Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Ремесла и домашнее производство литовцев. Сельское хозяйство
Этнография - Народы Европейской части СССР

О городских ремеслах в Литве имеются довольно ранние сведения. Уже в XIII—XIV вв. прослойка ремесленников в городах Литвы, особенно в .Вильнюсе, оыла сравнительно многочисленной. В конце XV в. стали возникать первые цеховые организации ремесленников, искавших форм защиты от феодальной эксплуатации. 1ак, в 14У5 г. в Вильнюсе были основаны ювелирный и портняжный цехи, а к концу XVI в. там насчитывалось уже 16 цехов. Цеховые организации существовали и в других городах, имевших так называемые магдебургские права — в Каунасе, Тракае и др.

В цехи объединялись в первую очередь ремесленники, изготовлявшие предметы первой необходимости (портные, сапожники, кожевники, кузнецы, ткачи, седельщики, строители), но существовали и цехи мастеров, изготовлявших предметы роскоши,— ювелиров, часовщиков.

Следует отметить, что по национальному составу слой городских ремесленников был весьма пестрым. Во всех городах жили литовцы- ремесленники, наряду с ними в Вильнюсе было очень много русских, поляков, евреев, встречались также немцы, преимущественно странствующие подмастерья.

Цеховые ремесленники старались не допускать на городские рынки изделий неорганизованных ремесленников, работавших в имениях, местечках и городах. Острые конфликты на этой почве происходят уже в XVII в. Однако слой нецеховых ремесленников все время увеличивается не только в небольших городах и местечках, но и в тех городах, где были цеховые организации. В конце XVIII — начале XIX в. численность нецеховых ремесленников в городах уже превышала число цеховых. Тем не менее цеховые организации просуществовали в Литве до 1898 г.

Слабое и позднее развитие промышленности в Литве способствовало длительному сохранению ремесленного производства, в первую очередь в тех отраслях, которые не испытывали промышленной конкуренции и обслуживали бытовые потребности населения: изготовление одежды, обуви, мебели, строительные работы. Так, в Вильнюсе в середине XIX в. насчитывалось около 5 тыс. ремесленников, в 1875 г. свыше 10 тыс., а в 1897 — 17,7 тыс. Общая численность ремесленников в Ковенской губ. возросла с 6647 человек в 1868 г. до 37 тыс. в 1897 г. и превысила 39 тыс. в 1913 г.

До отмены крепостного права ремесленники были выходцами в основном из числа горожан или жителей местечек. В Вильнюсе жили также помещичьи крестьяне, посланные туда для обучения ремеслу. После отмены крепостного права количество ремесленников из крестьян возросло, в связи с чем выросла и численность ремесленников-литовцев. Однако и в конце XIX — начале XX в. литовцы не составляли абсолютного большинства ремесленников ни в городах, ни в местечках. Преобладали ремесленники-евреи, значительна была прослойка белорусов и поляков.

Городские ремесленники с середины XIX в. стали постепенно все сильнее ощущать конкуренцию промышленных товаров. Не будучи в состоянии конкурировать с более дешевой машинной продукцией, ремесленники разорялись или теряли свою самостоятельность, попадая в зависимость от крупного капитала в приобретении сырья и сбыте продукции. В Вильнюсе, Каунасе, а позже и в других местах крупные предприниматели стали практиковать раздачу сырья ремесленникам через мастерские и магазины. Готовая продукция сдавалась туда же за крайне низкую, обычно поштучную плату. Наряду с этим ремесленники в местечках и в конце XIX в. нередко работали только на заказ, не прибегая к иным формам реализации продукции.

Кроме рано выделившегося и долго сохранявшегося ремесленного производства, в литовской деревне широко была развита и домашняя промышленность. В феодальную эпоху крестьяне в сущности удовлетворяли все потребности семьи в одежде, утвари, инвентаре собственными силами.

В первую очередь к домашней промышленности относилось ткачество. Все ткани для постельного белья, одежды и иных нужд изготовлялись дома. Каждая женщина умела прясть и ткать, причем эти навыки она приобретала с ранних лет. Сырьем служили лен и шерсть, также получаемые в собственном хозяйстве.

Старинным орудием прядения было веретено (verpstukas), которое сохранилось в юго-восточных районах Литвы до конца XIX в., а в других местностях уже в начале XIX в. было вытеснено самопрялкой (га- telis). Самопрялки встречались двух типов: горизонтальная—«лежак» (Жемайтия, Занеманье, средняя часть Литвы и Дзукия) и вертикальная—«стояк» (восток Аукштайтии, частично Клайпедский край). Ткацкий стан (stakles, stovai) в Литве горизонтальный, но известна более старая форма с неполной рамой, сохранившаяся в юго-восточной части Литвы до конца существования домашнего ткачества, и позднейшая—с полной рамой. Ткацкие станки изготовлялись местными мастерами. В XX в. у некоторых мастериц, работавших в сельских местностях на заказ, появились жаккардные станки.

Нить для тканья красили естественными красителями, анилиновые краски стали распространяться с середины XIX в. Домашнее ткачество постепенно сокращается с третьей четверти ХТХ в., когда крестьяне стали покупать фабричные ткани. Дольше всего изготовлялись дома ткани для столового и постельного белья и декоративные—покрывала, занавески и т. п. Изготовление декоративных тканей домашним способом в юго- восточной части Литвы сохранилось до наших дней.

Одежду шили также в основном дома, однако сельские портные известны издавна. Портными чаще были мужчины, ходившие работать из двора во двор по какой-то более или менее определенной территории. Портные шили только мужскую одежду, портнихи — мужскую и женскую.

Деревообделочные работы умел выполнять, как правило, каждый крестьянин. В своем хозяйстве он нередко делал все — от сруба до мебели. В конце XIX — начале XX в. плотники, ходившие работать на заказ, делились на две группы — одни (dailide) возводили стены и стропила, другие (stalius) отделывали дом. К числу древоделов с узкой специализацией относились мастера, изготовлявшие самопрялки, а в Жемайтии также башмачники (klumpdinbiai), делавшие деревянные башмаки (klumpes).

В некоторых сельских местностях Литвы, чаще всего в местечках, возникли ремесленные центры. Созданию их отчасти способствовало подходящее местное сырье, производственные навыки передавались по наследству. В XIX—XX вв. центрами изготовления средств передвижения являлись местечки Варняй, Ионава, Жежмаряй, Эйшишкес, Луоке. Существовало разделение труда: колесники, например, изготовляли деревянные части, а кузнецы — железные. Некоторые ремесла имели только локальное распространение. Так, гончарство развилось в западных районах Литвы, где были подходящие сорта глины (местечки Куршенай, Векшняй). Наряду со специализированным деревенским гончарством во многих районах восточной части Литвы глиняная посуда изготовлялась домашним способом, причем этим занимались обычно женщины.

Гончарный круг в Литве встречался двух типов — ручной и ножной. Первый представлял собой диск, вращающийся на оси, укрепленной в неподвижной подставке. Ножной круг имел внизу большое колесо, которое вращалось ногой.

Сельские ремесленники в феодальный период имели крайне узкий рынок сбыта в связи с натуральными формами крестьянского хозяйства.

Проникновение в деревню товарно-денежных отношений в Литве шло в XIX в. медленно. Ремеслом подрабатывали, а порой и существовали за счет него в основном малоземельные или безземельные крестьяне. Иногда специализировались в качестве ремесленников в крупных хозяйствах младшие дети, которые не получали в наследство земли. Обучались ремеслу по-разному. Навыки плотницкой работы приобретались обычно дома от старших мужчин. В других случаях шли учиться к мастерам за определенную плату, во время обучения ученики жили и питались у мастеров.

Рабочим местом у большинства ремесленников служила жилая часть дома. В Аукштайтии ремесленник летом переходил работать на гумног которое в то время пустовало, а в некоторых юго-восточных районах — под навес, пристроенный к гумну, хлеву или клети. В Жемайтии ремесленник работал в одном из помещений клети или в комнате жилого дома. Ремесленники, которые постоянно занимались своей работой, в рабочем помещении устраивали обогревательную печку, чтобы можно было работать в зимнее время. Странствующие ремесленники жили и питались в семье заказчика. Сельские ремесленники работали в основном на крестьян окрестных деревень, иногда везли свой товар в соседние города и местечки.

В период капитализма сельские ремесленники Литвы свои изделия распространяли сами, очень редко через посредников или на ярмарке. На ярмарку в Вильнюсе, проводимую 4 марта, съезжались ремесленники из отдаленных местностей восточной части Литвы и западных районов Белоруссии. В годы буржуазной республики, когда в местечках распространились потребительские кооперативы, некоторые ремесленники сбывали свои изделия через магазины. Еще в 1938 г. в Литве было свыше 32 тыс. сельских ремесленников, для 14 тыс. из них основным источником дохода служило земледелие. Среди ремесленников основную массу (30%) составляли портные, затем следовали по численности кузнецы, столяры, плотники, сапожники, печники, колесники и др.

По материалам о сельских ремеслах Литвы можно проследить некоторые культурные связи между литовцами и соседними народами. Имеются данные, что до первой мировой войны жемайтские деревянные башмаки вывозились на металлургические заводы России, покупали их также латышские крестьяне; гончары севера Литвы продавали свои изделия на базарах Латвии. Литовские крестьяне пользовались услугами не только литовских, но и русских, белорусских, латышских, польских, немецких ремесленников. Русские (местные или приезжие из внутренних губерний России) были пильщиками, плотниками, колесниками, дубильщиками. Евреи и татары в большинстве случаев были столярами, портными и кожевниками.

В настоящее время в городах созданы комбинаты бытового обслуживания. Некоторые сельские ремесла организованы в системе местной промышленности, предприятия которой густой сетью распределены по всем районам республики. Предприятия местной промышленности изготовляют строительные материалы, некоторый инвентарь для колхозов (телеги, сани), мебель, деревянные строительные детали, скипидар, смолу и другие химические продукты, шьют одежду и обувь на заказ, выполняют разные ремонтные работы.

В сельских местностях Литвы имеются строительные организации, занимающиеся возведением хозяйственных и общественных построек для колхозов, совхозов, а также жилых домов, и колхозные кузнецы. Здесь нередко работают бывшие ремесленники. Однако в связи с тем, что все нужды трудящихся города и деревни удовлетворяются промышленностью, дающей более дешевые и высококачественные товары, роль как городского, так и сельского ремесла в настоящее время незначительна.

Сельское хозяйство

Земледелие и животноводство издавна являются основными занятиями литовцев. В конце XVII и в XVIII в. обрабатываемая крестьянами земля делилась на «седибную» и «приемную». Седибной считалась земля, к которой крестьянин был прикреплен, она передавалась по наследству, за нее крестьянский двор нес барщинные повинности. Приемную землю крестьянин получал от помещика во временное пользование, выплачивая за нее денежный чинш. Эта земля принадлежала поместью-фольварку или являлась пустующей крестьянской седибной землей и составляла резервный фонд. Так как седибных земель не хватало, помещики регулировали размеры наделов, чтобы крестьяне могли выполнять феодальные повинности. В первой половине XIX в. с ростом барской запашки деление земли на седибную и приемную стало быстро исчезать. Помещики стремились не допускать дробления наделов путем наследственного деления земли, укрепляя подворную систему землепользования.

Система повинностей, введенная еще в XVI в. с волочной реформой, при которой обложение зависело от размера и качества земли, в первой половине XIX в. постепенно утратила значение. Натуральная и денеж- цая рента взимались еще с волоки, но самая основная и тяжелая форма повинностей — барщина — отрабатывалась крестьянским двором, невзирая на величину надела. Барщина делилась на постоянную и экстраординарную — так называемые гволты, созываемые для спешных работ на уборку урожая, покос и пр. Размеры экстраординарной барщины не были нормированы. Величина барщины зависела от размеров помещичьей запашки и угодий, числа крепостных в поместье и т. д. В год крестьянский двор должен был отработать определенное число дней, пропущенные дни крестьянин оплачивал помещику деньгами. В большинстве имений требовалось три дня барщины в неделю от каждого двора. В эти дни мужчины шли на барщину с лошадью, а женщины выполняли так называемые пешие повинности. На гволты сгонялись все трудоспособные крестьяне, в доме оставался только один человек для присмотра за усадьбой и детьми. Были еще дополнительные работы, которые не причислялись к барщинным дням — исправление дорог, строительство жилых домов и хозяйственных построек. Сверх того, на крепостных крестьянах лежала гужевая повинность (перевозка помещичьих сельскохозяйственных продуктов в города и порты), а также охрана по ночам помещичьей усадьбы.

В середине XIX в. с более интенсивным вовлечением земледелия Литвы в товарное хозяйство помещики, стремясь увеличить доходность фольварков, переходили к эксплуатации наемной рабочей силы, требуя от своих крепостных взамен барщины чинш. В Ковенской губ. в середине XIX   в. 28% крепостных платили чинш.

В литовской деревне наблюдалось довольно сильное имущественное расслоение крестьян, наделы были разной величины. Накануне реформы 1861 г. середняцкие дворы имели по 3/4, х/2 или даже х/4 волоки. В 1858 г. в Ковенской губ. насчитывалось 21,1% безземельных крестьян, но в то же время имелись хозяйства, владевшие 60—80 десятинами. В таких хозяйствах использовался наемный труд, было больше скота, применялись более усовершенствованные орудия труда. В крупных хозяйствах сеялось больше льна, который занимал главное место в товарном хозяйстве того времени.

Основными зерновыми и техническими культурами у литовцев издавна являлись рожь, ячмень, овес, пшеница, горох и лен. В восточной части Литвы, где почва песчаная, сеялась гречиха. На приусадебном огороде засевался небольшой клочок коноплей, так как в хозяйстве требовалось волокно для крепких веревок, некоторых видов грубых тканей, а конопляное семя употреблялось в пищу, особенно в посты. Картофель в Литве появился в конце XVIII в. и распространился в первой половине XIX в. Значительную часть зерна и картофеля помещики перегоняли на водку. Винокурение и сдача в аренду мелким торговцам корчем составляли важную статью помещичьих доходов.

После водочной реформы типичной системой земледелия стало трехполье. В отличие от пашен пастбища и часть сенокосов в феодальное время находились в общем пользовании крестьян деревни.

Традиционные земледельческие орудия литовских крестьян в XIX в. почти сплошь были деревянные, изготовлялись они самими крестьянами или сельскими ремесленниками, железные части — местными кузнецами. Основным тягловым животным до начала XIX в. служили волы.

В феодальное время литовцы знали два основных орудия пахоты — соху и рало. В Литве была известна coxa (zagre) двух видов — с одной палицей и с двумя палицами. Соху с одной палицей авторы XIX в. называли русской, а с двумя палицами — литовской, также прусской, мазо- вецкой, подлясской. Нямунас и Нерис составляют границу между областями распространения этих двух типов сох. В довольно широкой полосе вдоль этой границы встречаются оба типа сохи.

Соха с двумя палицами обычно делалась из молодой сосны, вырванной с корнями. Корни служили рукоятками. На конце дышла (рогача) делались отверстия, при помощи которых регулировалось ярмо. К рогачу вблизи рукояток под углом 40—45° прикреплялась клином рассоха (isara), сделанная из твердых пород дерева. Кроме того, рассоха с рогачом соединялась веревками. Нижний конец рассохи заканчивался двузубой развилкой, на концы которой надевались железные лемехи (noragai). Две неподвижные палицы (verstuves) нижними концами входили в ушки лемехов. В старину палицы изготовлялись из дуба или березы, а позже (по крайней мере с XVI в.) из железа. Функцией левой палицы было подрезать пласт земли, а правой — выворачивать его из борозды. Сохой с двумя палицами можно пахать в одну сторону, кругом поля. Соха с одной палицей часто имеет палицу в форме лопатки, которую можно переложить с одного сошника на другой, смотря по тому, в какую сторону желательно вести борозду.

Наряду с сохой было известно и однозубое пахотное орудие — рало (arklas). Пашущий конец рала имел железный лемех. Чтобы рало глубже и лучше бороздило землю, под лемехом прикреплялся обтесанный кусок дерева, позже — загнутый по обеим сторонам железный лист.

В прошлом столетии, а в юго-восточных районах до начала XX в., применялась борона-плетенка (akecios). Она имела 25 (реже до 36) деревянных зубьев, косо укрепленных ивовыми или можжевеловыми прутьями в раме из еловых или орешниковых жердей. В конце феодальной эпохи появилась рамная деревянная борона с деревянными или желе зными зуб ьями.

Для сеяния применялось лукошко (setuve, kraitele), плетенное из соломы и орешника, реже из еловых корней. Сеяние из передника у литовцев встречалось редко. Для укатывания засеянного поля применялся деревянный каток (volcis), чаще всего ровный, иногда с поперечно зубчатой поверхностью. В Литве были известны три основных орудия уборки урожая — серп (piautuvas), полукоса (dalgele) и коса (dalgis), которые имели определенные территории распространения. Серпы (зубчатые) с незапамятных времен до последних десятилетий употреблялись в восточных районах. Полукоса с небольшими грабельками была распространена в центре Литвы. Она также известна в соседней центральной части Латвии и, по-видимому, имеет общее происхождение у обоих народов. В западных районах Литвы для уборки ржи применялась коса. Однако она была известна и по всей Литве (и в тех местах, где употреблялись серп и полукоса), так как ею косили сено и яровые. Серпом обычно работали женщины, косой — мужчины, а полукосой — и те и другие. У литовцев известно два типа грабель (greblys): обыкновенные для сгребания сена, хлебов, и широкие, для ржаной соломы. Обыкновенные грабли имели до 10, а широкие от 16 до 35 зубьев.

Перед обмолотом зерно сушилось в ригах, устроенных в гумнах. Рига в гумне составляла отдельный сруб, стены которого были выше стен самого гумна. Она имела невысокие двери, большую по черному топящуюся печь в углу у двери, а на стенах были укреплены длинные жерди для установки снопов. Хлеба сушили днем, а молотили ночью. На молотьбу уходили все члены семьи, не исключая и подростков, дома оставалась только хозяйка, которая готовила еду. Самым типичным орудием молотьбы феодальной эпохи был цеп (spragilas, kultuvas), который применялся до конца XIX в. Высушенные хлеба клались на току гумна в два ряда колосьями внутрь, свясла снимались. Молотьба цепами требовала большой согласованности движений работающих. Обычно молотьбу заканчивали до восхода солнца и сразу же устанавливали новую партию снопов, чтобы высушить ее к следующей ночи. Днем мужчины веяли и ссыпали зерно в закрома, а женщины занимались домашним хозяйством и прядением. Веяли при помощи ручной деревянной веялки (bertuve, vetykle) и большого решета (kretilas), плетенного из орешниковых прутьев. Такое решето подвешивалось на трех жердочках в пристройке к гумну или под балкой двери. С засыпкой зерна в закрома заканчивался цикл годовых земледельческих работ.

ралололоВторое место по своему значению в хозяйстве литовцев занимало животноводство. Литовцы с давних времен держали коров, овец, коз, свиней. Одним из важнейших животных у литовцев была лошадь, не случайно в народных песнях о ней говорится с большим теплом и любовью. Лошади по назначению делились на три группы: племенные, ездовые и рабочие. Как тягловая сила широко использовались также волы. С XVI в. известны лошади жемайтской породы, отличавшиеся небольшим ростом, выносливостью, силой и неприхотливостью. С середины XIX  в. жемайтских лошадей стали вытеснять лошади тяжелого типа, и к началу XX в. их осталось очень мало.

Количество крупного рогатого скота в имениях достигало нескольких десятков голов. Навоз имел большое значение для удобрения пахотных полей.

До расселения крестьян на хутора каждая деревня имела общие выгоны. Скот пасли на паровых полях, в лесах, на болотах, осенью— на лугах. Лошадей, свиней, гусей пасли отдельно, овец и коз — вместе с коровами.

Обычно деревня нанимала старшего пастуха (kerdzius), чаще всего пожилого крестьянина из безземельных. Один и тот же старший пастух работал в деревне несколько лет. Нанимался он перед началом пастьбы всей деревней на сходке глав хозяйств, в редких случаях — старостой. Труд пастуха оплачивался зерном, картофелем, отчасти деньгами; в XX в. большую часть вознаграждения стали составлять деньги. Пастьба продолжалась с Юрьева дня (23 апреля) до начала ноября. В сезон пастьбы старший пастух жил и питался у крестьян поочередно, число дней постоя зависело от величины хозяйства или количества животных. Старшему пастуху помогали работавшие по найму дети сельской бедноты или подпаски, которых выделяли дворы по очереди. Условия жизни наемных подпасков были особенно тяжелыми даже по сравнению с остальными батраками: им давалась поношенная одежда старших; они спали в холодной каморе, кроме пастьбы, выполняли другие работы в хозяйстве и в домашнем обиходе.

Одним из интересных явлений в быту крестьян до расселения на хутора было ночное (naktigone), т. е. общая пастьба лошадей в летнее время. В ночном чаще всего участвовали парни, подростки, реже хозяева, иногда девушки. Тогда зажигались костры, рассказывались сказки, шутки.

Сельское хозяйство Литвы в пореформенный период стало приобретать товарный характер. Это касалось как полеводства, так и животноводства. Увеличивалась специализация сельского хозяйства. Вокруг растущих крупных городов Вильнюса, Каунаса, Шяуляя, Паневежиса расширилось товарное огородничество и животноводство. Продукты сельского хозяйства Литвы;— зерно, лен, кожи — доставлялись в Ригу, Петербург, экспортировались. В различных частях Литвы сельское хозяйство развивалось не одинаково, что в известной мере зависело от природных условий. В Занеманье и в западной части Литвы больше чернозема, в восточной, особенно юго-восточной, преобладает песчаная малоплодородная почва. Более интенсивному товарному хозяйству в западных районах Литвы способствовала и близость балтийских портов.

Часть крупных землевладельцев, используя наемный труд и усовершенствованные орудия, разбогатела и стала скупать землю у разорившихся помещиков и других крестьян. Уже во время отмены крепостного права не получили земли батраки в помещичьих и крестьянских хозяйствах. Число безземельных постепенно увеличивалось: в Ковенской губ. в 1869 г. было 74 905, в 1890 г.— 186 314, а в 1894 г.— 192 312 безземельных. В Сувалкской губ. в 1867 г. было 30 тыс., а в 1892 г.— 130 412 безземельных, в Виленской в 1892 г. почти 10% крестьян не имели земли. И после отмены крепостного права у помещиков оставались огромные массивы земель. Например, в первом десятилетии XX в. в Ковенской губ. крестьянам принадлежало 50,3% всей земли (включая леса), а число крестьянских хозяйств составляло 94,7% всех хозяйств; помещикам, хозяйства которых составляли лишь 4,2%, принадлежало 40,6% всей земли. Остальные земли принадлежали государству, церкви и горожанам. Нужно отметить одну характерную черту литовского крестьянства: в Жемайтии и Занеманье престарелые родители отдавали хозяйство в одни руки, обычно старшему сыну (остальные дети получали свою долю деньгами, скотом, приданым и выходили из хозяйства), в то время как в восточной части Литвы земля делилась между всеми детьми и наделы, таким образом, дробились на маленькие клочки.

В помещичьих и в крупных крестьянских хозяйствах использовалась наемная рабочая сила. В страдную пору нанимались сезонные рабочие из окрестных безземельных или малоземельных крестьян за денежную оплату или за отработки. В имениях обычно содержались семейные батраки (kumetis). Для них строились дома, в которых для каждой семьи были выделены одна или две комнаты. Мужчина должен был работать в имении круглый год, его жене также приходилось работать определенное число дней на огородах и в страдную пору на полях. Рабочий день не был ограничен, летом работали от восхода до захода солнца.

В конце XIX — начале XX в. безземельные и малоземельные крестьяне начали искать заработка в городах, но так как промышленность Литвы развивалась медленно, часть крестьян уезжала в Латвию, Россию, уходила на сезонные работы в Латвию или Восточную Пруссию, эмигрировала в Северную Америку.

Во второй половине XIX в. в помещичьих и крупных крестьянских хозяйствах распространился четырехпольный севооборот с применением травосеяния и корнеплодов, поля начали удобрять не только натуральными, но и минеральными удобрениями. Важной товарной культурой стал лен, посевы которого особенно распространились в Жемайтии и северной части Аукштайтии. На рижском рынке весь XIX в. особенно ценился лен из окрестностей Рокишкиса.

В имениях и кулацких хозяйствах начали применять плуги, железные бороны, конные и паровые молотилки, веяльные машины, повозки с железными осями. Плуг (plugas) в Литве, как и во всей Восточной Европе, появился уже развитых форм и с конца XIX в. быстро вытеснил соху и рало. Вначале плуг, по примеру покупных образцов, изготовляли сами крестьяне и сельские кузнецы. В плуг обычно впрягали двух лошадей, малоземельные крестьяне — одну. В Жемайтию и северную часть Аукштайтии из Латвии в середине XIX в. проник одноконный каток для молотьбы (rulis). В начале XX в. он уже исчез. Катком обмолачивались яровые, стручковые и лен. В Литве, как в Латвии и Эстонии, известен каток двух типов — с планками и с шипами. Его корпус 75—120 см длины, диаметр тонкого конца 38—58 см, толстого — 48—68 см. Каток первого типа имел от 6 до 9 продольных планок, второго типа шипы по 4—5 в ряду. Сначала каток применяли в имениях и крупных хозяйствах, а затем и в средних и малоземельных хозяйствах: последние продолжали пользоваться катками и тогда, когда в крупных хозяйствах появились молотильные машины.

Садоводство и овощеводство в прошлом столетии большого хозяйственного значения не имели. Крупные сады существовали только в имениях, вывозивших фрукты в города, даже в Петербург. Из овощей выращивались капуста, свекла, морковь, огурцы, лук, чеснок, из ягод — садовая земляника.

В животноводстве товарное значение приобретало молочное хозяйство — на рынок поставлялись масло, сыр. Главными поставщиками этих продуктов были помещичьи и более крупные крестьянские хозяйства. Молочные продукты продавались на местном рынке, а также вывозились в Ригу, Петербург, Москву и за границу. Так, например, в 1893 г. молочные продукты составляли 25% стоимости всех вывозимых товаров. Товарное животноводство развивалось неравномерно: более высокого уровня оно достигло в Жемайтии. Известное значение приобрел вывоз мяса и скота, а с конца XIX в. и продукции птицеводства. Птицы, особенно гуси, продавались не только на местном рынке, но и вывозились в Германию.

Сильно пострадало сельское хозяйство Литвы во время первой мировой войны: сгорело и было разрушено много построек, немецкими оккупационными властями реквизировались продукты и инвентарь, много полей осталось пустующими или изрезанными окопами, часть населения во время военных действий покинула свои усадьбы.

В буржуазной Литве сельское хозяйство получило животноводческое направление. Это объясняется отчасти тем, что сельское хозяйство того времени приспосабливалось к требованиям западноевропейского рынка, в первую очередь германского и английского. Сильным ударом для сельского хозяйства буржуазной Литвы был мировой экономический кризис.

Очень острым в Литве был земельный вопрос. В 1919 г. в Литве было 57 485 безземельных, 41 449 малоземельных (до 6 га) хозяйств. В то же время около 1,5 тыс. крупных землевладельцев, имевших каждый свыше 100 га, владели 43% всей земли.

В буржуазной Литве была проведена земельная реформа, но она далеко не удовлетворила требований крестьян. И после реформы большая часть земли осталась у помещиков, а за конфискованные земли они получили вознаграждение деньгами или лесом. В 1930 г. хозяйства размером свыше 50 га владели 16% всей земли, а хозяйства от 20 до 50 га— 38% земли. Основной массе, середнякам и малоземельным крестьянам, число хозяйств которых составляло больше 4/5 всех хозяйств, принадлежало 46% земли. В течение 1919—1939 гг. землю получили только 68,5% подавших заявления для получения земли. Обосноваться новоселам было очень трудно: требовались постройки, инвентарь, семена, а государственная помощь отсутствовала. Поэтому часть крестьянских земель была продана владельцами или пошла с молотка. По-прежнему малоземельным и безземельным приходилось батрачить у кулаков, перебиваться поденной работой, уходить на постоянные или сезонные заработки в Латвию или эмигрировать. Поток эмиграции в это время направился в страны Южной Америки. Положение крестьян в буржуазной Литве ухудшалось тем, что сельскохозяйственные продукты были дешевы, а промышленные товары по сравнению с ними — дороги.

Основной товарной культурой полеводства, как и раньше, являлись льняное волокно и льняные семена. Лен по-прежнему больше всего выращивался в более влажных районах западной и северной частей Литвы. Незначительная часть льна расходовалась дома, большая часть продавалась льнообрабатывающим фабрикам. Отчасти экспортировались также зерновые культуры. В 30-е годы с появлением сахарных заводов в южных и центральных районах началось выращивание сахарной свеклы. В связи с развитием свиноводства увеличились посевы картофеля для откорма свиней. По сравнению с прежними временами выросли посевы яровой и озимой пшеницы, которую в XIX в. крестьяне называли «панским зерном», так как ее посевы чаще всего встречались в имениях.

В кулацких хозяйствах появились некоторые усовершенствованные машины: конные жатки и грабли, картофелекопалки, широко применялись фабричные пружинные культиваторы (drapakas), использовались паровые и моторные молотилки. Их обычно приобретали более зажиточные и предприимчивые крестьяне и молотили другим за вознаграждение зерном или деньгами. С применением более усовершенствованных орудий обмолота риги в гумнах стали исчезать и уцелели только кое-где в Жемайтии. В то время уже строились простые сараи для хранения хлебов до обмолота и соломы. Дольше всего старинные земледельческие орудия — серп, цеп — сохранились в восточных районах Литвы.

В буржуазной Литве увеличились сады в крупных хозяйствах, в которых садоводство приобрело некоторое товарное значение. В садах преобладали яблони, но были также груши, сливы, вишни. В 30-е годы распространились так называемые жагарские вишни (от местечка Жагаре) — небольшие, но плодоносные деревья. В Жемайтии встречалась также черешня. Из ягодных кустов выращивались красная и черная смородина, крыжовник.

Товарными продуктами животноводства в буржуазное время являлось мясо, бекон, скот, масло, главными поставщиками которых были кулацкие хозяйства. Экспортировались также птица (гуси) и яйца. Большое значение имело коневодство, так как в сельском хозяйстве лошади являлись основной тягловой силой. Некоторое количество рабочих лошадей экспортировалось. Расширились посевы смеси вики и овса для зеленого корма, клевера, что позволило кормить скот в хлевах или привязывать на полях, свободно выпасать на парах,- а осенью на отаве. Молоко реализовывалось через молочные кооперативы. Кулацкие и часть средних хозяйств приобрели сепараторы; обратом откармливали молодняк.

В 1940 г. сразу же после восстановления Советской власти в Литве была национализирована земля и осуществлена земельная реформа. Предельная норма крестьянского землепользования была установлена в 30 га. Безземельные крестьяне получили земельные наделы, а часть малоземельных — прирезки. Новоселы были обеспечены кредитами, им предоставлялись льготы. На базе бывших помещичьих хозяйств образовалось 60 совхозов. К весне 1941 г. в республике уже имелось 42 машинно-тракторные станции и 270 машинно-конных прокатных пунктов. В совхозы и МТС было завезено 520 тракторов и тысячи других сельскохозяйственных машин. Быстрыми темпами велась подготовка к проведению коллективизации. Однако социалистическое преобразование сельского хозяйства было прервано нападением фашистской Германии на Советский Союз. Оккупационные власти отняли у новоселов полученную землю.

Сразу после освобождения Литвы от фашистской оккупации был издан закон, возвративший крестьянам землю, полученную в 1940 —1941   гг.

Поворотным этапом в жизни литовских крестьян стала коллективизация сельского хозяйства (сплошная коллективизация прошла в 1949— 1951 гг.). В настоящее время большая часть сельского населения работает в колхозах, некоторая часть в совхозах. В 1963 г. в Литовской ССР насчитывалось 1831 колхоз и 231 совхоз. Сельское хозяйство Советской Литвы обеспечивает жителей республики продуктами, снабжает сырьем пищевую и отчасти легкую промышленность.

Полеводство — одна из основных отраслей сельского хозяйства Советской Литвы.Первое место среди полевых культур занимают зерновые хлеба (среди них преобладает рожь, меньше сеются пшеница, овес, ячмень, гречиха), из технических культур — лен. По сравнению с прежними временами среди зерновых культур вырос удельный вес пшеницы. Совсем новой культурой в Литве является кукуруза, которая выращивается для зеленого корма и силоса. Значительны посевы картофеля, сахарной свеклы, гороха, бобов.

Благодаря мелиоративным работам увеличивается посевная площадь и культурные пастбища за счет кустарников и болот. В 1961 г. в Литовской ССР действовали 57 машинно-мелиоративных станций. О развитии мелиоративных работ говорят следующие цифры: в 1946—1950 гг. было осушено 24,5 тыс. га, в 1951—1955 гг. — 261,8 тыс. га, в 1958 — 93,3 тыс. га, в 1959 — 122,8 тыс. га, в 1960 — 83,4 тыс. га, в 1961 г.— 110,4 тыс. га земли, в 1962 г.— 62,4 тыс. га.

За годы Советской власти сельское хозяйство Литвы оснащено новейшей сельскохозяйственной техникой — тракторами, уборочными комбайнами, сеноуборочными машинами, молотилками и др. Если в 1937 г. в Литве работало 434 трактора, то в 1945 г. их было 728, а в 1962 г. уже 22 917. Каждый колхоз и совхоз имеет свои грузовые автомашины. В 1962 г. 72% всех колхозов и 99% совхозов было электрифицировано. Электроэнергия используется в колхозном производстве.

Во многих колхозах и совхозах разведены новые фруктовые сады, иногда в несколько десятков га. Небольшие сады имеются также почти на каждом приусадебном участке колхозников. Рабочие и служащие крупных промышленных центров республики имеют возможность получить в пригородных местностях участки п£д сад и огород. Продукция садоводства обеспечивает сырьем фабрики, перерабатывающие фрукты и ягоды. Некоторые колхозы, особенно в Вильнюсском и Каунасском районах, специализируются на выращивании овощей.

В сельском хозяйстве Литвы основное внимание уделяется общественному молочному хозяйству и свиноводству. В каждом колхозе созданы животноводческие бригады, построены и строятся большие коровники и свинарники. Для улучшения пород скота действует несколько государственных станций животноводства. В Литве распространены две породы крупного рогатого скота: литовская черно-пестрая и литовская красная, полученные при скрещивании местного скота с голландскими и шведскими черно-пестрыми и другими продуктивными породами. Самая распространенная порода свиней — литовская белая. Среди породистых овец преобладают литовские черноголовые, в восточной части Литвы встречаются местные грубошерстные овцы.

Не потеряло своего значения и коневодство. В Литве разводят лошадей двух пород: литовские тяжеловозы и легкие. В послевоенные годы литовских лошадей охотно приобретали другие республики СССР: Белоруссия, Российская Федерация и др. В животноводстве Литовской ССР все больше применяются механизированная доставка воды, внутренний транспорт и подготовка кормов.

Советский строй изменил социальную структуру литовской деревни: теперь здесь живут колхозники и рабочие совхозов, сельская интеллигенция. Изменилось не только социально-экономическое положение, но и условия труда, культурно-бытовая сторона жизни современного литовского колхозного села. В связи с механизацией сельского хозяйства появились кадры новых специалистов — агрономы, зоотехники, трактористы, комбайнеры, шоферы. В 1962 г. в колхозах и совхозах работало свыше 26 тыс. трактористов, комбайнеров, шоферов. Новые условия работы и жизни создали людей нового облика: советские колхозники работают на общее благо, быстро исчезает психология своекорыстного собственника. Выросли замечательные организаторы колхозного и совхозного производства, новаторы и передовики сельского хозяйства. Многие из них за доблестный труд награждены орденами и медалями.

Развитие сельского хозяйства Литвы уверенно идет по пути повышения материального, а вместе с тем и культурного уровня литовской деревни, всемерного оснащения совхозов и колхозов передовой техникой.