Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественная жизнь литовцев
Этнография - Народы Европейской части СССР

В быту литовских крестьян до конца XIX в. сильно сказывались общинные традиции. Несмотря на то, что в Литве общинного пользования пахотной землей с периодическими переделами не было, деревню объединяло пользование общими лугами и пастбищами, обычай взаимопомощи, а также совместное участие в семейных и календарных праздниках и развлечениях и т. д. Для решения вопросов, касающихся всей деревни: наем старшего пастуха (kerdzius), строительство и ремонт мостов и дорог, огораживание прогонов для скота и т. п., несколько раз в год созывались сходы дворохозяев.

Соседская помощь по традиции оказывалась в несчастных случаях, при пожаре, болезни хозяина и др. Погорельцу соседи предоставляли во временное пользование скот, выделяли зерно, фураж, строительные материалы. Трудовая взаимопомощь проявлялась в форме толок (talka) для жатвы ржи, сенокоса, дергания и трепания льна, молотьбы, вывоза навоза и постройки дома. На такие работы приглашал хозяин двора, и отказ без уважительной причины считался невозможным. Участники толок работали своими орудиями труда. После окончания работ хозяин устраивал угощение (pabaigtuves) с пивом и часто с танцами.

Другой формой совместных работ был еще в начале XX в. у беднейших слоев крестьянства, особенно в юго-восточной части Литвы, обычай тканья так называемой складной ткани. Три-четыре соседки складывали равное количество шерстяной пряжи для основы и утка, потом ткали на одном станке по очереди. Таким образом, ткали материал для мужской и женской верхней одежды — юбок, накидок, а также браные узорчатые покрывала для кроватей.

Были известны у литовцев посиделки (vakarones), существовавшие в восточных и юго-восточных районах Литвы еще в начале XX в. На посиделки женщины шли со своими орудиями труда — веретеном, самопрялкой, и каждая работала для себя. Перед свадьбой подруги невесты, собравшись на посиделки, шили рубахи для жениха, ткали пояса и т. п. Иногда на посиделки приходили также парни, они вили путы, драли перья. Молодежь [для развлечения и отдыха играла в разные игры.

Для литовской деревни до разбивки ее на хутора характерен был обычай одалживать соседям самые различные вещи: хлеб, огонь, бердо для ткацких станов и др. Одалживаемый хлеб взвешивали на безмене. В западной части Литвы чаще всего одалживалась закваска (raugas) для ржаного теста, особенно для новой квашни.

До появления спичек живой огонь особенно ценился. Горячие угли, покрытые пеплом, держались в предпечье и если они гасли, хозяйка спешила к соседке «за огнем».

В литовской дореформенной деревне широко бытовала традиция угощать соседей всякой свежинкой. В центральной и западной частях Литвы соседка относила к соседке попробовать еще горячий каравайчик ячменного или пшеничного хлеба. По всей Литве существовала традиция носить близким соседям молозиво (krekenys), запеченное с яйцами в глиняном горшке. Рыбаки Куршского залива носили соседям жидкое подсоленное молозиво, чтобы, по поверью, никто не мог повредить корове.

В центральных и северных районах Литвы, в районах, которые издавна славились изготовлением крепкого домашнего ячменного пива, еще в первой четверти XX в. существовал обычай «коштувес» (kostuves): соседа независимо от личных отношений приглашали отведать свежего пива или относили ему кувшин пива. При забое свиньи соседям несли угощение (skerstuves): понемногу разных частей туши — почек, легких, филе, костей, а также кровяные колбасы; в юго-восточных районах Литвы, кроме того, и крови^для супа.

Среди обычаев соседского общения надо еще упомянуть традицию поочередной топки бани несколькими соседями.

Очень характерным для дореформенной литовской деревни, наряду с традицией пчелиного сябровства, было сябровство по разведению мелких животных (bandziulyste): чужие по происхождению люди — соседи или знакомые, одалживая какое-нибудь животное (обычно овцу) и присматривая за ним, тем самым становились в отношения, близкие к родственным.

Еще в конце XIX в. календарные праздники также имели у литовцев общественный характер: они давали возможность совместных развлечений.

Одним из основных годовых праздников было рождество (25 декабря), когда оканчивался срок найма батраков. Сверх уговоренной оплаты, хозяйка дарила батракам каравай ржаного хлеба и кусок копченого мяса.

В сочельник подавался торжественный ужин (kucios) из старинных традиционных блюд: кислого овсяного киселя, пареного гороха или пшеницы с медом, мелких пшеничных сухариков со сладким маковым молоком, грибов и селедки. После ужина молодежь гадала.

Под Новый год в деревнях устраивалось карнавальное «шествие королей», изображавшее трех волхвов. Вместе с ними шли «ангелы», «черт», «смерть», маски животных и птиц («конь», «козел», «медведь», «цапля», «петух») и т. д. При встрече Нового года (Naujieji metai) в некоторых местах Литвы зажигали сноп, щелкали бичом, стреляли и т. п.

Последним праздником зимнего цикла была масленица (uzgavenes). На масленицу издавна устраивался народный карнавал, в котором участвовали персонажи, изображавшие «войну» зимы и весны. Характерным персонажем праздника у западных литовцев являлось «Морэ» (More) — чучело в старой женской одежде, посаженное на колесо, укрепленное на полозе саней. Морэ сопровождали ряженые. Праздник заканчивался сжиганием Морэ. На востоке Литвы вместо Морэ возили по деревням «пчел», — бочку с посаженными в нее детьми, которых все старались облить водой. На масленичных карнавалах в Жемайтии участвовали сатирические маски — «барин», «жандарм», «шляхтич», комические персонажи — обжора Лашининис, «скупой», жених-неудачник Сидарас и др. Существовали аллегорические фигуры, восходящие к мистериям: «смерть с косой», «дьявол», «отшельник» и др. Маски-участники карнавала пели, танцевали, шутили. На масленицу катались на санях, обливались водой, гуляли в масках. Основное внимание уделялось магическим обрядам, которые должны были увеличить урожай льна. Традиционным блюдом на масленицу служили блины.

Первую борозду вспахать старались не раньше 23 апреля, дня св. Георгия, чтобы гром и гроза не повредили полям. Этот день также считался днем первого выгона скота на пастбище и окончанием срока службы семейных батраков.

Самым важным весенним праздником считалась пасха (velykos). В этот день по народным обычаям обливали друг друга водой, хлестали ветками можжевельника или березки, качались на качелях, зажигали костры, катали и били крашеные яйца.

Троица в литовском народном календаре считалась праздником весеннего сбора пастухов. Пастухи накануне праздника украшали коров венками, за что их одаривали яйцами* маслом, мукой и т. п. Все это в день праздника шло на угощение. У входных дверей снаружи ставились березки, внутри изба украшалась зеленью.

Главным летним праздником считался Иванов день (jonin.es, 24 июня). Народные гулянья проходили накануне праздника до полуночи. Зажигались костры или укрепленные на жердях бочки со смолой, женщины и девушки ходили на луга собирать лечебные травы, молодежь качалась на качелях, пускала по воде венки, искала «цветок» папоротника, устраивала в складчину угощения у костра, танцевала. С этим праздником совпадало начало сенокоса.

Последний осенний праздник — Мартинов день (11.XI) — больше всего отмечался в западной части Литвы. В этот день здесь было принято рассчитываться с общинными наемными работниками — старшим пастухом и деревенским кузнецом.

Традиции соседского общения были характерны для дореформенной деревни. С развитием капиталистических отношений, особенно в буржуазной Литве, они постепенно исчезают.

Зажиточные крестьяне, прежде всего кулаки, с пренебрежением относились к менее состоятельным крестьянам и сельской бедноте. Мерилом в отношениях между односельчанами и даже родственниками стало имущественное положение — размеры хутора, .наличие импортного племенного скота (особенно коров и лошадей), качество жилища и пр. Старостой деревни, управляющим волостью выбирались обычно представители сельской буржуазии.

Переселенные на хутора крестьянские семьи мало общались с бывшими односельчанами, жили интересами лишь своего собственного хозяйства. Такие формы трудового общения крестьян, как совместные работы, прежде всего сенокос, отпали. Для работ, требующих большого числа рабочих рук (вывоз навоза, уборка картофеля, молотьба моторными молотилками и пр.), в кулацких хозяйствах организовывались толоки-отработки. На помощь соседу по его просьбе в указанный день посылались батраки или молодежь семьи, взамен сосед был обязан прислать помогавшему на такую же работу такое же количество работников. Добровольная помощь на полевых работах оказывалась друг другу большей частью только неимущими соседями и то в исключительных случаях: пострадавшим от пожара, при заболевании хозяина и т. п.

На семейные торжества гости стали приглашаться специально (до конца XIX в. на свадьбу в деревнях ходили все — приглашенные и неприглашенные). При приглашении гостей и даже родственников учитывалась их социальная принадлежность. Молодежь также обычно дружила только с «равной» себе.

Для общественной жизни буржуазной Литвы характерно наряду с политическими партиями существование разных организаций, носивших шовинистическо-националистический и клерикальный характер.

Борьбу с клерикализмом вело «Общество свободномыслящих», хотя оно и не поднималось до научного атеизма. Культурно-просветительной деятельностью занималось прогрессивное общество «Культура», тоже антиклерикального направления; членами его были в основном представители трудовой интеллигенции.

Подлинно народную прогрессивную революционную идеологию несли в массы литовские коммунисты. Коммунистическая партия и комсомол Литвы в период буржуазной республики проявляли большую энергию, организуя городской и сельский пролетариат, объясняя широким массам трудящихся антинародную политику буржуазии, которая с конца 1926 г. открыто вела страну по пути фашизма. Несмотря на исключительно тяжелые условия работы в глубоком подполье, коммунисты завоевали большой авторитет среди трудящихся. В городах среди промышленных рабочих влияние коммунистических организаций было особенно ощутимым: рабочие праздновали день 1 Мая, в этот день выходили на демонстрации, пели Интернационал и другие революционные песни, проводили забастовки, выдвигая экономические и политические требования. Сельские же рабочие — батраки, бобыли и малоземельные крестьяне — были почти неорганизованы, общественная жизнь деревни была более отсталой.

С восстановлением Советской власти произошли глубокие изменения и в общественном быту населения Литвы. Литовский народ сплотился вокруг Коммунистической партии. Прекратили свое существование враждебные народу фашистские и клерикальные организации. Передовая часть литовской интеллигенции, рабочих и колхозников вступает в ряды Коммунистической партии и комсомола. Все работающие на предприятиях и учреждениях стали членами профсоюзных организаций. В Литве развернулась подлинная культурная революция, которая пробудила творческие силы простых людей, внушила им веру в самих себя.

Забываются требования религиозного культа, все меньше соблюдаются церковные праздники. Характерно, что не только по воскресеньям, но даже и во время престольных праздников костелы часто пустуют. Отходу населения от церкви способствует формирование в последние десятилетия безрелигиозных форм быта, активной носительницей которых является молодежь.

Общественная жизнь трудящихся Литвы оживилась. Очень популярна художественная самодеятельность — хоровая, танцевальная, музыкальная. На каждом заводе, в каждом колхозе и совхозе имеются кружки самодеятельности, отделения спортивных обществ: «Жальгирис», «Нямунас» (колхозное спортивное общество) и др. Во всех этих кружках и обществах участвуют люди разных национальностей. Исчезла былая замкнутость отдельных семей. Это особенно ярко проявляется на семейных, государственных и общественных праздниках.

В Советской Литве наряду с использованием лучших традиций прошлого создаются и развиваются новые советские традиции. Они проявляются в праздновании таких наших революционных и советских праздников, как 1 Мая, годовщина Великой Октябрьской социалистической рево^ люции, День Советской Армии, 8-е марта, праздники весны, окончания весеннего сева, урожая, День животновода и т. п. К новым праздничным: традициям литовского народа принадлежат также республиканские, межрайонные и районные праздники песен и танцев, фестивали молодежи:

В это время проводятся также выставки достижений местных колхозных полеводов и животноводов, передовики сельского хозяйства награждаются почетными грамотами, премиями. Затем выступают самодеятельные танцевальные, хоровые, музыкальные и спортивные коллективы. В фестивалях обычно участвуют представители соседних республик. Праздники заканчиваются спортивными состязаниями и играми. С наступлением темноты устраивается карнавальное шествие. Эти праздники служат одним из средств коммунистического воспитания трудящихся Литвы, орудием борьбы с религиозными предрассудками отсталой части населения. Для всех этих праздников характерной чертой является их организованность и массовость.

Внедрение коммунистического мировоззрения, укоренение в быту литовского народа новых семейно-бытовых и общественных традиций, повышение культуры быта — неотъемлемая часть той борьбы за создание коммунистического общества, к которой призвал всех советских людей XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза, принявший величественную программу построения коммунизма.

В настоящее время общественный быт колхозников деревни, как и рабочих фабрик и советской интеллигенции, тесно связан с общественной жизнью всего литовского народа, вместе со всеми братскими народами Советского Союза строящего коммунизм. Общественная жизнь характеризуется сейчас активным участием всех слоев населения в общем труде и развлечениях, коллективным проведением досуга, а также активным участием народных масс в работе местных органов власти.

Огромный размах приобрела политико-воспитательная работа. Исто- рические решения XX и XXII съездов КПСС, постановления Пленумов ЦК определили основные направления идеологической работы среди населения, наметили величественную программу построения коммунизма. Это потребовало решительной перестройки методов политико-массовой работы, всемерного приближения ее к решению практических задач дня.

Организованы народные университеты, проводятся вечера вопросов и ответов, выездные научные конференции специалистов сельского хозяйства и т. п. Активное участие во всех этих мероприятиях принимают члены республиканского Общества по распространению научных и политических знаний «Жиния». Воспитанию народа в духе советского патриотизма и боевых традиций прошлого способствует Краеведческое общество Литовской ССР. С помощью краеведов было выяснено много до сих пор неизвестных героев Советской Армии, павших за освобождение Литвы от гитлеровских захватчиков. Литовский народ свято чтит их память, их именами называют улицы, школы и др.

Массовый отклик получил в Литве призыв жить и работать по-коммунистически. Не только на промышленных предприятиях, но ив колхозах, на животноводческих фермах, в тракторных бригадах люди всем коллективом стремятся повысить свой общеобразовательный уровень, помогают Друг Другу в труде. Это свидетельствует о развитии коммунистических начал среди всех слоев населения, о сближении деревни с городом, колхозного крестьянства с передовым рабочим классом.