Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Рыболовство латышей
Этнография - Народы Европейской части СССР

В Советской Латвии около о тыс. озер, занимающих 1,6% ее территории, густая речная сеть (общей длиной в 4500 км), а протяженность морского побережья республики равна 494 км. Поэтому рыболовство всегда занимало видное место среди занятий населения Латвии.

Археологические находки в районе Лубанского оз., р. Двиете и других мест показывают, что уже в VII—VI тысячелетиях до н. э. для рыбной ловли использовались костяные гарпуны и остроги, сети из лыка и верши и'з лучины. Во II тысячелетии до н. э. была известна также ловля на приманку — на это указывают найденные на древней стоянке Ринню- калнс костяные крючки.

II тысячелетие до н. э. характеризуется большим сдвигом в развитии рыболовных орудий — появились металлические крючки и остроги, а также льняные сети. Первые находки лодок относятся ко II тысячелетию до н. э. (Сарнате), так что не позже этого времени стали доступны крупные пресноводные бассейны, а возможно и береговые морские воды. Однако основными занятиями населения территории Латвии стали скотоводство и земледелие, а рыболовство постепенно превращалось во вспомогательную отрасль хозяйства.

Более или менее подробные материалы (описания и зарисовки современников) о рыболовстве в Латвии сохранились от XVIII в.

В период феодализма право рыбной ловли было одной из феодальных привилегий помещиков. Им принадлежали все водные бассейны, за исключением курземских «вольных озер» и Рижского залива. Во многих поместьях имелись особые рыбаки — сторожа озер и рек, которые ловили рыбу по указанию помещика. Помещики часто сдавали свои озера в аренду заслуживавшим, по их мнению, доверия крестьянам-рыбакам или же скупщикам-предпринимателям, нанимавшим в свою очередь рыбаков. В аренду сдавались также устья крупных рек (Даугавы, Гауи, Лиелупе, Салацы и др.). Положение не изменилось и после отмены крепостного права и даже после продажи хуторов в собственность крестьянам. Лишь Великая Октябрьская социалистическая революция ликвидировала эти привилегии помещиков.

В буржуазной Латвии большинство озер и часть рек принадлежали казне, которая сдавала их с торгов в аренду рыбакам или предпринимателям. На малых озерах и реках ловлей рыбы занимались их владельцы. Рыболовство в пресных водах в период с XVIII в. по начало XX в. было занятием крестьян, проживавших близ озер и рек. Они ловили рыбу в свободное время, чтобы пополнить запасы продовольствия. Большую роль в озерном рыболовстве в Латвии играли профессиональные русские рыбаки, оказавшие известное влияние на развитие типов орудий и приемов рыбной ловли. Особенно наглядно это влияние проявляется в названиях снастей (meruzs — русск. мережа, troiniks — тройник, vads —русск. невод, kriga — русск. крига и др.).

Значение рыболовства в хозяйстве определяло качество орудий и приемы лова. Профессиональные рыбаки применяли орудия, приспособленные для промышленного лова, зимние и летние неводы (ziemas vads, va- saras vads), заколы (tacis) для ловли лососей, миног, угрей с соответствующими вершами—многослойные сети—оборы (tina), а также другие закидные и плавные сети.

Важнейшей рыболовной снастью на озерах и в устьях крупных рек был невод. Он состоял из мотни и двух крыльев, длина которых зависела от размеров озера. Зимой невод тянули подо льдом, для чего в определенной последовательности вырубали проруби. Летом его забрасывали с лодки и затем тянули к берегу.

Лососей, миног и угрей ловили на крупных реках, прежде всеНэ Даугаве, Гауе, Венте, Салаце и Айвиексте, при помощи заколов. Строение закола зависело от характера дна. На Даугаве, например, заколы устраивали из бревенчатых треног (azi), устанавливаемых одна возле другой и для устойчивости нагруженных плитами известняка. К треногам прикреплялись толстые бревна, а к ним — решетки из прутьев (tares), преграждавшие путь лососю. Местами в заколе оставляли проходы, за которыми помещали котцы — ящики для ловли лососей (лососевые клетки) — lasu bUri. Так же устраивали заколы для миног и угрей.

На Гауе заколы делали иначе: в песчаное дно реки забивали сваи, на них укрепляли поперечные балки, образующие каркас, к нему прикрепляли решетки, а позади проходов между решетками в воду погружали верши для миног или котцы—для лосося. На айвиекстских порогах для ловли угрей устраивали воронкообразные каменные запруды с узким проходом, за которым укрепляли длинный сетевой мешок (varza).

На Даугаве, Айвиексте, Салаце и других реках для ловли лососей применяли также различные плавные сети, в первую очередь «лайдене» (laidene) и «ризе» (rize).

Лайдене применяли осенью, забрасывали ее между двумя лодками ниже мест нереста лосося. В каждую лодку садились двое рыбаков, причем один из них греб и управлял лодкой, а другой держал сеть. Как только рыбаки замечали, что лосось попался, обе лодки сближались и сеть поднимали.

По способу применения от лайдене мало чем отличается ризе—мешкообразная сеть, которую пускали между двумя лодками вниз по течению. Как только в мешке оказывался лосось, лодки сближались, и рыбаки, предварительно захлопнувшие сеть, поднимали ее.

В окрестностях Риги — на Бабитском оз. и р. Лиелупе — издавна для запрудного лова широко применялась снасть, называемая «катицей» (katica). Из длинной лучины вязался редкий мат, ставившийся в реке как ограда в форме двух сердцеобразных камер, соединенных прямым заборчиком. Рыба в поисках прохода попадала в камеры, откуда ее вычерпывали. На затопляемых берегах Лубанского оз. и близ его берегов из лучины сооружались длинные изогнутые ограды со щелями, за которыми устанавливались верши.

Поскольку крестьяне зачастую вынуждены были ловить рыбу украдкой, они пользовались удочками, острогами, кригами и другой мелкой снастью.

По всей Латвии применялась крига «тройник» (trejbridis). Он состоит из двух подвижно соединенных крыльев. Каждое крыло представляет собой сеть, натянутую между двумя жердями, обычно стволами тонких елочек. Тройником рыбу ловили в теплые летние дни, причем рыбаки шли вброд па заросшим травой речным и озерным заводям. Двое держали тройник по краям, третий — в месте соединения крыльев. Излюбленным орудием лова был «двойник», представлявший собойг собственно говоря, одно крыло тройника. Рыбу им ловят вдвоем,, идя вброд по руслу небольших речек. Он широко применялся в центральной и юго-восточной части Видземе, а также в Латгалии и Аугшземе.

Типичным для северной и северо-западной части Видземе орудием, употреблявшимся на мелких речках и ручьях, был «ливис». Он имеет форму трехгранной призмы, одна плоскость которой не затягивается сетью. Ливисом ловят вдвоем вброд в прибрежной части русла реки. Из прочих орудий типа бредня следует упомянуть миниатюрный невод — bradenis, который тоже тянут вдвоем в теплые летние дни вброд вдоль берегов озер или рек.

Верши в Латвии применялись двух родов—из прутьев и сетные, причем устройство их зависело от породы рыбы и места лова. Так, например, для ловли миног в заколах устанавливались плотно сплетенные верши из прутьев в форме двойной воронки (внутренняя воронка короче внешней), на небольших же стремительных речках в заколах помещались длинные верши из прутьев в виде одинарной воронки. Чтобы не делать заколы в реках, рыбу ловили также нитяными вершами с двумя крыльями. В озерах применялись в основном однокрылые нитяные верши, а с начала XX в.— также парные (meruzi).

В соответствии с особенностями водоема и обитавших в нем пород рыб вырабатывалась местная специализация рыболовства. На р. Салаце ловили миног и лососей, на Вентской румбе (пороге) у Кулдиги особым) приемом ловили сырть и лосося, на р. Айвиексте ставили мережи для угрей, р. Седа славилась раками и т. д.

В типах и особенно названиях мелких рыболовных снастей отмечаются локальные особенности. Выделяются, например, бывшие ливские районы запада Видземе, в восточной Латвии заметно значительное влияние рыболовных орудий славянских народов и др.

Морским рыболовством в период с XVIII в. по начало XX в. крестьяне также занимались наряду с земледелием. При этом на Курземском побережье, где у крестьян были лишь маленькие участки песчаной земли, рыбная ловля имела большее хозяйственное значение, чем на видземском побережье, где земледелие было более важным занятием. Больше всего добывалось салаки, кильки, камбалы, трески.

Снасти для ловли рыбы в море изготовлялись самими рыбаками. Это были разнообразные сети, неводы, крючковые снасти и т. д. В последней четверти XIX в. у рыбаков Рижского залива появились морские мережи. Сети фабричного изготовления зажиточные рыбаки стали приобретать в конце XIX— начале XX в. Тяжелый и опасный морской лов рыбы был не по силам отдельным рыбакам или семьям, и это заставляло их объединяться в рыбацкие товарищества и артели. Каждая семья поставляла свои сети и равное количество рабочих рук, улов делился соответственно количеству сетей.

В капиталистической Латвии, особенно в годы буржуазной республики, реализация улова сильно зависела от скупщиков, поскольку сами рыбаки не всегда могли доставлять рыбу на рынки городов и крупных населенных пунктов. Скупщики закабаляли рыбаков, давая им взаймы деньги на приобретение орудий лова и лодок. Попавший в долговую кабалу рыбак продавал рыбу только скупщику. Когда улов был богатым, скупщики сбивали цену и рыбаки нередко выбрасывали часть улова.

Новый этап в развитии рыболовства в Латвии начался после восстановления Советской власти. Были организованы Министерство рыбной промышленности, Государственный трест внутренних водоемов, механизированные рыболовные станции в Риге, Лиепае, Мерсраге.

Несмотря на огромный ущерб, нанесенный рыбному хозяйству Латвии в годы немецко-фашистской оккупации, латвийские рыбаки уже в первые в послевоенные месяцы горячо взялись за работу. После изгнания захватчиков из имевшихся перед войной 862 моторных лодок годились для использования лишь 250, а из 5200 рыбаков осталось 2500, однако уже в апреле 1946 г. работали все рыбоперерабатывающие предприятия, три консервных фабрики, сетевязальная фабрика, 27 прудовых хозяйств. В Мангалях была сдана в эксплуатацию верфь по строительству лодок для рыбаков. Было создано 29 кооперативов и 14 товариществ, объединивших 2600 рыбаков.

В 1948—1949 гг. образовались рыболовецкие колхозы — артели рыбаков, занятых промыслом в море и в пресных водах. С этого времени рыболовство республики, особенно морское, стремительно пошло по пути развития промышленного лова. В условиях колхозного строя качественные изменения претерпели орудия и приемы лова, механизация позволила отказаться от тяжелого, ручного труда. Весельные лодки были заменены специальными моторными лодками, изготовленными на Мангальской верфи, для морского лова рыболовецкие колхозы получили современные рыболовные траулеры. Старые, приспособленные лишь для прибрежного лова снасти вытесняются орудиями глубинного лова — ставными неводами, тралами и т. д. В 1954 г. в Латвийской ССР было создано Управление экспедиционного лова, и латвийские рыбаки приступили к лову рыбы на далеких просторах Северной Атлантики. Если на первую путину туда отправилось пять рыболовных судов, то сейчас в Атлантике лов рыбы ведут около 200 судов, в том числе много плавучих рыбоперерабатывающих заводов. С 1962 г. латвийские рыбаки участвуют в лове рыбы у берегов Африки. Для размещения и ремонта современного рыболовецкого флота были расширены и углублены старые и устроены новые рыбачьи гавани в рыболовецких колхозах.

Качественно изменился и состав рыбаков. Место традиционных «пахарей моря», применявших в работе дедовские, переходившие из поколения в поколение приемы, заняли теперь квалифицированные рыбаки, окончившие специальные училища и курсы,— бригадиры, мотористы, механики и др. Лов ведется на научной основе; для исследования путей перемещения рыбы и рыбных запасов, для обеспечения рыбаков нужными картами и сведениями создано Латвийское отделение Всесоюзного научно- исследовательского института океанографии и рыбного хозяйства.

Социалистические формы организации лова, применение современной техники, самоотверженный труд рыбаков привели к резкому увеличению уловов по сравнению с последними годами существования буржуазной Латвии. Мощность рыболовецкого флота уже в 1954 г. в 5 раз превышала уровень 1940 г., аулов в 1959 г. превысил довоенный уровень в 6,5 раза.

Ловля рыбы в пресных водах, несмотря на свое второстепенное значение, также поставлена в Советской Латвии на социалистическую основу и стала составной частью планового народного хозяйства. В республике работает 19 бригад Государственного комбината внутренних водоемов, которые занимаются ловлей рыбы во всех озерах и реках. Помимо того, в устьях больших рек — Даугавы, Гауи, Салацы — ловят рыбу артели («Сарканайс Даугавиетис», «Царникава», «Бривайс вилнис»). В наши дни сохранилась специализация отдельных мест лова. Так, на Даугаве близ Доле вылавливают много миног и лососей, в Царникаве и Салацгриве ловят миног, на Вентском пороге у г. Кулдиги — сырть и лососей, в озерах северной части Видземе хорошо ловятся раки и т. д. В распоряжении государственных рыболовецких бригад имеются усовершенствованные орудия лова — летние и зимние неводы, оборы, верши, крючки и т. д. Наряду с весельными лодками все шире используются моторные. Широкий размах приняло прудовое хозяйство в колхозах (особенно в Курземе), успешно работают также государственные прудовые хозяйства.

В годы Советской власти большое внимание уделяется увеличению запасов пресноводных рыб в водоемах. Большое развитие получило рыбоводство — созданы государственные рыбоводческие хозяйства в Скрун- де, Салдусе, Екабпилсе, Берге и т. д. Рыбоводные пруды устроены более чем в 150 колхозах. В озера запускаются миллионы мальков ценных рыб — сиговых, угрей и др. С каждым годом усиливается работа государства, общественности и рыболовецких коллективов по охране рыбных богатств и искоренению запрещенных приемов и орудий лова.

На заботу государства о рыбаках Советской Латвии они отвечают все новыми трудовыми успехами — досрочным выполнением планов добычи рыбы, выработкой новых, более рациональных приемов лова и т. д. Рыбаки республики включились в социалистическое соревнование, которое с каждым годом развертывается все шире. Выполняя грандиозные задания семилетнего плана, рыбаки и коллективы рыбоперерабатывающих предприятий республики вступили в борьбу за получение почетного звания ударника, бригады, коллектива коммунистического труда.

Самоотверженный труд латвийских рыбаков получил высокую оценку партии и правительства. Весной 1961 г. были награждены орденами и медалями 223 рыбака. X. Лидаку, В. Шуваеву и другим лучшим капитанам рыболовецких судов присвоены звания Героев Социалистического Труда.^

Рыбная ловля в пресных водах Латвийской ССР является также излюбленным видом спорта и отдыха трудящихся республики. С удочкой и спиннингом проводят на берегах водоемов часы отдыха и выходные дни тысячи трудящихся.