Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семейная и общественная жизнь коми-пермяков
Этнография - Народы Европейской части СССР

Современная коми-пермяцкая семья состоит в среднем из пяти-шести человек. Главой является отец, если нет отца — старший сын. В семьях, где нет ни отца, ни совершеннолетнего сына, главенствует мать.

Большая семья численностью в 20—30 человек исчезла у коми-пермяков в начале XX в. Распад ее начался значительно раньше, о чем сообщают некоторые исследователи второй половины XIX в. Большая семья состояла из нескольких поколений, в ее состав входили родители, их дети и внуки с семьями. Главой семьи был отец или старший сын. Члены семьи имели общее имущество, жили, как правило, в одном доме и вели общее хозяйство. Земельные наделы и луга находились в общем пользовании всей семьи. Денежной кассой распоряжался старший — «хозяин» семьи. Даже если члены семьи уходили на заработки, то и тогда все заработанные деньги они должны были отдавать «хозяину». Только деньги, вырученные женщинами за холст и льняное семя, поступали в их личное распоряжение.

Распределением домашних работ ведала «болыпуха» — хозяйка. Она же топила печь, в этом ей помогала старшая сноха; между другими женщинами были распределены работы по уходу за скотом, уборке помещения, сельскохозяйственные работы и т. д. Когда семья становилась слишком многочисленной, ее члены размещались по отдельным избам, которые ставили часто на общей отцовской усадьбе; члены семьи продолжали питаться за одним столом и вести общее хозяйство.

При распаде большой семьи в первую очередь выделялся старший сын, младший же чаще оставался наследником старого дома и жил с родителями. Имущество делили поровну, большей частью бросая жребий. В тех случаях, когда у стариков-родителей была только дочь, в дом брали зятя и родители оставались жить с молодыми. Так поступают часто и в настоящее время.

Женщина у коми-пермяков была бесправна и забита, она не имела голоса на сходках и не получала надела. В то же время на ней лежали многочисленные обязанности, она выполняла все работы по дому и в поле, заготовляла дрова, ездила на рыбную ловлю, в особенности в тех районах, где мужчины уходили на заработки. Дети с мнением матери считались, но у мужа жена была в полном подчинении. Разводы были очень редки, и женщина, вышедшая замуж неудачно, должна была жить до смерти с нелюбимым человеком. Особенно строго осуждалось бегство от мужа в староверческих районах (у язьвинских и гайнских коми-пермяков). Характерно, что в этих районах женщину, вышедшую замуж, односельчане называли по имени ее мужа, например, «Семиха», «Алексеиха», а ее настоящее имя забывалось. Эта бытовая традиция полностью не изжита до настоящего времени, хотя женщина уже давно перестала быть безличной собственностью мужа.

Ныне коми-пермячка принимает активное участие в хозяйственной и общественной жизни не только своего села, но и округа. Ее можно встретить на ответственной партийной и советской работе, многие работают бригадирами в колхозах, есть среди коми-пермячек и председатели колхозов.

Изменилось положение и других членов семьи. Если в дореволюционной коми-пермяцкой семье старики были тяжким бременем, то теперь колхоз обеспечивает нетрудоспособных и престарелых. Кроме того, при возрастающей потребности в рабочей силе, участие стариков в колхозном производстве и их советы приобретают большое значение. В семье старики обычно присматривают за маленькими детьми, выполняют различные работы по домашнему хозяйству, работают на приусадебном участке. Освободилась от деспотической власти старших молодежь.

За годы Советской власти изменились бытовые условия коми-пермяцкой семьи. Женщины теперь рожают в больнице; принимает ребенка уже не «бабушка», местная крестьянка, а врач или акушерка.

Отошли в прошлое магические обряды, которые совершались над ребенком при его появлении на свет. Так, например, на лбу новорожденного проводили сажей продольную полосу или крест для предупреждения чшорчи». Роды происходили обычно в бане, а иногда и в холодном хлеву. Роженица сама должна была наносить дров и вытопить печь. После родов женщина в продолжение трех дней оставалась в бане, а новорожденного «ежедневно парили на полке березовым веником. Поили детей из коровьего рога, давали сосать завернутую в тряпку хлебную жвачку. Согласно старой традиции, ребенка с рождения до двух-трех лет держали в самодельной колыбели, качавшейся на упругой жерди, прикрепленной к потолку.

В дореволюционной крестьянской коми-пермяцкой семье у детей 'было короткое детство. С семи-восьми лет выполняли они самые разнообразные работы по хозяйству, в поле, по уходу за младшими детьми. Мальчика семи-восьми лет называли «борноволок», так как на нем лежала работа по бороньбе. Девочки чаще были няньками. В наше время все дети школьного возраста учатся. В свободное время они помогают в семье, колхозе, ходят на охоту и рыбную ловлю.

В дореволюционной деревне молодежь общалась главным образом на посиделках и гулянках. Девушки в складчину снимали у одинокой женщины избу на всю зиму. Здесь по вечерам они пряли, вязали, сучили нитки и вышивали; к ним на посиделки приходили парни. На святки и другие праздники устраивали игры, пели игровые и круговые песни, плясали под гармонь, пили брагу. Теперь посиделки исчезли, молодежь встречается в клубе, на производстве, совместно участвует в общественной жизни своего села или колхоза.

В брак теперь вступают по взаимному согласию, тогда как в дореволюционное время, да и в первые годы Советской власти женились чаще всего по сватовству. Невест сватали обычно из другой деревни, в этом сказывались пережитки обычаев экзогамии. Девушку-пермячку выдавали замуж сравнительно поздно — 25—27 лет, так как родители не желали расставаться с рабочей силой в семье. Жених же нередко бывал на семь- восемь лет моложе невесты. Свадьбы справляли в промежуток от рождества до масленицы; они, подобно свадьбам в русских районах, сопровождались многочисленными обрядами, песнями и угощением. В приданое за невестой давали одежду, а богатые — и скот. Наряду с браком по сватовству бывали и «беглые свадьбы»: жених и невеста, сговорившись между собой, тайно венчались, а затем уже шли просить благословения и прощения у родителей. Беглые свадьбы в большинстве случаев совершались по взаимной любви и отчасти объяснялись экономическими причинами, желанием избежать расходов, связанных со свадебной церемонией. В настоящее время брак по сватовству встречается редко, а беглых свадеб совсем нет. Брак оформляют в сельсовете. В церкви теперь не венчаются. Народные свадебные обряды, происходившие в доме невесты и жениха, значительно упростились.

В погребальных и поминальных обрядах долго сказывались пережитки дохристианских верований, тесно переплетавшиеся с церковной обрядностью. Еще в начале XX в. полагалось вкладывать в руку умершего медные монеты и мелкие вещи, в поминальные дни — ходить на кладбище и «угощать» покойника брагой, рыбным пирогом и другой домашней снедью. Умерших, независимо от времени года, везли на кладбище‘на|санях, которые оставляли на могиле, «чтобы не было в семье вскоре нового покойника».

Культурно-просветительная работа, проводимая среди коми-пермя- <ков, успехи колхозного строительства, повышение материального и культурного уровня населения способствовали постепенному преодолению религиозных пережитков и утверждению материалистического миропонимания, которое в наши дни преобладает среди основной массы коми-пермяцкого населения.

Развитие сети медицинских учреждений также способствовало искоренению распространенных в прошлом магических приемов врачевания, веры в знахарей и колдунов.

В дореволюционной России среди коми-пермяков были часты эпидемии натуральной оспы, сыпного и брюшного тифа, бичом населения была трахома. Обследование коми-пермяцких детей, проведенное в 1896 г., показало, что среди них 25% заражено трахомой. Большая смертность наблюдалась от туберкулеза. Особенно ужасающей была детская смертность: не менее 50% детей умирало, не дожив до года. На территории современного округа работало всего четыре больницы со 100 больничными койками.

Медленно росла сеть медицинских учреждений и в первое десятилетие после Октябрьской революции. В 1925 г. в округе работало только шесть врачей и 35 человек среднего медицинского персонала.

В 1961 г. в Коми-Пермяцком округе имелось уже 39 больниц и 3 диспансера, 250 фельдшерско-акушерских пунктов, 30 колхозных родильных домов, 7 санитарно-эпидемических станций. В медицинских учреждениях работало 150 врачей и 1370 человек среднего медицинского персонала.

Правительство уделяет большое внимание вопросу обеспечения округа кадрами врачей и среднего медицинского персонала из местного населения. С 1932 г. в округе существует медицинское училище. В Пермском медицинском и фармацевтическом институтах, а также в Ленинградском педиатрическом институте обучается ежегодно около 150 коми-пермяков.

Идет строительство медицинских учреждений. За последние годы построены Усть-Черновская, Сереговская, Юксеевская, Ошибская, Усть- Березовская больницы, оснащенные новейшей аппаратурой. В 1960 г. в Кудымкаре открылась городская поликлиника, которая провела диспансеризацию рабочих, занятых в местной промышленности. Особое внимание уделяется развертыванию сети учреждений по охране здоровья матери и ребенка (родильные дома, консультации, ясли и детские сады).

Медицинские работники округа добились замечательных успехов в снижении общей и детской смертности, а также инфекционных заболеваний. Больных трахомой остались единицы. Ликвидирована оспа, число заболеваний туберкулезом по сравнению с 1924 г. уменьшилось более чем в 10 раз.

Переписью 1959 г. установлено, что в округе проживают 28 человек в возрасте 95 лет и старше.