Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семейная жизнь вепсов, их духовная культура
Этнография - Народы Европейской части СССР

В наши дни вепсская семья (канз) как по численности, так и по типу является малой и состоит из супругов и их детей, а также иногда кого- либо из родителей супругов. Главой семьи чаще всего считается основной работник в семье, хотя в ряде случаев главой в знак уважения называют старшего члена семьи. Количество членов в семье колеблется в среднем от трех до пяти человек.

В прошлом у вепсов преобладали большие неразделенные семьи. Во главе такой семьи стояли хозяин — большак (йжанд), и хозяйка — большуха (эмаг). Власть ижанда была почти неограниченной. Он распределял членов семьи по работам, отправлял на отхожие промыслы (все заработанное отдавалось ижанду), решал вопрос о покупках и продажах и т. д. Не было семьи, из которой кто-нибудь из мужчин не уходил на заработки. В связи с этим крестьянская работа ложилась по преимуществу на плечи женщин. С течением времени у мужчин даже появилось пренебрежительное отношение к крестьянскому труду, как к женскому занятию; над теми мужчинами (очень немногими), которые не уходили «бурлачить», подтрунивали. Процесс разложения больших семей у вепсов начался, по-видимому, со второй половины XIX в. и уже в предреволюционные годы, вероятно, около половины семей составляли малые семьи. Отдельные неразделенные семьи дожили до конца 1920-х годов.

Основной формой брака стал теперь гражданский. Церковное венчание за последние два-три десятилетия потеряло всякое значение. Вопрос о женитьбе или замужестве решает молодежь, хотя, разумеется, об этом советуются с родителями. Раньше это полностью зависело от воли ижанда, что вызывало — особенно в 20-е годы текущего столетия — такую форму протеста, как браки «самоходкой»: девушка, желавшая выйти замуж за своего любимого, отправлялась к нему в дом, после чего ее родители обычно шли на мировую и выделяли полагающееся ей приданое.

За последние десятилетия стали обычным явлением браки вепсов с русскими, белорусами, украинцами.

Свадебные обряды за годы Советской власти сильно изменились. Различные религиозно-магические элементы отпали или превратились в игровые моменты. Например, если раньше выстрелами из ружей и сжиганием соломы старались отогнать духов (шойне рахваз — другой народ), то теперь те же действия осмысляются как стремление «оказать честь» невесте и жениху.

Традиционный свадебный обряд вепсов очень близок к северновеликорусскому. Вместе с тем в деталях имеется довольно много различий и своеобразных черт, которые придают вепсской свадьбе особый колорит. Сватать невесту отправлялись поздним вечером или ночью. С этим было связано обрядовое «бужение» невесты. На девичник (нийдинижет) приходил и жених со свахой. Перед «столом» в доме невесты ей подавали платок, который она повязывала на шею жениху. Первым дружкой непременно бывал брат (велъ) или дядя жениха. При входе в дом молодым полагалось съесть рыбник, испеченный матерью невесты. Отправляя молодых спать, дружка разбивал в углу горшок и произносил шуточную напутственную речь с пожеланием им девяти дочерей и двенадцати сыновей. После трех-четырех недель совместной жизни молодая возвращалась в дом родителей, где проводила около двух недель.

Интересны похоронные обряды вепсов, в которых прослеживается два типа церемоний: один, очень напоминающий великорусский обряд, состоит в оплакивании покойного (заупокойные причёты); другой, напротив, заключается в «веселении» умершего: пока покойник лежал в избе, туда собиралась молодежь с гармоникой, гармонист играл веселые мелодии; когда же покойника везли на кладбище, молодежь плясала, двигаясь по дороге впереди лошади. Последний обряд исполнялся обычно в том случае, если покойный — молодой человек, или же сам об этом попросил перед смертью. Можно думать, что второй тип похоронных церемоний является до происхождению более архаичным. Впрочем, подчас наблюдается соединение обоих обрядов, т. е. в избе и по дороге на кладбище «веселят» покойного, а на кладбище оплакивают.

В прошлом вепсы были православными. Однако в деревнях долго сохранялись различные дохристианские верования. Вепсы считали, что мир населен многочисленными духами: в лесу обитает леший (мецхийне), в реке и озере — водяной (ведехийне), в бане— банный хозяин (кюлъ- бетъижанд), в избе — домовой (пертъижанд, пячипрахкой) и т. п.; что духи живут семьями и имеют детей. Религия к настоящему времени утратила свое значение: общецерковные и местные (престольные) праздники, которые в отдельных семьях еще отмечают, носят не религиозный, а скорее развлекательный характер; имеющиеся кое-где иконы сохраняют только потому, что не хотят обидеть стариков.

С дохристианскими верованиями был связан ряд вредных для здоровья обычаев, в частности тот, по которому женщина должна была рожать не в избе, а в хлеву, на что ритуально испрашивалось разрешение у домового и дворового. Для лечения болезней, отыскивания заблудившихся в лесу людей или скота, исполнения обряда «отпуска» скота перед первым выгоном на пастбище и т. д. приглашали колдуна (нойда), который выполнял соответствующие обряды и произносил заговоры.

Духовная культура

Духовная культура вепсов за годы Советской власти при братской помощи русского народа претерпела огромные изменения. Народ, прежде почти сплошь неграмотный, получил возможность учиться, создать свои кадры специалистов и т. п. В районах расселения вепсов действует разветвленная сеть начальных и средних школ, обучение в которых ведется на русском языке. После окончания школы многие юноши и девушки-вепсы продолжают образование в средних технических и высших учебных заведениях в Ленинграде, Петрозаводске и т. п. Из среды вепсов вышли специалисты высокой квалификации —языковеды Н. И. Богданов (ныне покойный) и М. И. Зайцева, историк Г. Н. Богданова, физик Н.   Г. Зайцев и др.

Важнейшую роль в деле развития культуры вепсов играют многочисленные просветительные учреждения — библиотеки, клубы, кино, которые сейчас имеются почти в каждом населенном пункте.

Не менее существенно значение кружков художественной самодеятельности, организуемых при сельских клубах и домах культуры, которые устраивают пять-семь новых представлений в год. В художественной самодеятельности обычно участвует неженатая молодежь, при этом девушки охотнее, чем юноши. К очередному представлению готовят какую- нибудь одноактную пьесу, номера сольного и хорового пения, декламируют стихи, пляшут. В ряде пунктов (Шелтозеро, Шокша) возникли самодеятельные народные хоры, организуются народные театры.

Фольклор вепсов изучен, к сожалению, плохо. Отдельные сообщения о бытовании у вепсов некоторых следов эпических песен типа рун «Калевалы», видимо, объясняются культурными связями. Впрочем, у вепсов имелись и зачатки собственного исторического эпоса: это различные предания о „панах" и т. п. Имена героев в них не сохранились, однако в прошлом некоторые предания называли имя чудского военачальника Аминта.

Значительное развитие получило песенное творчество. В некоторых песнях отражена местная природа, занятия народа:

Вепсская земля — на берегу озера.

На берегу озера — покосы,

На лугу пастух пасет коров,

За лугами — поля,

На полях растет пшеница и ячмень.

(Записано в с. Рыбрека)

Несен у вепсов много, и они разнообразны по жанрам: лирические, шуточные, трудовые и т. п. Очень задушевны и трогательны свадебные причитания невесты.

Есть у вепсов и сказки: волшебные, бытовые, сатирические, о животных. Своеобразны пословицы {например: «С острия [топора] ушел — с обуха тем более»), загадки (например: «Из одной квашни— разный хлеб. — Яйцо»; «Черный, да сладкий. — Печеная репа»). Современный вепсский фольклор представлен в первую очередь частушками, перетекстовками современных песен, бытовыми рассказами, которые напоминают народные сатирические сказки.

Музыкальный вепсский фольклор почти не изучался. Некоторые специалисты считают, что при сильном и давнем влиянии русского мелодического строя имеются самобытные вепсские мелодии. Темы и мелодии вепсского музыкального фольклора используются профессиональными композиторами. В числе таких произведений могут быть названы «Вепсская рапсодия» Р. Пергамента, «Вепсская сюита» JI. Вишкарева, «Фантазия на вепсскую тему для квартета кантеле» А. Голланда и др. Из народных музыкальных инструментов заслуживают упоминания бытовавшие в прошлом столетии щипковые пятиструнные кантеле, короткий берестяной пастуший рожок, наконец, гармоника и балалайка.

Число распространенных в прошлом у вепсов танцев было ограничено, и они в большинстве были заимствованными. Повсюду была любима русская кадриль из шести фигур. Северные вепсы знали раньше «бланцы» (лансье), «танец с ложками», представляющий собой разновидность русского перепляса. Различные хороводные танцы теперь уже забыты. Только у средних вепсов еще бытует своеобразный танец «Варить суп» (кий- тос киймя). Традиции вепсской народной музыки и хореографии используются профессиональными певцами и танцорами. Карельский ансамбль песни и пляски «Кантеле» исполняет ряд вепсских песен и танцев.

Прикладное искусство занимает видное место в быту вепсов. Одежда и другие изделия из тканей, деревянные и берестяные поделки, глиняная посуда и пр. украшались орнаментами. Для художественного тканья употреблялась обычно красочная хлопчатобумажная нитка. Мотивы тканых орнаментов — разнообразные геометрические фигуры, стилизованные растительные мотивы. В традиционной вышивке, исполнявшейся красной и черной ниткой, помимо геометрических и растительных рисунков, довольно много зоо- и антропоморфных. Имела распространение набойка. Резьба по дереву широко распространена у всех вепсов, но в большей степени — у северных и средних. Резьбой украшался жилой дом, причелины и балкончики, наличники и крыльца, потоки и т. д.

Особенно интересна художественная вепсская керамика (центр производства — дер. Надпорожье в верховьях р. Ояти). Даже бытовая вепсская керамика отличается изяществом формы и оригинальной строгостью орнамента. Для собственно художественной керамики (детские игрушки, декоративные фигурки птиц и животных, статуэтки) характерна реалистическая манера исполнения. Глиняные фигурки людей этнографически точны: таковы, например, изображения женщин и девушек в юбках и кофтах (женщины в головных уборах, а у девушек косы). Лица статуэток передают даже антропологические особенности вепсов: элементы лапо- ноидности при общем, несомненно, европеоидном облике.

Культурные связи с другими народами

Культура вепсов близка к культуре других соседних народов, тем более, что со многими из них вепсы связаны языковым и этническим родством. Выработке сходных черт в культурах народов северной лесной зоны способствовали также единый для всех них путь социально-исторического развития и одинаковые (или весьма близкие) условия географической среды.

Пожалуй, наиболее древними следует считать этнокультурные связи вепсов с эстонцами, водью и финнами, далее с коми-зырянами и северными великоруссами Архангельской обл. Из всех финно-угорских народов наибольшую близость с вепсами обнаруживают карелы, в особенности южные (ливвики и людики).

Особенно много общего культура вепсов имеет с русской культурой, оказавшей глубокое и всестороннее воздействие на весь строй их жизни. В любой области быта и культуры заметны многочисленные черты, заимствованные вепсами от русских. Интенсивное языковое общение уже давно сделало вепсов двуязычными.

Тесные связи с русским народом, становясь со временем еще прочнее* продолжают развиваться и теперь. Через русскую культуру и русский язык вепсы познают высшие достижения мировой культуры и приобщаются к ней.