Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семья башкир
Этнография - Народы Европейской части СССР

Господствующей формой семьи у башкир в Х1Хв. была малая семья. Вместе с тем еще в конце века у восточных групп башкирского населения существовало немало неразделенных семей, в которых вместе с отцом жили женатые сыновья. Как правило, это были зажиточные семьи, связанные, помимо уз кровного родства, общими хозяйственными интересами.

Подавляющее большинство башкирских семей были моногамными. По две-три жены имели в основном баи и духовенство; мужчины из менее состоятельных семей женились вторично лишь в том случае, если первая жена оказывалась бездетной или серьезно заболевала и не могла работать в хозяйстве.

Главой семьи являлся отец. Он распоряжался семейным имуществом, его слово было решающим не только во всех хозяйственных вопросах, но и в определении судьбы детей, семейных обычаях и обрядах.

Положение пожилых и молодых женщин было неодинаковым. Старшая женщина пользовалась большим почетом и уважением. Она посвящалась во все семейные дела, распоряжалась домашними работами. С приходом в дом невестки (пылен) свекровь полностью освобождалась от всех работ по хозяйству,выполнением их занималась уже молодая женщина.Под строгим надзором свекрови невестка трудилась в доме мужа с раннего утра до позднего вечера, выполняя разнообразные обязанности: приготовление пищи, уборку жилища, обработку домашнего сырья и шитье одежды, уход за скотом, дойку кобылиц и коров. Во многих районах Башкирии даже в начале XX в. существовали унизительные для женщин обычаи, по которым невестка закрывала лицо от свекра, свекрови и старших братьев мужа, не могла разговаривать с ними, обязана была прислуживать во время трапезы, но сама не имела права принимать в ней участия. Несколько свободнее чувствовали себя в семье несовершеннолетние девушки.

Приниженное положение женщины освящалось религией. Согласно ее догмам муж являлся полноправным господином в доме. Башкирская женщина должна была терпеливо сносить все проявления недовольства супруга, оскорбления, побои. Правда, имущество и скот, который в качестве приданого женщина вносила в дом мужа и право на которые сохранялось за ней и в дальнейшем, обеспечивали ей некоторую независимость. При дурном обращении, частых побоях жена имела право потребовать развод и уйти от мужа, забрав свое имущество. Но на деле женщины почти никогда не пользовались этим правом, так как фактически узаконенные и освященные религией обычаи защищали интересы мужчины: если муж отказывался отпустить жену, родственники последней обязывались дать за нее выкуп в размере полученного за нее калыма, в противном случае женщина, даже став свободной, не могла вновь выйти замуж. Кроме того, муж имел право оставить у себя детей.

В семейных обычаях и обрядах башкир нашли отражение различные этапы их социально-экономической истории, а также древние и мусульманские религиозные запреты. Пережитки экзогамных обычаев сохранялись среди башкир вплоть до Октябрьской революции. С разложением родоплеменной организации брачный запрет распространялся лишь на членов родового подразделения; в конце XIX — начале XX в. брак мог заключаться и внутри родового подразделения, но лишь с родственниками не ближе пятого или шестого поколения. Брачный возраст у девушек считался в 14—15 лет, у юношей — в 16—17 лет. Иногда, особенно на юго-востоке, детей просватывали еще в колыбели. Объявляя детей будущими супругами, родители условливались о размере калыма и в знак договора пили бата — разведенный водою мед или кумыс. Во второй половине XIX — начале XX в., когда классовые отношения в башкирском обществе особенно обострились, часто единственным соображением при заключении брака был материальный расчет. С чувствами молодых людей, особенно девушек, считались мало. Нередко девочку-подростка выдавали замуж за старика. Унизительным и тяжелым бременем ложился на женщину обычай левирата, исчезнувший из быта башкир лишь в начале нашего века.

Свадебный цикл у башкир состоял из сватовства, обряда бракосочетания и свадебного пира. Решив женить сына, отец посылал к родителям избранной девушки в качестве свата (кода, димсё) наиболее уважаемого родственника или ехал сватать сам. Получив согласие родителей девушки, сват договаривался с ними о свадебных расходах, калыме, приданом. Размеры калыма колебались в зависимости от состоятельности роднившихся семей. В состав калыма должно было входить определенное количество скота, денег, предметов одежды — подарки будущим тестю и теще. В богатых семьях давали большое приданое: лошадей, коров, овец, птицу, постельные принадлежности, занавеси, кошмы и паласы, одежду. Кроме того, девушка готовила подарки жениху и его родственникам. Стоимость приданого должна была равняться калыму. После сговора начинались взаимные посещения близких родственников, так называемые пиры сватовства, в которых участвовали многие мужчины и женщины села. На востоке Башкирии в них принимали участие только мужчины.

После уплаты большей части калыма назначался обряд бракосочетания. В условленный день отец, мать и родственники невесты приезжали в деревню жениха. Принимали гостей отец и его близкие родственники. Празднество (ищан кабул, калин) длилось несколько дней. Религиозный обряд никях совершался в доме невесты, куда съезжались все родственники и гости. Мулла читал молитву и объявлял юношу и девушку мужем и женой. Акт бракосочетания заканчивался угощением. С этого времени мужчина получал право посещать девушку.

Свадьбу (туй) справляли после полной выплаты калыма в доме родителей девушки. В назначенный день собирались родственники и соседи невесты, приезжал жених в сопровождении родни. Свадьба продолжалась три дня. В первый день угощение устраивали родители невесты. На второй день угощали родственники жениха. В состязаниях по борьбе, скачках, всевозможных играх принимали участие широкие массы населения, которые стекались на свадьбу из ближайших деревень.

На третий день празднества молодая женщина покидала родительский дом. Ее отъезд сопровождался исполнением обрядовых песен и традиционных причитаний (сецлэу). Молодая, одетая в свадебный наряд, главной принадлежностью которого было большое, скрывающее фигуру покрывало, в сопровождении подруг обходила дома родственниц, оставляя каждой из них подарок. Этот подарок, вручавшийся лишь ради соблюдения обычая, подчас сам по себе не представлял никакой ценности. Так, наряду с платками и полотенцами молодая дарила некоторым родственницам небольшие лоскутки ткани или несколько шерстяных ниток. Ее отдаривали скотом, птицей, деньгами. Затем молодая прощалась с родителями. Подруги, старший брат или дядя по матери, усадив ее на телегу,  провожали за околицу деревни. Во главе свадебного поезда ехали родственники мужа. До конца пути из близких родственников молодую сопровождала лишь сваха. Войдя в дом мужа, молодая трижды падала на колени перед свекром и свекровью, затем одаривала всех присутствующих. Церемония приобщения к роду мужа заканчивалась на следующий день, когда молодая женщина отправлялась по воду к местному источнику. Путь ей показывала племянница или младшая сестра мужа. Перед тем как набрать воду, женщина бросала в ручей серебряную монету. Долгое время, вплоть до рождения одного-двух детей, невестка обязана была избегать свекрови и особенно свекра, не показывать им лица, не могла с ними разговаривать.

Помимо брака по сватовству бывали, правда редко, случаи похищения девушек. Иногда похищали девушку, особенно в бедных семьях, с согласия родителей, которые стремились таким путем избежать свадебных расходов.

Из всех семейных обрядов башкир только те, которые были связаны с браком, обставлялись пышной церемонией. Рождение ребенка отмечалось много скромнее. Похороны также не были ни особенно торжественными, ни многолюдными.

На время родов все члены семьи выходили из избы. С роженицей оставалась лишь приглашенная бабка-повитуха. При трудных родах женщину заставляли ходить или, туго обвязав ей живот, слегка поворачивали с боку на бок. Часто производили и магические действия: чтобы отпугнуть злого духа, стреляли из ружья, перетаскивали женщину через высушенную растянутую волчью губу, царапали вдоль спины лапкой норки. После благополучных родов в течение нескольких дней мать и младенца навещали родственницы и соседки. Через три дня отец ребенка устраивал праздник наречения имени. Собирались гости, приходили мулла и муэдзин. Прочитав молитву, мулла трижды произносил над ухом ребенка избранное отцом имя. Затем следовало угощение с обязательным питьем кумыса и чая.

Похоронный обряд был тесно связан с господствующей религией и мало отличался от похорон у других мусульманских народов. После обмывания умершего заворачивали в саван и на лубковых носилках относили на кладбище. В похоронной процессии принимали участие только мужчины. Тело умершего клали на спину в нишу, вырытую в южной стенке могилы, головой на восток, лицо поворачивали к югу. Нишу прикрывали корой или досками и могилу засыпали. На могильном холме устанавливали каменную плиту или деревянный столб. Иногда обкладывали могилу камнями. В северных и центральных лесных районах над могилой сооружали из тонких бревен домики, вернее крыши на приземистом основании. На 3-й, 7-й и 40-й день устраивали поминки, на которые приглашали только близких родственников; собравшихся угощали тонкими лепешками (йэймэ) и бишбармаком.

Значительное место у башкир занимали магические заклинания, применявшиеся в быту, сельскохозяйственной деятельности, семейной жизни и т. д. К началу XX в. из всех видов магии больше других сохранилась лечебная. Болезнь в представлениях башкир связывалась с вселением в человека (или животное) злого духа. Поэтому целью всякого лечения было его изгнание. В профилактических целях, а иногда для излечения носили различные обереги, амулеты (бетеу). Это были либо зашитые в кусочки кожи или бересты изречения из корана, либо, как уже упоминалось, кости и зубы некоторых животных. Раковины-каури, нашитые на головной убор, монеты, гусиный пух считались средством от сглаза. Иногда болезнь «изгоняли» путем своеобразной колдовской хитрости. Заболевший шел на то место, где, по его мнению, его настигла болезнь, и, чтобы отвлечь злого духа, бросал на землю что-либо из одежды или ставил чашу с кашей. После этого он спешил убежать в деревню другой дорогой и спрятаться, «чтобы вернувшаяся болезнь не могла отыскать его». Пользовались башкиры и имитативной магией, «переселяя» болезнь из человека в тряпичную куклу. В некоторых случаях для «извлечения» болезни из тела больного приглашались специалисты-бесо- гонители (щрд§э).' Довольно часто в качестве очистительного средства при эпидемиях и эпизоотиях применялся огонь, добытый трением о дерево.

В основе лечебной магии обычно лежали испытанные средства народной медицины. Башкиры знали целебные свойства трав и умело ими пользовались. Например, при лихорадке больному давали настой осиновой коры или отвар полыни. К опухолям прикладывали припарки из заваренного осинового листа. Потогонным средством служил отвар чебреца, душицы. Применение лекарственных средств в большинстве случаев дополнялось магическими приемами. Так, заболевший цынгой должен был несколько дней есть озимую зелень, отправляясь за ней рано на заре и преодолевая дорогу от дома до поля ползком.

Доисламские верования и магические заклинания тесно переплетались с мусульманской идеологией. Очень часто «целителем» выступал местный мулла. Вместе с изречениями из корана и нашептываниями он производил различные магические действия. Во многих случаях мулла организовывал жертвоприношения (по случаю засухи, при падеже скота и т. д.), сохранявшие в значительной степени языческую окраску.

Таким образом, еще несколько десятилетий назад семейный быт башкир сохранял многие патриархальные черты, тесно переплетавшиеся с исламскими и доисламскими религиозными представлениями.

Крупные пребразования, происшедшие в жизни угнетенных народов после Октябрьской революции, вызвали коренные изменения не только в общественных, но и в семейных отношениях башкир. Современные башкирские женщины наравне с мужчинами активно участвуют в общественной жизни и производстве, работают на колхозных и совхозных полях, на фабриках и заводах, на нефтяных промыслах- Многие женщины успешно руководят бригадами, фермами, колхозами, возглавляют промышленные предприятия, цехи и отделы. Заработки женщин нередко составляют значительную часть семейного бюджета. Неграмотные в прошлом, башкирские женщины широко пользуются правом на образование. Многие из них, закончив школу, продолжают учебу в средних специальных и высших учебных заведениях. Среди специалистов с высшим образованием — инженеров, врачей, учителей, агрономов — немало башкирок.

Вовлечение женщин в производственную и общественную жизнь существенно изменило взаимоотношения в семье. Семейные отношения в современной башкирской семье строятся на полном равноправии, взаимной любви и уважении. Все взрослые члены семьи принимают активное участие в решении хозяйственных и других дел; вопросы женитьбы, замужества нередко решаются молодежью самостоятельно.

Изменился брачный возраст молодежи. С целью охраны здоровья в первые же годы после революции был издан закон, запрещающий вступать в брак до достижения совершеннолетия. Постепенно закон превратился в жизненную норму. Теперь молодые люди очень редко женятся или выходят замуж раньше 18 лет. При заключении браков исчезли соображения материальной выгоды; решающим фактором стало взаимное влечение молодых людей. Экзогамные запреты в настоящее время касаются лишь узкого круга родственников. Браки внутри деревни — обычное явление. В процессе исчезновения религиозных и национальных предрассудков увеличивается число смешанных браков: башкирская молодежь все чаще вступает в брачные отношения с русскими, украинцами, татарами, казахами, чувашами.

Значительно упростилась в башкирских деревнях традиционная свадебная обрядность. Исчез обычай уплаты калыма; очень редко исполняется обряд никах; уменьшился срок свадебного ритуала, который в прошлом растягивался до окончательной выплаты калыма; сократилось число церемоний, предшествующих свадьбе. Все свадебное празднество длится несколько дней, при этом в основном придерживаются обычаев, характерных в прошлом для главного свадебного торжества — туя: угощение родственников и гостей, пляски и игры, обмен подарками между родственниками жениха и невесты и, наконец, проводы девушки с исполнением некоторых традиционных обычаев (как, например, обход молодой перед отъездом всех родственников и одаривание их, исполнение прощальных песен и др.)-

В последние годы на промышленных предприятиях и в колхозах нередко проводятся комсомольские свадьбы (къцыл туй). В их организации активное участие принимают товарищи по труду. Почетными гостями на комсомольских свадьбах являются представители местной партийной организации и советской общественности. На таких свадьбах по традиции организуются состязания борцов, бегунов, конные скачки, игры, пляски. Свадьба превращается в праздник целого коллектива. Важное место, наряду с выполнением традиционного ритуала, занимает гражданская регистрация брака в городском загсе или в сельском совете, иногда очень торжественно обставляемая.

В городах Башкирии не сохранилось даже видимости многих традиционных свадебных обрядов. Молодежь стремится оформить брак в торжественной обстановке дворцов бракосочетаний, открытых в крупных городах республики. На свадьбу приглашаются не только родственники, но товарищи и друзья по работе, люди различных национальностей. На этих свадьбах иногда в шутливой форме исполняются некоторые традиционные церемонии, первоначального смысла которых молодежь обычно не знает.

Произошли изменения и в других семейных обрядах. После родов молодую мать и новорожденного навещают родственники и знакомые, им делают подарки. Рождение ребенка — семейный праздник, на который приглашаются родственники и друзья.

Коренные преобразования, происшедшие за годы Советской власти в области здравоохранения, в значительной мере вытеснили из семейного быта башкир лечебную магию и знахарство. Больницы и аптеки теперь имеются во всех городах, районных центрах, во многих селах и рабочих поселках. В небольших деревнях организованы медицинские пункты. Трахома и туберкулез перестали быть массовым заболеванием. Значительно увеличилось число врачей. Теперь один врач приходится примерно ыа тысячу человек, тогда как до революции в районах с башкирским населением один медицинский работник обслуживал до 70 тыс. жителей.

За медицинской помощью обращается не только башкирская молодежь, но и люди старшего поколения. Пожилые башкиры, которые прежде при заболевании приглашали знахарей или, в лучшем случае, лечились средствами народной медицины, теперь идут на прием в амбулаторию, пользуются различными медицинскими препаратами, соглашаются на сложные хирургические операции.

Большой заботой окружены женщины-матери и дети. В республике открыты женские консультации, родильные дома (или отделения при больницах), акушерские пункты. Если женщина родит дома, ей оказывает помощь медицинская сестра-акушерка. В результате смертность детей при рождении приближена к нулю. Врачи и сестры детских консультаций или местных медицинских пунктов помогают матерям-башкиркам правильно растить детей. Женщины, работающие на предприятиях и в колхозах, пользуются обычно услугами детских учреждений. Во многих деревнях созданы сезонные или постоянные детские ясли и сады на средства колхоза. В летнее время многие дети отдыхают в пионерских лагерях и детских здравницах.

Осуществить мероприятия по организации здравоохранения помогло создание местных кадров врачей. В 1914 г. среди врачей Уфимской губ. было лишь двое башкир. Теперь медицинские училища республики, Башкирский медицинский институт ежегодно выпускают сотни врачей и медицинских работников, среди которых немало башкир. Многим вра- чам-башкирам присуждено почетное звание заслуженного врача РСФСР или Башкирской АССР. Это известные в республике профессор А. Г. Кадыров, врач Г. X. Кудояров и др.