Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народы зарубежной Европы
Этнография - Численность и расселение народов мира

Народы зарубежной Европы

Рост численности населения Зарубежной Европы, как об этом гово­рилось в главе I настоящей работы, имел некоторые особенности. По имеющимся статистическим данным, численность Населения Зарубежной Европы за последние три столетия (за счет значительного снижения смертности) росла быстрее, чем в других частях света.

Общие сведения эмиграции за океан) темпы роста численности населения стали снижаться, а в настоящее время Зарубежная Европа стоит по приросту населения на последнем месте в мире.

Общая численность населения в странах Зарубежной Европы состав­ляла на середину 1959 г. 421,3 млн. человек, увеличившись по сравнению с довоенной численностью (1938 г.) почти на 40 млн. Этот прирост был бы, конечно, еще более значительным, если бы не громадные людские потери и понижение рождаемости в годы войны; достаточно указать, что одни только прямые военные потери населения составили свыше 15 млн. чело­век. Следует подчеркнуть, что хотя в войну было втянуто население почти всех стран Европы, влияние ее на динамику численности отдельных наро­дов было далеко не одинаковым; весьма показательно в этом отношении   резкое снижение численности еврейского населения Европы, а также значительное снижение численности поляков, немцев и др. На характе­ристике этих явлений мы остановимся ниже.

По данным на середину 1961 г., общая численность населения Зару­бежной Европы составила свыше 428 млн. человек и продолжает увели­чиваться примерно на 3,5 млн. человек в год. Для большинства стран Евро­пы характерна низкая смертность (от 9 до 12%) и средняя рождаемость (от 15 до 25%). Темпы естественного прироста населения Зарубежной Ев­ропы в целом ниже, чем в других частях света, однако по отдельным евро­пейским странам наблюдаются значительные различия. Наиболее высокий естественный прирост, связанный, как правило, с повышенной рождае­мостью, отмечен в странах Восточной и Юго-Восточной Европы (Албания. Польша и др.) и в Исландии, наиболее низкий — в странах Центральной Европы (ГДР\Люксембург, Австрия). Развитие медицины и связанное с этим снижение смертности в странах Европы привело к увеличению средней продолжительности жизни. В стра­нах, характеризующихся низкой рождаемостью, это сопровождалось воз­растанием процента лиц пожилого возраста. В настоящее время на каждые 100 человек в возрасте до 20 лет приходится лиц пожилого возраста (стар­ше 60 лет) в Бельгии — 59, Великобритании — 55, Швеции — 53 и т. д. Этот процесс «старения» наций ставит некоторые страны перед серьез­ными проблемами (забота о престарелых, уменьшающийся процент про­изводительного населения и пр.).

Современный этнический состав Зарубежной Европы сложился в ходе длительного исторического процесса развития и взаимодействия многочис­ленных народов, отличавшихся друг от друга по антропологическим при­знакам, языку и культуре. Однако эти различия, возможно, вследствие сравнительно небольших размеров самой Зарубежной Европы, были не столь значительны, как в других частях света. Преобладающая часть на­селения Зарубежной Европы по антропологическим признакам принадле­жит к большой европеоидной расе, подразделяющейся на две основные части (малые расы) — южную европеоидную (или средиземноморскую) и северную европеоидную, между которыми прослеживаются многочислен­ные переходные типы.

Население Зарубежной Европы говорит главным образом на языках индоевропейской лингвистической семьи. Крупнейшие языко­вые группы этой семьи: славянская, германская и романская. Славянские народы (поляки, чехи, болгары, сербы и др.) занимают Восточную и Юго- Восточную Европу; романские народы (итальянцы, французы, испанцы и др.) — Юго-Западную и Западную Европу; германские народы (немцы, англичане, голландцы, шведы и др.) — Центральную и Севердую Европу. Народы других языковых групп индоевропейской семьи — кельтской (ирландцы, уэльсцы и др.) греческой (греки), албанской (албанцы) и индийской (цыгане) — немногочисленны. Кроме того, довольно значи­тельная часть населения Зарубежной Европы принадлежит к уральской языковой семье, представленной народами финской (финны и саамы) и угорской (венгры) групп. К семито-хамитской языковой семье относится в Европе небольшой народ семитской группы — мальтийцы, к алтайской семье — народы тюркской группы (турки, татары, гагаузы). Обособлен­ное место в системе лингвистической классификации занимает язык басков. Среди населения Зарубежной Европы имеется немало лиц, язык которых принадлежит к другим языковым группам и семьям, однако почти все они — сравнительно недавние переселенцы из стран Аф­рики, Азии и Америки.

Формирование этнического состава Зарубежной Европы уходит своими корнями в глубокую древность. Одним из наиболее важных этапов этого про­цесса является возникновение Римской империи и распространение среди ее народов латинского языка («вульгарной латыни»), на базе которого впоследствии образовались романские языки, а также последовавший за падением Римской империи период длительных миграций по территории Европы различных племен и народов (так называемая эпоха великого переселения народов— III—IX вв. н. э.). Именно в этот период герма­ноязычные народы распространились по Центральной и Северной Европе, проникнув, в частности, на Британские острова, и начали продвигаться на восток, а славянские народы расселились по Восточной Европе и за­няли почти весь Балканский полуостров. Большое влияние на этническую историю стран Восточной и Юго-Восточной Европы оказало переселение в IX в. с Урала в район среднего течения Дуная угорских племен, а затем, в XIV—XV вв., захват Балканского полуострова турками и оседание там значительных групп турецкого населения.

Европа — роддна капитализма и национальных движений. Преодоление феодальной раздробленности, развитие экономических и культурных связей, распространение общего литературного языка и т. д.— создало условия для образования нацдй. Однако процесс этот в разных странах шел по-разному. Наиболее ярко он проявился в крупных экономически развитых централизованных государствах Западной и Северной Европы (Франция, Ангкия и др.)» У народов, составляющих большинство населе­ния и занимающих господствующее положение в этих государствах (французы, англичане и др.), и по существу закончился там еще в XVII— XVIII вв. Политическая раздробленность некоторых стран Центральной и Южной Европы (Германия, Италия), национальный гнет в странах Восточной Европы, включенных в состав Австро-Венгерской империи, и турецкое владычество в Юго-Восточной Европе затормозили процессы национальной консолидации, однако и здесь во второй половине XIX в. сложилось большинство существующих ныне крупных наций (немецкая, чешская и др.). Формирование некоторых наций (польской, румынской и др.) по существу завершилось лишь после первой мировой войны, когда в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции в России и развала Австро-Венгерской империи эти народы были воссое­динены в новых государственных образованиях. После окончания второй мировой войны в странах Восточной Европы возникли государства народ­ной демократии (Польша, Чехословакия, Румыния и др.), где началось преобразование старых буржуазных наций (польской, румынской и др.) в нации социалистические; в настоящее время этот процесс находится уже в своей завершающей стадии.

Что же касается небольших народов и особенно национальных мень­шинств стран Зарубежной Европы, то процесс их национального развития был замедлен, а в ряде случаев и вообще приостановлен. В настоящее время среди таких национальных меньшинств сильно развита этническая ассимиляция; будучи втянутыми в общую экономическую и культурную жизнь страны и не имея достаточно благоприятных условий для развития своего языка и национальной культуры, они постепенно сливаются с ос­новной национальностью страны. Так, например, значительные группы каталонцев и галисийцев в Испании, бретонцев во Франции, шотландцев и уэльсцев в Великобритании, фризов в Нидерландах, фриулов в Италии и часть других более мелких народов уже не имеют четкого националь­ного самосознания. Следует отметить, что в некоторых странах Европы продолжают развиваться процессы- этнической консолидации —слияние двух или нескольких народов в новые нации. В Швейцарии и отчасти в Бельгии, где в этих процессах участвуют разноязычные группы населе­ния, свидетельством консолидации является усиление экономического и культурного общения, сопровождающееся ростом двуязычия; в Нидер­ландах, где в этнической консолидации участвуют народы с родственными языками, свидетельством этого является и распространение нового общего этнического названия — «нидерландцы».

Большое влияние на формирование этнического состава стран Зарубеж­ной Европы в последдие сто лет, когда контуры основных национально­стей уже вполне определились, оказали миграции населения из одной страны в другую в поисках работы, а также ,по политическим или иным причинам. Значительные миграции населения происходили в первой половине XX в. В 1912—1913 гг. в результате Балканских войн значи­тельные группы турецкого населения переселились из стран Балканского полуострова в Турцию. Этот процесс возобновился в 1920—1921 гг. во время греко-турецкой войны и продолжался в последующие годы; до 1930 г. из Греции в Турцию переселилось около 400 тыс. турок, а в Гре­цию из Турции — около 1200 тыс. греков. После распада Австро-Венгер­ской империи значительные группы австрийцев и венгров покинули вновь образованные государства (Румынию, Чехословакию и др.) и выехали соответственно в Австрию и Венгрию. В период между первой и второй мировыми войнами получили широкое развитие миграции населения, вызванные экономическими причинами, причем основные миграционные потоки шли с востока и юга на запад и север, т. е. из отсталых в про­мышленном отношении капиталистических стран (Польша, Румыния и др.) в более развитые страны, отличающиеся низким естественным при­ростом йаселения (Францию, Бельгию и др.). Например, во Франции, по переписи 1931 г., было 2714 тыс. иностранцев и 361 тыс. натурализован­ных, т. е. принявших французское гражданство. К этим миграциям насе­ления уже в предвоенные годы присоединились миграции по политическим причинам (политические эмигранты и евреи из Германии и Австрии в Великобританию и другие страны, беженцы из франкистской Испании во Францию и др.).

События второй мировой войны вызвали новые значительные сдвиги населения, связанные с бегством и эвакуацией мирного населения из районов военных действий и с оккупированной немцами территории, принудительным вывозом рабочих в Германию и т. д. Важное значение имели возникшие в годы войны и продолжавшиеся в послевоенные годы переселения значительных групп людей различных национальностей из одной страны в другую.

Наиболее сильные изменения национального состава произошли в ряде стран Восточной и Юго-Восточной Европы, что было связано в первую очередь с резким сокращением в этих странах немецкого населения. Перед началом войны на востоке и юго-востоке Европы, вне современных границ ГДР и ФРГ, главным образом на территории Польши, Чехословакии, Юго­славии, Венгрии и Румынии, находилось свыше 12 млн. немцев. Часть из них после разгрома Германии ушла с отступающими немецкими войсками, а основная масса была переселена оттуда уже после войны, в 1946—1947 гг., в соответствии с решениями Потсдамской конференции 1945 г.; в настоящее время в этих странах осталось около 700 тыс. немцев.

Очень сильно сократилось еврейское население, численность которого в странах Зарубежной Европы (главным образом в Польше, Румынии и Венгрии) составляла в 1938 г. свыше 6 млн. человек, а в настоящее время составляет всего около 13 млн. человек (главным образом в Велико­британии, Франции, Румынии). Сокращение еврейского населения вызва­но массовым истреблением его нацистами и (в меньшей степени) после­военными миграциями евреев в Палестину (а затем в Израиль) и другие страны мира. Говоря об изменениях этнического состава в странах Восточной Европы во время войны или непосредственно после нее, следует сказать и о серии обменов населения (взаимных репатриаций), связанных либо с установлением новых государственных границ (обмен населением между Болгарией и Румынией, Польшей и СССР, Чехословакией и СССР, Югославией и Италией), либо со стремлением государств достичь большей однородности своего национального состава (обмен населением между Венгрией и Чехословакией, Венгрией и Югославией и пр.). Кроме того, часть турецкого населения Болгарии переселилась в Турцию, а часть армянского населения из стран Юго-Восточной и Западной Европы — в Советскую Армению и пр.

Влияние событий второй мировой войны на изменение национального состава стран Центральной, Западной и Северной Европы было небольшим и выразилось главным образом в притоке туда групп населения из стран Восточной и Юго-Восточной Европы. Основную массу прибывших соста­вили беженцы и так называемые перемещенные лица, в большинстве — бывшие военнопленные и граждане, привезенные на принудительные работы в Германию (поляки, украинцы, латыши, литовцы, эстонцы, на^ роды Югославии и др.); значительная часть их (свыше 500 тыс. человек) после окончания войны не была репатриирована западными властями и была вынуждена осесть на постоянное жительство в Великобритании, ФРГ, Франции, Бельгии и других странах. Следует отметить, что после войны возобновились миграции населения, вызванные экономическими причинами; они были направлены преимущественно из Италии и Испании во Францию и отчасти в Бельгию; довольно значительные группы имми­грантов оседали также в Швеции и Великобритании. Большой интерес представляет усиление в этот период миграций рабочих низкой квалифи­кации в Европу из других частей света, в частности миграции алжирских (мусульманских) рабочих из Алжира во Францию и миграции негритянского населения Антильских островов (в основном с Ямайки) в Велико­британию.

Все страны Зарубежной Европы по сложности национального состава могут быть разбиты на три основные группы: 1) однонацио­нальные, в основном, страны с небольшими (менее 10%) группами нацио­нальных меньшинств; 2) страны со значительным процентом представителей национальных меньшинств и многонациональные страны с резким численным преобладанием одной национальности; 3) многонациональные страны, в которых крупнейшая национальность составляет менее 70% всего населения.

Подавляющее большинство стран Зарубежной Европы имеет сравнительно однородный национальный состав. Сложных в этническом отношении стран немного; национальный вопрос в них решается по-разному. В капиталистических странах Западной Европы на­циональные меньшинства обычно не имеют возможности развивать свой язык и культуру и обречены на поглощение основной национальностью страны; в некоторых странах, как, например, во франкистской Испании, проводится политика их насильственной ассимиляции. В странах народной демократии Восточной Европы крупные национальные меньшинства получили национально-территориальные автономии, где они имеют все условия для экономического и культурного развития.

Заканчивая краткую характеристику этнического состава населения Европы и процессов его формирования, остановимся на религиозном соста­ве ее населения. Европа — родина трех основных ветвей христианства: католичества, распространенного в основном в странах Южной и Западной Европы; православия, исповедуемого главным образом в странах Юго-Во­сточной Европы, находившихся в прошлом под влиянием Византии; про­тестантизма, распространенного в странах Центральной и Северной Евро­пы. Православие исповедует большинство верующих греков, болгар, сер­бов, македонцев, черногорцев, румын и часть албанцев; католичество — почти все верующие романских народов (итальянцы, испанцы, португаль­цы, французы и др.), а также верующие некоторых славянских (поляки, чехи, большая часть словаков, хорваты, словенцы) и германских народов (люксембуржцы, фламандцы, часть немцев и голландцев, австрийцы), а также ирландцы, часть албанцев, большая часть венгров и баски. Движе­ние Реформации выделило из католической церкви многочисленные про­тестантские церкви. Протестантами, в настоящее время являются большин­ство верующих немцев, франко-швейцарцев, голландцев, исландцев, анг­личан, шотландцев, уэльсцев, ольстерцев, шведов, датчан, норвежцев и финнов, а также часть венгров, словаков и германо-швейцарцев. Часть населения стран Юго-Восточной Европы (турки, татары, боснийцы, большин­ство албанцев, часть болгар и цыган) исповедует ислам. Еврейское насе­ление Европы в своем большинстве исповедует иудаизм.

Религиозный фактор играл заметную роль в этнической истории стран Зарубежной Европы и повлиял, в частности, на этническое разделение не­которых народов (сербов с хорватами, голландцев с фламандцами и т. д.). В настоящее время во всех странах Европы и особенно в странах социали­стического лагеря быстро растет число неверующих.

Славянская группа.  Расселение европейских народов.

Живущие в Зарубежной Европе народы славянской языковой группы делятся на западных и южных славян, к западным славянам относится крупнейший славянский народ Зарубежной Европы — поляки (29,6 млн.), среди этнографических групп которого выделяются кашубы и мазуры. Поляки составляют подавляющее большинство населе­ния во всех областях Польши, кроме некоторых восточных районов, где они живут вместе с украинцами и белорусами. За пределами Польши поля­ки расселены главным образом в смежных районах СССР (всего 1,4 млн. человек, преимущественно в Белорусской и Литовской ССР) и Чехослова­кии (Остравская область). Большие группы поляков, эмигрировавших в прошлом из Польши, осели в странах Западной Европы (во Франции — 350 тыс., Великобритании — 150 тыс., ФРГ — 80 тыс. и др). и особенно в странах Америки (США — 3,1 млн., Канаде — 255 тыс., Аргентине и др.). К западу от поляков, на территорий ГДР, в бассейне р. Шпрее, расселены лужичане, или сорбы — небольшая народность (120 тыс.), с давних времен живущая среди немецкого населения и испытавшая сильное влияние немецкого языка и культуры. К югу от поляков, в Чехословакии, живут чехи (9,1 млн. человек) и родственные им словаки (4,0 млд. человек). Чехи, заселяющие западную половину страны, включают ряд этнографических групп, среди которых наиболее известны ходы, ляхи и гораки (гонахи); среди словаков выделяются близкие к чехам моравские словаки, а также валахи, язык которых (занимает промежуточное положение между словац­ким и польским языками. В послевоенный период большие группы слова­ков переселились в западные области Чехии, прежде занятые немцами. За пределами страны значительные группы словаков живут в Венгрии, чехов и словаков —в Югославии (чехи —35 тыс., словаки —90 тыс. человек), Румынии и СССР. В прошлом много чешских и словацких эмигрантов осе­ло в странах Америки: США (чехи — 670 тыс., словаки — 625 тыс. чело­век) , Канаде и др.

К южным славянам относятся болгары (6,8 млн.), получившие свое на­звание от древнего тюркоязычного народа, переселившегося в Западное Причерноморье и растворившегося среди местных славянских племен. Бол­гары — основная национальность Болгарии — компактно заселяют ее тер­риторию, за исключением небольших восточных и южных районов, где они живут вместе с турками, и юго-западной части страны, занятой родст­венными болгарам македонцами. Среди этнографических групп болгарского народа выделяются помаки, принявшие в XVI—XVII вв. ислам и испытав­шие сильное влияние турецкой культуры, а также шопцы, сохранившие многие элементы старой традиционной болгарской культуры. За пределами Болгарии наиболее значительные группы болгар живут в СССР (324 тыс. человек — главным образом на юге Украины и Молдавии) и в пограничных районах Югославии. К болгарам по языку и культуре очень близки маке­донцы (‘1,4 млн.) — народ, сложившийся на территории Македонии. Маке­донский язык занимает по существу промежуточное положение между бол­гарским и сербско-хорватским языками. На сербско-хорватском языке го­ворят народы Югославии — сербы (7,8 млн.), хорваты (4,4 млн.), боснийцы (1,1 млн.) и черногорцы (525 тыс.). Большую роль в этническом разделе­нии этих четырех одноязычных народов сыграл религиозный фактор — принятие сербами и черногорцами православия, хорватами — католицизма, боснийцами — ислама. В Югославии каждый из этих народов имеет свою республику, однако значительная часть их расселена чересполосно (особен­но в пределах Народной Республики Боснии и Герцеговины). За предела­ми Югославии небольшое число сербов живет в соседних районах Румынии и Венгрии, хорватов — в Австрии (Бургенланд). В Венгрии есть населе­ние (так называемые буньевцы, шокцы и др.)» говорящее на сербско-хор­ватском языке и занимающее как бы промежуточное положение между сербами и хорватами; большинство исследователей относит их к сербам. Основной поток сербских и хорватских эмигрантов в прошлом шел в стра­ны Америки (США, Аргентину и др.). Несколько обособленное место среди южнославянских народов занимают словенцы (1,8 млн.), испытавшие в прошлом влияние немецкой и итальянской культуры. Кроме Югославии, где словенцы компактно заселяют территорию своей автономной республи­ки (Словении), небольшая их часть живет в Италии (Юлийская Крайна) и Австрии (Каринтия), где словенцы постепенно ассимилируются с окружа­ющим населением — итальянцами и австрийцами.

Германская группа. К германской группе принадлежит круп­нейший народ Зарубежной Европы — немцы (73,4 млн. человек), разговор­ный язык которых обнаруживает сильные диалектологические различия (верхненемецкое и нижненемецкое наречия), а сами они сохраняют деле­ние на этнографические группы (швабы, баварцы и др.). Этнические гра­ницы немецкой нации в настоящее время почти точно совпадают с грани­цами ГДР и ФРГ, за их пределами находятся лишь разрозненные, хотя и сравнительно большие группы немцев: в Австрии (в основном — недавние переселенцы из стран Восточной Европы — всего 300 .тыс.), Румынии (395 тыс.), Венгрии (около 200 тыс.) и Чехословакии (165 тыс.), а также в восточных областях СССР (всего 1,6 млн.). Заокеанская эмиграция немцев привела к образованию больших групп их в странах Америки, осо­бенно в США (5,5 млн.), Канаде (800 тыс.) и Бразилии (600 тыс.), а так­же в Австралии (75 тыс.). На различных диалектах верхненемецкого на­речия говорят близкие к немцам по происхождению австрийцы (6,9 млн.), часть которых (южные тирольцы — 200 тыс. человек) живет в северных районах Италии, германо-швейцарцы, а также подвергшиеся сильному вли­янию французского языка и культуры эльзасцы (1,2 млн. с лотарингца­ми) и люксембуржцы (318 тыс.). Большое число австрийцев эмигрировало в США (800 тыс.) и другие заокеанские страны.

В прибрежных областях Северного моря живут два близких по языку и происхождению народа—голландцы (10,9 млн.) и фламандцы (5,2 млн.); чають фламандцев Бельгии и почти все фламандцы Франции говорят также и на французском языке. Значительное число голландцев и фламандцев переселилось в США и Канаду. На побережье Северного моря, главным образом в Нидерландах, живут фризы (405 тыс.) — остатки древних гер­манских племеп, сильно ассимилированных голландцами, датчанами и нем­цами.

Северную Европу населяют четыре родственных по происхождению и близких по языку народа: датчане (4,5 млн.), шведы (7,6 млн.), норвежцы (3,5 млн.) и исландцы (170 тыс.). Этнические территории датчан и норвеж­цев примерно совпадают с территорией их национальных государств; что касается шведов, то довольно большая группа их (370 тыс.) живет в при­брежных районах Западной и Южной Финляндии и на Аландских остро­вах. Значительное число эмигрантов из стран Северной Европы живет в США (шведы — 1,2 млн., норвежцы — 900 тыс.) и Канаде.

К германской языковой группе относят и английский язык, на диалек­тах которого говорят три народа Британских островов: англичане (42,8 млн.), шотландцы (5,0 млн.) и ольстерцы (1,0 млн.). Следует отме­тить, что национальное самосознание жителей Северной Ирландии — оль­стерцев, являющиеся в своей массе потомками английских и шотландских колонистов, смешавшихся с ирландцами, выражено недостаточно четко. Все эти народы дали много эмигрантов в другие части света, особенно в Се­верную Америку, Южную Африку, Австралию и Новую Зеландию, соста­вив там основной этнический компонент 'При формировании новых на­ций — американской, австралийской и др. В настоящее время большое чис­ло англичан и шотландцев, недавних эмигрантов, находится в Канаде (англичан — 650 тыс., шотландцев — 250 тыс.), США (англичан — 650 тыс., шотландцев — 280 тыс.), Австралии (англичан — 500 тыс., шот­ландцев— 135 тыс.) и странах Южной Африки (Родезии, ЮАР и др.).

В состав германской группы принято включать европейских евреев (1,2 млн.), большинство которых в быту пользуется языком идиш, близким к немецкому. Почти вісе евреи говорят и на языках окружающего населе­ния и тесно связаны с ним в экономическом, политическом и культурном отношении. После событий второй мировой войны и эмиграции евреев в Па­лестину (а затем в Израиль) большие группы евреев остались, как уже от­мечалось выше, в Великобритании и Франции, преимущественно в круп­ных городах. Кроме того, много евреев, эмигрировавших в прошлом из стран Европы, живет в США (5,8 млн. человек), Аргентине и других аме­риканских государствах.

Романская группа. Крупнейший европейский народ романской группы в настоящее время — итальяйцы (49,5 млн.), этнические границы которых примерно совпадают с государственными границами Италии. Раз­говорный итальянский язык сохранил сильные диалектологические различия. Среди этнографических групп итальянского народа особенно выделя­ются сицилийцы и сардинцы; язык последних некоторые ученые считают даже самостоятельным. Италия — страна массовой эмиграции: много итальянцев живет в промышленно (развитых странах Европы (Франции — 900 тыс., Бельгии — 180 тыс., Швейцарии — 140 тыс. и до.) и особенно в странах Америки (главным образом в США — 5,5 млн., Аргентине — 1 млн., Бразилии — 350 тыс. и др.); небольшое число их расселено в стра­нах Северной Африки (Тунисе и др.)- На диалектах итальянского языка говорят итало-швейцарцы (200 тыс.), живущие в юго-восточной Швейца­рии. Корсиканцы (260 тыс.) — коренное население острова Корсика — говорят на языке, являющемся по существу диалектом итальянского языка. В северной Италии и южной Швейцарии живут ретороманские народы — фриулы, ладины и романши (всего 400 тыс.) — остатки древнего рома­низированного кельтского населения, язык которых сохраняет большую близость к древнелатинскому. Численность ретороманцев постепенно со­кращается из-за слияния с окружающими их более крупными народами (фриулы и ладины Италии — с итальянцами; ладины и романши Швейца­рии— с германо-швейцарцами).

Французы (39,3 млн.) по языку делятся на северных и южных, или провансальцев; диалект провансальцев, обнаруживающий сильную бли­зость к итальянскому языку, в прошлом был самостоятельным языком, а сами цровансальцы — отдельным народом. Французы компактно заселяют территорию Франции, за исключением полуострова Бретань, где расселены бретонцы, и восточных департаментов, где живут эльзасцы и лотарингцы. За пределами Франции значительные группы французов находятся в Ита­лии, Бельгии и Великобритании; группы франкоязычного населения Нор­мандских островов, ведущие свое происхождение от норманнов, представ­ляют собой особую этнографическую группу французского народа. Боль­шие группы французских переселенцев находятся в странах Африки (осо­бенно в Алжире — 10 млн., Марокко — 300 тыс. и на острове Реюньон) и в США (всего 800 тыс., треть из них — потомки французских колони­стов XVII в. в штате Луизиана). На диалектах французского языка гово­рят также франко-швейцарцы (1,1 млн.), живущие в западных областях Швейцарии, и валлоны (3,8 млн.), населяющие южные области Бельгии. Многие франко-швейцарцы знают также немецкий язык, небольшая часть валлонов — фламандский.

Крайний запад Пиренейского полуострова населяют португальцы (9,1 млн.) и близкие к ним по происхождению галисийцы (2,4 млн.), гово­рящие на иснанизированном диалекте португальского языка (так называе­мом гальего). Наиболее крупный народ Пиренейского полуострова — ис­панцы (22,1 млн.), среди которых сохраняется деление на ряд этнографи­ческих групп (андалузцы, арагонцы, кастильцы и др.) и наблюдаются за­метные диалектальные отличия. В восточной Испании и смежных районах Франции живут каталонцы (5,2 млн.); язык их близок к провансальскому диалекту французского языка. Дроводя ассимиляторскую политику, испан­ское правительство за последние десятилетия насильственно насаждает среди каталонцев и галисийцев испанский язык. Большие группы эмигран­тов из Испании и Португалии находятся во Франции, в странах Америки (Аргентине, Бразилии и др.) и в их бывших и еще сохранившихся афри­канских колониях (Марокко, Анголе и др.).

Особое место среди народов романской группы занимают румыны (15,8 млн.), на язык и культуру которых сильное влияние оказали славяне. За пределами Румынии компактные (группы их живут в прилегающих рай­онах Югославии и Венгрии, значительные группы их находятся в странах иммиграции (особенно в США). К румынам близки аромуны (известные у соседних народов под названием влахов, цинцаров и пр.), обитающие в гористых районах Греции, Македонии, Сербии и Албании и постепенно сливающиеся с окружающим населением. К аромунам часто относят и мег- ленцев, живущих на юге Македонии, хотя те говорят на особам диалекте. Общая численность аромунов составляет 160 тыс. человек. В восточной части полуострова Истрия (Югославия) живут истро-румыны — неболь­шая народность, ведущая свое происхождение от древнего романизирован­ного иллирийского населения. В настоящее время истро-румыны почти полностью слились с хорватами.

Кельтская грущіпа. Кельтоязычные народы, занимавшие в прошлом обширные области в Центральной и Западной Европе, были вы­теснены или ассимилированы романскими и германскими народами. В на­стоящее время к этой группе относят три народа Британских островов — ирландцев (4,0 млн.), коренных обитателей Уэльса — уэльсцев (1,0 млн.) и жителей Северной Шотландии — гэлов (100 тыс.), хотя основная масса всех этих народов пользуется английским языком. Жители острова Мэн, говорившие некогда на особом языке кельтской группы, в настоящее время полностью ассимилированы англичанами. К этой же гру-тлте относятся и жители 'северо-западной Франции — бретонцы (1,1 млн.), большинство ко­торых говорит и на французском языке. Ирландский язык близок к гэль­скому, уэльский—к бретонскому. Ирландия—страна массовой эмиграции, размеры которой настолько велики, что приводят к снижению абсолютной численности ее населения; много ирландцев находится в Великобритании (1,2 млн.) и особенно їв странах Америки (США — 2,7 млн. и Канаде — 140 тыс.). Численность уэльсцев и гэлов, как уже отмечалось выше, посте­пенно сокращается вследствие ассимиляции их англичанами и шотландца­ми, а численность бретонцев — в связи с ассимиляцией их французами.

На отдельном языке индоевропейской семьи говорят албанцы, или шки- петары (2,5 млн.). Почти половина албанцев живет за пределами Алба­нии — в Югославии (главным образом в автономной области Косово-Ме- тохйя), а также в южной Италии и Греции, где они постепенно слива­ются с местным населением. Разговорный албанский язык делится на два основных диалекта — гегский и тоїскский.

Изолированное место занимает и греческий язык, на котором говорят греки (8,0 млн.), живущие в основном в Греции и на Кипре, и небольшими группами в соседних странах. На греческом языке говорят также каракачаны (около 2 тыс.) — небольшая народность, до сих пор ведущая полуко­чевой образ жизни; группы каракачан встречаются в центральных и юго- восточных районах Болгарии и в северной Греции. В странах Юго-Восточ­ной Европы, преимущественно в Румынии, Болгарии и Чехословакии, на­ходятся значительные группы цыган (650 тыс.), сохранившие еще свой язык, входящий в индийскую группу, и особенности культуры и быта; большинство цыган говорит также на языках окружающего населения. Численность цыган, подвергавшихся преследованию со стороны нацистов, за годы второй мировой войны сократилась вдвое.

К числу народов, говорящих на языках других языковых семей, отно­сятся, как уже отмечалось выше, венгры, или мадьяры (12,2 млн.), образо­вавшиеся на базе слияния древнего славянского населения Центральной Европы с пришедшими сюда кочевыми племенами венгров. Венгерский язык, принадлежащий к угорской группе уральской семьи, делится на ряд диалектов, среди которых выделяется наречие секлеров — географически и культурно обособленной группы венгерского народа, обитающей в Румы­нии в некоторых районах Трансильвании и имеющей там свою автономию. Значительные группы венгров живут в соседних с Венгрией странах: в Румынии (1650 тыс. человек), Югославии (540 тыс.) и Чехословакии (415 тыс.); много венгерских переселенцев в США (850 тыс.) и Канаде.

Два других народа, принадлежащих к этой же языковой семье,—финны, или суоми (4,2 млн.), и саамы, или лоїпари (33 тыс.), живут в северной час­ти Европы и территориально отделены от венгров. Финны населяют терри­торию Финляндии; небольшие группы их, известные под Названием квенов, расселены в центральных и восточных районах Швеции; кроме того, за посл­едние годы сильно возросла эмиграция финских рабочих в Швецию, США и Канаду. Саамы — небольшая народность, потомки древнейшего на­селения Скандинавии, оттесненного в северные и горные районы Швеции, Норвегии и Финляндии; значительные группы их живут на Кольском полу­острове в CGCP. Большинство саамов занимается оленеводством, сохраняя кочевой образ жизни, остальные — оседлые рыболовы.

В северной части Пиренейского полуострова — в Испании и частично во Франции — живут баски (830 тыс.) —потомки древнейшего населения полуострова (иберийских племен), язык которых занимает обособленное место в системе лингвистической классификации. Многие баски Испании знают и испанский язык, баски Франции — французский.

На островах Мальта и Гоцо живут мальтийцы (300 тыс.), образовав­шиеся в результате сложного смешения различных этнических компонен­тов. Мальтийцы говорят на диалекте арабского языка, с большим числом заимствований из итальянского языка. За послевоенные годы сильно воз­росла эмиграция мальтийцев в Великобританию и США.

Страны Зарубежной Европы в демографическом отношении изучены довольно хорошо, так как почти изученность всех проводятся регулярные переписи населения, причем последние были совсем недавно — после окончания второй мировой войны. В этностатистическом же отношении изученность стран Зарубеж­ной Европы далеко не однородна. Наиболее достоверные этностатистические материалы имеются по странам Юго-Восточной Европы, наименее достоверные — по странам Западной Европы. Во многих странах программы переписей населения вообще не включают в число своих задач определение национального состава или сильно ограничивают эту задачу.

К числу стран, послевоенные переписи населения которых дают возмож­ность непосредственно определить их этнический состав, относятся: Болга­рия (переписи 3 декабря 1946 г. и 1 декабря 1956 г.— вопрос о националь­ности), Румыния (перепись 25 января 1948 г.— вопрос о родном языке, пе­репись 21 февраля 1956 г.— воцрос о национальности и родном языке), Югославия (перепись 15 марта 1948 г.— вопрос о национальности, пере­пись 31 марта 1953 г.— вопрос о национальности и родном языке), Чехо­словакия (перепись 1 марта 1950 г.— вопрос о национальности). Однако следует отметить, что данные последних переписей Румынии и Чехослова-т кии опубликованы еще не полностью, и это затрудняет определение числен­ности некоторых национальных меньшинств этих стран. Известно также, что в Албании в 1945 и 1955 гг. проводились переписи населения, програм­ма которых включила вопрос о национальности, однако официальных ма­териалов этих переписей еще нет. Таким образом, оказывается, что досто­верные этностатистические материалы охватывают менее 15% населения стран Зарубежной Европы.

Меньшую возможность для точного определения национального состава населения дают материалы переписей тех стран, где учитывается язык на­селения. К числу таких стран относятся: Австрия (перепись 1 июня 1951 г.— родной язык), Бельгия (перепись 31 декабря 1947 г.— знание основных языков страны и основной разговорный язык), Венгрия (першись 1 января 1949 г.—язык), Греция (перепись 7 апреля 1951 г.—родной язык), Финляндия (перепись 31 декабря 1950 г.—разговорный язык), Швейцария (перепись 1 декабря 1950 г.—разговорный язык) и Лихтен­штейн (перепись 31 декабря 1950 г.—язык). Национальная принадлеж­ность, как известно, далеко не всегда совпадает с языковой принадлеж­ностью, и этот факт особенно характерен для Европы, где многие народы говорят на одном и том же языке (например, на немецком языке — немцы, австрийцы, германо-швейцарцы и др.). Отметим, что сравнительно более надежные результаты могут быть получены в случае постановки в перепи­сях вопроса о родном языке, однако в Австрии и Греции, где переписи использовали такой вопрос, понятие родного языка было по существу подменено понятием основного разговорного языка. Вследствие сильной язы­ковой ассимиляции национальных меньшинств (применение языка в каче­стве этнического определителя приводит к преуменьшению их численно­сти и к преувеличению численности основной национальности страны. В связи с этим, пользуясь материалами переписей, где учитывался язык (родной или разговорный), приходилось в каждом отдельном случае уста­навливать связь этого показателя с национальной принадлежностью населения (как в отношении местного населения, так и в отношении выходцев из других стран) и корректировать эти материалы по другим литератур­ным и статистическим источникам. Говоря о материалах языковой стати­стики, нельзя не упомянуть, что в 1946 г. на территории Германии (в со­ветской и западных вонах) также была проведена перепись с учетом род­ного языка, однако данные ее, охватившие массы беженцев и перемещен­ных лиц, позже репатриированных или выехавших из Германии в другие страны, в настоящее время устарели.

Последующие переписи населения ГДР и ФРГ, а также послевоенные переписи населения остальных стран Европы, к числу которых относятся Великобритания (перепись 8 апреля 1951 г.), Дания (перепись 1 октября 1950 г.), Ирландия (переписи 12 апреля 1946 г. и 8 апреля 1956 г.), Ислан­дия (перепись 1 декабря 1950 г.), Испания (перепись 31 декабря 1950 г.), Италия (перепись 4 ноября 1951 г.), Люксембург (перепись 31 декабря 1947 г.), Нидерланды (перепись 31 мая 1947 г.), Норвегия (перепись 1 де­кабря 1950 г.), Польша (перепись 3 декабря 1950 г.), Португалия (пере­пись 15 декабря 1950 г.), Франция (переписи 10 марта 1946 г. и 10 мая 1954 г.), Швеция (перепись 31 декабря 1950 г.), Мальта (перепись 14 июня 1948  г.), Андорра, Ватикан, Гибралтар и Сан-Марино, не ставили своей целью определение национального или языкового состава населения. Тер­мин «nationality» («nationalite»), употребляемый в цензах многих стран (Великобритания, Франция и др.), не адекватен русскому термину «нацио­нальность» и имеет особое толкование, отличное от принятого в СССР и большинстве стран Восточной Европы; он соответствует, как правило, понятию гражданства или подданства. Материалы цензов таких стран содержат сведения лишь о численности граждан своего государства и численности иностранцев, обычно с разбивкой последних по странам выхода.

Следует указать, что точность определения численности отдельных на­родов, обитающих в названных выше странах, в связи с неоднородно­стью материалов переписей их населения и вспомогательных материалов, заменяющих в какой-то степени данные переписей, не одинакова. Так, на­пример, установление численности кельтоязычных народов Великобрита­нии — уэльсцев — облегчилось тем, что программа переписей Шот­ландии и Уэльса уже с давних пор включает вопрос о знании уэльского или гэльского языков (для лиц старше трех лет). То же самое относится и к Франции, где на территории Эльзас-Лотарингии учитывается знание местных диалектов немецкого языка. Многие государства Европы имеют сравнительно однородный национальный состав, и поэтому численность основных национальностей этих стран могла быть получена с достаточной для наших целей точностью методом исключения небольших групп национальных меньшинств, численность которых была определена по вспомогательным материалам, главным образом по данным о подданстве или по работам этнографического и лингвистического харак­тера. Значительную ценность для определения национального состава не­которых стран (Италия, Франция) имеют материалы старых переписей на­селения, щроведенных еще до начала второй мировой войны и учитывав­ших языковый состав населения, однако при этом следует принять во вни­мание изменение государственных границ и миграции населения из стра­ны в страну.

Особенно серьезные трудности возникают н)ри определении националь­ного состава тех стран, где этническая неоднородность коренного населе­ния дополняется большим количеством иностранцев (Франция — свыше 1500 тыс., Великобритания — свыше 500 тыс. и т. п.). Хотя страны, откуда прибыли эти лица, в большинстве случаев известны, определение их на­циональности возможно лишь с большим приближением. Этническая при­надлежность, как известно, не связана с подданством, а, кроме того, сам состав иностранцев довольно изменчив как вследствие их естественной «те­кучести» (т. е. возвращения на родину одних групп и приезда друшх), так и вследствие натурализации (принятия гражданства новой страны обита­ния) части их, после чего они не выделяются обычно в переписях населе­ния. Для уточнения численности выходцев из других стран официальные данные переписей приходилось дополнять статистическими материалами о натурализации иностранцев, однако и в этом случае определение нацио­нальной принадлежности сталкивается с весьма сложными проблемами. Выше мы отмечали наличие ассимиляционных процессов среди коренного населения стран Зарубежной Европы, однако такие процессы особенно ха­рактерны для иностранцев. Лица, переселившиеся по тем или иным причи­нам в инонациональную среду, потеряв связи со своим народом, получив новое гражданство и т. д., с течением времени этнически сливаются с окружающим населением. Эти чрезвычайно сложные по своему характеру процессы во многих случаях и особенно там, где единственным свидетель­ством их являются данные о принятии нового подданства, не могут быть вскрыты во всех деталях.

Кроме данных о национальности, языке, подданстве (стране происхож­дения) и натурализации, в ряде случаев мы использовали и данные о рели­гиозной принадлежности. Это относится, прежде всего, к определению чис­ленности еврейского населения в странах, ще его нельзя выделить по дру­гим признакам, а также к определению национального состава Северной Ирландии (разграничение ирландцев и ольстерцев).

При определении численности народов на 1959 г. мы исходили из об­щей динамики численности населения стран их обитания, принимая во вни­мание различия в естественном движении отдельных народов, участие этих народов в миграции и особенно развитие этнических процессов.

Подводя некоторые итоги вышеизложенному, отметим, что националь­ный состав многих стран Зарубежной Европы определен на 1959 г. с извест­ной приближенностью.