Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Ремесло и домашняя промышленность латышей
Этнография - Народы Европейской части СССР

Ремесло (кузнечное, ювелирное, гончарство) как самостоятельная отрасль хозяйства существовало в Латвии уже в IX—XI в. н. э. Его естественное развитие было прервано вторжением немецких феодалов в конце XII — начале XIII в. Начиная с этого времени и вплоть до второй половины XIX в. ремесло в Латвии развивалось по двум направлениям: как немецкое (по преимуществу городское) цеховое ремесло и как латышское профессиональное ремесло на заказ и на рынок, концентрировавшееся главным образом в деревне. Кроме того, очень развитым было домашнее производство. В условиях натурального хозяйства латышские крестьяне сами изготовляли большинство необходимых для повседневной жизни предметов и орудий труда. Лишь более сложные орудия, особенно их металлические части, и более или менее ценные бытовые предметы, например шкафы, сундуки для приданого и др., изготовлялись сельскими или городскими и местечковыми ремесленниками.

Широкому развитию латышского профессионального ремесла препятствовали составленные в интересах городских немецких ремесленных цехов и немецких помещиков законы, согласно которым крестьянин мог заниматься ремеслом лишь с разрешения помещика (известным исключением являлась в этом отношении Латгалия, где помещики в целях увеличения своих доходов стимулировали развитие сельского ремесла). Поэтому большинство проживавших в деревне латышских ремесленников — кузнецов, гончаров, столяров, плотников, мельников и др.— в конце XVIII     — начале XIX в. сосредоточивалось в имениях и работало прежде всего по заказу или указанию мызной администрации. Возникновение более или менее значительных сельских ремесленных центров было в этот период редким явлением. Они вырастали лишь в таких местах, где сельское хозяйство не обеспечивало население необходимыми средствами к жизни и где* помещик способствовал или хотя бы не препятствовал развитию латышского сельского ремесла. Для примера можно упомянуть Рауну (Цесиский уезд), где уже в последней четверти XVIII в. образовался крупный центр сельского ткачества. Другой значительный центр сельского ремесла (изготовление стульев) в 80-х годах XVIII в. был в малоплодородном районе Бриежи-Стрики близ Цесиса. Однако в большинстве случаев в имениях и крестьянских дворах работали отдельные ремесленники, в том числе немцы, русские, поляки, эстонцы и др.

Большинство ремесленников — выходцев из Германии и Польши — были свободными людьми, в то время как переселенцы из различных губерний России были обычно крепостными.

Часть сельских ремесленников в этот период была из крестьян, для которых ремесло было лишь вспомогательным занятием. Но некоторые бобыли, напротив, основные средства к существованию получали от ремесла.

Положение изменилось с середины XIX в., когда латышским крестьянам было предоставлено право по желанию выбирать себе занятие и место жительства. Вместе с тем в связи с отменой цеховых привилегий, особенно в 60—70-х годах XIX в., стал увеличиваться удельный вес латышского городского ремесла.

В деревне в это время происходила известная специализация ремесленного производства, сопровождавшаяся возникновением отдельных ремесленных центров. Ремеслом в большинстве случаев занимались безземельные и малоземельные крестьяне, специализировавшиеся на отдельных видах ремесла (ткачестве, деревообработке, гончарном и кожевенном промысле и т. д.). Но в ремесле стали искать источник дополнительных доходов также и середняки (реже зажиточные хозяева) для получения денежных средств, необходимых для уплаты денежной ренты (в 40—50-х годах XIX в.), а также для выкупа надела (с 60-х годов XIX в.).

Одним из важнейших центров сельского ремесла уже с 30—40-х годов XIX    в. стал район Яунпиебалги и Вецпиебалги, где крестьяне специализировались на изготовлении льняных полотенец, скатертей, простынь и т. п. Развитие ткачества стимулировалось здесь наличием обширных посевов льна. Вначале вся работа пиебалгских ткачей осуществлялась б рамках семьи, однако уже в 40—50-х годах XIX в. началось формирование слоя предпринимателей, на которых работали ткачи — выходцы из безземельных или малоземельных крестьян. Предприниматели снабжали ткачей сырьем, заказывали им ткани определенного образца, организовывали сбыт продукции. В крупных центрах — Риге, Тарту, Лиепае, Вильнюсе — пиебалгские ткачи-предприниматели содержали особых лиц, реализовывавших продукцию на ярмарках и другими способами.

Кроме Пиебалги в Латвии были и другие центры ткацкого ремесла — Руцава, Триката, Алуксне и др. Отдельные же ремесленники-ткачи, работавшие на заказ или на рынок, имелись в каждой волости и местечке.

Ткацкие орудия в Латвии подразделяются на две группы: устройства для приготовления основы и утка и ткацкие станы. В течение XIX и XX    вв. орудия ткачества в Латвии прошли четыре стадии развития, каждой из которых соответствует определенный комплект орудий.

Для первого комплекта, бытовавшего в условиях натурального хозяйства, характерны примитивное мотовило из раздвоенного сука, навивание основы на стену с мотка и неподвижный горизонтальный ткацкий стан.

Второй комплект, сложившийся в условиях растущего товарно-денежного хозяйства, характеризуется навиванием основы на раму со стоек, простыми формами мотовил для наматывания и разматывания ниток, походными вальцевыми станами. Этот комплект в XIX в. преобладает у домашних ткачей Латвии.

Третий комплект характеризовался навивкой основы с катушек на навои. Использовались различные мотовила, вальцевые и рычажные станы с несколькими навоями, ремиз с гонялкой. В первой половине XIX в. этот комплект находил применение на видземских текстильных мануфактурах, откуда его во второй половине XIX — в XX в. перенимают сельские ремесленники, реже — домашние ткачи.

В четвертый комплект входит улучшенный по сравнению с третьим полумеханический ткацкий стан с приспособлением для узора жаккард- ного типа. Комплект сформировался в конце XIX в.; в условиях капиталистической конкуренции в XX в. стал основным в мастерских сельских и местечковых ремесленников.

Резкого разграничения между отдельными комплектами провести невозможно, так как орудия для приготовления основы и ткацкие станы не развивались строго параллельно. Для приготовления основы обычно использовалась рабочая сила невысокой квалификации. Навивание основы и тканье производили специалисты. Так как рабочую силу специалистов стремились использовать по возможности лучше, то их орудия всемерно совершенствовали, повышая производительность труда.

Развитие ткацких станов латышских ремесленников в основном сходно с развитием их у других восточноевропейских народов. Местные особенности выражаются главным образом в размерах. Так, например, наиболее древний вид стана с кубообразной станиной в конструктивном отношении был близок станам южноэстонских, литовских, украинских, польских и фландрских льноткачей. Более поздний тип стана сходен с североэстонскими, шведскими и саксонскими станами.

Простейшие ткацкие орудия изготовлялись в домашних условиях, в то время как ткацкие станы делали ремесленники. Этим и объясняется незначительность локальных особенностей.

В Пиебалге наряду с ткачеством был и другой вид ремесла, тесно связанный с ним,— изготовление прялок и прибойных приборов для ткацких станков. В своем развитии этот вид ремесла прошел в основных чертах те же этапы, что и местное ткачество.

Крупнейший центр мебельного производства в латышской деревне находился в Бриежи и Стрики (Цесиский уезд). Местные мастера продавали свои стулья по всей Видземе, в Эстонии, даже в Псковской губ. Если в конце XVIII — начале XIX в. эти стулья изготовлялись из точеных деталей из некрашеного березового дерева, то начиная с 30-х годов XIX            в. бриежские и стрикские мастера стали делать также тщательно обработанные бейцованные и окрашенные скамьи со спинками и кресла, которые охотно покупали и видземские помещики. Мебельное ремесло существовало здесь до 30—40-х годов XX в.

Центры деревообработки в XIX—начале XX в. сложились также близ Резекне, в окрестностях Смилтене (деревянная посуда и транспортные средства) и в Лидере, близ Мадоны (трубки с чеканными украшениями).

Крестьяне-деревообделочники продавали свои изделия как на месте, так и в других районах, часто весьма отдаленных; ремесленные изделия часто продавались также скупщикам. Поэтому пиебалгские мастера, изготовлявшие прялки, бриежские и стрикские столяры, смилтенские бочары, лидерские мастера-трубочники и т. д. пользовались известностью на обширной территории — по всей Латвии, в южной части Эстонии, на Псковщине, на севере Литвы и т. п. Часть этих изделий в соседних с Латвией территориях получила даже специальные названия. Так, например, стулья, изготовленные бриежскими и стрикскими мастерами, в южной Эстонии назывались латышскими. Из основных видов техники обработки дерева следует упомянуть плетение, гнутье, долбление, тесание, строгание, вытачивание, выпиливание и др.

Из сосновых и иных корневищ, из орешниковой и ивовой лозы плели корзины, лукошки, короба для хранения продуктов, одежды и тканей, украшений.

Техникой гнутья изготовляли из луба, бересты и обечайки коробки, шкатулки и лари. Местами вплоть до конца XIX в. из целых стволиков гнули отдельные детали стульев. Из распаренного дерева гнули упряжные дуги, полозья для саней и розвальней. В специальных рамах гнули клепки для бондарных изделий, поперечины для спинок стульев и др.

Долблением изготовлялась в основном посуда — ведра, бочонки, сосуды для хранения масла, сметаны, жира и др. Встречались и большие долбленые колоды для хранения одежды, тканей и продуктов (в основном зерна и муки). Особо следует упомянуть обнаруженные в пограничных с Эстонией районах горизонтальные долбленые кублы. Часто встречаются и выдолбленные из целого ствола стулья.

Долбленая посуда постепенно сменялась утварью из клепки:'ведра, бочки, лари, бадьи и др. Наибольший интерес из них представляют лари для приданого в форме усеченного конуса и пивные кружки, которые в ц нтральной части Видземе и в ливских районах украшались выжженным геометрическим орнаментом.

Технику вытачивания применяли в основном профессиональные ремесленники, изготовлявшие различные коробки для хранения масла, творога и других продуктов, которые брались на работу или в дорогу. Большей же частью этой техникой изготовляли различные орудия труда, детали мебели, например ножки, спицы и ступицы прялок, ступицы тележных колес, ролики для блоков, ножки и поперечины для стульев и кроватей и пр. Бытовали двоякого рода токарные станки с ножным приводом: старинные, примитивные, действовавшие при помощи пружинящей жерди, и вошедшие в употребление позднее — с маховиком и ременным приводом.

Одной из самых развитых отраслей латышского сельского ремесла было гончарство. Если в конце XVIII —первой половине XIX в. встречались лишь отдельные гончары, то во второй половине XIX в. сложились уже настоящие гончарные центры в Видземе, Курземе, Латгалии.

Часть гончаров составляли малоземельные крестьяне. Ремесло давало им дополнительный доход, и их мастерские просуществовали вплоть до 40-х годов XX в. Вторая группа гончарных мастерских появилась в 60— 70-х годах XIX в. в крупных крестьянских хозяйствах. Это было время, когда широкий размах приняла покупка крестьянских хуторов в собственность, и зажиточные хозяева, нуждаясь в дополнительных средствах, организовывали гончарные мастерские, причем в качестве рабочей силы использовались батраки и даже специально нанятые рабочие. Эти мастерские исчезли, как только минул период покупки хуторов, на рубеже XIX—XX вв., например в Смилтене, Билске, Вийциемсе и других местах. Третью малочисленную группу составляли мастерские с наемной рабочей силой и разделением труда. В последней четверти XIX — первых десятилетиях XX в. подобные мастерские работали в Леясциеме, Карки, Скрун- де и других местах.

Латышские гончары сбывали свою продукцию на местных ярмарках, продавали скупщикам, развозившим посуду на отдаленные рынки. Так, например, изделия курземских и земгальских гончаров продавались в северной части Литвы (Скуодас, Паланга, Клайпеда и др.), видземских — в южной Эстонии. По заказу эстонских (сетуских) скупщиков гончары на севере Видземе готовили даже специальные, так называемые антслаские горшки (продаваемые в окрестностях Антсла) и «русские миски», которые сбывались только в Эстонии.

Технология гончарства в XIX—XX вв. достигла наивысшего развития в Видземе, за нею следовала Курземе, наименее развитым гончарное производство было в Латгалии. Курземские и латгальские гончары работали в одном из жилых помещений, где зачастую ютилась и их семья. Лишь в 20—30-х годах XX в. наиболее зажиточные курземские и латгальские гончары стали строить специальные мастерские.

У большей части видземских гончаров были отдельные постройки под мастерские или особое помещение в жилом доме. Этого требовало устройство закрытой горизонтальной печи с прямым направлением пламени, которая в XIX в. преобладала на территории Видземе. В первые десятилетия XX в. появился усовершенствованный тип горизонтальной печи с обратным направлением пламени.

В Курземе и Латгалии на протяжении всего XIX в. и в начале XX в. распространена была только двухъярусная открытая вертикальная печь с топкой в нижней части и отделением для обжига посуды — в верхней. Латгальский гончарный горн в плане представлял собой прямоугольник, а курземская печь — овал. Открытые гончарные печи в Курземе исчезли в 30-х годах XX в., когда на смену им пришли закрытые, а в Латгалии они и по сей день встречаются в качестве единственного типа гончарной печи. Среди латгальских гончаров русского происхождения, которые еще в 30-х годах XX в. изготовляли посуду на ручном круге, известен также обжиг так называемой черной посуды в отопительных печах жилых помещений.

Латышские гончары изготовляли посуду на ножном гончарном круге, который состоял из деревянной (в Латгалии — вплоть до 20-х годов XX      в.) или железной оси, нижнего, большего круга (маховика) и верхнего, меньшего, на котором формовалась посуда.

Гончарные изделия украшались ангобой, гравированным орнаментом, пластическими украшениями и поливной глазурью.

Латышские гончары изготовляли предметы как повседневного обихода, так и декоративные: горшки, блюда, кружки, детские игрушкит вазы, подсвечники, сервизы, настенные блюда и др. У видземских и отчасти у курземских гончаров было развито производство изразцов.

Во второй половине XIX — начале XX в. домашнее производство по- прежнему сохранялось почти во всех без исключения хуторах. В каждом хуторе имелись долота, буравы, рубанки, пилы и т. д. Если даже хозяин или члены его семьи не умели работать этими инструментами, то они обычно нанимали батрака, знавшего нужное ремесло. Нередко на хутор в качестве жильца пускали бобыля-специалиста или даже профессионального ремесленника, который за жилье уплачивал не деньгами, а выполнял необходимые в хозяйстве ремесленные работы. Женщины пряли, ткалиг вязали, шили одежду. Сохранению остатков натурального хозяйства способствовала покупка хуторов, требовавшая от крестьян затраты больших денег. Лишь постепенно домашние изделия вытеснялись изделиями профессиональных ремесленников или промышленности.

В буржуазной Латвии ремесло существовало как дополнительное занятие малоземельных крестьян и в форме мелких мастерских, а также мастерских типа капиталистических предприятий в крупных населенных пунктах и городах. Сохранялись и отдельные сельские ремесленные центры ткачества в Пиебалге и Смилтене, деревообработки в Бриежи, Стрики, Пиебалге, Андрупене, гончарного ремесла в Силаяни, Андрупене, Лудзе, Виляке, Циргали, Руцаве и др.

После установления Советской власти характер ремесла в Латвии коренным образом изменился. Исчезли мелкие индивидуальные ремесленные мастерские, где применялся почти исключительно ручной труд. Их место заняли механические, столярные, кузнечные и другие мастерские колхозов и совхозов, оборудованные современной техникой и нередко напоминающие небольшие заводские цехи. В этих мастерских ремонтируются принадлежащие колхозам машины и орудия труда и изготовляются многие необходимые в хозяйстве предметы. Наряду с различными мастерскими в колхозах имеются также строительные бригады, в которых работают плотники, столяры, каменщики и другие ремесленники. Кое-где в колхозах и совхозах на базе прежних индивидуальных ремесленных мастерских созданы большие гончарные мастерские, изготовляющие необходимые общественному хозяйству и колхозникам посуду, изразцы и т. п.

Немалое значение в жизни деревни имеют ремонтно-производственные мастерские районных промкомбинатов и ММС, где работают опытные квалифицированные мастера.

В отдельных местах, особенно в Латгалии, а также в Пиебалге, Лим- бажи и т. д. продолжают существовать индивидуальные мастерские мастеров народного искусства, прежде всего гончаров и ткачей. Отдельные колхозники и рабочие совхозов в свободное время занимаются каким-либо ремеслом