Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Средства передвижения башкир. Поселения и жилище
Этнография - Народы Европейской части СССР

В полукочевом скотоводческом хозяйстве башкир основным средством передвижения и перевозки грузов была лошадь. Верхом на лошади ездили мужчины и женщины, взрослые и дети. Оседлав коня, объезжали пастбища и борти, отправлялись в гости в соседние деревни, добирались до ближайшего волостного или уездного центра. Ранней весной, погрузив на лошадь домашний скарб, выезжали на летовки.

Основные части конской сбруи (уздечки, удила, стремена, шлеи и т. д.) у башкир не отличались от распространенных у скотоводческих народов Средней Азии и Южной Сибири. Башкирское седло (эйэр) представляло собой деревянный остов, обтянутый войлоком и кожей. Передняя и задняя луки старинных седел украшались резным орнаментом или гравированными металлическими пластинами. Под седло подкладывали прямоугольной формы войлочный потник (<сергепгыш), обшитый кожей или ярким сукном.

Собираясь в дорогу, к седлу подвешивали кожаные мешки с провизией, кожаные сосуды, наполненные кумысом, сумки с пожитками. При переезде на летние пастбища на лошадь укладывали мешки с негромоздким домашним скарбом. Тяжелые вещи (части юрты, сундуки) нагружали на волокуши (квйрэпгке) — две длинные, прикрепленные с обеих сторон седла жерди с натянутой между ними широкой полосой луба. Подобный способ перевозки тяжестей еще в начале нашего века применялся во многих труднопроходимых районах горной Башкирии. В равнинной местности, особенно в северных и западных земледельческих районах, грузы перевозили на телегах (арба) или санях (сана), запряженных лошадьми. Телеги, сани и другие транспортные средства башкир в земледельческих районах были в основном такими же, как у соседних татар.

Гужевой транспорт в конце XIX — начале XX в. играл большую роль во всей хозяйственной жизни края. В качестве тягловой силы лошадь использовалась на заводах и горных рудниках. Летом на телегах, а зимой на санях доставляли топливо, сырье, вывозили готовую продукцию.

Почтовые тракты и гужевые дороги соединяли Уфу с Казанью и Челябинском. Из Уфы был проложен тракт на Оренбург. Гужевая дорога Стерлитамак — Златоуст пересекала Уральские хребты, соединяя западную часть Башкирии с Зауральем. Однако дороги, в том числе и почтовые тракты, ремонтировались редко, были запущены. Выбраться в распутье из какой-нибудь деревни, расположенной в стороне от тракта, было почти невозможно.

До XIX в. передвижение по рекам в основном осуществлялось на лодках с дощатыми днищем и боками. Башкиры, жившие в центральных районах, по правому берегу р. Белой и по ее притокам, пользовались долблеными лодками-однодеревками (йоморо кэмэ). С развитием на Южном Урале промышленности по рекам стали сплавлять лес и некоторые промышленные грузы.

В 1858 г. в Башкирии было открыто судоходство. По р. Белой пошли пароходы и баржи, груженные хлебом, солью, железом и чугуном. Ожили тихие прибельские селения. Бирск, Дюртюли, Топорнино (ныне Куш- наренково), Табынск, Стер лит амак стали местами торговых сделок, ярмарок, базаров. В поисках заработка сюда стали стекаться разорившиеся башкирские и русские крестьяне из окрестных деревень.

Важное значение имела построенная в начале 1890-х годов железная дорога. Пройдя по территории Башкирии через Уфу, она соединила Самару с Златоустом и впоследствии стала важным участком Сибирской железнодорожной магистрали.

Однако с постройкой железной дороги и началом судоходства проблема транспорта в Башкирии не была решена. Большинство районов, расположенных в стороне от речных и железнодорожных линий, фактически оставались изолированными от внешнего мира. На огромной территории Башкирии еще долгое время основными средствами передвижения и перевозки грузов были верховая лошадь и повозка.

Мощный подъем экономики Башкирии в годы Советской власти требовал создания густой сети путей сообщения, реорганизации существующих видов транспорта, использования новых, соответствующих темпам социалистического производства транспортных средств.

Главная роль в обслуживании хозяйства республики, в осуществлении экономических и культурных связей со всей страной предназначалась железнодорожному транспорту. Постройка в начале 1920-х годов Казанской и Оренбургской железных дорог частично разрешила эту задачу, укрепив связь Башкирии с соседними областями и центральными районами страны. Однако в силу природно-географических условий отдельные части республики по-прежнему оставались разобщенными территориально и экономически.

Хозяйственные интересы Советской Башкирии требовали четкой организации внутренних путей сообщения, этому и было подчинено строительство новых железнодорожных линий. В 1930-е годы, после открытия Ишимбайского нефтеносного района, была проложена железная дорога, соединившая Уфу со Стер литам аком. Позднее в связи с начавшейся разработкой богатых угольных месторождений на юге республики эту линию продолжили до г. Кумертау. Так устанавливалась постоянная связь с южными районами. Лишь юго-восток республики, изолированный от остальной территории цепями Уральских гор, долгое время оставался в стороне от основных транспортных магистралей. Соединение этих районов с ближайшими железнодорожными узлами началось в послевоенные годы в связи с развитием цветной металлургии. В конце 1940-х годов была проложена ветка Сибай — Магнитогорск, а в 1958 г. Учалы соединены с Миассом.

Наиболее важные участки железнодорожных линий переведены на электрическую тягу. Железные дороги оснащаются новой техникой, средствами автоматики и телемеханики.

Крупные изменения произошли в речном транспорте. Речной флот республики по сравнению с дореволюционным увеличился более чем втрое.

Появились новые типы судов: комфортабельные пассажирские пароходы, грузовые и буксирные теплоходы, катера, танкеры и т. д. Судоходство по р. Белой, соединяющей Башкирию по Каме и Волге с основными экономическими районами страны, имеет большое значение для республики. По рекам Башкирии сплавляется большое количество леса на деревообрабатывающие комбинаты Уфы.

С промыслов по трубам подается нефть на нефтеперерабатывающие заводы республики и других областей; города и рабочие поселки снабжаются газом.

Большое значение в жизни современной Башкирии имеет воздушный транспорт. Через столицу республики проходит несколько трасс межобластного значения. Авиалинии связывают Уфу с промышленными и административными центрами республики. Постоянное воздушное сообщение с труднодоступными горно-лесными и отдаленными зауральскими районами особенно важно в период распутицы и снежных заносов.

Авиация находит широкое применение в хозяйстве: с самолетов опыляют и подкармливают растения, ведется борьба с вредителями полей и лесов, организуется наблюдение за лесосплавом, осуществляется аэрофотосъемка и т. д. Санитарная авиация особенно большое значение имеет для отдаленных сельских районов.

В осуществлении связей между районами и отдельными населенными пунктами немаловажную роль играет автомобильный транспорт. Все районные и промышленные центры республики связаны густой сетью автомобильных дорог. Наиболее крупные из них: автострады Уфа — Янаул, Уфа — Октябрьский, Уфа — Оренбург, Стерлитамак — Бело- рецк, Зилаир — Сибай.

Следует, однако, отметить, что развитие новых видов транспорта и связи не вытеснило полностью традиционные средства передвижения. До сих пор в сельской местности, особенно в пределах колхозов, продолжает сохранять значение гужевой транспорт. В горах распространена верховая езда. По рекам в летнее время передвигаются на лодках.

Поселения и жилище

Возникновение постоянных башкирских поселении связано главным образом с переходом башкирк полуоседлой и оседлой жизни. Если в северо-западных земледельческих районах большинство деревень возникло еще до присоединения к Русскому государству, то в южной и восточной частях Башкирии, где даже в XVIII—XIX вв. господствовало полукочевое скотоводство, постоянные поселения появились всего два-три сто- _ летия назад. Первые башкирские деревни, как и кочевые аулы, располагались у водных источников, по берегам рек и озер, и сохраняли кучевую планировку. Каждая деревня включала одно родовое подразделение и насчитывала не более 25—30 дворов. В тех случаях, когда вместе селилось несколько родовых групп, каждая из них сохраняла территориальную обособленность; границей служили река, овраг или пустырь. В скотоводческих районах при разрастании деревень из аула выделялась часть семей или целое родовое подразделение, образуя новое поселение. Поэтому на востоке и юге даже в XIX в. крупных башкирских деревень было мало. В северных и западных районах высокая плотность населения способствовала разрастанию аулов в крупные деревни, насчитывавшие по нескольку сот дворов.

В 20-х годах XIX в. царская администрация для удобства управления краем начала перепланировку башкирских аулов по типу русских деревень. Губернское правление составило планы деревень, выделило землемеров. Перестройка аулов по уличному типу затянулась на несколько десятилетий, и еще в конце XIX в. встречались, главным образом на востоке, населенные пункты с беспорядочным размещением усадеб. Однако большинство башкирских деревень в конце XIX — начале XX в. состояло из одной, реже — двух-трех улиц, разделенных проулками, по которым можно было выйти к реке или за околицу. В центре поселения возвышалась мечеть — деревянное здание прямоугольной формы с конусообразным динар етом.

В начале XX в. в северных и западных районах Башкирии, в большей мере испытавших влияние капитализма, произошло некоторое укрупнение деревень. В восточной части Башкирии деревни редко насчитывали более ста дворов; сравнительно крупными здесь были лишь волостные центры

На рубеже XIX—XX вв. у башкир можно было встретить самые разнообразные жилища, начиная от войлочной юрты и кончая бревенчатыми избами. Объясняется это сложностью этнической истории народа, особенностями хозяйства в различных районах, а также многообразием природных условий. Если в оседлых северо-западных районах на рубеже XIX—XX вв. дом был единственным типом постройки, то на юге и востоке одновременно с бревенчатыми, саманными или дерновыми избами бытовали различного типа легкие кочевые жилища.

Основным видом летнего жилья у башкир степных и предгорных районов была покрытая войлоком и кошмами решетчатая юрта, или кибитка (тирмд). На северо-востоке были распространены юрты монгольского типа, для которых характерен конусообразный верх, на юге и в Демском бассейне — тюркского типа, с полусферическим верхом. Вход в юрту обычно закрывала кошма. В центре юрты находился открытый очаг; дым от очага выходил в открытую дверь и через отверстие в куполе, с которого на время топки снимали покрывавшую его кошму. Занавесом: (шаршау) по линии двери кибитка делилась на две части: справа от двери* на женской половине (шаршау эсе), размещались хозяйственная утварь* продукты; слева, на мужской половине (ишек як) вдоль стенок стояли сундуки с имуществом, возле них были разостланы кошмы, лежали подушки, одеяла, по стенам висели оружие, седла, упряжь, верхняя одежда, узорные полотенца. Впоследствии деление кибитки на мужскую и женскую половины утратило свое значение, и юрту стали делить на «чистую» и «хозяйственную» части. Простая по конструкции и внутреннему устройству башкирская юрта легко разбиралась и перевозилась на другое место.

В конце XIX в. в степной Башкирии многие несостоятельные семьвг жили на летовках и в конических шалашах(7шг/ьшг),жердевой остов которых был покрыт древесной корой, листьями и войлоком, или в напоминавших юрту балаганчиках (аласът) из деревянных обтянутых лубом рам. Внутреннее устройство этих жилищ было сходно с юртой.

Башкиры горно-лесных районов устанавливали на летовках небольшие бревенчатые избы (бурама) с земляным полом, без потолка, с двускатной крышей из коры. Это жилище не имело окон и освещалось через дверь и щели между плохо пригнанными бревнами стен. В бревенчатых избах очаг устраивали в одном из углов у входа; против очага, вдоль передней и боковой стен, сооружали невысокие бревенчатые помосты, которые застилали травой и ветвями. Бурамы не были переносными жилищами: несложная техника их сооружения, обилие строительного материала позволяли башкирам иметь такие срубы на каждой летовке.

При постройке зимних жилищ использовалось преимущественно дерево. В зауральских степных районах и в придемской равнине дома сооружали с плетневыми, саманными или каменными стенами. Для покрытия изб здесь вместо теса, щепы и коры — материалов, распространенных в горно-лесных районах, применяли дерн и солому.

Из типов постоянного жилища в прошлом для всей Башкирии была характерна небольших размеров четырехстенная изба с двускатной крышей, двумя-тремя окнами, без специального фундамента, с поднятым на второй венец полом. Подобная срубная изба, особенно в лесных районах, имела много общего с бурамой.

Во второй половине XIX в. у зажиточных башкир появились трехраздельные жилища (две избы, разделенные сенями) и двухкомнатные избы с сенями во всю длину сруба и отдельными входами в каждую ком- лату или с переходом из одной комнаты в другую. Немалую роль в появлении этих жилищ сыграло культурное влияние соседних народов, в первую очередь татар и русских.

Башкирские крестьяне в большинстве случаев сами сооружали свои жилые и хозяйственные постройки. Но в XIX в. уже появились плотники- профессионалы, которые, переходя из деревни в деревню, возводили преимущественно для богатых крестьян большие дома с резными наличниками, фризами и фронтонами. На юге и юго-востоке Башкирии плотничьим ремеслом занимались нередко все крестьяне целой деревни. Нанимаясь к жителям окрестных сел, они строили дома не только в башкирских, но и в русских, татарских и других деревнях.

В избах до известной степени повторялась обстановка юрты и в еще большей мере — бурамы. В избе сохранялись характерные для юрты и бурамы очаг и нары (кике, урындык), служившие одновременно местом и для трапезы, и для отдыха. Как и в бураме, нары располагались вдоль боковой и передней стен (в горно-лесной местности) или вдоль одной, противоположной входу стены. Очаг сооружали обычно справа от двери, на некотором расстоянии от стен. Еще в XIX в. в глухих деревнях степных юго-восточных и горно-лесных районов были распространены своеобразные печи-камины (сыуал) с прямым дымоходом и высоким зевом топки. Рядом с ними сооружали небольшой очажок (усак) с вмазанным котлом. На северо-западе Башкирии и в Зауралье, особенно по соседству с русскими селами, в начале XX в. клали печи русского типа, отличавшиеся, однако, сложной системой дымоходов. Особенностью башкирской печи было сочетание обогревательного щита (мейес) с небольшим очагом, который раньше пристраивали к сувалу. В начале века в некоторых башкирских деревнях под влиянием русского населения появились кирпичные печи-голландки. В двухкомнатных избах их устанавливали в «чистой половине» — помещении для приема гостей, тогда как во второй комнате ставили печь с котлом.

Деление помещения на чистую и хозяйственную части, перенесенное из кочевого жилища, соблюдалось и в избе-четырехстенке: чистая половина дома отделялась тянущимся от печи длинным занавесом. Убранство башкирских изб дополняли разостланные на нарах кошмы (на юге) или тканые паласы (на севере), сложенные в углу на нарах многочисленные подушки и одеяла, развешанные по стенам и на прикрепленной в одном из передних углов жерди полотенца, одежда, предметы конской упряжи. Фабричная мебель была лишь в зажиточных семьях.

Различия в хозяйстве наложили отпечаток и на устройство башкирских усадеб. В начале века в северных, земледельческих районах для усадьбы были характерны многочисленные хозяйственные постройки; различались «чистый» двор, где находились дом и клеть, хозяйственный двор с помещениями для скота, сараями, загонами и, наконец, огород, в котором стояла баня. Немногочисленные постройки в башкирской усадьбе располагались, как правило, свободно, на значительном расстоянии одна от другой. На юго-востоке и в придемских степях, где длительное время сохранялось кочевое и полукочевое скотоводство, часто единственным сооружением, кроме жилого дома, был сарай с открытым загоном для скота. Не случайно в Зауралье все хозяйственные постройки до недавнего времени назывались кэртэ — т. е. так же, как загоны для скота на кочевках.

Уже в первые десятилетия после Октябрьской революции, особенно после коллективизации сельского хозяйства, началось массовое строительство и благоустройство башкирских деревень. С помощью государства, при содействии и поддержке колхозов многие башкирские семьи вместо тесных полуразвалившихся изб поставили просторные бревенчатые дома. В деревнях появились новые общественные здания: школы, клубы, медпункты, больницы, колхозные хозяйственные и административные постройки.

Особенно большие изменения в башкирских деревнях произошли в последнее десятилетие. Подъем всех отраслей сельского хозяйства, улучшение материального благосостояния колхозного крестьянства, возросшие культурные потребности населения нашли отражение в быстром развитии индивидуального и общественного строительства. Только за один 1958 г. в деревнях Башкирии было построено около 24 тыс. домов. В настоящее время большинство деревень обновилось более чем наполовину, некоторые перестроены почти заново. При перестройке поселений большое внимание уделяется их благоустройству; озеленению улиц, организации водоснабжения, электрификации и радиофикации.

Для современного сельского строительства характерна перестройка деревень по архитектурному плану. Начало осуществляться комплексное планирование сельского строительства для целых административных районов. В 1960 г. проектными организациями республики в порядке опыта был составлен перспективный план перестройки деревень Кармаскалин- ского района. Такие планы предусматривают максимальное укрупнение населенных пунктов, четкое функциональное разделение территории села на производственную, жилую зоны и зону отдыха, постройку зданий для культурных и общественных учреждений, предприятий бытового обслуживания, организацию сети коммунальных удобств.

В осуществлении перестройки деревень большую роль играют колхозные строительные бригады и межколхозные производственные строительные организации. Строительные бригады сооружают производственные здания, помогают строить дома колхозникам. К началу 1963 г. в колхозных бригадах Башкирии было более 20 тыс. специалистов-строителей. Межколхозные организации, объединяя средства и силы смежных колхозов, организуют производство строительных материалов, разработку каменных карьеров, подготовку и доставку пиломатериалов, ведают столярными мастерскими.

С каждым годом уменьшается число изб из самана, плетня, глины; почти не встречаются дома, крытые соломой, корой, дерном. Наиболее характерны для современного жилища срубные и кирпичные постройки. Многие колхозы безлесных районов широко используют местные строительные материалы: глину, песок, известняк, камень и т. д. В задачи промышленных предприятий и строительных организаций входит обеспечение колхозников шифером, черепицей, железом.

Вместе с применением новых строительных материалов совершенствуются архитектурные приемы, меняется внутренняя планировка жилищ. Современный дом башкира — это чаще всего довольно больших размеров пяти-шестиоконный сруб, поставленный на деревянные врытые в землю тумбы или каменный фундамент; двускатная или четырехскатная крыша покрыта тесом, шифером или черепицей. Карнизы, фронтоны и оконные наличники украшаются резьбой и росписью. Народные башкирские мастера, опираясь на богатые традиции архитектурной резьбы русских и других народов, отбирают наиболее соответствующие духу времени орнаментальные формы, вырабатывают новые приемы, которые удовлетворяют вкусы колхозного крестьянства и в то же время вполне соответствуют темпам жилищного строительства на селе.

Во внутренней планировке заметно стремление к большему удобству в быту. Обычно средней стеной пятистенного сруба и дощатыми перегородками дом башкира делится на несколько комнат: прихожую, кухню, спальню, гостиную и т. д. Даже в безлесных северо-западных районах, где до сих пор преобладают однокомнатные избы, помещение разделяется короткими занавесками, прикрепленными к матице. Особенно большие изменения во внутренней планировке жилища произошли на северо- востоке, где появились дома с четырьмя-пятью комнатами. В первых от входа комнатах — кухне и прихожей — сохраняются многие черты, унаследованные от дореволюционного быта: здесь стоит громоздкая печь с плитой и вмазанным сбоку котлом, около нее на полке (кэштэ) или в шкафу хранится хозяйственная утварь и посуда, у дверей в углу сооружены небольшие узкие нары. Остальные комнаты обставлены на городской лад. Отапливаются эти комнаты небольшой печью-голландкой. Черты нового убранства жилых помещений тесно переплетаются с национальными традициями. Национальный колорит создают прибитые к матице или к стенам у потолка вышитые занавески (кашаеа), полог, закрывающий кровать, постланные на пол или на скамьи тканые ковры или войлочные кошмы.

Произошли изменения и в застройке усадеб. Правда, продолжает существовать деление двора на «чистую» и хозяйственную части, сохраняется традиционное свободное расположение хозяйственных построек на усадьбе. В условиях коллективного хозяйства отпала надобность в некоторых постройках — конюшнях, амбарах для хранения сельскохозяйственного инвентаря, заметно уменьшается площадь, занятая под огород, более компактно располагаются хозяйственные службы. Современная башкирская усадьба хорошо озеленена.

Развитие промышленности в крае после присоединения к Русскому государству, строительство крепостей и заводов, заселение башкирских земель пришлым людом привели к возникновению крупных населенных пунктов: городов, торговых и промышленных центров. Первым городом на территории Башкирии была Уфа, основанная царским правительством во второй половине XVI в. в качестве стратегического поста на востоке русских владений. Расположенная в центре башкирских земель, на стыке сухопутных и водных путей, Уфа из небольшой крепости военного типа к XVIII в. превратилась в один из транспортных, торговых и административных# центров Урала. По данным переписи 1897 г., в Уфе насчитывалось около 50 тыс. жителей. Среди них башкиры не составляли и одного процента, они были представлены в основном мусульманским духовенством и торговцами.

Дореволюционная Уфа была застроена преимущественно двухэтажными деревянными домами. Самыми крупными зданиями были каменные дома Губернской земской управы, Крестьянского банка, многочисленные церкви и мечети. Административные учреждения и особняки русских, татарских и башкирских дворян и купцов располагались в центре города. На окраинах, по склонам оврагов, лепились лачуги рабочих. Из промышленных предприятий наиболее значительными были чугуно-медноли- тейный завод Гутмана, паровозоремонтные и судоремонтные мастерские и две паровые мельницы. Культурные учреждения были представлены лишь светскими и духовными школами и несколькими библиотеками с небольшим фондом литературы. Постоянного театра в Уфе не было. Различные клубы служили местом развлечения представителей «высшего общества».

Еще большим захолустьем были уездные города Стерлитамак, Бирск, Белебей. Автор известных «Очерков из жизни дикой Башкирии» Н. В. Ремезов, побывавший в конце XIX в. в самом крупном из уездных центров края Стерлитамаке, писал: «...в уездном городишке Стерлитамаке, вечно утопавшем в грязи..., было несколько улиц с деревянными постройками, собором на площади, зданием присутственных мест там же, базаром по соседству и острогом на выгоне». В начале XX в. в Стерлитамаке было основано несколько промышленных предприятий — две-три небольшие мельницы, лесопильня, кожевенный завод, которые, однако, не изменили облика города.

К XVIII в. — времени рождения горнозаводской промышленности на Южном Урале — относится появление первых рабочих поселков. Это были слободы приписанных к промышленным предприятиям крепостных крестьян, преимущественно русских. Заводские поселки были сравнительно небольшими и по внешнему виду мало отличались от окрестных деревень.

Во второй половине XIX в., после отмены крепостного права, рядом с избами старожилов в рабочих поселках выросли ряды приземистых бараков-казарм, способных вместить большое число рабочих, устремившихся из сельского хозяйства в промышленность. Антисанитарные условия из-за большого скопления людей, оседавшие повсюду гарь и копоть, грязь немощеных улиц определяли внешний вид заводских слобод. В начале XX в. при некоторых наиболее крупных заводах (Белорецком, Тирлянском) появились врачебные пункты, школы. В большинстве же случаев в заводском поселке единственным местом, где рабочие могли проводить немногие свободные часы, был кабак.

Развитие экономики Советской Башкирии вызвало бурный рост городов. Столица республики — Уфа превратилась в крупный современный город с населением в 640 тыс. человек. Многоэтажные благоустроенные дома, утопающие в зелени широкие асфальтированные улицы, площади парки, скверы, оживленное транспортное движение — таков облик сегодняшней Уфы. В Уфе расположены крупнейшие нефтеперерабатывающие и химические заводы, фанерный и деревообрабатывающий комбинаты, фабрики легкой и пищевой промышленности. Уфа — научный и культурный центр республики. Здесь находятся университет, медицинский, авиационный, нефтяной и сельскохозяйственный институты, многочисленные научно-исследовательские учреждения, оперный и драматический театры, филармония, множество библиотек, художественный, краеведческий и другие музеи, республиканский радиокомитет, телецентр.

Большие изменения произошли и в облике других городов республики. Стерлитамак превратился в центр химической индустрии общесоюзного значения. Экономически развитыми и более благоустроенными стали города Бирск и Белебей.

С развитием новых отраслей промышленности выросли новые социалистические города. Центром добычи цветной руды стал Сибай, нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности — Ишимбай, Салават, Туй- мазы, Октябрьский, Нефтекамск, угольной — Кумертау и Мелеуз. Молодые города Башкирии отличает единый архитектурный стиль, простота планировки, благоустроенность. Другой их особенностью является вынесение промышленных предприятий за пределы жилого массива, соединение заводского района с центром города постоянным транспортом.

На территории Башкирской АССР 34 поселка городского типа. Они -застроены двух- трехэтажными благоустроенными домами. В поселках работают дворцы культуры, клубы, кинотеатры, магазины, столовые. Все это характеризует новый быт рабочих Башкирии.