Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Народная музыка эстонцев. Просвещение, литература и искусство
Этнография - Народы Европейской части СССР

Музыкальный строй народных песен, как и их поэтическая структура, долго сохранял архаический характер. Старые трудовые, обрядовые, а также игровые и лироэпические песни исполнялись преимущественно в речитативной форме. У каждого вида песен имелись при этом своеобразные признаки. Например, у плачей музыкальная форма часто была длинной с переменным ритмом. В пастушеских песнях чаще встречалась мелисма- тика. Во многих речитативах возникновение характерной для них интонации стимулировалось движением. Особенно своеобразный тип мелодии сложился для качельных песен. Вместе с развитием лирики в старых песнях все больше на передний план стал выступать песенный стиль с более широким диапазоном мелодии и твердыми музыкальными мотивами. В последний период развития старой песни (XVIII — начало XIX в.) можно отметить уже возникновение функционального гармонического мышления, в первую очередь в различных мужских песнях (например, барщинных и праздничных).

Большинство старых песен исполнялось коллективно, при чередовании запевалы и хора. Каждый стих, пропетый запевалой, повторял хор. Хор обычно пел в унисон. Многоголосье встречалось только на юго-востоке Эстонии (особенно у сету), где оно имело известное сходство со старыми типами русской и латышской полифонии (бурдонизм). Было много песен, которые пелись в одиночку (колыбельные, пастушеские, плачи и др.).

В связи с развитием новой, рифмованной народной песни, которая начала складываться со второй половины XVIII в., начала преобладать квадратная форма и гармоническая мелодика, усилилась константность соотношения текста и мелодии.

XIX в. стал переломным в развитии инструментальной музыки и народных танцев. Раньше господствовали различные простые духовые инструменты, такие, как рога, свирели и дудки, из струнных — древняя западнофинская пяти-шестиструнная каннель (kannel), сходная с латышским кокле и русскими гуслями. На народных праздниках любимым инструментом, по сообщениям авторов того времени, была волынка. Эстонская волынка относится к восточноевропейскому типу.

В XIX в. господствовали различные хороводные танцы и танцы колоннами со свободной формой. В основном танцы были только женским развлечением. С начала XIX в. распространились парные танцы, в некоторой степени и кадрили и контр ад ансы. Самым популярным танцем в первой половине XIX в. стал простой вальс (так называемый лабаяла вальс — labajalaualss), а во второй половине XIX в.— полька и другие современные танцы. В XX в. репертуар танцев меняется быстрее.

Уже с конца XVIII в. в народе быстро распространилась скрипка и скоро стала наиболее популярным инструментом, вытеснив даже волынку, которая в XIX в. почти исчезла. Только на островах некоторые старики еще умеют играть на волынке. Другим популярным инструментом была новая многострунная (затем и с басовыми и аккордными струнами) форма каннеля—цитра. Сету играли на каннеле вплоть до начала XX в. На рубеже XIX—XX вв. излюбленным инструментом стала принесенная солдата- . ми со службы в русской армии гармоника. Инструменты часто изготовляли сами. Высокой техникой владели вышедшие из народа мастера, изготовлявшие скрипки, гармоники и даже органы.

В течение XIX в. с ростом грамотности и развитием национального движения сформировались и основные формы массовой музыкальной самодеятельности, которая развивается и до сего дня. Уже от конца XVIII в. имеются сведения об отдельных мызных оркестрах, исполнителями в которых были крепостные. Хоровая многоголосная песня распространяется среди народа также на рубеже XVIII и XIX вв., отчасти через общины гернгутеров. Своеобразными питомниками организованных народных хоров стали приходские школы. Хор в Канепи (южная часть Эстонии) действовал уже в 1804 г. В середине столетия сеть хоров в деревне быстро стала расти. Исполнительское мастерство многих из них достигло высокого художественного уровня. Например, Лайуский и Пыльтсамаскийхоры в 1840—1850-х годах исполняли довольно сложные классические полифонические произведения (Палестрины, Баха, Генделя, Бетховена и др.)* Преобладали смешанные хоры. Параллельно с певческими хорами в первой половине XIX в. возникали и различные ансамбли струнных и смешанных инструментов. (струнные — от скрипки до контрабаса плюс флейты, кларнеты, валторны и др. духовые). Из подобных ансамблей кое-где выросли духовые оркестры, которые позже стали известными и за пределами Эстонии (Вяэгве- реский, Тормаский и Кяркнаский оркестры Тартуского уезда).

Хоры и оркестры (позже и драматические кружки), созданные при различных обществах, которые возникали в большом количестве начиная со второй половины XIX в., стали важной формой усилившегося культурного общения и очагом развития национальной культуры. Начали организовываться местные певческие праздники (в Анзекюла в 1863 г., в Йыхви в 1865 г., в Уулу в 1867 г.) и затем особенно характерные для Эстонии всеобщие певческие праздники, которые сумели привлечь народ почти со всей страны. Первый певческий праздник состоялся в Тарту в 1869 г., затем с различными промежутками еще шесть раз в царское время и четыре в период буржуазной республики, кроме того, происходило множество местных певческих праздников. В 1869 г. было около 300 участников, в 1938 г. уже 20 тыс. На певческих праздниках выступали различные хоры (смешанные, мужские и женские объединенные и отдельные хоры), оркестры духовых инструментов, иногда и объединенные струнные и даже симфонические оркестры, солисты и т. д.

В условиях, когда художественная самодеятельность широких народных масс и возникающая профессиональная музыка переплетались между собой и поддерживали друг друга, начало бурно развиваться эстонское музыкальное творчество, сначала любительское, а с конца XIX в. и профессиональное. В значительной мере оно опиралось на наследие народной музыки и в ранний период для него особенно характерным было создание в первую очередь хоровой песни.

Новая художественная самодеятельность с возросшей ролью индивидуального творчества постепенно заменила старую народную песню вместе с традиционными обрядами.

Развитие прогрессивных народных традиций — одна из главных черт советской культурной политики. Различные формы художественной самодеятельности приобрели новое качество, что выражается в их несравненно большей массовости и прежде всего в социалистическом содержании.

Десятки тысяч участников самодеятельности организованы в певческие хоры, оркестры, танцевальные и драматические кружки. Большое значение для быстрого развития художественной самодеятельности имело постановление ЦК ЭКП и правительства ЭССР от 1945 г., которое предусматривало продолжение традиции певческих праздников. В 1947, 1950, 1955 и 1960 гг. в Таллине состоялись республиканские, а в другие годы многочисленные местные певческие праздники, в которых принимало участие все большее число певцов, музыкантов и танцоров. Число участников на последних республиканских певческих праздниках превышало уже 30 тыс., причем отбор был очень строгий. О развитии художественной самодеятельности дают представление не только певческие праздники, но и ежегодные смотры, которые охватывают все самодеятельные кружки респуб- лики.Многие коллективы достигли большой художественной зрелости (мужской хор Дома культуры им. Я. Томна, смешанный хор железнодорожников «Раудам» и др.) и их концерты проходят на уровне профессиональных (Государственный академический мужской хор и др.)* Особенно широкий размах получила работа кружков народного танца. Нет ни одного народного дома, клуба или крупного предприятия, где не было бы такого кружка. В репертуаре этих кружков в равной мере представлены как старые этнографические танцы, так и новые их вариации, а также новые формы танцев, базирующиеся на традиционных элементах. Деятельность танцевальных кружков в большой степени координируют «вечера народного искусства», проводимые в рамках певческих праздников, когда на сцене появляются тысячи участников в красочных народных костюмах.

Просвещение, литература и искусство

На развитии эстонской национальной культуры сильно отразился национальный гнет. Культура господствующих классов представляла собой провинциальную немецкую культуру, не имевшую корней в народе и развивавшуюся крайне медленно.

Уже с середины XVI в. господствующие классы начали уделять большое внимание идеологическому воздействию на крестьян. Возникла печатная духовная литература на эстонском языке. В 30-х годах XVII в. в Эстонии были основаны первые типографии, в середине века изданы первые грамматики и словари эстонского языка. Преподавание, однако, велось на недоступных народу языках. Для подготовки духовенства и должностных лиц польские, а позже шведские власти организовали гимназии (в Тарту в 1583 и в 1630 г., в Таллине в 1631 г.), в Тарту был основан университет (действовал с 1632 по 1656 г. и с 1690 по 1710 г.). В конце XVIII в. Б. Г. Форселиус попытался создать сеть крестьянских школ путем организации при приходских церквах так называемых кистерских школ. Правда, их было создано лишь несколько и просуществовали они недолго. Во второй половине XVIII в. предпринимались уже более серьезные попытки организации крестьянских школ, но дело продвигалось очень медленно. К тому же и обучали в школах лишь чтению и «закону божьему».

С XVIII в. среди крестьян получают хождение первые «светские» книги и календари. Эта литература содержала некоторые хозяйственные советы и истории назидательного характера, проповедовавшие покорность господам и церкви. Таким образом, в среде эстонских крестьян начала распространяться грамотность.

В целом же народное образование пребывало в плачевном состоянии: еще в 1856 г. число учащихся составляло в Лифляндской губ. 4,86%, в Эстляндской — 0,56% населения.

В 1802 г. в Тарту был снова открыт один из первых в России университетов. Очень быстро он стал важным научным центром. В нем обучались не только местные уроженцы, ной большое число приезжих из России. В начале XIX в. здесьцолучили образование и отдельные представители эстонского народа, ставшие цотом основоположниками национальной эстонской культуры.

В эти годы учился в университете первый эстонский писатель К.-Я. Петерсон (1801—1822), называвший себя крестьянским поэтом. Его судьба была типична для выходца из народа в те времена: он умер 21 года, сломленный лишениями и непосильным трудом, и его стихи оставались неопубликованными еще почти целое столетие. До середины XIX в. на эстонском языке вообще издавалась лишь скудная специальная «народная» литература — нравоучительные и сентиментальные истории, в большинстве переведенные с немецкого языка.

Ко второй четверти XIX в. относится начало деятельности двух выдающихся эстонских просветителей Ф. Р.Фельмана (1798—1850) и Ф.Р.Крейц- вальда (1803—1882). По инициативе Фельмана в 1838 г. в Тарту было основано Ученое эстонское общество, занимающееся изучением эстонского языка, распространением лучшей литературы среди народа, собиранием фольклора, исследованием археологических материалов и т. д.

Ф. Р. Крейцвальд проделал огромный труд по собиранию и обработке эстонского народного эпоса ««Калевипоэг» (1857—1861 гг.). В «Калевипоэ- ге» нашли отражение вековые чаяния эстонского народа, его борьба против иноземных захватчиков, любовь к Родине, запечатлелись народные традиции и характерные черты крестьянского быта. Благодаря своей антифеодальной направленности эпос сыграл огромную роль в развитии национального движения второй половины XIX в.

С появлением национальной буржуазии и началом формирования буржуазной нации ускоряется развитие народного образования и национальной культуры. В это время рядом указов для крестьянского насел я было введено обязательное трехлетнее школьное образование и организована сеть деревенских школ. Грамотность распространяется очень быстро, так что в 1897 г., по данным Всероссийской переписи, в Эстонии 77% населения было грамотным. После первой русской революции большое внимание начинает уделяться женскому образованию. В 1906 г. в Тарту организуется первая средняя школа для девушек; в 1908 г. —высшие женские курсы. Основан был ряд профессиональных женских училищ.

Распространение грамотности|и развитие просвещения привели к формированию единого литературного языка, вместо существовавших ранее двух (северного и южного). Быстро росло число издаваемых на эстонском языке книг: в то время как в течение второй половины XVIII в. на эстонском языке вышло 220 печатных изданий, во второй половине XIX в. их появилось уже 6 тыс. С 1857 г. начинается непрерывающийся уже процесс развития эстонской периодической печати. В 60-х годах XIX в. начали свою деятельность первые профессиональные художники-эстонцы (воспитанник Петербургской академии художеств И. Кёлер, скульптор А. Вей- ценберг и др.). Правда, они не могли еще найти поля деятельности на родине и должны были работать в Петербурге и за рубежом.

В те же годы организуются многочисленные певческие хоры и народные оркестры. В 1865 г. возникли певческие общества «Эстония» в Таллине и «Ванемуйне» в Тарту. По инициативе общества «Ванемуйне» в 1869 г. был проведен первый всеобщий певческий праздник, который сыграл большую роль в дальнейшем развитии эстонской национальной культуры. При обществе «Вайнемуйне» был основан также эстонский национальный театр. Инициатором этого была поэтесса Лидия Койдула (1843—1886), чья пьеса «Сааремаский двоюродный брат» была первой постановкой театра (1870 г.).

С самого начала в развитии эстонской культуры и литературы проявились две тенденции, два враждебных течения — буржуазно-клерикальное и буржуазно-демократическое. Деятели национального эстонского возрождения соответственно образовывали два крыла, причем прогрессивное возглавляли К. Р. Якобсон и Ф. Р. Крейцвальд, а консервативные слои группировались вокруг И. В. Яннсена. В начале XX в. раскол эстонской литературы на демократическую и реакционную окончательно определился.

В 1880-х годах большое влияние в организации борьбы против остатков феодализма имела романтическая историческая литература, в особенности повести Эдуарда Борнхёэ «Тазуя» («Мститель») и др. В это же время начался массовый сбор фольклора под руководством Я. Хурта. Если в прошлом эстонская национальная культура испытывала по преимуществу немецкое влияние, то начиная с конца XIX в. формирование демократической эстонской культуры происходило главным образом в тесной связи с прогрессивной русской культурой. С последнего десятилетия XIX в. все больше переводятся на эстонский язык крупные произведения русской литературы. Для развития русско-эстонских культурных связей большое значение имела близость Петербурга. В Петербурге, в том числе в знаменитой Петербургской консерватории, получила образование значительная часть эстонской интеллигенции. В Петербурге начали выходить эстонские книги и периодические издания. Перед первой мировой войной Петербург сыграл важную роль в развитии эстонской культуры.

В период между двумя русскими революциями продолжал подниматься уровень грамотности народных масс, в несколько раз увеличилась численность эстонской интеллигенции со средним и высшим образованием. В течение 1901—1917 гг. на эстонском языке вышло больше печатных произведений (7548), чем за все предыдущие столетия (6692). В начале 1900-х годов выдающийся писатель-демократ, основоположник критического реализма в эстонской литературе, Эдуард Вильде (1865—1933) опубликовал свою популярную историческую трилогию «Война в Махтра», «Ходоки из1 Ания» и «Пророк Мальтсвет», в которой описал крестьянское движение середины XIX в. Одновременно выступила целая плеяда других талантливых писателей (Ю. Лийв, А. Кицберг, Э. Петерсон-Сяргава, несколько позже А. X. Таммсааре, О. Лутс и др.)» лучшие произведения которых правдиво отражают жизнь Эстонии конца XIX — начала XX в. В период революции 1905—1907 гг. возникает эстонская пролетарская литература (X. Пегельман, Ю. Лилиенбах и др.).

В это время складывается литературная группа «Ноор Ээсти» («Молодая Эстония»), деятельность которой была очень противоречива. Возглавляли «Ноор Ээсти» талантливые писатели Г. Суйте и Ф. Туглас. В 1905— 1907 гг. творчество этой группы носило в основном революционно-романтический характер. «Ноор Ээсти» сыграло также немалую роль в развитии литературных форм, художественного языка и стиля. После поражения первой русской революции в творчестве писателей этой группы звучат пессимистические мотивы, чувствуется влияние русского и западноевропейского эстетизма и символизма.

В борьбе за национальную культуру в канун революции 1905—1907 гг. сложились первые эстонские профессиональные театры (1906 г.) — «Ванемуйне» в Тарту и «Эстония» в Таллине. Появились одаренные акте- ры-постановщики (П. Пинна, Т. Альтерман, Э. Вилыпер, К. Меннинг и др.), развилась национальная драматургия (А. Кицберг, Э. Вильде, О. Л уте).

Основы оригинального национального реалистического искусства заложили художники А. Лайкмаа, Кр. Рауд и А. Адамсон. Композиторы Мийна Хярма, А. Ляте, Р. Тобиас, А. Капп и другие совершенствовали эстонскую музыкальную культуру. Начало свою деятельность и первое поколение эстонских ученых, получивших образование в Тартуском, Петербургском и других университетах. Международную известность получил пионер нейрохирургии профессор Л. Пуусепп.

В годы буржуазной диктатуры развитие национальной культуры было крайне противоречиво. Борьба двух культур — буржуазной и демократической — обострилась.

Буржуазия стремилась направить культуру в русло национализма. Особенно широкий размах эти стремления получили в 1930-х годах, в годы фашистской диктатуры. Идеологи правящей клики старались все вопросы общественной жизни свести к национальному вопросу, объявляя все, что шло вразрез с интересами буржуазии, «национальным нигилизмом» и «покушением на интересы нации». Буржуазия поставила себе на службу прессу и радио, тратила огромные средства на отравление сознания трудящихся националистской пропагандой. В то же время прогрессивная печать всячески преследовалась. Эстонскую культуру всеми силами пытались изолировать от прогрессивного влияния литературы и искусства народов Советского Союза. С этой целью прекратилось преподавание русского языка в школах.

Тем не менее прогрессивные тенденции в эстонской культура в эти годы росли и усиливались. Это обусловливалось уже тем, что после победы Октябрьской революции впервые в истории было создано эстонское национальное государство, уничтожен национальный гнет, введено обучение на родном языке в школах и высших учебных заведениях, школа была отделена от церкви. К активной политической жизни были привлечены широкие народные массы. Интерес к развитию социалистической культуры в Советском Союзе не угас и творческие связи прогрессивных эстонских писателей и художников не прерывались. Даже в трудных условиях 1930-х годов в Эстонии организовывались выставки советской книги, графики, ставились новые пьесы советских авторов и т. д.

В литературе продолжали развиваться демократические тенденции. Крупнейший писатель этого периода А. X. Таммсааре (1878—1940) публикует пятитомный роман «Правда и право», в котором дает широкую картину жизни эстонского народа с конца XIX до 30-х годов XX в. и разоблачает социальные и моральные устои буржуазного общества. К числу писателей-борцов против буржуазной националистической идеологии относились выдающийся эпик А. Якобсон, поэты Ю. Сютисте, И. Барба- рус, драматург Э. Таммлаан и многие другие.

В 20-е годы в изобразительное искусство Эстонии проникают кубизм, экспрессионизм и другие модернистические течения, чему способствовало то, что многие эстонские художники обучались в Париже. Эти влияния сказались на искусстве выдающегося графика Э. Вийральта, скульптора А. Старкопфа и др. В борьбе за реалистическое искусство видную роль сыграли скульптор Ян Коорт, живописцы А. Йохани, Н. Куммитс, К. Лий- манд, график X. Мугасто.

Передовые эстонские композиторы продолжали развивать прогрессивные тенденции в музыке. Э. Аав создал первую национальную эстонскую оперу «Викерласед», А. Капп—первую симфонию, А. Ведро — оперу «Кау- по», X. Эллэр — симфонические и камерно-инструментальные произведения. Успешному развитию эстонской музыки способствовало основание в 1923 г. Таллинской консерватории, большая часть преподавателей которой получила образование в Петербурге.

В области театрального искусства буржуазия проводила политику покровительства репертуару, пропагандирующему теорию «классового единства народа», или постановкам развлекательного характера. Однако значительная часть деятелей эстонской сцены продолжала развивать реалистические традиции, ставила классические произведения и пьесы современных прогрессивных драматургов. В Таллине были основаны новые театры — Драматический и Рабочий. Последний особенно отличался своим демократическим направлением. Рабочий театр был создан и в Тарту, но в 1939 г. правительство закрыло его как «антигосударственное учреждение».

Научная работа в буржуазной республике велась главным образом при высших учебных заведениях. Несмотря на весьма скудную материальную и техническую базу, отдельные ученые как в области изучения собственной страны, так и в ряде других отраслей знаний (астрономия, медицина) добились определенных успехов. Заметные успехи были достигнуты этнографической наукой. Под руководством этнографа И. Маннинена Эстонский народный музей (основанный еще в 1909 г.) был превращен в отлично организованный центр научно-исследовательской работы.

С восстановлением Советской власти правительство и Коммунистическая партия обратили особое внимание на развитие эстонской национальной культуры. В первые же месяцы была создана новая свободная советская печать, введена советская система образования, заложены основы советских творческих организаций — Союзов советских писателей, художников, композиторов. Большая часть творческой интеллигенции активно включилась в работу по созданию новой, 'социалистической по содержанию культуры.

В годы Великой Отечественной войны в оккупированной Эстонии культурная жизнь замерла. Многие лучшие представители эстонской интеллигенции погибли от рук фашистских оккупантов (К. Лийманд, А. Йохани, Э. Таммлаан и др.). Большая часть деятелей литературы и искусства продолжала работать в советском тылу. В эти годы эстонскими писателями было написано немало произведений, призывавших народ к борьбе против фашистов (стихи Я. Кярнера, И. Барбаруса, И. Семпера и др., рассказы А. Якобсона и т. д.). Многие деятели эстонского искусства работали в составе эстонских государственных художественных ансамблей, сотрудничали во фронтовой и тыловой печати, в советском радиовещании.

В послевоенные годы в Эстонии происходит культурная революция.

В первую очередь началась коренная перестройка народного образования. В то время как в буржуазной Эстонии система образования служила господствующим классам, теперь школа была поставлена на службу самым широким массам трудящихся. За годы Советской власти сеть школ

и культурно-просветительных учреждений значительно расширилась. Было введено обязательное семилетнее, а в городах — среднее образование. В итоге этих мероприятий в 1963/64 учебном году в Эстонии в школах училось 208,7 тыс. человек, т. е. каждый пятый. Были организованы новые высшие учебные заведения: сельскохозяйственная академия в Тарту, педагогический и художественный институты в Таллине и многочисленные специальные средние учебные заведения. Результаты перестройки системы образования сказались очень быстро: в 1959 г. в Эстонии высшее и среднее образование имело уже 389 202 человека, в несколько раз больше, чем в последний год буржуазной диктатуры (1939 г.). Заслугой советской школы является не только подъем общеобразовательного уровня населения и подготовка большого числа необходимых республике специалистов, но и воспитание молодого поколения в духе материалистического мировоззрения для сознательной борьбы за построение коммунизма. Укрепились связи школы с практической жизнью.

Бурно развивается в Эстонии печать. Книги стали доступны широким кругам читателей. В 1960 г. средний тираж был 6 тыс. экз. (без ведомственных материалов — 9 тыс. экз.), в то время как в буржуазной Эстонии в среднем — 1400 экз. Как по тиражу произведений художественной литературы, так и по числу покупаемых книг на душу населения Эстонская ССР занимает первое место в мире. Заметно увеличилось за эти годы и количество библиотек, особенно в сельских местностях. В 1961 г. книжный фонд государственных массовых библиотек составлял 18,5 млн. томов, а каждый третий житель ЭССР был читателем государственной библиотеки.

Число газет и их тираж выросли по сравнению с буржуазной Эстонией вдвое. Вошли в быт радио, телевидение и кино. После освобождения Эстонии от фашистских оккупантов, разрушивших все радиосооружения, были построены мощная республиканская радиовещательная станция и Дом радио, считающийся одним из лучших в Советском Союзе. В 1955 г. вступил в строй телевизионный центр в Таллине.

В послевоенные годы в эстонской советской литературе и в искусстве утвердился метод социалистического реализма. Писатели и художники показывают мирный труд, преобразующий лицо республики, новые общественные отношения, дружбу народов и другие характерные черты советского человека. Писатели Эстонской ССР создали ряд выдающихся произведений, например известные во всем Союзе и за границей романы и повести Х.Леберехта («Свет в Коорди» и др.), удостоенный Ленинской премии антарктический дневник Ю. Смуула «Ледовая книга», романы «Берег ветров» А. Хинта и «Земля и люди» Р. Сирге и т. д. Интересна современная эстонская поэзия. Признание читателя получили стихии поэмы Ю. Смуула, Д. Вааранди, У. Лахта, Э. Нийт и др.

Кинопромышленность в Эстонии возникла только после восстановления Советской власти. В буржуазной республике лишь несколько частных предприятий выпускали короткометражные, преимущественно хроникальные фильмы, на экранах демонстрировались иностранные, в основном голливудские и немецкие фильмы. В наши дни в Советской Эстонии работает Таллинская киностудия художественных и хроникальных фильмов. Первые фильмы — «Жизнь в цитадели» (1947) по пьесе А. Якобсона, «Свет в Коорди» (1951) по повести X. Леберехта были созданы в тесном сотрудничестве с Ленинградской киностудией. С 1955 г. Таллинская киностудия стала самостоятельно выпускать художественные фильмы. Интересно отметить, что Таллинская киностудия второй в Союзе (после Мосфильма) приступила к созданию широкоэкранных фильмов («Капитан первого ранга», 1958) и первой в мире выпустила художественный панорамный фильм («Опасные повороты», 1961). Важную роль в культурной и просветительной работе играет систематическое расширение киносети, особенно в деревне. В 1960 г. в деревнях Эстонии работало уже 312 киноустановок (в 1941 г. их было только 21).

Освоение и использование методов социалистического реализма и системы Станиславского в эстонских театрах дали возможность целому ряду артистов достичь выдающихся успехов. Почетное звание народного артиста Советского Союза получили Анте Лаутер, Тиит Куузик, Каарел Карм, Георг Отс. Среди народных артистов республики своими творческими успехами выделяются Анте Эскола, Айно Тальви, Хуго Лаур, Каарел Ирд, Эпп Кайду и др. Государственный академический театр «Эстония», Таллинский государственный академический драматический театр им. В. Кингисеппа и театр «Ванемуйне» получили признание далеко за пределами республики. Большой путь развития прошла эстонская советская драматургия; наиболее выдающимися являются драмы А. Якобсона, Э. Раннета, Ю. Смуула, А. Лиивеса и др.

В области музыкального творчества создан ряд получивших всеобщее признание произведений для сцены (оперы и балеты Э. Каппа, оперы Г. Эрнесакса, балет Л. Аустер «Тийна», «Балет-симфония» Э. Тамберга и др.), которые успешно ставились на сценах театров «Эстония» и «Ване муйне». Большой популярностью в Советском Союзе и за рубежом пользуются эстонские певцы Т. Куузик и Г. Отс. Из профессиональных хоров хорошо известен во всем Советском Союзе и за границей Государственный академический мужскойхор под управлением Г. Эрнесакса. В ЭстонскойССР широко распространена музыкальная самодеятельность певческих праздников.

В послевоенный период творчество эстонских художников, развиваясь во взаимной плодотворной связи с творчеством художников братских республик, достигло значительного подъема. Особенно успешно работают графики (Г. Рейндорф, Э. Окас, А. Кютт, В. Толли и др.), создавшие ряд интересных серий и иллюстраций к книгам. Высоко развито мастерство скульптурного портрета и монументальной скульптуры (А. Старкопф, Э. Роос, А. Каазик, А. Эскель и др.). Среди живописцев выделяются своими жанровыми композициями, пейзажами и портретами Э. Ките, JT. Микко, JI. Мууга, Н. Кормашов и многие другие.

За годы Советской власти в Эстонии развернулась многосторонняя научно-исследовательская работа, центрами которой служат созданная в 1946 г. Академия наук Эстонской ССР и высшие учебные заведения (Тартуский государственный университет и др.)* Ученые ЭССР помогают народу создать материальную и техническую базу коммунизма и укрепить социалистическую идеологию. В изучении сложной проблемы комплексной и рациональной разработки важнейшего ископаемого Эстонии — горючих сланцев — ученые ЭССР достигли результатов, значение которых выходит далеко за пределы республики. Дешевый строительный материал силикальцит, выработанный в Эстонии, находит все более широкое применение как в СССР, так и за границей. В исследовании вопросов развития звездных систем, метагалактики и космологии достигнуты успехи (А. Киппер, X. Керес и др.), сделавшие Тарту важным астрономическим центром. Заметные успехи достигнуты в строительной механике (Н. Алумяэ и др.), региональной геологии (К. Орвику), в области люминесценции твердых тел (Ф. Клемент и др.)> зоологии и ботаники (X. Хаберман и др.) и т. д. Растет размах исследований в области общественных наук.

Организованный на базе бывшего Эстонского народного музея Этнографический музей ЭССР (город Тарту) стал крупным центром этнографической работы в Советской Прибалтике, он ежегодно проводит межреспубликанские научные конференции. Эстонские археологи, этнографы, фольклористы и т. д. под руководством акад. АН ЭССР X. Моора достигли значительных результатов в изучении этнической истории эстонского народа и являются участниками комплексного исследования в этой области во всем Советском Союзе. Серьезных успехов добились эстонские лингвисты (акад. АН ЭССР П. Аристэ и др.)

Лучшие достижения литературы, искусства и науки Советской Эстонии получили всесоюзное признание. Эстонская социалистическая культура развивается и обогащается во взаимодействии с культурой других народов, особенно советских. Эстонская культура, будучи национальной по форме и социалистической по содержанию, проникнута подлинным интернационализмом .