Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Промышленность, сельское хозяйство, кустарные промыслы поволжских татар
Этнография - Народы Европейской части СССР

До Октябрьской социалистической революции основные промышленные предприятия были сосредоточены в Казани: текстильно-кожевенный комбинат, небольшой металлургическии завод, мыловаренный завод, а также мелкие предприятия по обработке кожи, мехов и др. В других же городах предприятия были в большинстве мелкие, имевшие максимум по нескольку десятков рабочих.

Совершенно изменилось положение в настоящее время. Промышленность старого центра Казани преобразилась до неузнаваемости. Созданы новые заводы: «Точмех» и химико-лабораторных приборов, газовой аппаратуры, химической, резиновой промышленности, меховые фабрики, по своему значению занимающие второе место в СССР, кожевенное, валяльное производство и др.

Промышленная продукция казанских предприятий экспортируется почти в 40 стран. Значительно выросла промышленность и в других районах республики.

В связи с развитием промышленности возникли новые города и многочисленные поселки городского типа. В районе нефтедобычи, на юго-востоке Татарской АССР, в новых городах республиканского подчинения— Альметьевске и Лениногорске — сосредоточены предприятия по добыче нефти и газа.

В Закамье возник город Нижнекамск, где ведется строительство крупнейшего химического комбината. Выросли и приобрели большое значение и некоторые старые города. Бугульма стала центром нефтедобычи на юго-востоке республики, Елабуга — центром нефтепромыслов Прикамья. Значительно расширилось производство на старинном химическом заводе, расположенном в пос. Бондюжском близ г. Елабуги.

Самый большой в прошлом уездный город Казанской губ. Чистополь, который прежде пользовался известностью лишь как хлебный центр Закамья, теперь имеет судоремонтный завод. Здесь же расположен известный всей стране часовой завод, созданный на базе эвакуированного во время Отечественной войны Ленинградского часового завода. Изменился до неузнаваемости облик г. Буинска, где теперь построен сахарный завод. На местной сельскохозяйственной базе создан сахарный завод в Нурлате. Здесь уже возник новый современный город.

К северу от Казани вырос поселок Кукмор — центр валяльной промышленности. В Закамье заканчивается строительство крупной ГРЭС близ поселка Заинек. Ниже г. Набережные Челны началось строительство Нижнекамской ГЭС, которая совместно с Заинской ГРЭС намного увеличит энерговооруженность Татарской АССР и прилегающих к ней областей и республик, даст возможность перевести на электротягу железные дороги Казань — Москва и Казань — Свердловск.

Наиболее значительное место в наши дни занимает созданная в годы социалистической индустриализации нефтедобывающая и нефтеперерабатывающая промышленность, а также добыча и переработка газа (юго-восточные районы Татарской АССР). В целом по Татарской АССР объем промышленного производства к 1960 г. вырос по сравнению с 1913 г. в 146 раз.

Если в 1913 г. на территории Казанской губ. насчитывалось около 13 тыс. рабочих, то в 1959 г. в Татарской АССР их было уже более 70 тыс. Почти половина их — татары. Следует добавить, что теперь татарский рабочий не прежний чернорабочий, неграмотный и не имеющий квалификации. За годы Советской власти эти, в недалеком прошлом крестьяне, благодаря постоянной заботе Коммунистической партии и Советского правительства, овладели высококвалифицированными специальностями и вместе с рабочими других национальностей увеличивают индустриальную мощь нашей социалистической Родины.

Сельское хозяйство

Сельское хозяйство дореволюционного татарского крестьянства по своей структуре и уровню мало отличалось от хозяйства других народов Поволжья. То же в основном зерновое направление, с рожью в озимом клину, преимущественно овсом, а также полбой, гречей и чечевицей — в яровом. Та же трехпольная система, те же сель- ск охозяйств енные орудия: соха, у более зажиточных— однолемешный плуг, борона с деревянными или железными зубьями, лукошко для сева, серп, цеп, лопата для провеивания зерна. Каких-либо особых сельскохозяйственных орудий у татар в XIX в. не было. Даже булгарское наследие — древний тяжелый плуг сабан, требующий запряжки не менее четырех лошадей, уже в XVIII в. полностью исчез. Его заменила соха.

Подушные наделы у татар в результате национально-колониальной политики царизма были очень малы, в среднем около 2,5 десятины на мужскую душу. Лишь у татар Приуралья наделы были крупнее, до 6—7 десятин. Земельный голод отражался и в распределении земли между различными имущественными группами деревни: около 7 % имели наделы более 25 десятин на двор, 11% было безземельных, 13% сдавали свои наделы в аренду, так как не в состоянии были обрабатывать их сами. Вследствие почти полного отсутствия удобрений из-за малого количества скота даже лучшие земли быстро истощались, и урожаи были низкими: ржи получали редко более 30—40 пудов с десятины, а овса — 20—30 пудов. При таком распределении земли и низкой урожайности полей почти половина татарских крестьян вынуждена была, помимо земледелия, прибегать к. подсобным промыслам.

В дореволюционном татарском хозяйстве в небольшом количестве выращивали картофель, в основном только на приусадебных участках, слабо развито было огородничество и садоводство. Землевладение вплоть до проведения коллективизации являлось общинным. При довольно частых переделах у татар существовал обычай делить участки не по жребию, а по соглашению, что давало возможность богачам округлять свои владения и не менять своих участков. Сенокосных угодий было особенно мало, так к&к татары были оттеснены от больших рек, где имелись значительные массивы лугов. Только у татар Приуралья, особенно у живущих близ р. Бедой, было много лугов* и там до“конца XIX в. существовало табунное скотоводство.

Рабочего скота в татарских деревнях было мало. В 1917 г. в среднем по Казанской губ. приходилось на хозяйство 1,1 лошади; 35% татар были безлошадными, Мало было и продуктивного скота: коров, коз, овец. Бедняки часто, кроме козы, другого скота не имели. Богатые татары имели много скота, в том числе выездных лошадей, которыми очень гордились.

Безземельные татары часто нанимались к деревенским богатеям на работы по уходу за скотом, в частности за лошадьми. Почти все крестьяне разводили кур, так нак они не требовали большого ухода, а яйца служили в крае своеобразной денежной единицей, которая имела хождение у разъездных торговцев. В богатых хозяйствах разводили стада гусей. Как и у других народов края (марийцев, чувашей, мордвы), у татар было развито домашнее пчеловодство; крупные пасеки встречались редко.

Проблему обеспечения землей и поднятия сельского хозяйства у татар, как и у всех крестьян СССР, разрешило только проведение коллективизации с новыми методами ведения хозяйства, минеральными удобрениями и механизацией.

Несмотря на упорное сопротивление кулачества, к середине 1939 г. коллективизацией было охвачено 94,6% крестьянских хозяйств. На колхозных полях работали уже тысячи тракторов и комбайнов, урожайность полей повысилась по сравнению с 1913 г. в~ полтора раза.

В настоящее время большинство татарских колхозов представляют собой крупные хозяйства с хорошо поставленным полеводством, животноводческими фермами, собственным машинным парком, многочисленными, хорошо подготовленными кадрами.

Изменился ассортимент культур. Основное место среди зерновых культур занимает пшеница, большие площади отводятся под картофель, на колхозных огородах выращиваются различные овощи, созданы общественные сады и ягодники. Большой размах получили посевы кормовых и технических культур (подсолнечник, конопля, горчица и др.). Благодаря применению удобрений и правильной агротехники урожайность всех культур стала выше.

Колхозы постепенно превращаются в крупные фабрики продовольствия и сырья для промышленности, они улучшают и расширяют свое производство, осваивают его новые отрасли. Многие татарские колхозы научились выращивать сахарную свеклу и с успехом снабжают сырьем новую в крае сахарную промышленность.

Среди колхозников много квалифицированных работников как в области агротехники и животноводства, так и механизации сельского хозяйства. Нет теперь неграмотных людей в деревне. Все более стирается грань между умственным и физическим трудом.

Кустарные промыслы

Невозможность существовать только за счет сельского хозяйства заставляла татарских крестьян в прошлом прибегать к побочным заработкам. Такие заработки в северной части края давали преимущественно кустарные промыслы, на правобережье Волги — отходничество, а на востоке, Главным образом в Приуралье,— работа по найму в сельском хозяйстве у помещиков и кулаков.

Кустарными промыслами, особенно в местностях, расположенных к северу от Казани, занималось до 80% взрослого населения и значительная часть подростков обоего пола. Заготовляли липовую кору, шили рогожи и кули, плели лапти. Эти промыслы не требовали большой квалификации, несложным был и инвентарь. Обычно всю зиму крестьяне-бедняки в своих избенках по 15 часов и более занимались кулеткацким делом, работая в основном на материале скупщика. Обрабатывали также древесину (бондарное, колесное производство, изготовление долбленой посуды и т. п.). Многие занимались обработкой кожи, овчин,, шитьем обуви, полушубков,. шапок, рукавиц и т. д., а также изготовлением изделий из шерсти (валяная обувь, головные уборы). Женщины ткали сукна, холст, пестрядь, полотенца с орнаментированными концами. Было некоторое число слесарей и других ремесленников, занятых обработкой металлов. Кузнецов не было, так как кузнечным ремеслом царское правительство запрещало заниматься всем нерусским народам края. Характерной для татар была выделка своеобразной орнаментированной так называемой азиатской сафьяновой обуви. Среди татар встречалось много ювелиров, изготовлявших «восточные» украшения.

Большинство кустарей занималось промыслом для дополнительного заработка, но для многих промыслы являлись основным занятием. Они полностью или частично забрасывали сельское хозяйство и сдавали земельные наделы в аренду. Некоторые поселки превращались в специально ремесленные, где сельским хозяйством занималось меньшинство населения. Были поселки шубников, валяльщиков, рукавичников и т. п. Однако, несмотря на большой спрос на изделия кустарей, заработок их был ничтожен (редко более 100 руб. в год), так как львиную долю забирали себе поставщики сырья, скупщики, «организаторы» производства и тому подобные люди, беспощадно эксплуатировавшие кустарей. Много кустарей-ре- месленников проживало в городах.

Значительное число разорившихся крестьян, не имевших никакой квалификации или происходивших из местностей, где трудно было добывать сырье (безлесные районы), уходило на сторону, в города края, на заводы Урала, нефтепромыслы Грозного и Баку и особенно на шахты Донбасса. Шли и в центральные города и даже на золотые прииски Алдана и Лены. Многие отправлялись на Волгу и Каму работать грузчиками. Не имевшие квалификации и не знавшие русского языка татары-отходники брались за любую работу. Немало, особенно правобережных татар-миша- рей, работало возчиками на трактах. Некоторые отходники постепенно приобретали ту или иную квалификацию, работали вдали от родной деревни по многу лет, возвращаясь домой уже стариками, но большинство уходило лишь на зимние месяцы.

После Октябрьской социалистической революции, в период индустриализации страны, число кустарей сократилось, так как многие ушли работать в промышленность. Остальные объединились в артели промысловой кооперации. Некоторые артели постепенно превратились в фабрики. Например, кукморские кустари-валяльщики теперь работают на валяльных фабриках уже в качестве рабочих, а дер. Кукмор стала крупным рабочим поселком со специфическим производством. Многие бывшие кустари-меховщики работают на крупнейшем в СССР Казанском ордена Ленина меховом комбинате, возникшем здесь именно на базе наличия квалифицированной рабочей силы. Ныне прежние кустарные артели влились в систему местной пр омыш л енности.

Многие сельские жители-татары работают на новостройках. Развитие социалистической промышленности в республике потребовало огромного количества рабочей силы, и многие крестьяне переселились в города и рабочие поселки, став постоянными рабочими.

Транспорт

С давних пор у татар, как и у других народов края, средствами передвижения служили телеги, тарантасы и сани. Татарские телеги отличались от русских более высокой передней и задней частями кузова и несколько большей изогнутостью боковых слег. Тарантасы были обычного для края типа — в виде прикрепленной к дрогам плетенки. Зимой для перевозки леса, дров и т. п. служили обычные русские дровни, а для поездок без большого груза — розвальни. Для переноски тяжестей на плечах служила обычная котомка с лямками из холста. От верховой езды, кроме спортивной во время сабантуя, татары давно уже отказались.

Гужевой транспорт используется лишь для внутрихозяйственных перевозок в колхозах, да иногда зимой, когда сильно заметает дороги.

Железными дорогами край обеспечен относительно слабо, причем большинство их имеет направление с запада на восток (из Москвы через Казань на Свердловск, через Ульяновск на Уфу, через Куйбышев на Уфу и Оренбург), тогда как с севера на юг дорог меньше (Свияжск — Ульяновск — Сызрань — Саратов, Канаш — Рузаевка — Пенза и строящаяся дорога Бугульма — Кама, которая пройдет до ст. Агрыз). В связи с этим важную роль в Татарии играет автомобильный транспорт, так как многие даже относительно крупные пункты нередко отстоят от железной дороги на 100 км и более.

Большое развитие получил водный транспорт, особенно в последние годы в связи с развернувшимся переустройством волжского водного пути (постройка водохранилища, углубление фарватера и т. д.). Волга подошла к Казани, в городе построен новый речной порт, где пристают мощные суда.

Авиалинии связывают Казань со многими городами Советского Союза (Москвой, Ленинградом, Харьковом, Свердловском, Новосибирском, Алма-Атой и др.), с Кавказом и Крымом; местные авиалинии обслуживают нужды республики.

По Татарии проходит нефтепровод «Дружба», доставляющий волжскую нефть в социалистические страны зарубежной Европы.