Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Семья и семейный быт литовцев
Этнография - Народы Европейской части СССР

Вопрос о времени разложения семейной общины и возникновения малой семьи до последнего времени еще не решен. Некоторые советские историки и археологи (Ю. Юргинис, П. Куликаус- кас), основываясь на анализе археологических данных и письменных источников, полагают, что процесс разложения семейной общины начался довольно рано, и в XIII—XIV вв. у литовцев наряду с большими семьями уже существовали малые. Однако в раннефеодальный период (XIV—XV вв.) феодальные повинности взимались со двора («дыма», позже «службы»), что способствовало консервации большой семьи. При этом «службу» нельзя отожествлять с семейной общиной, так как в ее состав нередко входило несколько больших или малых семей, причем иногда и не родственных (семьи сябров или потужников). Объединяющим принципом было совместное пользование землей и коллективная ответственность «службы» за выполнение повинностей феодалу. После волочной реформы (XVI в.) развитие малой семьи ускорилось. Если даже две родственные семьи получали одну волоку, то вели хозяйство самостоятельно, совместно отбывая лишь повинности. Впоследствии усиление тяжести феодальных повинностей, падавших на одну волоку, привело к увеличению числа юридически неразделенных крестьянских дворов, семьи которых вели свое домашнее хозяйство независимо друг от друга. После вхождения Литвы в состав России податной единицей стал крестьянский двор. Сама форма обложения и интересы помещиков требовали сохранения большесемейных коллективов. Литовские помещики, стараясь достичь более высокой интенсивности крепостного хозяйства, стремились к тому, чтобы крестьянские дворы были возможно многолюднее и размеры хозяйства^крупнее. Раздел не разрешался до совершеннолетия детей старшего женатого брата. Все члены семьи подчинялись хозяину (отцу или старшему брату).

Однако тяга к разделу дворов, как показывают судебные документы XIX         в., была очень сильной и пресекалась административными мерами. Поэтому разделы во второй половине XIX в. совершались по устному соглашению в рамках крестьянского двора. В таких случаях семьи женатых братьев, даже проживавших под одной крышей отцовского дома, делили результаты общего труда и питались отдельно. Фактический раздел подобных семей раньше начался в западных и северных областях Литвы.

В литовской семье досоветского времени главная роль принадлежала отцу, который, будучи хозяином дома и главой семьи, распоряжался судьбами других ее членов, бюджетом и хозяйством; только небольшие суммыг получаемые хозяйкой за проданные на базаре яйца, масло, сыр и т. п., были в ее распоряжении.

В вопросах заключения брака решающее слово принадлежало отцу, в меньшей степени — матери. Основную роль в создании большинства новых крестьянских семей играли не любовь и взаимная симпатия молодых людей, а хозяйственные расчеты. Заключение брака против воли родителей могло привести к изгнанию из дома и лишению наследства. Несравнимо меньшее значение имущественные соображения имели в рабочих и батрацких семьях.

Регистрация актов гражданского состояния по конкордату буржуазного правительства Литвы с Ватиканом была передана духовенству, брак без церковного венчания считался недействительным, а дети от такого брака — внебрачными и не имевшими права наследования. Католическое духовенство препятствовало бракам католиков с инаковерующими.

Расторжение брака церковью не допускалось, и оформленные разводы из-за этого были исключительно редкими.

По обычному праву недвижимое имущество передавалось старшему сыну с условием пожизненного содержания престарелых родителей и выплаты соответствующих долей (не всегда одинаковых) деньгами и натурой выходящим замуж сестрам и выходящим из двора братьям.

Старики из бедных семей пополняли ряды бродячих нищих. В состоятельных семьях при передаче хозяйства сыну или зятю старики родители в нотариальном акте записывали себе пожизненное содержание (isimti- пё), до мелочей указывая в нем количество, качество и срок предоставления сельскохозяйственных продуктов. В Жемайтии престарелым родителям отводили особое помещение в противоположном от собственных жилых комнат конце дома. Бывало, что при продаже хозяйства с аукциона на нового владельца переходило и содержание престарелых родителей бывшего хозяина, которые оставались жить в проданном доме.

У литовцев по традиции давалось дочери два вида приданого: «крайтис» (kraitis) и «пасога» (pasoga). Крайтис (ткани, одежда, мебель и различные предметы домашнего обихода), большая часть которого была создана руками самой девушки, считался ее собственностью и не являлся объектом торга при сватовстве. Пасога (деньги, скот, земля, сельскохозяйственный инвентарь) давалась дочери по усмотрению отца в дар и предназначалась для экономического подкрепления хозяйства молодой семьи, поэтому пасога служила предметом торга при сватовстве.

Торг вел посредник жениха — сват (pirslys). В пасогу по традиции входили дойная корова, свинья, лошадь в упряжке. Из-за поисков возможно большей пасоги случались браки между людьми разнога возраста, иногда вовсе незнакомыми. Меньше значения имело приданое в семьях рабочих и батраков. В Советской Литве оба вида приданого как в городе, так и в колхозной деревне окончательно потеряли прежнее экономическое значение.

В крестьянском быту раньше широко встречалось примачество,— форма брака, при которой мужчина входил в дом жены. В примаки шли обычно младшие сыновья и бедняки.

Литовские крестьянки при родах обычно пользовались помощью повитухи, так как квалифицированная медицинская помощь была недоступна из-за дороговизны и отсутствия в деревнях (и вообще в провинции) медицинских учреждений. Так, в 1930 г. на каждые 10 ООО жителей приходилось всего 2,51 врача, 1,32 стоматолога и 1,78 акушера.

Бесплодие женщины считалось одним из самых больших бедствий семьи. Всегда, особенно первым ребенком, предпочитали иметь мальчика. До года (иногда и больше) младенца кормили грудью. В промежутках между кормлениями ребенку давали соску или завернутую в чистую тряпку массу из подслащенного хлеба. Первые три-четыре месяца новорожденного туго пеленали.

Для укачивания детей применялись колыбели двух видов: подвесные (lopsys) и стоячие (vyge) на гнутых полозьях. Теперь укачивание и свивание детей не только в городе, но и в деревне стало редким явлением.

Маленькие дети приучались стоять с помощью стойки (stovyne) — двух дощечек, соединенных между собою по углам четырьмя палочками. В верхней доске имелся круглый вырез такой величины, чтобы ребенок мог свободно в нем шевелиться. Нижняя доска служила полом. К ходьбе ребенок приучался с помощью «бегунас» (begUnas) — жерди, закрепленной верхним концом под потолком избы, нижним — в полу. К ней был прикреплен обруч для придерживания поставленного внутрь ребенка. Стойки и бегунас применялись в тех случаях, когда матери были заняты домашними работами.

Традиционное отношение литовского народа к воспитанию молодого поколения было всегда очень строгим. Детей рано приучали к труду, воспитывали в них уважение к старшим. Сурово осуждалось нарушение общепринятых моральных норм.

Чтобы добиться послушания, детей пугали чужими людьми, особенно цыганами, божьей карой и т.д., применялись телесные наказания. С ранних лет дети начинали участвовать в легких домашних, а позже и полевых работах, в первую очередь в пастьбе скота.

Рождение ребенка сопровождалось различными обрядами. Через несколько дней после родов старшие женщины деревни посещали роженицу. В восточной части Литвы по сохранившейся до сих пор традиции каждая из них приносит с собой яичницу или гречневую кашу. Муж роженицы угощает их вином.

По случаю наречения ребенку имени устраивался праздник. Еще в XVI в. давали имя ребенку без участия священника. Затем стали ездить для проведения крестин по христианскому обряду в церковь или звать священника домой. Кумовьями выбирались обычно родственники или друзья. Праздник, следовавший за церковным крещеньем, сохранял много обрядов, носивших полушутливый характер. При этом неоднократно собирались с гостей деньги для повитухи. Крестины заканчивались «вывозом» повитухи, посаженной на борону или в корыто.

Традиционная литовская свадьба состояла из трех циклов: сватовства {pirslybos), самой свадьбы (vestuves) и послесвадебного посещения дочерью своих родителей (sugraztai).

В период сватовства жених со сватом несколько раз посещали дом родителей невесты. Окончательная сделка (uzgeros) совершалась после смотрин хозяйства жениха. Во время обручения молодые обменивались подарками. Основным моментом обручения служило обрядовое питье пива или вина: родительская сторона невесту «пропивала», сторона жениха «запивала». Обручение у древних литовцев означало окончательный брачный договор. Еще в конце XVII в. после обручения молодые начинали совместную жизнь, свадьбу же справляли иногда год спустя, обычно осенью.

Перед свадьбой за гостями высылался молодой парень — квеслис (kvieslys) верхом на убранной цветами хорошей лошади, в нарядной высокой шапке. В руках он держал украшенную поясами палочку. На нее приглашенные девушки привязывали подарки для квеслиса: полотенца, тканые пояса и т. п. Гости приглашались специальной традиционной речью, «орацией» квеслиса. Этот обычай существовал до 20-х годов нашего века.

В восточной части Литвы накануне свадебного дня невеста в сопровождении старшей подружки шла по родной деревне и с поклоном приглашала всех больших и малых на свадьбу. Приглашенные одаривали невесту и ее подругу штуками холста, полотенцами и др. Гости приносили в подарок хозяйке съестные припасы.

Накануне свадьбы вечером исполнялись обряды расплетения кос, причесывания волос невесты и плетения венка из руты.

В юго-восточных районах Литвы прибывший перед венцом в дом невесты жених встречался на пороге отцом невесты с хлебом, солью и стаканом вина. В Жемайтии и других местах Литвы жених принимался с мнимым недружелюбием, перед поездом жениха загораживали ворота, требовали выкуп. Проход в избу и место за столом выкупал сват остроумными ответами на заданные ему вопросы и подарками—вином, пирогом.

Молодую в доме жениха встречали его родители (в Дзукии только отец) с хлебом-солью. На востоке Литвы еще в начале XX в. в отдельных случаях при встрече молодых свекровь набрасывала на них овчинный тулуп или клала шубу на пороге избы.

Молодоженов укладывали спать в клети или каморе без особых церемоний. Пробуждение после первой ночи встречалось шумно, с музыкой и шутками. В этот день проводились различные церемонии, означавшие, чтомолодая перешла в число замужних женщин, и обряды, которые должны были принести ей счастье в семейной жизни (надевали чепец и намитку, вручали предметы домашнего обихода и т. д.). В это же утро по традиции невеста раздавала родне мужа подарки собственной работы — холсты, полотенца, пояса и т. п.

В знак принятия молодой в число новой родни она приглашалась старшим шафером или сватом танцевать, за что одаривала его полотенцем.

Известную роль в свадебных обрядах играла сваха, которая на всем протяжении свадьбы замещала мать невесты, а также распоряжалась обедом, на котором подавался специальный свадебный каравай.

Одним из завершающих свадьбу обрядов было «вешание» свата. Сначала свата возили на бороне, поили рассолом, «угощали» объедками и т. п. Затем свата «казнили» (вместо свата вешалось чучело, набитое соломой). Свадьба заканчивалась шутками, «выкуриванием» гостей: под столом зажигалась охапка соломы. Последним блюдом свадебного пира обычно были щи или лапша. На следующее воскресенье молодые навещали родителей новобрачной.

Литовская традиционная свадебная обрядность богата песнями, остроумными речами, играми. В буржуазной Литве традиционный свадебный обряд сильно сократился и упростился, сохранив большей частью шуточные моменты. В среде интеллигенции, а также среди рабочих он почти на соблюдался.

В отличие от свадебной обрядности литовские традиционные похоронные обряды сохранялись устойчиво. В них было много элементов, связанных с анимистическими воззрениями и культом предков. Покойника сразу же после смерти обмывали, одевали в лучшую одежду и клали на доску, покрытую белыми скатертями и узорчатыми покрывалами. Умершего два-три дня держали дома. Около тела постоянно находился кто-нибудь, из родных, родственников и соседей, которые время от времени пели религиозные песни и угощались пивом и различными кушаньями.

Кое-где вплоть до начала XIX в. в гроб клались разные вещи: орудия труда, украшения, деньги, хлеб.

В старину литовцы хоронили умерших на закате. Гроб везли на кладбище закрытым. В день похорон в доме умершего устраивались поминки (pakastynes), во время которых в прошлом на стол ставилась свободная посуда и оставлялся стул для души покойного. Во время поминок поминались все умершие данной семьи.

Поминки устраивались на седьмой, девятый, сороковой день и через год после смерти, а также в день умерших (velines — 2 ноября). Умершие члены семьи поминались также накануне всех больших календарных праздников: рождества, масленицы, пасхи и др. В этих случаях для душ покойных родственников еще в середине XIX в. во многих местах Литвы оставлялся на ночь накрытый стол.

Надгробными памятниками были обычно кресты. Старинные могильные памятники, представляющие собой деревянные столбы со стилизованными головками коня, птиц и др., ныне встречаются лишь на кладбищах побережья Балтийского моря и на Куршской косе. На западе Литвы надгробные памятники совсем низкие, на востоке они очень высокие. В Жемайтии, кроме обыкновенных крестов, на кладбищах ставились выполненные народными мастерами деревянные часовенки с многочисленными скульптурами святых.

В буржуазной Литве распространились доски из гранита или мрамора с высеченными на них именем, фамилией, датой рождения и смерти похороненного, без культовых символов.

В советское время произошли глубокие изменения в литовской семье, в ее структуре, порядке создания семьи, во взаимоотношениях ее членов> в семейной обрядности.

Советская власть положила начало новому принципу организации литовской семьи. Уже в 1940 г. одним из первых актов литовского советского правительства было отделение церкви от государства, введение гражданского брака, а также предоставление права на развод. Все это содействовало созданию новой советской семьи, в основу которой положены не материальные расчеты, как это нередко бывало в прошлом, а взаимная симпатия и общность интересов.

Современная литовская семья состоит обычно из двух поколений — родителей и детей. Семьи из трех поколений — родителей, детей и стариков, по данным этнографической статистики, составляют около 12% общего числа всех семей. Семьи немногочисленны: по данным*всесоюзной переписи 1959 г., средний размер семьи у городского населения — три-четыре человека, у сельского населения — три—семь человек.

Благодаря образованию (восьмилетнее, среднее и высшее) возрос авторитет молодого поколения в современной семье. Старики являются лишь советчиками по праву жизненного опыта. Старики обеспечены или государственными пенсиями, или колхоз выделяет им приусадебные участки и пособия. Только за 1962 г. государственные пенсии получили в республике 154 тыс. человек. В некоторых случаях старики, не имеющие кормильцев, содержатся на средства колхоза или живут на государственном обеспечении в домах для престарелых. Пенсионерам, проживающим в крупных городах Литвы, выделяются участки неподалеку от города'для коллективных фруктовых садов.

Литовские женщины активно включились в общественное производство, приобрели многие новые специальности, которые раньше считались исключительно мужскими, стали наряду с мужчинами трудиться во всех областях народного хозяйства и культуры.

Приданое утратило прежнее значение, и молодые люди вступают в брак по взаимной любви и уважению. Частым явлением, особенно в городах, среди рабочих и интеллигенции, стали смешанные по национальности браки. Число пар, венчающихся в костеле, резко сократилось. Этоследствие не только атеистической пропаганды, повышения культуры населения, резкого сокращения числа верующих, но и практической деятельности Бюро записи актов гражданского состояния на местах. Республиканская комиссия гражданской метрикации при Министерстве культуры уже разработала новый церемониал бракосочетания, наречения имени новорожденным, похорон и поминовения умерших. При содействии этнографов в эту новую обрядность вошли лучшие элементы народных традиций. В последнее время гражданские свадьбы прочно вошли в быт. Широко распространены свадьбы, которые организуются комсомолом, профсоюзом или товарищами по работе. Они справляются за счет коллективаг обычно в помещении клуба или дома культуры. На свадьбе присутствуют руководители и знатные люди коллектива, молодые получают памятные подарки (мебель, телевизор и др.) Комсомольские свадьбы устраиваются для молодых людей, пользующихся особым уважением и любовью товарищей, для передовиков производства.

Для Бюро загса в городах и районных центрах отводятся светлые, просторные помещения, регистрация браков проводится торжественно в особо установленные дни недели. Молодые приезжают в загс на автомашинах, украшенных цветами, в сопровождении традиционного свадебного поезда — дружек, шаферов, свата и свахи, музыкантов. Их встречают работники Бюро в национальных костюмах, играет музыка, председатель исполкома или депутат проводит начальную церемонию: читает текст присяги бракосочетающихся—быть верными друг другу, любить друг друга и воспитывать своих детей верными строителями коммунизма. При этом молодые обмениваются кольцами, целуются, присягу скрепляют своими подписями в книге регистрации, затем им вручается свидетельство о браке в художественной, оформленной национальным орнаментом кожаной папке. Старшая дружка переносит традиционный рутовый венок с левой стороны на правую, старший шафер перекалывает красную или белую ленточку с рутой от левого борта пиджака молодого к правому борту. При этом сват открывает шампанское и наполняет бокалы молодых. После этого молодые с гостями фотографируются на память. В свадьбе много переосмысленных традиционных моментов литовской свадебной обрядности: встреча молодых с хлебом-солью, «вешание свата». Во всем этом немало игровых элементов, насыщенных духом современности (диалоги, шутки, своеобразные мизансцены). Если в старину молодая одаривала родню мужа, теперь молодоженов одаривают все собравшиеся родственники, знакомые, товарищи по работе.

Значительные сдвиги произошли в Советской Литве в области воспитания молодого поколения.

Большая сеть родильных домов, больниц, амбулаторий в городах и сельских местностях дала возможность всем женщинам пользоваться при родах квалифицированной медицинской помощью. Воспитание детей в годы Советской власти в Литве приобрело новые черты. Большую помощь родителям в этом оказывают городские и колхозные детские ясли и сады. В 1962 г. в республике было 120 (в 1940 г.— 4 на 180 мест) постоянно действующих детских ясель на 5,3 тыс. мест, 316 детских садов на 18,1 тыс. мест и 60 ясель-садов на 6,2 тыс. мест. Кроме того, в сельских местностях организуются еще и сезонные ясли и детские сады на время страдной поры. Постоянными помощниками семьи являются также школы, пионерские и комсомольские организации. Многодетным семьям государство выплачивает специальное пособие. Дети матерей-оди- ночек пользуются одинаковыми правами с детьми, рожденными в зарегистрированном браке.

Вместо крестин все больше утверждается обычай гражданского наречения имени младенцам.Торжество наречения имени—«вардинос»(г;агсй/?го5)— проводится городскими бюро загса каждый месяц, в районных центрах и селах—каждый квартал. Запись новорожденных проводится в торжественной обстановке, в украшенном зале дома культуры или клуба в присутствии родителей, восприемников (их называют «родителями имени»), друзей и односельчан. Восприемниками по традиции бывают женщина и мужчина из числа близких родственников и друзей семьи новорожденного. Праздник наречения имени сопровождается многими игровыми традиционными обычаями. Родителям новорожденного выдается особый «альбом новорожденного» — удостоверение о наречении именем; восприемники дарят младенцу памятный медальон.

Более устойчиво сохраняется в семейном быту похоронная обрядность, но как в городах, так и в деревнях преобладают гражданские похороны, без участия духовенства.

Гроб, увитый цветами и венками, покоится на возвышении. У него выставляется почетный караул из товарищей и близких покойного, звучат траурные мелодии. С прощальными речами на гражданской панихиде выступают представители общественных организаций, близкие покойного.

Для выражения соболезнования в республике изданы траурные открытки.

Домашнее отпевание и духовное пение полностью исчезли, даже если похороны проводятся с соблюдением церковного обряда.

В последние годы во многих районных центрах осенью, обычно в последнее воскресенье октября, проводятся дни поминовения умерших. Накануне проводятся траурные собрания, посвященные памяти героев революции, жертв Великой Отечественной войны и гитлеровской оккупации. На следующий день население посещает кладбище, где проводится траурный митинг; на могилах, по обычаю, горят свечи.

Таким образом, советские бытовые традиции уже завоевали прочное место в быту литовского народа, тем самым нанеся решительный удар семейной религиозной обрядности, которая до недавнего времени в Литве проявляла себя еще довольно четко. В настоящее время первенствуют уже безрелигиозные, создаваемые на почве лучших традиций прошлого светские обряды.