Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Латыши: краткий исторический очерк
Этнография - Народы Европейской части СССР

Латыши — коренное население Латвийской ССР. В 1959 г. на территории Латвийской ССР проживало 1 298 тыс. латышей, что составляет 83% их общей численности. В других республиках Советского Союза живет 102 тыс. (6,5%)*, а за пределами СССР — приблизительно 163 тыс. (10,5%) латышей. Таким образом, общая численность латышей достигает 1 563 тыс. По языку латыши принадлежат к родственным славянам балтийским народам. Наиболее близок к латышскому — литовский язык.

Название «латыши» (самоназвание — «латвиеши») произошло от одной из упоминаемых в источниках XI—XIII вв. групп древнелатышских племен — латгалов или летгалов (Lethi, Letthigalli). Нынешнюю восточную часть Латвии — Латгалию и большую часть Видземе называли в то время Letthia, Lettigallia, terra letthorum. С консолидацией древних латышских племенных групп в народность названия «латыши» и «Латвия» в XVI—XVII вв. стали относить уже ко всей народности и населенной ею территории. Однако эти термины употреблялись редко. К южной части Латвии со времен немецкого завоевания официально применялись термины Kurland, Semgallen, которые произошли от названий проживавших здесь древнелатышских племенных групп, а к северной—Liefland (от названия финноязычного племени ливов). Лишь в середине XIX в., когда складывалась латышская буржуазная нация, слова «Латвия», «латыши» получили широкое распространение.

Латвийская ССР расположена в западной части СССР и прилегает к Балтийскому морю. Ее площадь составляет 64,6 тыс. км2. На западе и северо-западе республику омывают воды Балтийского моря и Рижского залива. Балтийское море у берегов Латвии почти никогда не замерзает. Здесь находятся важные порты — Вентспилс и Лиепая. Рижский залив, у впадения в который р. Даугавы расположена столица Латвийской ССР Рига, замерзает обычно на месяц-полтора.

Поверхность Латвийской ССР представляет собой холмистую равнину, наибольшей высоты над уровнем моря достигает восточная часть республики (+ 312 м). Латвия богата реками, крупнейшие из которых Даугава, Лиелупе, Гауя, Вента. Свыше четвертой части (27%) поверхности покрывают смешанные и хвойные леса. Сравнительно много озер, лугов, пастбищ и болот (9,8% территории). Из полезных ископаемых в Латвии имеются главным образом строительные материалы — известняк, доломиты, гипс, а также глины и торф. Из природных богатств следует также упомянуть значительные запасы гидроэнергии (особенно на Даугаве) и серные источники, пригодные для лечебных целей. Климат Латвии — умеренно континентальный, с теплым, часто дождливым летом и мягкой зимой с частыми оттепелями. Основной тип почв — глинистые, суглинистые и песчано-подзолистые.

Краткий исторический очерк

Прямыми предками латышей были древнебалтийские племена латгалов, селов, земгалов и куршей1. У этих племен в первых веках нашей эры в связи с более широким распространением орудий труда из железа началось быст рое развитие производительных сил. Основной отраслью хозяйства ш территории современной Латвии стало подсечное земледелие, развива лись скотоводство, ремесло, более регулярным стал обмен. С ростов имущественного неравенства в I—IV вв. н. э. первобытнообщинный стро! стал разлагаться. Коллективное производство, господствовавшее в пер вобытной кровнородственной общине, все более вытеснялось прогрессив ным на этом этапе индивидуальным производством семейных общин i даже одиночных малых семей. Складывались территориальные общинь и группировки племен, на основе которых позже формировалась латыш ская народность: на западе — куршей и земгалов, в бассейне Дауга вы — латгалов и селов. Север Курземе и северную часть Видземе на селяли финские племена—предки ливов и эстонцев. Эти объединение различались многими элементами культуры, о чем можно судить по ар хеологическим материалам. Так, в частности, различны были обрядь захоронения.

Приведенные выше древнелатышские группы племен во второй поло вине I — начале II тыс. н. э. упоминаются в скандинавских сагах, в «По вести временных лет» и других письменных источниках.

В середине I тыс. н. э. латгалы в Видземе интенсивно продвигалис] к северу на территорию, занятую ливами. Экономические и культурны! связи латгалов с ливами и восточными славянами, а также куршей с< Скандинавией 2 способствовали распространению на землях латгало] финского и восточнославянского, а на территории куршей — скандинав ского культурного влияния. В результате специфического экономиче ского и этнического развития племенных групп на территории Латвш сложились три основные культурно-исторические области — Курземе, Ви дземе и Латгале, которые в зависимости от особенностей материально! культуры, как будет показано ниже, могут быть подразделены на бо лее мелкие районы.

В V—IX вв. растет численность населения, происходит дальнейпш развитие земледелия, скотоводства и ремесла. Экономической необхо димостью стала более регулярная торговля между древнелатышским] племенами, а также с соседними землями, особенно по Даугаве и Балтий скому морю. Значительно усилившееся имущественное неравенство на селения привело к социальному расслоению. Прежние временные коллек тивные убежища на укрепленных холмах-городищах (пилскалнах) пре вращались в постоянные крепости представителей родоплеменной знати где хранились их богатства. Около важнейших из этих городищ выраста ли поселения ремесленников и торговцев — города. Мелкие производи тели попадали в зависимость от знати, и с их закабалением формиро валась феодальная земельная собственность, складывались производст венные отношения, характерные для раннего феодализма. В IX—XII вв возникают древнелатышские раннефеодальные государственные образования—такие, как Земгале, Курса, Талава. Более стремительно процесс феодализации протекал в восточных районах Латвии, где под влиянием экономических и культурных связей латгалов и восточных славян сложились феодальные княжества Ерсика и Кокнесе, в XII—XIII вв. находившиеся в вассальной зависимости от Полоцкого княжества. Во главе всех этих государственных образований стояли правители, которые в хрониках XIII в. именуются «князьями» и «как бы королями». Они имели наследственную феодальную земельную собственность, свои укрепленные замки, дружину, собирали подати с населения, созывали совещания знати, войска со всей земли, руководили военными действиями.

карта

Изменения в способе производства и общественных отношениях способствовали консолидации древнелатышских территориальных племенных групп, главным образом куршей, земгалов, селов и латгалов, в латышскую народность. В результате консолидации языков территориальных племенных групп складывались предпосылки для становления единого* языка латышской народности. Ведущую роль в этом процессе сыграли латгалы. При этом ассимиляция ливов способствовала проникновению в латышский язык ливских элементов, а давние и продолжительные контакты с восточнославянскими племенами — славянских. В латышском языке встречаются некоторые термины, заимствованные из русского языка, относившиеся к области административного управленияг торговли, религии (например, pagasts — погост, tirgus — торг, svece — свеча, baznica —божница, svetki—святки и т. д.). Ко времени немецкого завоевания была подготовлена почва для сложения будущей единой латышской народности. Уже появилась известная общность материальной культуры (приблизительно одинаковая одежда, орнамент, тип жилища), языка, ' обычаев. В Латвии в середине XIII в. проживало примерно 200 тыс. человек, т. е. три человека на 1 км2.

В конце XII — начале XIII в. началось вторжение в Латвию немецких феодалов. В распоряжении захватчиков, помимо отрядов крестоносцев из Западной Европы, было хорошо обученное войско рыцарского ордена Меченосцев (с 1237 г.— Ливонский орден). В ходе почти столетней кровопролитной борьбы латыши вместе с литовцами несколько раз наносили захватчикам серьезные поражения (в 1236 г. у Сауле, в 1260 г. у Дурбе и др.). Лишь к концу XIII в. немецкие феодалы сумели завоевать всю населенную латышами территорию и принудить их принять католичество.

Вторжение немецких феодалов привело к подрыву производительных сил, к разрушению первых латышских феодальных государственных образований, нанесло тяжелый удар развитию местной культуры. Немецкое завоевание затормозило формирование латышской народности вплоть до периода развитого феодализма.

Немецкие феодалы уничтожили нарождавшийся класс латышских феодалов, лишили латышское население всяких политических прав. В результате у латышей так и не сложился «собственный» класс феодалов- помещиков. Латвию наводнили немецкие феодалы, церковники, купцы, поселившиеся в городах, замках и имениях (мызах). Таким образом, в период феодализма господствующий класс (помещики, духовенство) и привилегированное городское население Латвии состояло почти исключительно из немцев, а подвергавшийся феодальной эксплуатации класс — из латышей. Поэтому слова «крестьянин, мужик» одновременно значили «латыш», а говоря о «господине», латыши обычно имели в виду немца. Национальный гнет значительно обострял классовые противоречия между немецкими феодалами-помещиками и латышскими крестьянами. Начиная с восстания крестьян в Аутине в 1212 г., вся история латышского народа в период феодализма — это история ожесточенной борьбы крестьянства против феодалов-помещиков. Однако силы были неравными,и в XIV—XVIbb. помещики сумели осуществить прикрепление крестьян к земле.

В условиях хозяйственного роста городов и усиления их борьбы против феодалов в Латвии в начале XVI в. получили распространение идеи реформации. Переходя на сторону реформации, феодалы записывали в лютеранство и латышских крестьян. В ходе борьбы между католичеством и лютеранством за влияние в народе в конце XVI в. появились первые книги на латышском языке, или, точнее, на том жаргоне, которым пользовались немецкие господа, обращаясь к латышам. В XVI—XVII вв. на латышском языке вышло около 50 книг (катехизисы, словари, азбуки) и ряд мелких печатных изданий. Латышские книги XVI—XVII вв. напечатаны готическим шрифтом, латинский в латышских изданиях стал изредка употребляться лишь в XVIII в.

В период Ливонской войны (1558—1583 гг.) немецкие феодальные государства в Ливонии распались. Видземе с Ригой и Латгалию захватила Польша, в Курземе образовалось зависимое от Польши герцогство. Позже, в результате польско-шведской войны (1600—1629 гг.), Видземе перешла к шведским феодалам. Сохранявшаяся в течение нескольких веков раздробленность населенной латышами территории, которой распоряжалось несколько сильных держав, при наличии натурального хозяйства препятствовала развитию экономических и культурных связей между отдельными районами и способствовала закреплению этнографических отличий этих районов. В тот период происходили значительные изменения в численности и этническом составе населения Латвии. В восточную часть Латвии, опустевшую в результате войн, увода населения и губительных эпидемий, переселилось большое число русских, главным образом старообрядцев, спасавшихся от гонений в России, а в северные районы Латвии — эстонцев. Латыши в свою очередь глубже проникали в редко населенные ливские районы Курземе и Видземе. В Латгалии и Курляндском герцогстве с XVI в., в период господства польских феодалов, стали селиться поляки и евреи и началось ополячивание живших в Латгалии немцев и зажиточных латышей. С XVII в. евреи селились и в Риге. Завоеватели также вызвали значительное перемещение населения. Так, в 1445 г. Ливонский орден, совершив набег на Новгородскую землю, пригнал оттуда и поселил в Земгале несколько тысяч семей родственной эстонцам православной води (к середине XIX в. эти «русаки» — «криевини», как их называли в Земгале, слились с местными латышами). В Латгалии орденом было расселено несколько тысяч пленных литовцев. В Видземе, в окрестностях Валмиеры, шведские завоеватели поселили некоторое количество шведов и финнов. Страшные опустошения произвела «великая чума» — эпидемия, прошедшая по Прибалтике в 1710 г. В Латвии погибло до 300 тыс. человек, т. е. приблизительно 2/3 населения. В середине XVIII в. латышей насчитывалось около 500 тыс.

Прекращение нескончаемых войн и ликвидация феодальной раздробленности к концу XVII в. стали насущной потребностью латышского народа. Объединение Латвии в составе Российской империи произошло .в XVIII в. В 1721 г. по Ништадскому мирному договору к России была присоединена Видземе с Ригой (эта территория составила четыре уезда Рижской, позднее Лифляндской, губ.), в 1772 г. при первом разделе Польши в состав России вошла Латгалия (которая считалась частью Полоцкого наместничества, с 1796 г.— Белорусской губ., с 1802 г. составила три уезда Витебской губ.), а в 1795 г., после третьего раздела Польши, к России было присоединено и Курляндское герцогство, преобразованное в Курляндскую губ. Присоединение Латвии к Российской империи, несмотря на то, что царское правительство оказывало поддержку немецким помещикам и проводило политику угнетения крестьянства, а позднее — и политику руссификации, создало обстановку, благоприятствовавшую развитию в Латвии экономической и культурной жизни, и обеспечило длительный мир. Территориальная общность латышского народа была необходимой предпосылкой для образования латышской буржуазной нации.

В период феодализма в Латвии существовали два языка и две культуры: немецкие язык и культура у господствующего класса и латышские— у угнетенных. Культура прибалтийских немцев представляла собой периферийную, отсталую форму немецкой культуры и ее влияние на латышский народ было относительно невелико. Немецкие и польские (в Латгалии) помещики вели яростную борьбу против латышского народного искусства, фольклора, традиций. В целях укрепления феодально- крепостнического строя класс помещиков поддерживал лишь религиозное воспитание латышей, издание на латышском языке, засоренном германизмами и полонизмами, литературы духовного содержания, враждебной народу. Латыши на протяжении столетий активно сопротивлялись влиянию господствующей культуры и идеологии немецких феодалов. Поэтому в латышском народе, особенно среди крестьян, стойко сохранялись многие пережитки идеологии и обычаев дофеодального периода, языческих верований и обрядов (например, праздник Лиго и др.).

Феодальная эксплуатация и национальное угнетение латышского народа препятствовали появлению более или менее видных профессиональных художников, музыкантов, писателей. Поэтому латышская культура находила свое выражение главным образом в народном зодчестве, одежде, оборудовании жилища, фольклоре и музыке. Создателем основных материальных и духовных ценностей в период феодализма было латышское крестьянство. Материальная культура, образ жизни и народное искусство населения отдельных районов Латвии обнаруживали известные различия, определявшиеся характером экономической жизни и этническими особенностями этих районов.

В конце XVIII и первой половине XIX в., с развитием в Латвии элементов капиталистического хозяйства, очевидным стало разложение феодально-крепостнического строя. В 1817 г. в Курляндской и в 1819 г. в Лифляндской губерниях было отменено крепостное право. Однако капитализм в сельском хозяйстве Латвии развивался по прусскому пути, что способствовало сохранению барщинного хозяйства и крепостнических форм эксплуатации. В 30-х годах XIX в. в Латвии начался промышленный переворот, который завершился в конце 50-х годов. В середине XIX в. в Латвии победил капиталистический способ производства. Широкие рынки сбыта и источники сырья, которые предоставляла Россия, выгодное географическое положение у Балтийского моря способствовали росту капиталистического хозяйства в Латвии во второй половине XIX в. Ведущими были металлообрабатывающая, химическая и текстильная отрасли промышленности; они характеризовались сравнительно высоким уровнем техники. Латвия стала одной из наиболее развитых в экономическом и культурном отношении провинций Российской империи.

В период развития капитализма произошли значительные изменения в национальном составе населения Латвии. В портовых и промышленных городах в большом числе селились рабочие-выходцы из других областей России. Если в середине XIX в. в Латвии насчитывалось лишь несколько десятков тысяч русских — около 20 тыс. в Латгалии и приблизительно столько же в Риге, то в 1897 г. уже 232 тыс., в том числе в Латгалии — 144 тыс. Царское правительство, особенно после польского восстания 1863 г., поощряло приток русского населения в этот район.

Согласно переписи 1897 г., в Латвии, главным образом в городах, проживало 120 тыс. немцев (6,2% населения). Пытаясь поддержать свою значительно подорванную политическую и экономическую власть, немецкое дворянство стремилось колонизовать Латвию переселенцами из Германии. Так, немецкие помещики в 1908—1913 гг. расселили в Курляндской губ. около 5 тыс. немецких крестьян, и в Падурской, Курмальской, Планицской, Каздангской, Церской и Калвенской волостях немцы составляли 16—30% населения.

Число евреев в Курляндской губ. и Латгалии в период развития капитализма быстро увеличивалось. В Курляцдской губ. в 1897 г. их было 51 тыс., в Латгалии —63 тыс., причем в Даугавпилсе в 1897 г. евреи составляли 46,8 % населения. Быстро возрастало еврейское население Риги, где евреям было разрешено селиться и прописываться лишь с 1841 г. В1897 г. в Латвии (не считая Лифляндии, где евреям вплоть до 1916 г. проживать не разрешалось) насчитывалось 142 тыс. евреев (7,4% населения).

Вместе с тем в период капитализма наблюдалась усиленная эмиграция латышей во внутренние губернии России и в Сибирь. В 1897 г. в Петербургской, Псковской, Новгородской, Уфимской и других губерниях проживало 112 322 латыша. После поражения революции 1905—1907 гг. довольно широкие размеры приняла эмиграция латышей за границу. Только в 1906 г. за границу уехало около 10 тыс. латышей, в том числе около 5 тыс. революционеров. Иммиграция представителей соседних национальностей и эмиграция латышей привели к тому, что население городов Латвии и Латгалии приобрело интернациональный характер. Особенно это отразилось на составе рабочего класса. Рядом с латышскими, русскими и белорусскими рабочими на заводах работали поляки, литовцы, евреи, эстонцы и немцы.

С развитием капитализма, особенно в конце XIX—XX в., в Латвии стремительно возрастал удельный вес городского населения. Если в 1800 г. городское население составляло 7,3% населения Латвии, то в 1863 г.— уже 14,8%, а в 1914 г.— 40,3%. При этом латыши долгое время ни в одном городе не составляли большинства населения. Лишь во второй половине XIX в. латыши, особенно безземельные, тысячами стали переселяться в города. Уже в 1881 г. латышское население преобладало в четырех городах, в 1897 г.— в восьми, а к 1930 г. в 47 городах.

В результате развития капиталистического хозяйства складывалась единая экономика Латвии, язык латышской народности превращался в латышский н&циональный язык. Сложился и окончательно оформился латышский литературный язык на основе так называемого среднелатышского диалекта, распространенного в наиболее развитых в экономическом и культурном отношении центральных районах Латвии. Начала исчезать разница между народным и письменным языком, однако у сельского населения территориальные диалекты продолжали сохраняться: верхнела- тышский (аугшземниекский) в восточной части Латвии и ливонский (тамниекский) говор в северо-западной. Появилась латышская профессиональная литература, музыка, живопись, что имело очень большое значение для консолидации нации и выработки ее духовной общности. Грамотность населения в возрасте 9—49 лет составляла 79,7% (1897 г.).

Формирование латышской буржуазной нации происходило под тяжелым двойным гнетом немецких помещиков и буржуазии и царского самодержавия. От проведения политики грубой руссификации особенно страдала Латгалия, где после подавления польского восстания 1863 г. вплоть до 1904 г. запрещалось употребление латышского языка в школах. В этих условиях латышская буржуазия имела возможность прикрывать борьбу за свои классовые интересы видимостью борьбы за интересы общенациональные. Так, в 50—60-е годы XIX в. возникло буржуазное национальнолиберальное движение младолатышей, боровшихся против пережитков феодализма, национального гнета, за экономическое и политическое равноправие латышской буржуазии.

С победой капитализма все большую роль в формировании культуры латышской нации играли трудящиеся города и деревни. Под влиянием борьбы рабочего класса в 1890-х годах развернулось прогрессивное демократическое движение «Яуна страва» («Новое течение»).

Во второй половине XIX в. в материальной культуре, образе жизни и духовной культуре латышей быстро стали сглаживаться, хотя и не исчезли полностью, особенности, характерные для отдельных этнографических районов, и заметно усилилось проникновение в деревню городской культуры.

С развитием капитализма к началу XX в. в Латвии сформировался сильный промышленный и весьма мощный (около полумиллиона) сельскохозяйственный пролетариат, в дни революции 1905—1907 гг. занявший под руководством созданной в 1904 г. социал-демократической партии одно из ведущих мест в борьбе против царского самодержавия, помещиков и капиталистов.

Латышский пролетариат и массы безземельных, руководимые социал- демократией Латышского края, явились верными союзниками пролетариата России и Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) в Октябрьской революции. Красные латышские стрелки вписали много славных страниц в историю гражданской войны. В результате победы Великой Октябрьской социалистической революции осенью 1917 г. на неоккупированной войсками германских империалистов части территории Латвии, а в начале 1919 г. почти на всей территории Латвии была установлена Советская власть. Началось строительство социализма. Однако иностранным интервентам и латышской буржуазии в начале 1920 г. удалось восстановить в Латвии буржуазный строй *.

Экономика буржуазной Латвии находилась в полной зависимости от иностранного капитала, страна была превращена в аграрный придаток империалистических держав. Банкротство буржуазного парламентаризма и установление в 1934 г. фашистской диктатуры завели буржуазную Латвию в тупик. Буржуазная Латвийская республика относилась к числу стран с низким естественным приростом населения, причем проявлялась тенденция к дальнейшему его понижению. Если в конце XIX в. естественный прирост населения в Латвии на 1000 человек составлял в год 10 человек, то в 1940 г.— лишь 3,6.

Передовая революционная часть рабочего класса и трудового крестьянства Латвии под руководством нелегальной Коммунистической партии Латвии в течение всего периода диктатуры буржуазии вела упорную борьбу за восстановление в Латвии Советской власти, за удовлетворение насущных нужд рабочего класса и трудового крестьянства. Особенной остроты эта борьба достигла в годы мирового экономического кризиса (1930—1933), а также в конце 30-х годов.

Около 200 тыс. латышей, проживавших, по данным переписи 1926 г., на территории Советского Союза, принимали активное участие в строительстве социализма. Из их среды вышли такие выдающиеся советские государственные деятели и партийные работники, как Я. Рудзутак, П. Стучка, Р. Эйдеман, Р. Эйхе, Я. Алкснис, Я. Фабрициус и др.

Сложившаяся в июне 1940 г. международная и внутриполитическая ситуация в Латвии способствовала тому, что руководимый Коммунистической партией революционный пролетариат Латвии, выступивший в союзе с широкими массами трудового крестьянства и при поддержке Советского Союза, совершил социалистическую революцию. Единодушно избранный народом Латвии Народный Сейм провозгласил 21 июля установление в Латвии Советской власти, а 5 августа Латвийская ССР в качестве равноправной союзной республики была принята в состав Союза Советских Социалистических Республик. Началась новая эра в жизни латышского народа. Советская власть осуществила национализацию крупных промышленных и торговых предприятий, банков, средств транспорта и связи. Земля была объявлена всенародным достоянием и передана крестьянству в вечное пользование. При активном содействии братских советских народов началось развернутое строительство социализма.

Летом 1941 г. работа по строительству нового общества в Латвии была прервана вероломным нападением гитлеровской Германии на СССР. Немецко-фашистские оккупанты уничтожили на территории Латвии 600 тыс. местных жителей и советских военнопленных, причинили народному хозяйству республики ущерб на сумму свыше 20 млрд. руб. Трудящиеся Латвии в рядах Латышского стрелкового корпуса и в партизанских отрядах героически сражались против захватчиков.

После освобождения Латвии в 1944—1945 гг. трудящиеся республики под руководством Коммунистической партии энергично приступили к восстановлению народного хозяйства. С 1947 по 1958 г. при содействии братских советских народов было построено 177 новых предприятий, главным образом машиностроительной, электротехнической промышленности, приборостроения. В республике была создана по существу новая, оснащенная современной техникой социалистическая промышленность. В 1950 г. промышленная продукция в сравнении с 1940 г. увеличилась в 9,7 раза, а производительность труда — в 3,8 раза. По общему объему промышленной продукции Латвийская ССР занимает среди советских республик восьмое место. С победой в 1950 г. колхозного строя и сельское хозяйство Латвии превратилось в крупное социалистическое производство. Свыше 90% земель сельскохозяйственного пользования в конце 1962 г. обрабатывалось 920 колхозами и 162 совхозами. Сельское хозяйство Латвийской ССР специализируется на мясо-молочном животноводстве.

Советская Латвия представляет собой индустриально-аграрную республику с многоотраслевой промышленностью. Укрепляются экономические связи Латвийской ССР с другими республиками Советского Союза. В 1960 г. Советская Латвия получала металл из 30, оборудование из 45, нефтепродукты — из 22, каменный уголь —из 5 экономических административных районов СССР. В свою очередь латвийские радиоприемники, электропоезда, автоматические телефонные станции, мебель пользуются заслуженной известностью во всем Советском Союзе. Помимо того, вывозятся минеральные удобрения, портландцемент, консервы, масло, племенной скот и т. д.

Несмотря на потери, понесенные во второй мировой войне, численность населения Латвии за минувшие годы в результате как естественного прироста, так и притока населения из других республик увеличилась с 1885 тыс. в 1939 г. до 2094 тыс. в 1961 г. (на 11 %). Естественный прирост населения в Латвийской ССР в 1962 г. составлял 5,3 на тысячу человек.

Большие изменения произошли и в национальном составе населения. Вторая мировая война нанесла латышскому народу тяжелые удары. Много латышей пало на фронтах Великой Отечественной войны, было уничтожено немецко-фашистскими оккупантами, угнано ими на принудительные работы. Значительная часть буржуазии и пособники гитлеровцев, а также некоторые обманутые фашистской пропагандой трудящиеся в 1944—1945 гг. эмигрировали. В ходе войны за границу выехало на постоянное жительство примерно 125 тыс. латышей. Таким образом, численность населения в Латвии заметно сократилась. В известной степени это сокращение было компенсировано возвращением в Латвию латышей из других советских республик: после Великой Отечественной войны в Латвийскую ССР переселилось несколько десятков тысяч латышей, которые, используя свой богатый опыт социалистического строительства, активно включились в созидательную работу *.

Русское население Латвии в результате эвакуации в период первой мировой войны промышленных предприятий и государственных учреждений в 1925 г. не превышало 193 тыс. человек. После Великой Отечественной войны в связи с восстановлением народного хозяйства, и прежде всего промышленности, в Латвию приехало большое число русских рабочих и специалистов. В 1959 г. русских проживало в Латвийской ССР свыше 556 тыс. (26% общей численности населения республики). Большая часть русских (72,8%) живет в городах и работает в промышленности, на строительстве, транспорте, а также в учреждениях. Значительно увеличилась численность проживающих в Латвии украинцев (29 тыс. в 1959 г.) и белорусов (61 тыс. в 1959 г.). Приблизительно половина их, особенно в городах, своим родным языком считает русский. Из представителей других славянских народов в Латвии сравнительно много поляков — 59 тыс. в 1959 г. (2,85% всего населения). Около половины из них своим родным языком считает латышский или русский.

Значительная часть евреев покинула Латвию в годы первой мировой и гражданской войн. В период Великой Отечественной войны большая часть еврейского населения Латвии, не успевшая эвакуироваться, была уничтожена фашистскими оккупантами. В 1959 г. в Латвии насчитывалось 36 тыс. евреев (1,75% общей численности населения). Половина из них своим родным языком считает русский. Почти все (99%) еврейское население живет в городах.

В районах Латвии, граничащих с Литовской ССР, а также в городах проживают 32 тыс. литовцев (1,55% общей численности населения).

В годы первой мировой и гражданской войн из Латвии уехала примерно половина жителей немецкой национальности. Эмиграция немцев продолжалась и в 20—30-х годах. В 1935 г. в Латвии насчитывалось лишь 62 тыс. немцев. В 1939—1940 гг. почти все немецкое население репатриировалось в Германию. В 1959 г. в республике жило 1609 немцев (0,08% общей численности населения), из которых примерно половина родным языком считает латышский.

Ассимилируемой этнической группой в Латвии являются ливы. Если в 1881 г. здесь насчитывались 3562, а в 1935—944 лива, то в 1959 г. о своем ливском происхождении заявило лишь 185 человек (подавляющее большинство их проживает на севере Курземе и лишь восемь человек — на северо-западе Видземе, где также некогда преобладало ливское население), половина которых своим родным языком считает латышский. Помимо представителей упомянутых национальностей, в Латвии есть незначительное число эстонцев, цыган, татар, армян, узбеков, грузин и др.

С ростом социалистической промышленности в годы Советской власти •особенно значительно вырос удельный вес рабочего класса и городского населения. Если в 1939 г. в городах Латвии проживало 663 тыс. человек (35% всего населения), то в 1959 г.— 1 175 400 (56%). Число промышленных рабочих в сравнении с довоенным периодом увеличилось более чем вдвое. В 1959 г. в народном хозяйстве и культурных учреждениях республики было занято 670 тыс. рабочих и служащих.

Уничтожение базы латышской буржуазной нации — капитализма — ж ликвидация буржуазии в городе и деревне имели своим следствием преобразование латышской буржуазной нации в нацию социалистическую. Экономической основой латышской социалистической нации является социалистический способ производства, социалистическая собственность на средства производства и социалистические производственные отношения. Латышская социалистическая нация состоит из рабочих, крестьян и советской интеллигенции. Руководящей силой латышской социалистаческой нации является рабочий класс, Коммунистическая партия. Рабочий класс и крестьянство -— классы нового типа, в тесном сотрудничестве активно строящие коммунизм. В результате осуществления культурной революции из глубин народа выросли многочисленные кадры новой, социалистической интеллигенции. Латышская социалистическая нация приобрела характерное для социалистических наций морально-политическое единство, монолитность, сплоченность. В вековой борьбе против общих врагов — всякого рода завоевателей и поработителей — выковалась нерушимая дружба между латышским, литовским, эстонским, русским и другими народами, сложились ценные революционные и интернационалистические традиции латышского народа. На основе пролетарского интернационализма латышская социалистическая нация установила дружественные отношения с другими народами и в период перехода к коммунизму стала активной силой социалистического лагеря в борьбе за победу мира, демократии и социализма в мировом масштабе.

На базе социалистического производства, социалистических производственных отношений и повышения материального благосостояния трудящихся происходят изменения в языке, культуре, образе жизни и народном творчестве латышской социалистической нации. Язык латышской социалистической нации — латышский, на нем в Латвийской ССР говорит около 1600 тыс. человек. Латышские советские языковеды и писатели сделали многое для совершенствования и обогащения латышского языка. В условиях социализма латышский литературный язык впервые в своей истории получил неограниченные возможности развития и распространения. Грамотность населения в возрасте 9—49 лет в 1959 г. достигла в Латвии 99%. С быстрым распространением просвещения и культуры в латышском языке исчезают остатки прежних диалектов. В ходе строительства социализма и коммунизма латышский язык обогащался и обогащается элементами, заимствованными из языков других социалистических наций, особенно великой русской социалистической нации. Весьма значительная часть латышей овладела русским разговорным языком, который стал вторым по распространенности языком в Латвии. Под влиянием прогрессивной русской литературы и науки обогатился словарный запас латышского языка. В годы Советской власти сложилась латышская национальная по форме и социалистическая по содержанию культура. В процессе складывания этой культуры критически переоценивалось, усваивалось и подвергалось дальнейшей творческой переработке все то лучшее, демократическое, что в период капитализма и феодализма создали в области культуры латышского народа предыдущие поколения, и отбрасывалось все чуждое, реакционное. Латышский рабочий класс воспринимает лучшие традиции латышской национальной культуры и использует их в борьбе за построение коммунистического общества. Латышский язык, литература, музыка, народное искусство играют большую роль в воспитании латышей в духе дружбы народов и пролетарского интернационализма. Опыт строительства латышской социалистической культуры, как увидим ниже, доказывает, что трудящиеся, руководимые Коммунистической партией, способны создать самую- прогрессивную, демократическую культуру.

С социалистическим преобразованием экономики и культуры исчезают различия между условиями жизни горожан и сельского населения. Трудящимся села становятся все более доступными те культурные ценностиt которые находятся в распоряжении горожан: в деревне регулярно выступают профессиональные театральные коллективы, хоры, деятели искусства, устраиваются выставки произведений искусства, киносеансы* развивается художественная самодеятельность. Переход от хуторского расселения к колхозным поселкам также способствует ликвидации различий между условиями жизни трудящихся города и деревни.

Новый, социалистический образ жизни, новые трад ции укрепляются и прокладывают себе путь в борьбе против пережитков капитализма в сознании более отсталых членов общества — против религиозных предрассудков \ частнособственнических и буржуазно-националистических тенденций и других остатков буржуазной идеологии. Распространению новых социалистических традиций оказывает сопротивление католицизм в Латгалии и сектанты (баптисты, адвентисты и др.)* По мере укоренения нового образа жизни во всех даже в самых глухих уголках Латвии исчезают особенности, характерные для отдельных латышских этнографических районов, модифицируется, совершенствуется и освобождается от всего устаревшего современная культура латышского народа. В материальную культуру, образ жизни, народное искусство латышской социалистической нации проникают лучшие традиции соседних социалистических наций. В содержании и форме латышской национальной культуры все большее распространение находят интернациональные элементы, появляются признаки, свидетельствующие о том, что начинает складываться единая по форме и содержанию культура коммунистического будущего.