Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Художественная самодеятельность и фольклор латышей
Этнография - Народы Европейской части СССР

Советская власть открыла широчайшие возможности для художественного творчества народных масс Латвии. Хоры, этнографические драматические, хореографические коллективы, оркестры народных инструментов, эстрадные ансамбли, группы солистов, кружки изобразительного и прикладного искусства объединяют свыше 120 тыс. трудящихся — участников художественной самодеятельности. В многочисленных самодеятельных коллективах растут народные таланты — певцы, танцоры, чтецы, музыканты. В самодеятельности начали свой творческий путь народные артисты Латвийской ССР певцы А. Фринберг, П. Гравелис и др. Традиция латышских праздников песни восходит к первой половине XIX            в. I Вселатвийский праздник песни состоялся в 1873 г. в Риге. До 1940 г. было всего девять всеобщих праздников песни. После восстановления Советской власти в Латвии праздники песни превратились в подлинно народные праздники. Они проводятся во всех районах республики, причем лучшие районные коллективы принимают участие в республиканских праздниках песни. Так, во II республиканском празднике песни принимали участие 18 998 певцов, танцоров и музыкантов. Во время праздника на выставке изобразительного и прикладного искусства были экспонированы 1074 работы 589 авторов. На празднике было 256 тыс. зрителей. В IV Празднике песни, организованном в 1960 г. в связи с двадцатилетием Советской Латвии, участвовало 65 465 певцов, танцоров и музыкантов. На смотре народного искусства были представлены 2137 работ 918 авторов. Концерты прослушало около 619 тыс. человек.

Больших успехов добились драматические коллективы республики. Драматические коллективы ряда районов имеют возможность в содружестве с местными хорами и оркестрами ставить даже оперные спектакли и оперетты. Так, участники самодеятельности Цесиского района поставили оперу С. Рахманинова «Алеко», Лиепайский дом культуры — оперы Пуччини «Тоска» и «Чио-чио-сан», Бауский дом культуры — музыкальную комедию А. Жилинского «Край голубых озер» и др.

На основе лучших самодеятельных драматических коллективов создано 11 народных театров, all лучших хоров получили почетное наименование Народного хора.

Лучшие коллективы художественной самодеятельности выезжают с концертами в соседние районы и братские республики. Концерты самодеятельности ежегодно посещают более 3 млн. зрителей. Участники самодеятельности являются не только исполнителями, но и творцами новых произведений. В хоровых коллективах рождаются новые песни, а в танцевальных — новые танцы. Драматические коллективы создают даже целые постановки. Новые произведения воспевают жизнь в социалистическом обществе, красоту труда, родную природу, разоблачают лентяев и безответственных людей. Большую помощь участникам самодеятельности оказывает республиканский Дом народного творчества им. Э. Мелн- гайлиса, который проводит консультации и семинары для руководителей коллективов в Риге и на местах.

Руководителями коллективов художественной самодеятельности в республике работают выпускники специальных высших учебных заведений и техникума культработников.

Фольклор

В течение семи веков после вторжения германских феодалов устное народное творчество было основной формой проявления духовной культуры латышского народа, сокровищницей этических, эстетических и чисто практических знаний. Латышский фольклор отличается художественным совершенством, в нем широко и многообразно отражены освободительные стремления народа, жизненный и трудовой опыт. Фольклор продолжал существовать и при капитализме, когда все большее место в латышской культуре стала занимать письменная литература, которая в значительной мере базировалась на традициях народного творчества. Поныне писатели и поэты черпают вдохновение и в богатствах фольклора.

Отдельные публикации латышского фольклора появились уже в XVII в., но о систематическом собирании фольклорного материала можно говорить только со второй половины XIX в. Буржуазное национальное движение усматривало в сборе и популяризации произведений народного творчества один из видов оружия борьбы против правящих кругов прибалтийских немцев. Положительную роль в сборе и публикации латышского фольклора играла поддержка русских фольклористов и этнографов. Большую работу проделало Общество любителей антропологии, этнографии и естествознания. Благодаря этой поддержке смогли появиться первые обширные сборники латышских народных песен (1873 г.), загадок (1881 г.), пословиц (1881 г.) и сказок (1887 г.). Важную работу по сбору фольклора проделали также латышские общества в Риге и Елгаве.

В 70-х годах XIX в. К. Барон стал публиковать латышские народные песни. При поддержке Российской Академии наук вышли в свет шесть томов «Латышских дайн» («Latvju dainas»), содержавшие 218 тыс. песен (1894—1915 гг.). А. Лерх-Пушкайтис издал «Латышские народные сказки и предания» («Latviesu tautas pasakas un teikas») в семи томах (1891—1903 гг.).

С 1925 по 1940 г. сбор произведений народного творчества организует Латышское хранилище фольклора, а с 1946 г. собирание, публикация и изучение фольклорных материалов находятся в ведении республиканской Академии наук. В фондах Института языка и литературы хранится около 2700 тыс. фольклорных единиц, в том числе более миллиона народных песен, около 140 тыс. сказок, преданий, сказаний и анекдотов, 800 тыс. пословиц, поговорок и др.

Наиболее значительный жанр латышского фольклора по численности, художественности формы и идейному содержанию — народные песни («таутас дзиесмас» — tautas dziesmas). Это — один из древнейших жанров, зачатки его следует искать в первобытнообщинном строе. Записи XVII в. свидетельствуют об уже сформировавшейся основной форме латышских народных песен — четверостишии. Произведениями позднего происхождения можно считать более длинные, развернутые в сюжетном отношении песни — так называемые народные романсы.

По метрическому строю латышские народные песни делятся на тро- * хеические и дактилические. В размере трохея создано большинство песен; при их пении или сказывании тематически близкие четверостишия зачастую объединялись в более или менее устойчивые сочетания.

Латышские народные песни характеризуются лаконизмом, концентрированностью формы и содержания, в ходе столетий они отшлифовывались, превратившись в поэтические миниатюры, тематика которых охватывает жизнь народа во всем ее многообразии.

В песнях основным критерием ценности человека является труд. Труд — вто основа жизни и поэтому во многих песнях слово «работать» (stradat) — синоним слова «жить» (dzivot). В трудовых песнях наиболее широко отражен труд земледельца и животновода. В них можно найти и реалистическое изображение тяжести труда и художественно обобщенное поэтическое прославление его значения и благородства. Хорошо сделанная работа получает высокую эстетическую оценку народа. Самое красивое — это убранное поле, скошенный луг. Хорошо кормленный и ухоженный жеребец — подтверждение и символ добродетели человека, выращивавшего его.

В песнях, посвященных бортничеству, не только гиперболизированно характеризуется доходность этого труда, но и выразительными эпитетами характеризуется пчела — символ трудолюбивого работника. Подчеркивается в песнях также значение общего, коллективного труда (то л очные песни).

В народных песнях нашли отражение и общественные отношения. Противопоставление богатого бедному проявляется уже в песнях, изображающих членов сельской общины (лабиеши — labiesi — «благородные»; баяры — bajari — «бояры»; ляудис — \audis — «люди»; калпы — kalpi — «холопы») и их социальные взаимоотношения. Часто встречается упоминание «боярина», которому служат «сиротки» (серденитес — serdiemtes) и холопки (калпонитес — kalponites), по отношению к ним «боярин» безжалостен и высокомерен. В народных песнях можно найти язвительную сатиру на богатых, которые бедняка «живьем зарывают в землицу». Подобным образом характеризуются отношения хозяина и батрака.

Все латышские народные песни, посвященные социальным взаимоотношениям, рисуют имение как центр феодальной эксплуатации и изображают непримиримую борьбу латышского крестьянина против феодального господина. В этих песнях отражается верное понимание общественных явлений: богатое имение построено руками крестьянина, господин несправедливо присвоил себе плоды труда крестьянина и право заставлять его работать на себя. Однако ни нечеловеческий труд (песни о риге), ни жестокие наказания не могут сломить уверенность народа в своей правоте.

Большинство народных песен бытового содержания. Песня сопутствует всей жизни человека, начиная от рождения и наречения имени вплоть до смерти и погребения. В бытовых песнях молодежи наряду с лирическим описанием и ликующим прославлением радости жизни многосторонне выражены эстетические и моральные взгляды трудового народа.

Латышская народная музыка богата и многообразна по своему содержанию, в ней хорошо развит мелодический стиль. С 70-х годов XIX в., когда была начата систематическая работа по собиранию латышских народных мелодий, накоплено большое количество материала (в фондах Академии наук Латвийской ССР имеется около 25 ООО записей мелодий).

Характерны два главных мелодических стиля — «сказительный» (tei- ktais) и «песенный» (dziedatais). Для древнейших обрядовых песен типична так называемая сказительная мелодика — речитативный, декламационный мелодический стиль в узком звуковом диапазоне обычно импровизированного пения («опевальные песни»). Ему соответствует своеобразное латышское многоголосье с зачинщицами (тейцеяс — teicefas), подхватывающими (лоцитаяс — locitajas) и выдерживающими (вилцеяс — vilcejas) голосами (гак называемое «бурдонное» многоголосье с выдержанным нижним голосом), в особенности в свадебных опевальных песнях, которые поют «обе стороны» — поезжане (vedeji) и родственники невесты (panaksnieki), в то- л очных и календарных песнях и др.

В противоположность сказительной мелодике, для песенной характерны высоко развитый мелодический стиль, большое интонационное богатство и разнообразие ритмики и музыкальной структуры. Подобного- рода мелодика более позднего происхождения и типична для всех лирических жанров песни.

Самые древние мелодии народных песен построены на основе ладон узкого звукового объема, иногда с элементами пентатоники, мелодически более развитые — в натуральной диатонической гамме (в особенности эолийской, миксолидийской, фригийской, дорийской), большей частью — в миноре, реже — в гармоническом мажоре. Встречаются также переменный лад и сложные ладовые образования. Что касается метрики, то наряду с двудольным, трехдольным и четырехдольным тактом зачастую встречается характерный для латышской народной музыки пятидольный и всевозможные смешанные такты.

Основные латышские народные музыкальные инструменты: музыкальный инструмент типа гуслей — кокле (kokle), волынка — смуйгас (smui- gas), однострунная скрипка — гига (giga), скрипка, свирель и др.

Богатством содержания и многообразием форм отличается латышский повествовательный фольклор.

В латышских народных сказках отразились попытки осмыслить и использовать силы природы, объяснить закономерности общественной жизни, сохранить и обобщить свой трудовой опыт. Сказки пронизаны оптимизмом трудового человека, его несгибаемой верой в свои силы т в возможность лучшей жизни в будущем. Сюжеты и мотивы латышских сказок сближают их с фольклором соседних народов (русских, белорусов* литовцев). Те из них, сюжеты которых заимствованы, благодаря творческому видоизменению их сказителями развились в местных условиях,, стали органической частью латышского фольклора.

В сказках о животных, в образах последних и изображении их жизни: отражена оценка социальных отношений, существовавших в обществе того времени. Симпатии народа всегда на стороне маленьких и деятельных зверей и птиц в их борьбе с большими и злобными хищниками.

Очень богатым содержанием и художественной лепкой образов отличаются латышские волшебные сказки. Широко используя фантастику и нередко разветвляясь на несколько сюжетных линий, волшебные сказки порождали в народе веру в свои силы и мудрость, приобретенную в течение трудовой жизни. Положительный герой сказки — представитель народа (третий сын, сиротка, старый солдат, пастушок), всегда умнее и отважнее своего противника (старшие сыновья, мачеха, король, господин). Особенно ярко в волшебных сказках характеризуется главный отрицательный персонаж — феодальный господин. Он изображается еще более отталкивающим, чем сказочные чудовища, его образ сливается в одно с персонификацией всего злого — чертом. Доброму и честному герою в борьбе с ним часто помогают живая и неживая природа, добрые духи и мифологические существа.

Тематика бытовых сказок — борьба крестьянина, батрака, пастушка против господина, пастора и хозяина. Последние обрисованы острыми сатирическими средствами, высмеиваются как безжалостные корыстные эксплуататоры. Положительный герой одарен множеством высоких моральных качеств: смелостью, духовным превосходством над противниками, отвагой и отзывчивостью, верой в свои силы. Крестьянина всегда сопровождает удача, а господин или пастор всегда бывают справедливо наказаны. Высмеивается глупость и жадность хозяев и богачей.

Латышские народные предания характерны своей познавательностью, их задача — объяснить какое-либо явление в соответствии с уровнем знаний сказителя. Тематика их охватывает все важнейшее в жизни народа — от природы, работы и быта вплоть до исторических событий.

Мифологические предания дают представление об очень древних воззрениях людей, главным образом о тех, которые связаны с непонятными для них природными и общественными явлениями. В преданиях фигурируют бог и черт, волшебники и ведьмы, оборотни, лешие и чудовища.

Больше всего у латышей преданий о происхождении явлений и предметов. Они свидетельствуют о стремлении понять и объяснить окружающий мир. Объяснение многих явлений коренится в мифологических воззрениях и фольклорной фантастике. В создании озер, рек, гор и болот обычно принимают участие бог, черт и великаны. Детальные и точные наблюдения живой природы и окружающей жизни лежат в основе преданий о происхождении, внешности и образе жизни различных животных, птиц и насекомых.

Несмотря на то, что в течение всего периода феодализма трудовой народ был лишен возможности активно участвовать в решении своей судьбы, предания сохранили свидетельство того, что и в этих условиях народ пытался оценивать и объяснять важнейшие явления социальной жизни. Исторические предания латышей дают много интересных сведений о прошлом народа. Важнейшее место в группе исторических преданий занимают рассказы об имении и его господах — яркие свидетельства мрачного прошлого. Многие предания рассказывают о замках феодалов и церквах, о рабском труде на их строительстве. Популярны предания о том, как живых людей замуровывали в фундамент замка или церкви, В исторических преданиях латышей нашли отражение многочисленные вторжения чужеземцев на территорию Латвии, упоминаются исторические лица — полководцы и правители. В них говорится об отрицательном отношении народа к жестокостям, насилиям и разрушениям войны, с которыми непосредственно приходилось сталкиваться латышскому крестьянину.

Многочисленны записи латышских анекдотов. Еще в наши дни живы в народе анекдоты, содержание которых связано с периодом капитализма и особенно феодализма. В краткой, лаконичной форме средствами сатиры и юмора в анекдоте описывается небольшой эпизод, главным образом из области общественных отношений и быта. Очень многие анекдоты язвительно высмеивают баронов и пасторов, корыстолюбивых и жадных хозяев. Ирония и сатира этих анекдотов были одним из самых действенных средств идеологической борьбы против феодальной эксплуатации. Анекдоты, связанные с трудовой и семейной жизнью, с моральными качествами человека и его характером — это общественная критика народа, порицающего все дурное в человеческих взаимоотношениях. В центре внимания этих анекдотов — высмеивание лени, глупости, пустого бахвальства, корысти, скупости.

Интересны и своеобразны латышские загадки, пословицы, поговорки. Большинство из них тематически связано с процессом крестьянского труда. Отгадывание загадок помогало познавать жизнь, развивало ум, учило сравнивать, составлять суждения, делать выводы. Как в отгадках, так и в художественных образах части загадок отражены социальные отношения, стремления и взгляды народа. Пословицы также всегда играли большую роль в качестве действенного воспитательного средства, так как в них обычно дается оценка человека, его действий, а также различных явлений социальной жизни и быта. В большинстве пословиц широко используются аллегории, метафоры; образность усиливает их действенность и способствует запоминанию. Мораль пословиц, как и всего латышского фольклора — восхваление труда и тружеников, истины, мудрости, трудолюбия и других положительных качеств и осуждение отрицательных сторон быта и человеческого характера.

Установление советского строя внесло качественные изменения в художественное творчество народа. Наряду с древними традиционными представлениями в фольклоре ярко вырисовываются мотивы, характеризующие новую эпоху. Художественное творчество народных масс отражает социалистическую действительность, борется с остатками прошлого, стоящими на пути к коммунистическому будущему. Новое содержание часто не вмещается в рамки традиционных форм. Для первых лет Советской власти характерны активные поиски новых форм, в народной жизни быстро утрачивают свое значение жанры, предпосылки для существования которых исчезают в реальной жизни (предания, часть обрядовых песен и т. п.).

Особый период в развитии современного художественного творчества латышского народа представляют годы Великой Отечественной войны — период, когда все духовные и физические силы народа были мобилизованы на защиту социалистической Родины, на изгнание фашистских захватчиков. Возникают своеобразные видоизменения традиционных образов и мотивов фольклора, широкое распространение получают новые произведения боевого сатирического характера. Новое звучание приобретают и старые революционные песни, распространяются рассказы о героических подвигах наших воинов и партизан, анекдоты и сатирические стихи об оккупантах. Большую популярность в народе приобретают патриотические песни.

В послевоенный период народное творчество отразило все важнейшие события в жизни народа. С новой силой и зачастую в новых формах в современных образах зазвучала традиционная тема фольклора — прославление свободного труда. Анекдоты, пословицы и поговорки остро критикуют отрицательные явления жизни, препятствующие строительству новой жизни. В современном художественном творчестве латышского народа широкое отражение нашли социалистические преобразования на селе. Произведения этой тематики свидетельствуют о том, что народ правильно понял преимущества коллективного труда — в них рассказывается о том, как на сельских усадьбах рождается новая светлая жизнь. Центральное место в произведениях народного творчества занимает качественно новый образ — советский человек наших дней — полноправный хозяин своей страны. Круг его интересов охватывает все стороны жизни и труда нашей страны на пути строительства коммунизма. Именно поэтому в латышском советском народном творчестве уделяется так много внимания тематике дружбы народов, борьбы за мир, сатире на поджигателей войны.

Шире и многообразнее стали также пути создания и распространения произведений художественного творчества народа. Наряду с устной формой они находят дорогу к массам и через заводские и колхозные стенные газеты, прессу и радио. Ликвидированы все препятствия, которые в течение долгих столетий мешали развитию и расцвету национальной культуры народа.

Как показывают данные фольклористических экспедиций, в памяти многих сказительниц сохранились большие богатства традиционного фольклора. Творческая активность народных масс выражается сегодня главным образом в разносторонне разветвленной художественной самодеятельности, которая в Советской Латвии получила небывалый размах. В коллективах художественной самодеятельности продолжают жить и лучшие произведения традиционного фольклора — составная часть культурного наследия непреходящей ценности. Народные песни и танцы являются важнейшей частью репертуара регулярно проводимых праздников песни, древние обычаи находят отражение в постановках этнографических ансамблей.

За годы Советской власти латышская социалистическая нация во всех областях хозяйственной и культурной жизни добилась поистине грандиозных успехов. Из страны, долгие века изнывавшей под гнетом различных завоевателей, являвшейся в период господства буржуазии аграрным придатком капиталистической Западной Европы, Латвия превратилась в индустриально-аграрную республику с высоко развитой социалистической промышленностью, сельским хозяйством, культурой.

Этнические процессы в жизни латышской социалистической нации протекают сейчас в двух основных направлениях. С одной стороны, продолжается консолидация и развитие латышской социалистической нации, развитие латышской культуры, социалистической по содержанию и национальной по форме. С другой стороны, наблюдается процесс сближения латышской социалистической нации с другими социалистическими нациями, основывающийся на братской дружбе всех социалистических наций СССР и их интернациональном сотрудничестве в области экономики и культуры. В более узком смысле такое сближение социалистических наций происходит в пределах Прибалтики, в более широком — в пределах всего Советского Союза. Основными центрами интернационального сплочения трудящихся в Советской Латвии являются города с их весьма разнородным по национальному составу населением. Сближение социалистических наций сопровождается складыванием новых, советских традиций в области культуры и быта.

Оба упомянутых этнических процесса протекают в жизни латышской социалистической нации параллельно, однако с неодинаковой интенсивностью на различных этапах строительства социализма и коммунизма. Если в 40-х и в начале 50-х годов на передний план выдвигался процесс формирования и укрепления латышской социалистической нации, то ныне постепенно становится все более актуальным процесс сближения латышской социалистической нации с остальными социалистическими нациями, сопровождающийся формированием культурных и бытовых традиций коммунистических как по содержанию, так и по форме.