Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Саамы (лопари): характеристика и народная культура
Этнография - Народы Европейской части СССР

Саамы — самый северный из европейских народов. Основная масса их (около 30 тыс. человек) живет в северных районах стран Скандинавского полуострова и в Финляндии. В Советском Союзе они живут на Кольском полуострове: в Ловозерском и Кольском районах и в Енском сельсовете (подчинен г. Кировску) Мурманской обл. РСФСР.

Саамы СССР, численность которых, по переписи 1959 г., составляет 1800 человек, живут чересполосно с русскими, коми-ижемцами и ненцами. Южными соседями саамов с давних пор являются карелы. Самоназвание народа — «саами», «саамь», «самь». Поэтому в Советском Союзе их часто называют саамами, однако в научной литературе широко распространен старый термин — лопари. Лопарей Кольского полуострова, в отличие от скандинавских, некоторые авторы называют «кольскими лопарями».

Название «лопари» народ саами получил, вероятно, от соседей — финнов и скандинавов, от них его восприняли и русские. Впервые название «Лаппия» («Lappia») мы встречаем у Саксона Грамматика (конец XII в.), а в русских источниках термин «лопь» появляется с XIII в. Одни исследователи (Т. Итконен) выводят слово «лопь», «лопарь» от финского «1аре», «1арреа» — сторона, другие (Е. Итконен) связывают его со шведским «1арр» — место.

Язык лопарей относится к севернофинской ветви финно-угорской языковой семьи, хотя по своему словарному составу и грамматическому строю он занимает в ней обособленное положение. Отдельными чертами лопарский язык сближается с самодийскими (самоедскими) языками.

Саамы Кольского полуострова говорят на трех различных диалектах: нотозерском (в западных районах Кольского полуострова), кильдинском (в северных и центральных районах) и иокангском (в восточных районах полуострова). Различия между диалектами столь велики, что саамы, говорящие на разных диалектах, часто не понимают друг друга.

В настоящее время все лопари Кольского полуострова знают русский язык, но в семье, как правило, говорят по-лопарски.

Краткий исторический очерк

Древняя история лопарей изучена недостаточно. В результате археологических раскопок, проводившихся на Кольском полуострове, главным образом на его северном побережье и отчасти в южных районах, был обнаружен ряд стоянок, могильников и наскальных изображений, характеризующих деятельность человека в этих местах в разные периоды его истории.

На крайнем северо-западе Кольского полуострова, на полуострове Рыбачьем Б. Ф. Земляковым и П. Н. Третьяковым открыта своеобразная культура «арктического палеолита», широко распространенная также на территории северной части Норвегии. Арктический палеолит Кольского полуострова, датируемый примерно VII—V тысячелетиями дон. э., представлен, с одной стороны, крупными, грубо обработанными орудиями, а с другой — микролитическими изделиями. Стоянки арктического палеолита расположены по древним береговым линиям.

Исследованием кольского неолита занимались Г. Д. Рихтер, С.Ф. Егоров, А. В. Шмидт, Г. И. Горецкий. В последние годы большая работа в этом направлении проведена Н. Н. Гуриной.

Неолитические памятники Кольского полуострова датируются примерно III—II тысячелетиями до н. э. Древнее население, оставившее их, было, вероятно, полубродячими рыболовами и охотниками. Выявлены остатки поселений как летних, сезонных, расположенных на берегуморя, так и осенне-зимних, рассчитанных на более длительное пребывание людей и отстоящих от моря на некотором расстоянии. В местах этих последних поселений найдены остатки жилищ полу земляночного типа.

Основные черты древней культуры населения Кольского полуострова находят себе близкую аналогию среди археологических материалов Карелии, главным образом северо-восточного побережья Онежского озера (работы А. Я. Брюсова, М. Е.Фосс). Это наводит на мысль, что заселение Кольского полуострова происходило с территории Карелии и, по всей вероятности, из ее северо-восточной части. Широкое заселение Кольского полуострова началось, по-видимому, не ранее конца II тысячелетия до н. э.

Археологические памятники Кольского полуострова, несмотря на свою немногочисленность, позволяют предположить, что носители неолитических культур были древними предками современных лопарей.

Вопрос об этногенезе лопарей еще не совсем ясен. Большинство исследователей склоняется в пользу их восточного происхождения. Заслуживает внимания одно из толкований слова «самоед», которое в переводе на лопарский язык («самэ-една») обозначает «земля саамов». Возможно, этот термин в далеком прошлом и относился к землям, заселенным лопарями, и лишь позже был перенесен на появившихся в этом крае ненцев.

В прошлом лопари занимали значительно большую территорию к югу от мест их теперешнего расселения — земли современной Карелии, Финляндии и Скандинавии. Об этом свидетельствуют новгородские и московские документы XIV—XVII вв., в которых упоминаются «Лопские погосты» в Заонежье. Более южное расселение лопарей в прошлом подтверждает и топонимика Карелии, Финляндии и Швеции.

Впервые о лопарях Кольского полуострова под именем финнов сообщает скандинавский путешественник Оттар, который побывал на берегах Белого моря в IX в. В русских источниках первые свидетельства о лопарях относятся к XIII в. (Устав новгородского князя Ярослава). С XV в. появляются сведения о лопарях («лопляне», «лопь») в новгородских писцовых книгах.

На берега Белого моря и на Кольский полуостров (южные и восточные берега которого были известны тогда под названием Терской стороны) новгородцы проникли, по-видимому, в XII в., а первые упоминания об уплате населением Терского берега дани новгородцам относятся к 1216 г.

В конце XIII — начале XIV в. новгородцы полностью завладели Кольской Лапландией и обложили лопарей данью.

В XV в. с падением Новгорода Лапландия попадает в зависимость от Москвы. С этого времени начинается христианизация лопарского населения, в проведении которой большую роль сыграл Печенгский монастырь, основанный в 1550 г. В 1556 г. два лопарских погоста, Печенгский и Мотовский, со всеми угодьями были закреплены за Печенгским монастырем жалованной грамотой Ивана Грозного, а лопари этих погостов были объявлены монастырскими крестьянами. Монастырь получил право суда и расправы над ними. Кроме этого, монахи Печенгского монастыря, не ограничиваясь эксплуатацией соседних нотозерских и сонгельских лопарей, старались захватить их угодья.

Печенгский монастырь просуществовал до 1764 г. Кроме него в районе расселения лопарей находились владения Соловецкого, а также Кирилло- Белозерского монастырей.

В конце XIX в. территория расселения лопарей была разделена на две административные волости: Понойскую (с управлением в с. Поное) и Кольско-Лопарскую (с управлением в г. Коле). В Понойскую волость вошли лопари, населявшие северо-восточные пределы Кольского полуострова: погосты Сосновский, Каменский, Иоканьгский, Лум- бовский и Куроптевский. Этих лопарей называли «терскими». Все остальные лопари относились к Кольско-Лопарской волости, включавшей в себя погосты Экостровский, Кильдинский, Бабенский, Мотовский, Пазрецкий, Печенгский, Ловозерский, Вороньинский, Семиостровский, Сонгельский.

Установление Советской власти на Кольском полуострове произошло в феврале 1920 г.

В 1927—1928 гг. сельсоветы Мурманского округа были преобразованы в туземные саамские советы, действовавшие на основе «Временного положения об управлении туземных народностей и племен Северных окраин РСФСР», утвержденного ВЦИК и СНК РСФСР в 1926 г. В середине 1930-х годов на основной территории расселения кольских лопарей было выделено два национальных района — Саамский и Ловозерский, население которых состояло, кроме лопарей, из коми, ненцев и русских. В настоящее время эти два района объединены в один—Ловозерский.

Народное хозяйство и материальная культура

Лопари населяют главным образом районы тундры и лесотундрыг отличающиеся довольно суровым климатом, особенно в центральных и южных частях Кольского полуострова. Климат Мурманского берега, благодаря теплому течению Гольфстрим, мягче. Средние годовые температуры в глубине полуострова — 1,5° С, на Мурманском побережье — 1,1° С. Леса и тундры Кольского полуострова богаты пушным зверем и дичью, а многочисленные озера и реки изобилуют рыбой.

У лопарей, как и у других народов Севера, сложился особый тип хозяйства — так называемое комплексное промысловое хозяйство, определяющее весь образ жизни этого народа. Основными отраслями такого хозяйства у лопарей являются оленеводство, рыболовство и охота.

Археологические раскопки, произведенные на Кольском полуострове, свидетельствуют о том, что рыболовство и охота на морского и сухопутного зверя еще со времен неолита были основными занятиями населения этой территории. Оленеводство, по-видимому, возникло позже. Археологические материалы Н. Н. Гуриной по Кольскому полуострову не содержат каких-либо данных, говорящих о приручении дикого оленя в период неолита или раннего металла. Однако оленеводство лопарей имеет целый ряд своеобразных черт, не свойственных оленеводству их ближайших соседей — ненцев, а также и других сибирских народов. Это свидетельствует, возможно, об относительной древности лопарского оленеводства.

Для лопарей характерен так называемый вольный выпас оленей. Осенью, зимой и весной оленей пасли с пастухом и собакой, а летом, после отела, олени отпускались до осени на свободу.

Оленеводческий год делился на несколько периодов, обусловленных временами года и биологическими особенностями оленя. Зимний выпас длился около пяти месяцев, с ноября по март; олени паслись на пастбищах во внутренних лесных частях полуострова. С конца марта стада переходили на весенние пастбища в тундру и постепенно достигали берегов Северного Ледовитого океана, где свежий морской ветер отгонял тучи комаров и гнуса, не дававших летом покоя животным. Здесь, в прибрежных районах, располагались летние оленьи пастбища. Одновременно с продвижением стад на летние пастбища население переезжало из зимних погостов в летние. В начале мая начинался отел. К этому времени оленей пригоняли к местам отела, расположенным недалеко от летнего погоста, и отделяли важенок от остального стада.

У отдельных групп лопарей период отела оленей был организован по- разному: мотовские и кильдинские лопари, дойдя до мест отела, отпускали оленей на свободу, клеймение телят откладывали на осень, а сами, обосновавшись в летнем погосте, занимались рыбной ловлей. У семиостровских лопарей во все время отела оленеводы находились при важенках. У терских лопарей пастухи также оставались при стаде, причем каждую важенку на время отела привязывали на длинной веревке (хиг- не) к большому камню. Телят обычно сразу после рождения клеймили, надрезая им ухо или вешая на шею деревянную дощечку с клеймом, называемую «кейкалою». Через пять-семь дней после отела олени отпускались на волю (за исключением нескольких, использовавшихся для передвижения) и паслись без пастуха вплоть до октября. Лопари в это время занимались рыболовством.

В октябре с первым снегом происходило «имание оленей», самый трудный период в жизни оленеводов. «Имание» состояло в том, что пастухи на кережах (вид саней) или на нартах разъезжали по тундре в поисках оленей. Поймав нескольких с помощью аркана (чивистига), они особыми криками приманивали к ним остальных и составляли стадо. На «имание» лопари тратили много времени и сил. После того как стада были собраны, начиналось их передвижение на осенние пастбища в лесотундру и затем на зимние, в лес, в глубь полуострова.

Лопари, как и ненцы, пасли оленей с помощью пастушеской собаки- оленегонной лайки. Но нередко пастухи обходились и без собаки, собирая разбредшееся стадо особыми призывными криками, похожими на рев оле- ня-самца.

Оленеводство играло огромную роль в жизни лопарей. Олень давал мясо для питания, шкуры для постелей, одежды и жилища, служил основным средством передвижения. В конце XIX в. у кольских лопарей, как и у скандинавских, было распространено доение важенок, которое, однако, в настоящее время совершенно исчезло.

Появившиеся на Кольском полуострове в 1887 г. коми-ижемцы принесли свои способы пастьбы и приемы ведения оленеводческого хозяйства, которые постепенно были восприняты лопарями.

Другим традиционным занятием лопарей в конце XIX — начале XX    в. было речное и озерное рыболовство. Развитию этой отрасли хо- , зяйства способствовали очень благоприятные природные условия. На Кольском полуострове свыше 400 изобилующих рыбой озер. Из них наиболее крупные и рыбные — Имандра, Умбозеро, Ловозеро, Нотозеро, Пулозеро, Верхнее и Нижнее Енозеро, Иоканьгское и др. Богаты рыбой и реки Кольского полуострова—Иоканьга, Поной, Умба, Варзуга, Вар- зина, Воронья, Териберка, Тулома и др.

Лопари начинали ловлю рыбы примерно с мая, т. е. после переезда в летние погосты и отпуска оленей на свободу, и заканчивали ее к декабрю, т. е. ко времени возвращения в зимние погосты.

Был распространен и подледный лов рыбы на озерах (ноябрь). Озерным рыболовством занимались лопари Ловозера, Пулозера, Нотозера, Каменского и других, т. е. селений, расположенных во внутренних частях полуострова. В озерах ловились сиг, щука, окунь, хариус, кумжа.

Лопари семиостровские, иоканьгские, лумбовские, понойские и другие, живущие по берегам рек, впадающих в Ледовитый океан, занимались главным образом речным рыболовством, в ^котором основное место занимал промысел семги. Семгу ловили в устьяхfбольших рек, куда она приходила из моря для метания икры. Семужий промысел начинался вскоре после вскрытия рек, примерно в первой декаде июня, и длился до начала сентября. Затем лопари поморских селений переходили к лову рыбы в озерах.

Орудия рыболовства лопарей мало отличались от орудий рыболовства их соседей — русских и карелов. Для озерного лова применяли в основном ставную сеть, невод, мережу, острогу (главным образом для ловли щук). Для промысла семги использовали особый вид ставных сетей — крупноячеистые «гарвы», которые ставили у берегов; сооружались и заколы (запоры).

Семужий промысел издавна был основным источником денежного дохода лопарей. Почти вся вылавливаемая семга шла на продажу русским промышленникам, которые скупали ее за бесценок, беззастенчиво обирая местное население. Озерную же рыбу лопари употребляли в пищу. Ее запасали впрок на зиму.

Одним из основных занятий лопарей в конце XIX в. была охота на морского, тундрового и лесного зверя и птицу.

Объектами охоты служили песец, лисица, белка, куница, горностай, волк, медведь, бобр, лось и дикий олень. Пушной охотничий промысел на Кольском полуострове восходит к глубокой древности и когда-то играл в хозяйстве лопарей очень большую роль. Со временем по мере истощения пушных богатств края вследствие хищнических способов охоты роль этого промысла уменьшилась. Так, к концу XIX — началу XX в. почти совершенно исчез бобер, куница, дикий олень, а количество других зверей значительно сократилось.

Сезон охоты на пушного зверя начинался у лопарей с середины ноября и длился до марта-апреля. Охота была чисто мужским занятием, за исключением коллективной охоты на дикого оленя, требовавшей участия многих людей.

Зимой лопари охотились на лыжах, которыми владели весьма искусно. Они пользовались двумя типами лыж: широкими, обшитыми снизу оленьей или тюленьей (у приморских лопарей) шкурой, и узкими, длинными, не подшитыми шкурой, беговыми. На охоте чаще применяли первый тип.

В прошлом главным охотничьим оружием служил] лук. Он был толщиной в палец, длиной до трех локтей, сложной формы, клееный обычно* из двух разных пород дерева (сосны и березы). Сверху лук плотно обматывался берестой так, чтобы не было видно шва. Стрелы были двух видов: с железными (иногда костяными) наконечниками для крупного зверя (волка, медведя) и с тупыми деревянными концами для мелких животных (белки, соболя, горностая и др.)-

Кроме лука и стрел были распространены также копья и рогатины (преимущественно для охоты на медведя) и самострелы. В XVIII в. от русских к лопарям проникло огнестрельное оружие — пищали.

Способы охоты были различны. Мелких животных (белку, соболя, горностая, куницу) били из лука стрелами с тупыми концами, чтобы не портить шкурки. Зверек, пораженный такой стрелой, падал мертвым ог одной только силы удара. Позже стали охотиться с ружьем; применялись разнообразные ловушки.

На лисицу охотились с ружьем, иногда с собакой. Чаще на лисиц ставили капканы или ловили их^; в ямы, замаскированные снегом и хворостом.

Большое место в охотничьем промысле занимала охота на дикого оленя, которая происходила обычно осенью и весной. Осенью, во время спаривания оленей, охотились с помощью оленя-маныцика. Весной, когда оленям трудно было быстро передвигаться по рыхлому снегу, их настигали на лыжах или ловили в особые, настороженные в лесу петли. Иногда устраивали из ветвей и кольев загоны, куда с помощью собак загоняли сразу по нескольку оленей или даже целое стадо. Очень распространена была также охота на диких оленей с помощью ям, которые устраивали в лесу и маскировали ветками. На птиц, главным образом куропаток, гаг, гусей и уток, охотились с ружьем или ловили силками — петлями из оленьих жил. Охота на птицу была занятием детей, стариков и старух, почти вся добыча шла на потребление собственной семьи.

Лопари Иоканьги, Лумбовки, Поноя и Сосновки, жившие по берегам Баренцова и Белого морей, занимались морским зверобойным промыслом, добывая главным образом гренландского тюленя. Этот промысел приносил хороший доход — ворвань и шкуры сбывались в Архангельск.

Распространен был «торосовый промысел», т. е. охота на тюленя на льду. Им занимались в марте-апреле, когда тюлени подходили к берегам (больше всего в горле Белого моря) для рождения детенышей. В промысле участвовали только мужчины, однако в старину их сопровождали и женщины. Охотились с ружьями с лодок или же преследовали тюленя по дрейфующим льдам на лыжах, что было связано с немалым риском для жизни.

Охотились также на нерпу и морского зайца (лахтака) обычно в конце лета, не раньше августа. Нерпу промышляли особыми ставными сетями, которые устанавливали около берегов, в бухтах. Этот способ охоты, называемый «сетным промыслом», очевидно, существует на Кольском полуострове издавна. Продукты от нерпичьего промысла (прежде всего жир и шкуры) потреблялись в основном в домашнем хозяйстве.

К концу XIX — началу XX в. у лопарей наблюдалось значительное имущественное расслоение, которое особенно сказывалось в оленеводстве. Зажиточные оленеводы имели по 300 и более голов оленей. Самые крупные стада были у терских лопарей — до 2500 голов. Бедняки имели в среднем от 10 до 50 голов оленей на хозяйство. Малооленные хозяева обычно отдавали своих оленей на выпас крупным оленеводам, или нанимались к ним в батраки. Платили за выпас обычно оленями.

Коллективизация в Мурманском округе началась с 1927—1929 гг. В 1927 г. были созданы первые товарищества по совместной пастьбе оленей, а с 1929 г. возникают колхозы. Первым был организован на основе устава сельскохозяйственной артели лопарский оленеводческий колхоз «Красная тундра» в восточной части Кольского полуострова, в погосте Каменка. В него вошли 38 хозяйств. Вслед за ним в 1930 г. в поселке Ловозеро был создан оленеводческий колхоз «Тундра», в котором объединилось 61 хозяйство лопарей, коми, ненцев и русских. В то же время летом 1930 г. на берегу Баренцева моря, в устье р. Иоканьги, организовались рыболовецко-оленеводческий лопарский колхоз «Аут-Варре» (переименован позже в «Искру») и «Весмус» на р. Тулома. «Весмус» был вначале рыболовецким колхозом, а затем основной отраслью его хозяйства стало оленеводство. В 1931 г. создались лопарские оленеводческие колхозы в Кильдинском погосте и на Полозере.

Таким образом к 1940 г. в Ловозерском и Кольском районах не осталось ни одного единоличника.

Главными занятиями лопарей в настоящее время остаются традиционные оленеводство и рыболовство. Значительно меньшую роль играет охота. Однако получили развитие и новые отрасли хозяйства: молочное животноводство, а в некоторых колхозах — огородничество и звероводство. Эти отрасли пока не играют решающей роли, доля их в общем доходе колхозов не велика.

По основному направлению хозяйства колхозы можно разделить на три группы. К первой и наиболее многочисленной группе относятся колхозы, где ведущей отраслью является оленеводство. Это колхозы центральной части Кольского полуострова, в первую очередь «Тундра» — самый крупный оленеводческий колхоз области, расположенный рядом с районным центром, поселком Ловозеро. Кроме лопарей, в нем живут коми, ненцы и русские. Сюда же можно отнести колхоз им. Ленина на реке Поной (население — коми-пермяки). Кроме оленеводства, население всех перечисленных колхозов занимается также рыболовством, молочным животноводством, а в «Тундре» и в колхозе им. Ленина еще и звероводством. В «Тундре» развивается также огородничество (картофель, капуста, лук).

Колхозы Кольского района (с основным лопарским населением) «Искра» и «Большевик» (вторая группа), расположенные по побережью Баренцева моря в устьях рек Иоканьга и Варзина, большую часть своего дохода получают от рыболовства, главным образом от промысла семги. Меньшую роль в экономике этих колхозов играют оленеводство и молочное животноводство.

К третьей группе колхозов относятся русско-лопарский колхоз «Тулома» и русско-карельско-финско-лопарский «Ена», расположенный западнее Кандалакши, в которых основная отрасль хозяйства — молочное животноводство. Второстепенное значение в этих колхозах имеют рыболовство и огородничество, а оленеводство в настоящее время совершенно сошло на нет.

За время коллективного ведения хозяйства в оленеводстве произошел ряд важных изменений.

Советское правительство уделяет оленеводству большое внимание. В центре Кольского полуострова, в поселке Каневка, создан оленеводческий совхоз, где работают лопари и коми. В 1944 г. в поселке Красно- щелье была организована Мурманская зональная опытная оленеводческая станция (МЗООС), перебазированная в 1957 г. в район станции Лопарской на Кировской железной дороге. Сотрудники МЗООС, имея в своем распоряжении более 5 тыс. голов оленей, проводят работу по улучшению породы оленя, по применению новых способов выпаса и новых методов ухода за животными, разрабатывают новые средства для борьбы с гнусом.

В 30-х годах перешли на новую систему выпаса оленьих стад. «Вольный» выпас был заменен организованной пастьбой оленей в течение всего года с пастухом и собакой.

В настоящее время эта система выпаса распространена почти во всех лопарских колхозах. В некоторых бригадах применяют и так называемый полувольный выпас, при котором на лето стадо загоняют на какой-нибудь мыс, выдающийся в озеро или реку, где оно пасется самостоятельно, огороженное естественной водной преградой.

В целях лучшего сохранения оленьих пастбищ колхозы ежегодно разрабатывают маршруты кочевок, так что каждый год оленьи стада выпасаются на новых местах. Маршруты кочевок тянутся полосами от внутренних частей полуострова, где расположены зимние пастбища, к морскому побережью, т. е. к местам летнего выпаса. Ежегодная смена пастбищ предохраняет ягельники от потравы и повышает продуктивность оленеводства. По пути следования стад колхозы строят изгороди, которые не дают оленям особенно разбредаться и облегчают тем самым труд пастухов.

Оленьи стада в колхозах довольно крупные, от 2500 до 3 тыс. голов. Каждое стадо охраняет бригада оленеводов из шести пастухов и одной работницы, обслуживающей их чум. Стада регулярно осматривают ветеринары, которые проводят различные профилактические мероприятия по предохранению оленей от заболеваний и по защите их от комаров и оводов. Так, периодически производится опрыскивание оленей гексахлораном, подкормка солью и т. д. Колхозы строят по пути движения оленьих стад теневые навесы, под которыми олени укрываются от насекомых.

Оленеводство в колхозах Мурманской обл. имеет как продуктивный, так и транспортный характер. Основные продукты оленеводства — мясо и шкуры — идут на продажу колхозникам и государственным заготовительным организациям. Большие доходы получают колхозы и от извоза на оленях зимой, обслуживая главным образом геологические партии. Однако за последние годы оленный транспорт все больше стал вытесняться авиатранспортом. Поэтому колхозное оленеводство будет развиваться прежде всего по пути повышения продуктивности и товарности. Только такое оленеводство даст колхозам надежный и большой доход.

Другая отрасль хозяйства лопарских колхозов — рыболовство, приносит особенно большие доходы в колхозах , расположенных по побережью Баренцова моря (промысел семги). В прочих колхозах рыболовство, преимущественно речное или озерное, имеет вспомогательное значение.

За последние десятилетия значительно изменилась техника рыболовства. В семужьем промысле установлен особый режим лова, гарвы повсюду заменены ставными неводами, а в качестве транспортных средств широко используются моторные лодки. В озерном рыболовстве применяются различные виды капроновых сетей.

Как уже говорилось, в лопарских колхозах наряду с традиционными с середины 30-х годов начали развиваться новые отрасли хозяйства — молочное животноводство и звероводство. В настоящее время почти во всех колхозах, где живут лопари, имеются молочные фермы, особенно крупные—в колхозах «Тундра» и «Искра». В колхозе же «Тулома» молочное животноводство — ведущая отрасль хозяйства.

Молоко продается колхозникам и жителям соседних населенных пунктов. Так, в поселок Гремиху молоко доставляется из ближайшего лопарского колхоза «Искра».

Звероводство — еще более молодая отрасль хозяйства лопарей. Оно начало развиваться с 1952 г. Зверофермы норок и голубых песцов имеются в колхозах «Тундра» (поселок Ловозеро) и им. Ленина (с. Краснощелье). В качестве корма для животных используются низкие сорта оленьего мяса и рыба.