Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественная жизнь башкир
Этнография - Народы Европейской части СССР

Общественный быт башкир накануне Октябрьской революции характеризовался своеобразным и сложным переплетением феодальных, начавших развиваться капиталистических отношений и еще сильных пережитков патриархальногродового строя. Заметная роль патриархальнородовых традиций в общественной жизни башкир объяснялась, с одной стороны, структурой их хозяйства, а с другой — влиянием национальноколониальной политики царизма, стремившегося в целях укрепления своего господства консервировать пережиточные формы социально-экономического строя угнетенных народов. Полукочевое скотоводство, сохранившееся в отдельных районах, уже не диктовалось хозяйственной необходимостью. Однако патриархально-феодальные общественные отношения, связанные с кочевой скотоводческой формой хозяйства и традициями родового строя, разрушались медленно.

Относительная устойчивость патриархально-родовых традиций обусловливалась особенностями земельных отношений в Башкирии. С присоединением к Русскому государству башкирские племена и роды (волости — по русским источникам) получили царские жалованные грамоты на владение земельными вотчинами. Обычно в общее владение членов рода отдавались издавна занимаемые ими территории. Уже в XVII в., а в западной части Башкирии значительно раньше, началось дробление общинных вотчин между деревнями или группами деревень. Однако этот процесс тормозился как царской администрацией, которая стреми- . лась сохранить волости в качестве податных единиц, так и башкирскими феодалами, владевшими сотнями и тысячами голов скота и потому заинтересованными в сохранении видимости общеродовой земельной собственности. В XVII—XVIII вв. стада некоторых башкирских старшин насчитывали до 4 тыс.голов скота.В то же время быстро росло число хозяйств,не имевших скота. В начале XIX в.почти половина хозяйств северо-западных районов Башкирии были безлошадными. При такой резкой имущественной дифференциации башкирских хозяйств общеродовая земельная собственность фактически превратилась в юридическую фикцию, прикрывавшую феодальную узурпацию общинных земель.

Начавшийся в XVII в. процесс дробления родовых земельных вотчин продолжался в XVIII и XIX вв. Формально общеволостная (общеродовая) земельная собственность в ряде башкирских районов сохранялась вплоть до середины XIX в., однако фактически земля была поделена между деревнями. Разделение земель между деревнями постепенно закреплялось и юридически: на владение землей выдавались раздельные грамоты или акты межевых комиссий. Башкирская деревня в XIX в. по существу представляла собой территориальную общину, в которой наряду с сохранением общей собственности на часть угодий (пастбищные, лесные и др.) происходил раздел (по числу душ) пахотной земли и сенокосов.

Проникновение капиталистических отношений в башкирскую деревню в различных районах происходило неравномерно. В западных земледельческих районах этот процесс шел сравнительно быстро. Огромные площади общинных земель постепенно переходили в собственность богатых хозяйств. Обезземеливание основной массы крестьян и обогащение кулачества особенно усилилось в начале XX в. По данным 1905 г., в трех уездах западной части Башкирии богатые кулацкие хозяйства, составлявшие свыше 13% всех хозяйств, сосредоточили в своих руках около половины всех общинных земель; в то же время более 20% крестьянских дворвв имели наделы меньше 6 десятин на хозяйство. Разорявшиеся башкиры вынуждены были идти в кабалу к помещику или к своему богатому сородичу. Кулацкую верхушку в башкирской деревне составляли обычно представители светской и духовной власти: старшины, старосты, муллы. В эксплуатации рядовых общинников они широко использовали формы феодального гнета, прикрытые пережитками родовых отношений (помощь богатым родичам за угощение, различные виды отработок и т. д.). К началу XX в. на западе Башкирии широко распространились капиталистические формы эксплуатации. В восточных районах феодальные формы эксплуатации, завуалированные традициями патриархально-родовых отношений, сохранялись значительно дольше.

Одной из основных особенностей патриархально-родового уклада восточных башкир были родовые подразделения (ара, аймак), которые объединяли группу родственных семей (в среднем 15—25) — потомков одного общего предка по мужской линии. Большое значение родовых подразделений в общественных отношениях определялось в значительной степени тем, что в течение многих столетий, местами до конца XIX в., сохранялся обычай совместного выхода членов ара (аймака) на кочевье. Пастбища, формально находившиеся в общем владении рода, в силу многолетних традиций постепенно закреплялись за родовыми подразделениями. Родовое подразделение, так же как и род, не имело твердо очерченных границ своих земельных территорий, но каждое ара и каждый аймак в течение многих десятилетий из года в год кочевали по традиционному маршруту, выпасали скот на одних и тех же пастбищах, осуществляя тем самым свое право владения на часть родовых угодий. Башкирские феодалы использовали эти традиции для узурпации земельной собственности. В XVII—XVIII вв. крупные феодалы создавали пастбищно-кочевые группы, сохраняя при этом видимость родовых подразделений. В пастбищно-кочевую группу входили не только разорившиеся сородичи феодала, но и служившие в его хозяйстве батраки (ялсы) из других башкирских родов. Эти группы кочевали со скотом феодала на родовых землях.

Появление и развитие пастбищно-кочевых групп означало дальнейший распад родовых и укрепление территориальных связей. Со второй половины XIX в. выход на кочевку родовым подразделением постепенно становился редкостью в связи с резким уменьшением количества скота. Башкиры одной деревни, имевшие скот, независимо от принадлежности их к ара или аймаку, объединялись в одну пастбищно-кочевую группу. Обычно это был богатый скотовладелец и его саунщики, которые продолжали кочевать на общинных землях.

С развитием земледелия в восточных районах Башкирии, так же как и в западных, происходит постепенное дробление родовых земельных вотчин между деревнями — сельскими общинами. Пахотные и сенокосные угодья распределяются между общинниками по числу душ. Часть так называемых свободных земель оставалась в общем пользовании общин. Несмотря на складывавшиеся новые земельные отношения, патриархально-родовые традиции все еще сильно сказывались в общественной жизни восточных башкир. Огромными земельными площадями, особенно «свободными землями» общины, продолжала распоряжаться феодальная верхушка. Трудящиеся башкиры, не имевшие ни скота для обработки земли, ни навыков ведения земледельческого хозяйства, вынуждены были сдавать свои душевые наделы в аренду. Фактически сдача земли в аренду на длительный срок была равноценна отчуждению. Башкирский крестьянин, отдав свой надел в аренду или вовсе лишившись его, зачастую шел в батраки к своему же арендатору — богатому общиннику или к русскому кулаку.

Таким образом, развивающиеся капиталистические отношения, захватившие в пореформенный период Башкирию, разрушив полукочевое скотоводческое хозяйство восточных башкир и усилив социальную дифференциацию в башкирской деревне, слабо затронули устоявшиеся веками патриархально-феодальные формы эксплуатации. Капиталистические отношения, переплетаясь с докапиталистическими, выступали в Башкирии в примитивной и потому наиболее тягостной для трудящихся форме. Реакционную роль в общественной жизни башкир сыграли патриархальнородовая идеология, пережитки родового быта, иллюзия «общности» интересов членов рода, которые затемняли классовое самосознание трудящихся, тормозили рост классовой борьбы.

Победа Октябрьской революции и установление диктатуры пролетариата создали политические предпосылки для формирования в башкирском обществе социалистических общественных отношений. Революция навсегда смела национально-колониальный гнет царизма, ликвидировав тем самым правовое неравенство угнетенных народов России. Нелегкий путь предстояло пройти трудящимся башкирам для достижения полного и фактического равенства: необходимо было ликвидировать вековую экономическую и культурную отсталость. Эти трудности были успешно и в исторически короткий срок преодолены на основе ленинской национальной политики Коммунистической партии, благодаря огромной практической помощи Советского правительства и русского народа в деле социалистической индустриализации, коллективизации сельского хозяйства, развития культуры республики.

Создание социалистической индустрии в Башкирии и реконструкция сельского хозяйства коренным образом изменили социальную структуру башкирского общества и характер общественных отношений. Основную массу сельского населения республики составляет колхозное крестьянство, в том числе башкирское. В результате индустриализации в Башкирии сформировался новый рабочий класс; в промышленность пришли цесятки тысяч рабочих из среды коренного населения. Выросла национальная интеллигенция; заметно увеличилась численность башкирского населения в городах.

В процессе строительства социализма у трудящихся башкир сложились и прочно вошли в жизнь такие черты духовного облика, как коммунистическое отношение к труду и к общественной собственности, чувство дружбы со всеми народами, преданность делу социализма, которые роднят все советские социалистические нации.