большая часть их живет к югу от хребта Гиндукуш. Среди части афганцев сохранилось деление на племена и роды. Крупнейшие племен­ные союзы: дурани и гильзаи (каждый из них насчитывает более 1,5 млн. человек). Другие крупные племена: дзадзи, дзадраны, вардаги, мангал, вазири, моманд, сафи, шинвари, какар и т. д. Современная граница между г Афганистаном и Пакистаном делит многие из этих племен на две части.

В новейших изданиях как советских, так и зару­бежных, даже цифры общей численности населения по странам в целом колеблются в значительных пределах (Афганистан, Саудовская Аравия, Йемен). Тем более скудны сведения, о национальном составе этих стран. Поэтому при составлении настоящего тома были широко использованы различные литературные данные.

Подробные указания на источники определения численности народов даны в сносках к таблицам каждой в отдельности страны. Даже при бег­лом рассмотрении этих источников становится ясным, что прямые ука­зания на национальный состав имеются лишь по немногим странам. Переписи населения в различное время проводились в большинстве стран, но почти всюду отсутствует серия переписей за ряд лет. Кроме того, в не­которых крупных странах последние переписи были очень давно (в Бирме — 1931 г., Лаосе —1936 г.). Всего после второй мировой войны перепи­си были в 34 странах из 45.

Еще хуже обстоит дело с освещением в переписях вопросов, связанных с национальным составом населения. Исчерпывающий материал с указа­нием этнической принадлежности содержится лишь в переписях населе­ния Китая, Цейлона, Малайи, Сингапура и некоторых азиатских колоний Англии. Особо следует остановиться на переписи населения Китая, про­веденной в 1953 г. Это, пожалуй, одна из немногих переписей в мире, данные которой не требуют корректив по численности тех или иных наро­дов. Этому способствовало то обстоятельство, что до обработки материа­лов переписи китайские ученые провели большую работу в районах рас­селения национальных меньшинств по определению этнической принадлеж­ности различных групп населения. Во всех остальных случаях приходилось, используя различные литературные материалы, проводить разделе­ние тех народов, которые переписью объединялись в группы (например, индийцы, индонезийцы, африканцы) или, наоборот, объединять различ­ные племенные и этнографические группы, выделяемые переписью в ка­честве самостоятельных единиц.

Большую группу составляют страны, в переписях которых содержатся показатели о языке (родном или разговорном); к ним относятся Индия, Пакистан, Турция, Кипр и др. Переписи, учитывающие родной язык, очень часто содержат излишне подробные сведения, они дают не только самостоятельные языки, но и диалекты и говоры, входящие в состав этих языков. Так, например, в переписи населения Индии 1951 г. было выделено свыше 700 языков и диалектов; при определении на основании этих ма­териалов этнического состава населения потребовалось провести большую работу по их объединению. Следует также учитывать, что показатели по родному (и тем более, по разговорному) языку преувеличивают чис­ленность господствующих или наиболее развитых наций (например, ту­рок в Турции).

В большинстве мусульманских стран Азии население учитывается глав­ным образом по религиозному признаку и в число национальных мень­шинств включаются все, не исповедующие господствующую в данной стране религию. В ряде арабских стран к меньшинствам («minorities») относят не только всех немусульман, но также и тех, кто исповедует раз­личные толки ислама, не являющиеся господствующими в данной стране (в Сирии, например, сунниты составляют 69% всего населения; все ос­тальные — представители других мусульманских толков и сект, а также христиане и иудаисты — относятся к числу меньшинств). Понятно, что данные о религии могут быть использованы для определения на­ционального состава только в ограниченном числе случаев (при определе­нии численности армян, евреев, ассирийцев и некоторых европейских на­родов) .

В ряде случаев пришлось пользоваться сведениями очень старых пере­писей (для Филиппин определение численности некоторых малых народов произведено при помощи данных переписи 1918 и даже 1903 гг.). Однако в этих случаях почти всегда имелись показатели текущего учета населе­ния на более поздние сроки или материалы экспедиционных обследований. Примером может служить Вьетнам, где последняя перепись населения проводилась в 1936 г., а весьма подробные данные о численности всех на­родов опубликованы на 1957 г.

Следует отметить, что во многих странах ведется текущий учет чис­ленности населения иностранного происхождения (китайцы, индийцы, ара­бы, европейцы и др.); данные эти публикуются в различные сроки в про­межутках между переписями населения.

Кроме переписей, данные которых обычно принимались за основу определения численности народов, были использованы оценки, имеющие­ся в различных справочных изданиях, общегеографических описаниях стран, монографиях по тем или иным народностям или племенам, в мно­гочисленных описаниях путешественников и т. д.

Наконец, имеется небольшое число сравнительно мелких народов, о численности которых прямых данных нет. В этих случаях использованы сведения о занимаемой ими территории, предположительной плотности населения и т. д.

Таким образом, цифровые данные настоящего тома по народам Зару­бежной Азии имеют различную степень точности. Однако почти по всем крупным народам (около 90% всего населения) они основываются на по­казателях переписей и являются достаточно достоверными. Что касается остальных народов, то для установления их численности были использо­ваны различные материалы, взаимно дополняющие и корректирующие друг друга.

Цифры численности народов на 1959 г. исчислены, так как боль­шинство использованных нами переписей населения проводилось рань­ше этого срока. В целом исходные данные по 83% всего населения относятся к периоду 1950—1960 гг., в том числе 15% —после 1955 г. Все остальные материалы относятся к более ранним срокам или же не явля­ются данными переписей населения. Пересчет на 1959 г. сделан экстрапо­ляцией с учетом изменения общей численности населения в каждой стране и поэтому цифры даны, по возможности, округленными. Экстраполяция не применялась для тех народов, по которым имеются определенные све­дения на год исчисления, или данные, позволяющие установить динамику их численности с момента переписи до 1959 г. (имеются сведения о естевенном движении населения, миграционных процессах и т. д.).