Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семейная и общественная жизнь поволжских татар
Этнография - Народы Европейской части СССР

Огромные сдвиги в татарском обществе, происшедшие после Октябрьской социалистической революции, по-настоящему можно понять и оценить только в сравнении с прошлым.

Крепостнические отношения у татар не были развиты. К моменту присоединения к Русскому государству, кроме небольшого числа куллар (холопов), полностью зависевших от феодалов, основное население состояло из лично свободных людей, живших общинами, которые платили правительству и феодалам определенные подати (ясак) и несли некоторые другие повинности. Внутренними делами общины ведали старшины (аксакалы и абызы). Общины были относительно самостоятельны. В качестве ясачных они вошли и в состав Русского государства, платя ясак царскому правительству. В начале XVIII в. население ясачных общин было занесено в разряд государственных крестьян.

Положение татарских трудовых масс было таким же, как и у соседних нерусских народностей, но феодальная верхушка татар была более сильной. Потеряв свое официально господствующее положение, значительное число феодалов переселилось в татарские деревни, стараясь сохранить •свои права на эксплуатацию масс.

Родовые отношения у татар исчезли еще в период их формирования в народность, общины у них были типично соседскими, но некоторые пережитки родовых отношений все же проявлялись, например, в стремлении родственников селиться в отдельных концах деревни. У многих групп татар в качестве пережитка, сохранявшегося до Октябрьской революции, существовал особый праздник родственных деревень — щиен. Этот праздник был как бы отголоском существовавших у многих тюркских народов родовых советов (курултаи, джиены), собиравшихся для обсуждения вопросов, касающихся всего рода. У татар этот обычай сильно трансформировался. Никаких общественных дел во время джиенов не решалось, но ими поддерживались отношения между ранее родственными деревнями. Древность джиенов подтверждается и тем, что во время их празднования соблюдались некоторые обычаи, позднее исчезнувшие под давлением ислама. Например, в играх принимала участие молодежь обоего пола, чего вне джиена никогда не допускалось. Мусульманское духовенство к этому празднику относилось крайне отрицательно. Джиены сохранялись лишь в старых местах поселения татар, поэтому, например, в Закамье, которое .заселялось позднее отдельными группами татар из Предкамья, джиенов не было. Не было их и у мишарей, тогда как у так называемых тептярей, живущих в Башкирии, они сохранялись очень долго, возможно под влиянием джиенов башкир.

Капиталистические отношения у татар также проявлялись несколько по-иному, чем у соседей. С ростом расслоения татарского крестьянства выделилось большое количество бедноты, которая практически оторвалась от сельского хозяйства. Татарские же богатеи и кулачество, опираясь на поддержку мусульманского духовенства, всячески препятствовали уходу бедноты из деревень, чтобы исключить общение татар с другими народами и иметь больше возможностей эксплуатировать трудовое крестьянство. При этом татарские кулаки меньше, чем кулачество других народов края, занимались концентрацией земли в своих руках. Они не стремились к организации крупных хозяйств с многочисленными батраками, а занимались больше эксплуатацией кустарей, организацией в деревнях мелких промышленных предприятий и скупкой у крестьян их продукции, часто в обмен на промышленные товары. Это не облегчало кабалу, но придавало ей иной характер.

Татарские общины и в капиталистический период оставались формально такими же, как и прежде, но в них стала резче выступать социальная дифференциация; кулаки более открыто эксплуатировали трудящихся крестьян.

Сложное переплетение капиталистических, феодальных и еще не изжитых полностью родовых отношений тормозило развитие татарского общества в первые годы Советской власти. Партийному и советскому активу пришлось вести героическую борьбу за ликвидацию пережитков, мешавших татарской деревне приобщаться к новой жизни.

Если в городах татары-рабочие, еще до Октябрьской революции находившиеся в известной степени под воздействием большевиков, сразу разгадали замыслы разбитых эксплуататорских классов, то в деревне проповедь последних имела некоторый успех. Только после проведения сплошной коллективизации и ликвидации кулачества как класса татарское крестьянство встало полностью на путь социалистического строительства.

В процессе социалистического строительства создавались новые отношения между людьми, новое отношение к труду, формировались другие взгляды на личную и общественную собственность. Уничтожение национальной замкнутости способствовало развитию дружбы между народами, населяющими край, их взаимной помощи в труде и строительстве социализма. Этому во многом содействовал совместный труд в промышленности и сельском хозяйстве представителей разных народов, их общие интересы и цели. В. деревнях большую роль сыграло укрупнение колхозов; это при наличии чересполосного поселения отдельных народностей привело к тому, что в составе многих колхозов оказались представители двух-трех народов. Совместный труд в таких колхозах еще более укрепил дружбу народов, успешно строящих коммунистическое общество.

Семейно-родственные отношения у татар в прошлом регулировались народными обычаями, складывавшимися в течение веков и освященными религией. Тщательно соблюдались они и в народных массах, и в среде феодальной аристократии. Что же касается буржуазии, то разбогатевший кулак или купец не склонен был признавать бедных родственников, а если и признавал, то только с целью их эксплуатации, используя обычай родственной помощи. Если родственники из среды трудящихся всегда считали необходимым помогать друг другу, то кулак стремился получать помощь от них, ничего не давая взамен.

В настоящее время родственные отношения у татар, как и прежде, имеют большое значение. Татары хорошо помнят свои родословные. Нередко в деревнях можно встретить хранителей шэщэрэ — родословных целой группы родственных семей, которые ведутся несколькими поколениями. Такие родословные обычно начинаются за семь поколений от ныне живущего и представляют собой сложно ветвящееся дерево или как бы кисть в виде кружков с именами, соединенных линиями родственных связей. Даже с дальними родственниками сохраняются близкие отношения, и они являются обязательными участниками всех семейных торжеств и событий. Выехавшие из деревни татары обычно долго сохраняют родственные отношения с оставшимися на селе. Это особенно проявляется теперь, когда многие крестьяне окончательно переехали на работу в города. Они обычно приезжают на семейные праздники в деревню и сами приглашают родственников к себе при важных семейных событиях.

В условиях феодального и капиталистического общества татарская семья почти всех социальных слоев была основана на патриархальном принципе, связанном с всемерным подавлением самостоятельности отдельных ее членов; этот принцип поддерживался духовенством и закреплялся предписаниями шариата. Характерной чертой семейного быта являлось неравноправное положение женщин; она считалась неполноценным существом. Нередки были случаи грубого обращения с женами, снохами и дочерьми. Строго соблюдалась взаимная изоляция мужской и женской частей молодежи, якобы в целях охранения нравственности.

Подобная изоляция полов и неуважительное отношение к женщине наиболее резко проявлялись у богатых татар и более обеспеченных групп. Среди трудового, особенно сельского, населения это было менее заметно, так как трудовая деятельность таких семей требовала совместного участия всех ее членов, в том числе женщин и девушек. Поэтому, внешне соблюдая изоляцию полов, крестьяне не возражали против встречи молодежи на реке, у ключа, на девичьих вечерках. Таким образом, если в среде господствующих классов молодые люди, вступая в брак, нередко не были знакомы, то в трудовой среде будущие супруги в какой- то мере уже знали друг друга.

Духовенство, желая поддержать запрет в отношении общения молодежи разных полов и в деревне, всячески поощряли экзогамию: брать- невесту в своей деревне не рекомендовалось якобы из соображений родственности всех семей даже большого населенного пункта.

Теперь это уже изжито. Юноши и девушки свободно встречаются на- совместной работе, собраниях, в клубах, на уличных гуляньях. Однако,, чтобы добиться этого, приходилось вести упорную борьбу со сторонниками старины, с установившимися традициями старших, воспитанных на догмах ислама. Еще 10—15 лет назад девушки в клубе держались отдельной группой в стороне от юношей, танцевали только друг с другом, во время гуляний ходили по улице особняком.

Заключение браков в прошлом начиналось длинной процедурой сватовства, в котором принимали участие многочисленные родственники: обеих сторон. При этом зачастую желания жениха и невесты не учитывались; все переговоры велись вокруг размера калыма (мэкер) со стороны, семьи жениха и приданого невесты. Нередко свадьба расстраивалась, из-за каких-нибудь деталей в размере калыма и приданого. Калым у татар, как правило, шел в пользу новой семьи, но нередко отец-бедняк продавал свою дочь богатому старику ради присвоения полученных от будущего зятя средств. Обычай сватовства и торговля из-за калыма особенно соблюдались в обеспеченных семьях. Трудовые семьи стремились упростить эту процедуру.

Кроме обычного заключения брака, практиковался и брак убегом, с согласия девушки, а иногда и уводом без ее согласия. Если родители,, особенно девушки, не соглашались выдать ее за любимого человека, она убегала из дому со своим нареченным, тайно вступала с ним в брак, а позднее молодая пара стремилась восстановить добрые отношения с родителями, что иногда достигалось лишь после долгих мытарств. Браки умыканием, хотя бы и с согласия девушки, чаще встречались среди обеспеченных классов. У трудового крестьянства они нередко только инсценировались. При браке умыканием отпадали калым и дорогостоящие свадебные пиршества, поэтому средние и бедные крестьяне, чтобы избежать, непосильных расходов на свадьбу по сватовству, договаривались об умыкании, при котором после примирения с «беглецами» можно было ограничиться лишь небольшой вечеринкой. В большинстве случаев браки умыканием заканчивались примирением сторон, но иногда беглецов догоняли и жестоко избивали.

Как у всех мусульман, у татар допускалось многоженство, но в трудовых семьях оно встречалось редко. Лишь некоторые брали вторую жену в случае бездетности или болезненности первой жены. Богачи и представители духовенства и без подобного повода заводили по нескольку жен. Отношение основной массы к многоженству отражено в поговорке: «Буран на улице можно терпеть, а буран в избе — нельзя».

Празднование свадьбы (туй) проходило в доме невесты, без участия молодых. Мулла совершал религиозный обряд бракосочетания (никях), затем устраивалось угощение для мужчин и женщин отдельно. Далее следовали* торжества в доме жениха, затем у ближайших родственников жениха и. невесты. Свадебные торжества иногда продолжались по нескольку дней, стоили немалых денег, поэтому во время сватовства строго предусматривали не только количество и место проведения пиршеств, но и состав приглашаемых лиц.

Встреча новобрачных происходила в доме молодой, причем новобрачный шел к своей жене как бы тайно, избегая встречи с ее родителями. После окончания свадебных торжеств у трудового населения невестка сразу переходила в семью мужа, приступала к работе, а у обеспеченных этот переход задерживался, часто довольно надолго, пока не будет полностью выплачен калым, который до заключения брака можно было внести в половинном размере. Переход в семью мужа обычно также сопровождался пиршеством родственников, причем в это время выполняли ряд обрядов, унижающих молодую женщину.

В настоящее время браки, как правило, заключаются по инициативе -самой молодежи, и родители обычно дают свое согласие. Совершенно не практикуются совещания родственников и почти исчез обычай сватовства через третьих лиц. Нет речи о калыме. Приданое получило тоже своеобразный характер. Девушка, имеющая свой заработок, старается заготовить то, что необходимо для ее будущей семейной жизни. Если новобрачные предполагают жить в семье мужа, будущая сноха перед свадьбой привозит сюда свое приданое и с помощью родственниц мужа оборудует помещение, в котором они будут жить. Свадьба теперь чаще происходит в доме родителей жениха, причем на ней присутствуют родственники обоего пола и молодежь. Торжество сопровождается музыкой и танцами, чего раньше никогда не допускалось. Муллу для совершения брачного обряда, как правило, теперь не приглашают. Правда, некоторые родители новобрачных иногда считают необходимым религиозное освящение брака, но проводят это после свадьбы, обычно тайно, украдкой от новобрачных, благо религиозный ритуал мусульманской свадьбы не только не требует, но даже исключает присутствие самих вступающих в брак. Однако такое явление наблюдается все реже.

В наше время складывается новый ритуал свадьбы, без религиозных обрядов, с отказом от всех обычаев прошлого, унижавших девушку. Это так называемая красная свадьба (кызыл туй). Часто проводятся и комсомольские свадьбы с участием не только родных и друзей жениха и невесты, но и представителей общественных организаций. Процедура регистрации брака в загсе принимает все более торжественный характер; в частности, входит в традицию после регистрации тут же в специально оборудованном буфете поздравлять новобрачных, их родные и гости поднимают бокалы с шампанским в ознаменование торжественного события — создания новой советской семьи. Эти новые обычаи успешно вытесняют старый мусульманский ритуал никяха — бракосочетания с участием муллы.

В качестве общественного и в то же время семейного праздника в некоторых городах Татарии периодически проводятся вечера молодоженов, вступивших в брак в течение последнего года. С приветствиями к молодоженам обращаются супруги, отпраздновавшие в текущем году золотую свадьбу. В некоторых случаях здесь же работники загса регистрируют вновь заключаемые браки. В непринужденной обстановке проходят игры, танцы, шуточные конкурсы «молодых отцов» и «молодых хозяек». Начинает входить в быт ежегодный День молодоженов, одним из элементов этого праздника является посадка каждой молодой супружеской парой нескольких деревьев в «аллеях молодоженов».

В корне изменились по сравнению с дореволюционным временем самые основы семейного быта татарского населения. Прежнее положение, когда девушка, выходя замуж, переходила от рабства в родительском доме к рабству в доме мужа, безвозвратно ушло в прошлое. Женщина в семье телерь равноправна, и если изредка встречаются некоторые пережитки старого в жизни современной семьи, то они резко осуждаются общественностью.

Главой семьи в настоящее время, как и прежде, считается мужчина, но в это вкладывается теперь другое содержание. В прошлом женщина даже формально не могла возглавлять семью. Вдова всегда попадала под опеку кого-либо из родственников умершего мужа. Мужчина являлся владельцем всего имущества, а жена имела право распоряжаться только своим приданым и по традиции, особенно в трудовых семьях, продуктами молочного хозяйства, яйцами и холстами. Теперь глава семьи обычно пользуется большим уважением ее членов, но он не может единовластно распоряжаться имуществом семьи, а также судьбой жены и детей. Современные татарские семьи держатся на взаимном уважении и любви.

В прошлом развод по мусульманскому обычному праву (шариату) проводился очень легко по инициативе мужчины, но очень трудно по желанию женщины. Хотя мужчина при разводе должен был отдать жене все ее приданое, но практически мог выгнать ее из дому без всяких средств. Дети, как правило, всегда оставались у отца. Несчастная женщина, претерпев всяческие издевательства от мужа, принуждена была скитаться без средств, так как родная семья не всегда принимала разведенную дочь. Общественное мнение осуждало уход от мужа. Все это делало положение женщины невыносимым.

Советские законы установили полное равенство в отношении разводов, но практически они встречаются редко. Женщина по традиции оказывает большое почтение мужу, но семьи строятся на взаимном согласии обоих супругов.

Положение снохи в семье мужа в прежнее время было очень тяжелым. Она должна была беспрекословно подчиняться мужу, свекру, свекрови, да и вообще всем старшим в семье. На нее возлагались главные работы по хозяйству, так как золовки-девушки принимали в них малое участие, в основном только приносили воду для питья. Сноха должна была прятаться от свекра и взрослых братьев мужа. Чтобы избежать семейных неприятностей, крестьяне старались скорее выделить взрослых сыновей, но богатые семьи, не желая раздела хозяйства и нуждаясь в рабочих руках, стремились держать в одном хозяйстве всех женатых сыновей. Зять также старался меньше общаться с родственниками жены, особенно с тещей, а положение зятя, вошедшего в семью примаком, было близким к положению невестки.

Теперь все это ушло в прошлое. Хотя иногда невестка чувствует себя несколько стесненной в доме родителей мужа, но это уже пережиток старой традиции, так как реальных оснований для этого нет. Обычно невестка имеет самостоятельный заработок и нередко играет видную роль в общественном производстве; она оказывает свекру и свекрови почтение, но уже совершенно не зависит от них. В городских семьях чаще всего молодожены не живут с родителями и сразу начинают строить свою жизнь отдельно. До некоторой степени это объясняется тем, что теперь вступают в брак несколько позднее. Если прежде татарин, особенно зажиточный, старался как можно раньше женить сына, чтобы получить в дом лишнюю работницу, то теперь женятся обычно тогда, когда молодые люди становятся самостоятельными и могут жить без опеки старших.

Советская власть открыла татарке широкую дорогу. Освободившись от гнета установлений шариата, получив равные с мужчиной права, ныне она активно участвует в производственной и общественной жизни и нередко занимает руководящие посты на предприятиях, в государственных учреждениях и общественных организациях.

Раскрепощению татарской женщины от тягот домашнего быта во многом способствует организация детских садов и ясель, число которых в республике с каждым годом растет. Детские учреждения организуются не только при уже существующих пр омыш ленных пр е дприятия х , в совхозах и колхозах, но и на новостройках.

Изменился весь строй повседневной жизни современных татар, в основной массе полностью отказавшихся от подчинения религиозно-бытовым установлениям ислама. Пятикратный намаз и омовение, например, выполняются теперь немногими, Как правило, лишь стариками. Выше уже говорилось о том, что утратили значение пищевые запреты и пост.

Тем не менее пережитки мусульманских религиозных традиций в быту еще дают себя чувствовать. Держится обряд обрезания. Похороны умерших в сельских местностях еще во многих случаях проводятся с соблюдением предписаний ислама, в городах же процент таких похорон значительна меньше. Это объясняется, помимо других причин, и тем, что город обладает пока большими, чем деревня, возможностями в организации торжественных гражданских похорон: оркестр, специальные автобусы и т. д.

Что касается древних доисламских культов и верований, то среди татар они и раньше не были особенно широко распространены. В настоящее же время, если о них и вспоминают, то обычно как о старых суевериях. Распространение социалистических форм быта и культурных мероприятий, в частности в области здравоохранения, лишило почвы знахарское врачевание, но все же борьба с ним имеет еще актуальное значение.