Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Поселения и жилище у мордовцев
Этнография - Народы Европейской части СССР

Основная масса мордовского населения живет преимущественно в сельской местности. По данным переписи 1959 г., сельское население в Мордовской АССР составляло 80%.

В лесных районах мордовские деревни обычно расположены вблизи леса или по склонам холмов и балок, спускаясь к небольшой реке или ключу, бьющему на дне оврага. Сравнительно густо заселены берега более крупных рек (Суры, Мокши, Иссы), а также старые сухопутные тракты.

В южных и центральных районах республики мордва расселена сравнительно плотно и равномерно, тогда как в северных районах мордовские деревни стоят группами и образуют как бы гнезда, которые возникли в процессе постепенного освоения территории, занятой лесом. В прошлом с ростом общины отдельные ее члены недалеко от села строили выселки, из которых вместе со старыми селами и образовывались гнезда и кусты селений. Так, например, из Писцовой книги 1624—1626 гг. видно, что гнездо деревень вокруг с. Чукалы (ныне Ардатовского района Мордовской АССР) образовано в основном выселками из него. Подобные группы селений имеются вокруг с. Турдаково (Ардатово, Кечушево, Урусово) и вокруг с. Ичалки (Новые Ичалки, Малые Ичалки, Лобасски). Такие гнезда селений отстоят обычно друг от друга на 40—60 км; пространство между ними занято почти везде лесными массивами.

По характеру планировки мордовские селения подразделяются на беспорядочные, круговые, радиальные, рядовые и уличные. Наиболее древний вид — беспорядочная застройка селений. Большинство мордовских деревень было перестроено еще в конце прошлого века, и в наши дни беспорядочную застройку можно встретить изредка на старых, не перестроенных концах села. Так, например, реликт беспорядочной застройки представляет старый конец с. Мордовское Давыдово Рузаевского района Мордовской АССР, где постройки стоят в беспорядке на небольшой площади и ориентированы в разные стороны. Здесь нет улиц, усадьбы крайне малы, часть их расположена не за домом, а впереди, некоторые усадьбы стоят совсем отдельно, на пойме р. Суры.

Интересны мордовские деревни с круговой планировкой, также весьма старой. Круговые поселения создавались, как правило, вокруг какого- либо центра, озера, торговой площади, церкви или помещичьей усадьбы. Так, например, центр с. Турдаково ныне занимают огороды и сады, а в прошлом здесь была расположена помещичья усадьба; то же и в с. Чукалы.

Для селений, расположенных по берегам рек, характерен рядовой план. Фасады домов в этих деревнях обращены к реке, особенно если эта сторона солнечная. Такова, например, планировка с. Семилей Рузаевского района, в котором два ряда домов обращены фасадами не друг к другу, а в одну сторону — к реке. Рядовая планировка встречается и в таких селениях, которые возникли сравнительно недавно и не успели еще разрастись. Там улица состоит из одного ряда домов, перед окнами которых по другую сторону улицы располагаются хозяйственные постройки — мазанки, амбары и бани. Таков, например, один из концов с. Кочетовки Ковылкинского района, известный под названием Шаталовки.

Наиболее распространена уличная планировка, которая представлена в основном тремя видами: линейным, квартальным и радиальным. При линейно-уличном плане дома располагаются по обе стороны дороги, иногда ручья и обращены фасадами друг к другу. Такую планировку имеет большинство мордовских сел. С ростом селения создаются новые улицы, переулки, и село в целом приобретает квартально-уличную планировку. Таковы наиболее крупные мордовские села — Ичалки, Старые Найманы, Алькино, Старое Дракино и др.

Селения с радиальной планировкой состоят из двух или нескольких улиц, расположенных под углом или (обычно в центре) пересекающих друг друга; улицы чаще всего расходятся от площади, где располагаются общественные постройки. Примером радиальной планировки могут служить села Мамолаево Краснослободского района, Кулдым и Вертелим Ста- рошайговского района, Поводимово Атяшевского района и некоторые др. При радиальной планировке направление улиц часто определяется также проходящими через селения дорогами.

Названия многих сел и деревень связаны с именами их основателей. Таковы села Сабаево, Налитово, Атяшево и др.; в большинстве случаев это дохристианские мужские имена. Иногда названия селений и в особенности улиц отражают топографические особенности местности: Вере пе — верхний конец; Ало пе —нижний конец. Часто к названию села добавляется слово новый, старый (Новая Пырма, Старая Пырма) или большой, малый (Большой Уркат, Малый Уркат). Очень многие названия селений оканчиваются мордовским словом лей (э) или ляй (м), которое в переводе на русский означает «река» (Семилей, Камляй, Леплей, Неляй, Нерлей и др.).

Величина мордовских селений различна. В степных районах, как, например, в Саратовской, Куйбышевской, Пензенской областях, встречаются очень большие села — по 800—1000 дворов. Для Мордовской АССР и Горьковской обл. типичны села средней величины, в 150—300 дворов, хотя имеются и более крупные, в 600—700 дворов (Атюрьево, Чамзинка Теньгушево и др.).

В связи с укрупнением колхозов в Мордовии, как и в других республиках, наблюдается тенденция к укрупнению поселков. Жилой фонд в подавляющей массе селений за последние 10—15 лет обновлен и продолжает обновляться. Застройка улиц, как старых, так и новых, производится по определенному плану, с соблюдением противопожарных интервалов между усадьбами. Все это меняет облик старой мордовской деревни. Поблизости от большинства селений располагаются колхозные хозяйственные постройки: фермы, инкубаторы, силосные башни, водокачка и пр. По другую сторону села находятся обычно промышленные предприятия: кузница, мельница, электростанция, ремонтные мастерские и др. Центральная площадь села, где раньше, как правило, стояла церковь, теперь по большей части застроена зданиями общественного назначения. Здесь находятся почта, магазин, клуб, правление колхоза.

Поселки усиленно озеленяются. Для сел теперь характерны зеленые пришкольные участки, засаженные фруктовыми деревьями, и колхозные сады. Много фруктовых насаждений на приусадебных участках колхозников. Если деревня стоит у оврага, деревьями засаживают его склоны. В притрактовых селениях деревья сажают по обе стороны шоссе. Многие колхозники сажают деревья около своего дома и отгораживают палисадники. Новым для внешнего облика села являются телефонные столбы и электрические фонари, освещающие улицы. В сельских центрах делают тротуары.

На территории Мордовской АССР семь городов и десять поселков городского типа. Столица республики — Саранск — старинный город, возникший еще в середине XVII в. (1641 г.). Первоначально это была военная крепость на юго-восточной сторожевой черте Московского государства. В конце 1651 г. был образован Саранский уезд, я бывшая крепость стала значиться городом. К этому времени в Саранске насчитывалось около 6 тыс. жителей. В 1670 г. Саранск был осажден и взят отрядами Степана Разина, а после их отхода от Симбирска стал одним из опорных пунктов повстанцев. Столетием позднее (в 1774 г.) жители Саранска приветствовали Емельяна Пугачева и оказывали ему помощь фуражом, лошадьми и продовольствием. От того времени в Саранске сохранилось небольшое каменное здание под названием «Палатка Пугачева». С каждым столетием город рос и неоднократно перестраивался, но до наших дней сохранил старую планировку основных улиц. Со второй половины XVIII в. город, потеряв значение военной крепости, все больше развивался в торговом отношении и превращался в центр сбыта зерна, кожи, мяса и пеньки. Развивалась в нем и мелкая промышленность, в основном мыловаренная, кожевенная и винокуренная. Вместе с тем, хотя Саранск и числился вторым по величине городом Пензенской губ., рос он медленно. Несколько ускорила его развитие построенная в 90-х годах XIX в. Московско-Казанская железная дорога, прошедшая через Саранск.

Город был застроен в основном одноэтажными деревянными домами. Каменными были лишь церкви да некоторые дома купцов и городской знати.

Только после Великой Октябрьской социалистической революции Саранск, став центром автономной республики, начал быстро расти. В 1916 г. его население не превышало 25тыс.человек, а сейчас в нем насчитывается около 100 тыс. жителей. Особенно быстро стал развиваться Саранск в послевоенные годы. В настоящее время он является центром электротехнической и металлообрабатывающей промышленности. Широкое развитие в Саранске получила также пищевая промышленность.

Город застраивается большими многоэтажными домами. Выделяются средства на постройку учебных заведений, больниц, административных зданий, успешно идет жилищное строительство. На юго-западной и юго- восточной окраинах города выросли новые жилые массивы. Лучшими улицами города можно считать Советскую с площадью около Дома Советов, Полежаевским сквером и новым зданием музыкально-драматического театра, а также Гражданскую улицу с Привокзальной площадью и новым зданием вокзала. В Саранске имеется телецентр. Город хорошо озеленен, в нем много садов и скверов.

Из других городов республики Краснослободск, Инсар, Ардатов, Темников существовали и й дореволюционное время и были уездными центрами. Рузаевка и Ковылкино стали городами в годы Советской власти. Во всех городах и селах Мордовии идет бурное строительство, но особенно быстро растут и благоустраиваются поселки городского типа — Зубова Полина, Торбеево и др.

Свои дома мордовское население издавна строило из дерева, и только в степных районах Башкирской АССР, Куйбышевской и Оренбургской областей наряду с рублеными встречались глинобитные дома и даже жилища, сложенные из дерна. Каменные дома в дореволюционное время были только в крупных торговых селах — Атюрьеве, Тень- гушеве, Березняках;; они принадлежали более зажиточным домохозяевам или местным торговцам.

Традиционное жилище мордвы было Ь основном двух типов: трехраздельное и двухраздельное. Трехразделйный дом состоял из жилой избы — пуд (м), пудо (э), сеней — ку дотоль (м), кудыкелькс (э) и горницы — горньча. Если изба была постоянным жилищем для всей семьи во все времена года и отапливалась, то горница использовалась по-разному. Иногда*в ней жила семья родственников, например женатый сын или брат главы семьи, в других случаях она считалась «чистой», парадной комнатой, но значительно чаще служила местом хранения утвари и мелких хозяйственных вещей, отчасти продуктов и только в летнее время была спальней. Трехраздельные дома чаще всего стояли перпендикулярно улице, и горница находилась через сени за избой, значительно реже она стояла впереди или в одну линию с избой. Трехраздельный дом в XIX — первой половине XX в. бытовал как у мокши, так и у эрзи, но более характерен он был для эрзи, каратаев итерюхан. Трехраздельное жилище можно исторически связать с большой семьей.

Двухраздельный дом существовал у мордвы в XIX — начале XX в. параллельно с трехраздельным. В двухраздельных домах, как правило, жили малосемейные, бездетные, одинокие и к тому же менее обеспеченные люди. Исторически же двухраздельный дом предшествовал трехраздельному как .более простой тип жилой постройки. Он состоял из жилой избы и сеней. По отношению к улице двухраздельное жилище располагалось различно. В эрзянских деревнях изба стояла обычно перпендикулярно улице, сени находились за избой, а вход в них вел сбоку, чаще всего со двора. Если же изба стояла параллельно улице, что бывало чаще в мокшанских деревнях и главным образом в южных районах (нынешних Ко- вылкинском, Торбеевском, Рузаевском), то сени располагались в одну линию с домом по улице и вход в сени также был с улицы.

В XX в. для постройки применялся уже пиленый лес, тогда как в прошлом столетии избы рубили только топором. Избы строили обычно сами хозяева. Как правило, дома ставили без фундамента или на деревянных столбах-стульях, которые врывали в землю по углам сруба. Рубили избу самой простой техникой — «в угол».

Дома у мордвы были невысокие, число венцов в срубе колебалось от тринадцати до семнадцати. У эрзи дома были несколько выше, чем у мокши. Сруб конопатили мхом, паклей, а иногда даже соломой. Некоторые крестьяне, чаще в мокшанских деревнях, промазывали пазы между бревнами внутри и снаружи глиной. В степных районах, например на территории нынешних Куйбышевской и Оренбургской областей, были распространены жилые постройки со сплошной наружной глиняной обмазкой. Размер жилой избы колебался от 25 до 36 м2.

Крыши преобладали соломенные, крытые внакидку, в некоторых местах солому обмазывали глиной, что защищало от раздувания ее ветром и до некоторой степени предохраняло от огня при пожарах. Эрзя, живущие в более северных по сравнению с мокшей и в лесных районах, покрывали свои избы и тесом. Железные крыши были только на домах сельской буржуазии.

Потолки в избах делали бревенчатые, полы дощатые, неровные, без плинтусов, со щелями. У мокши встречались и земляные полы.

Свет скупо проникал в старую мордовскую избу, до появления стекла (в конце XIX в.) окна затягивали пузырем животного или слюдой. В старых мордовских избах чаще всего было два окна, одно на улицу, второе во двор. Нередко окна выходили в огород или во двор, а к улице дом был обращен глухой стеной.

Для мордовского традиционного жилища характерны определенные виды планировки. У мордвы-мокши преобладала южнорусская планировка в ее западном подтипе, при котором русская печь стояла в дальнем углу избы, а ее устье было обращено к окну боковой стены. Красный угол находился справа или слева от двери. Для мордвы-эрзи была характерна среднерусская планировка, при которой русская печь стояла в одном из углов при входе, устье ее было обращено к окнам, прорубленным в передней стене, выходящей на улицу, а красный угол был расположен против двери по диагонали от печи. Избы отапливались русской печью. Печи с топкой «по-черному», как правило, глинобитные, исчезли в мордовских деревнях в начале XX в.

Для старой мокшанской избы характерен кершпелъ — дощатый настил в виде нар на высоте 30—35 см от пола. Ширина его — 1—1,5 м,, а в длину он занимал все пространство между печью и задней стеной. Под кершпелем было свободное пространство, где хранили обычно картофель. На кершпеле спали. Иногда спали не непосредственно на кершпеле, а сверху пристраивали широкую лавку. Позднее здесь стали ставить кровать. В эрзянских избах конца XIX — начала XX в. кершпель не встречался, но для них были характерны полати над дверью, которые зачастую отсутствовали в мокшанских избах.

Вдоль стен мордовской избы шли неподвижные широкие лавки — эземг а над ними пристраивались полки — лавця.

Рядом с печью находился, как правило, самодельный шкаф-ларь — потмар, в котором хранили мелкую посуду и небольшие запасы хлеба и других продуктов. В переднем углу висели иконы, стоял стол.

Сени примыкали непосредственно к жилой избе, а в трехраздельном* доме служили связью — мостом между избой и горницей. Сени в дореволюционном мордовском жилище чаще рубленые, чем тесовые. У мокши были распространены также плетневые сени с земляным полом.

Усадьба мордовского крестьянина делилась на три части: одна из них: была занята избой, вторая — двором и третья — огородом и садом.

Двор — пиръф (м), кардаз (э) — непосредственно примыкал к дому и. имел форму прямоугольника или квадрата. Для мокши более типичен открытый двор, когда хлев, конюшня и сарай не связаны с домом и не представляют единой застройки. У эрзи чаще встречаются закрытые дворы, иногда двухэтажные; связь однорядная, но наряду с этим в районах: Среднего Поволжья была довольно широко распространена двурядная связь с покоеобразной застройкой двора.

Почти у каждого крестьянина на усадьбе стояла баня — небольшая низкая бревенчатая постройка, часто с земляной крышей, с печью-каменкой и предбанником в виде плетневой загородки. Не менее архаичная постройка — подвал (<выход), который обычно строили на улице, против окон избы. Он представлял собой полуземлянку, состоявшую из двух камер, углубленных на 0,70—1 м в землю. Крыша двускатная, из дерна,. передняя наружная стенка сложена из камня. В подвале хранили на случай пожара наиболее ценное имущество, главным образом одежду и зерно, некоторые летом здесь спали. Полуземлянки, подобные выходу, обнаружены при раскопках древнего мордовского селища Полянки. Это наводит на мысль о том, что выход — пережиточно сохранившаяся форма древнего мордовского жилища.

В советское время, в особенности за два последних десятилетия, в мордовской крестьянской архитектуре произошли большие изменения; вместе с тем следует отметить и большую устойчивость некоторых черт традиционного мордовского жилища, возникших очень давно и продолжающих существовать и поныне почти в неизменном виде (например, внутренняя планировка, тип печи, техника рубки и т. д.).

Основным строительным материалом мордовского жилища продолжает оставаться дерево, но наряду с ним все большую роль стали играть местные глины, камень, кирпич, шлакобетон и др. Строительная техника стала более совершенной. Деревянные здания строят все чаще с чистым углом («в лапу») и подводят под них каменный фундамент. Грубую обмазку пазов глиной заменила в более южных, степных районах наружная и внутренняя штукатурка стен, а в более северных, лесных районах — обшивка из теса. Трехраздельное жилище, которое было широко распространено у мордвы еще в первой четверти XX в., уступило место двухраздельному дому с приделом и пятистенку.

Дом с приделом имеет почти тот же вид, что пятистенок, поставленный перпендикулярно улице. Однако сами мордовские крестьяне различают эти два типа. Очень часто дом с приделом возникает постепенно: новую избу пристраивают к старой и из старого помещения, используемого под кухню, прорубают дверь в новую избу. Совершенно исчезли большие неразделенные усадьбы, на которых раньше стояло по три-четыре дома, принадлежавших родственникам. Почти не встречаются теперь в мордовской деревне дома, обращенные к улице глухой задней или боковой стеной.

В последнее десятилетие во всех мордовских селах идет, как и везде в Советском Союзе, интенсивное строительство — обновляется старый жилой фонд.

Сени и в настоящее время продолжают составлять неотъемлемую часть жилого дома; однако их стали чаще делать тесовыми и отгораживать в них^неболыпой чулан. Очень часто теперь параллельно дому пристраивают тесовый коридор, иногда галерею, и делают крыльцо на улицу, которое оформляют заметно лучше, чем раньше.

Увеличились размеры окон и возросло их число. По фасаду стали прорубать три окна, в пятистенных домах — пять-шесть окон. Рамы в окнах делают створчатые, двойные, у многих с форточками.

Изменился и материал покрытия. В лесных районах — Торбеевском, Темниковском, Ардатовском и других, более северных районах Мордовской АССР, в Горьковской обл., а также в лесных районах Ульяновской обл. широко используются для покрытия домов щепа, стружка, тес, дранка. В селениях, расположенных вблизи городов, железнодорожных станций, промышленных предприятий, население кроет дома шифером, железом и черепицей.

Традиция украшать жилища резьбой не только сохранилась, но получила еще большее распространение. Украшают резьбой главным образом фронтоны и наличники окон. Преобладает пропиловочная резьба, но встречается и накладная, а также скульптурные украшения. Богатые растительные мотивы переплетаются со стилизованными изображениями животных и птиц или иногда с резными изображениями человеческих фигур.

Во внутренней планировке современного мордовского жилища преобладает среднерусский план, который, распространяясь из северо-восточных районов республики, уже повсеместно вытесняет южнорусскую планировку. И в мокшанских, и в эрзянских домах встречается иногда и западнорусский план. В ряде случаев он представляет собой позднее явление, так как удобен для выделения кухни1. Во многих новых избах традиционной планировки теперь совсем не придерживаются; печь и стол потеряли свое устойчивое расположение; их ставят не только в различных углах избы, но иногда и посередине.

Современные мордовские избы в большинстве случаев разгорожены на несколько частей, прежде всего выделяется печь с прилегающим к ней углом.

Традиционная обстановка старой мордовской избы почти совсем исчезла. Кершпель, коник2, потмар сохраняются в редких домах. Процесс вытеснения предметов внутреннего убранства старой мордовской избы и замена их мебелью фабричного производства идет повсеместно, но далеко не равномерно: более быстро в районных центрах, в крупных, более зажиточных колхозах, в селах, расположенных вдоль шоссе, вблизи железной дороги и промышленных центров, медленнее — в деревнях, удаленных от основных дорожных магистралей, там, где население реже соприкасается с городской культурой.

Отапливается изба и теперь русской печью. Если жилое помещение состоит из двух комнат, то в кухне ставят русскую печь, а в горнице — голландку. Кроме того, в том помещении, где стоит русская печь, всегда имеется вторая небольшая кирпичная печь для дополнительного обогрева помещения зимой. На шестке русской печи некоторые хозяйки стали вмазывать конфорки, устраивая плиту. Освещение во многих избах теперь электрическое.

Двор и хозяйственные постройки в степных районах остаются в основном плетневыми или саманными, а в лесных районах их строят из бревен и теса. По типу застройки дворы сохраняют большое разнообразие.

В смене типов застройки двора наблюдается тот же процесс, что и во внутренней планировке жилища. Характерная для Поволжья и лесостепных районов Европейской части России двурядная связь и застройка двора покоем, которая была распространена в мордовской деревне в XIX в., постепенно уступает место специфичной для более северных районов однорядной связи, при которой к дому пристроены сзади в один ряд помещения для скота и птицы. Одновременно продолжает устойчиво сохраняться открытый двор со стоящими на нем в разных местах сараем, погребом и хлевом, типичный не только для мордвы-мокши, но и для русского населения южных областей Европейской части Советского Союза.

Такие традиционные хозяйственные постройки, как выход, все чаще заменяются теперь мазанками и каменными кладовыми. Погреба и ямы для хранения картофеля и в наши дни сохраняют свое значение и распространены повсеместно. В некоторых деревнях еще сохранились кое- где старые бани с топкой по-черному, но печь-каменку в них заменили глинобитной или кирпичной печью. Новые бани ставят теперь сообща несколько домохозяев и делают их более просторными и высокими, с топкой по-белому.

Старые постройки мокши близки к южнорусским, а эрзи — к среднерусским. В' новых домах черты различия в постройках мокши и эрзи в настоящее время стираются, и в домостроительстве мордовских сел и деревень наблюдаются те же процессы, что и в соседних русских районах.