Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Сельские поселения и жилище белорусов
Этнография - Народы Европейской части СССР

В дореволюционной Белоруссии существовало несколько типов сельских поселений. Крестьянские поселения с глубокой древности назывались деревнями и селами.

Дореволюционные крестьянские поселения и жилище

С усилением польско-шляхетского господства в Белоруссии (XVI—XVII вв.) появились ранее неизвестные типы поселений — околицы и застенки. Околицы — поселения мелкой шляхты, занимавшейся сельским хозяйством. Располагались они около деревень. Застенок представлял собой хуторское поселение мелкой шляхты, получившее свое название от расположения участка земли, на котором он основался.

При трехполье каждое из трех крестьянских полей имело свои стены, т. е. точно обозначенные границы. Все земли села, лежавшие за пределами этих стен, назывались застенковыми землями или застенками. Обычно застенковые земли отдавались мелкой шляхте, которая и селилась там одним или несколькими дворами. Одиночный крестьянский двор назывался обычно выселкам или присёлкам. В белорусском языке с древних времен известно также название хутар. В Полесье, особенно в юго-западной его части, хутором называли выселок. Хуторская система как определенная форма землепользования впервые появилась в Белоруссии в 80-х годах XIX в. До столыпинской реформы в Белоруссии были известны только два района хуторского расселения: Витебско-Могилевский и Гродненский. После столыпинской реформы хуторские хозяйства появились по всей Белоруссии. Различие между селом и деревней в конце XIX          в. состояло в том, что село являлось своего рода административным центром, где обычно находились волостное правление, школа и церковь. Села обычно располагались в центре своих земельных угодий.

Число дворов в белорусских деревнях колебалось от 10 до более 100. В некоторой степени оно определялось характером поселения. Застенки и выселки обычно были малодворными. Нередко поселок в три-четыре двора называли деревней. Многие такие малодворные поселения & ростом населения превратились в большие села, насчитывавшие в XIX в. иногда до тысячи жителей. Характерными для Белоруссии поселениями были также местечки, являвшиеся средоточием ремесла и торговли.

В XIX в. господствовал тип планировки сельских поселений, при котором деревни вытягивались в одну или несколькаулиц и застраивались жилыми постройками с обеих сторон. Вот одно из описаний типичного сельского поселения дореволюционной Белоруссии (северо-восточной части Пинского уезда): «Деревни встречаются редко, и вы на них натыкаетесь, так сказать, неожиданно: ничто вам не указывает близкого их присутствия — разве старая церковь, обсаженная деревьями, с наклонившейся колокольней и обветшавшей оградой. По дороге, о которой не всякий может составить себе понятие, въезжаете вы на грязную улицу, по обеим сторонам которой тянутся в два ряда черные, закоптелые от дыма крестьянские избы с прилегающими к ним хозяйственными строениями. Деревни имеют самый печальный вид»1. В ряде уездов (Минском и Пинском Минской губ., Ошмянском Виленской губ.) встречались еще деревни старинной планировки с односторонней застройкой жилыми домами. По другую сторону улицы ставились хозяйственные постройки и гумна.

Планировка крестьянских усадеб находилась в тесной взаимосвязи с планировкой сельских поселений, а также с размером и формой надельных приусадебных участков. В деревнях с односторонней застройкой близ жилья оставляли иногда только клеть (амбар), навес для дров (па- ветку) и сарайчик (хлеу) для свиней. Прочие хозяйственные постройки: гумно, навесы и хлевы ставились по противоположной стороне улицы. У наиболее зажиточных крестьян эти постройки ставились замкнутым четырехугольником, в который вели плотные ворота с крышей. Часто в центре такого четырехугольника копали колодец. При застройке деревни жилыми постройками с обеих сторон улицы хозяйственные строения находились в одном общем комплексе с жильем. К XIX в. сложилось несколько довольно устойчивых типов крестьянской усадьбы, связанных с такой планировкой деревень. Для юго-запада и запада Белоруссии в XIX в. были характерны усадьбы, застроенные однорядными или двухрядными связями. При однорядной связи все хозяйственные постройки (клецъ, паветка, хлеу) ставились в один ряд с хатой под сплошную крышу. Только гумно было на некотором удалении. Все эти постройки располагались вдоль одной стороны усадьбы. Другая сторона либо прилегала к стене соседнего двора, либо огораживалась плотным забором. Таким же забором огораживали двор с улицы и со стороны поля. При двухрядной связи постройки ставились с двух сторон усадьбы. Для северо-востока Белоруссии был характерен так называемый веночный двор. Здесь постройки группировались около хаты, образуя вместе с нею замкнутый четырехугольник, застроенный с трех сторон постройками, а с четвертой огороженный плотным бревенчатым забором (замётам). При любом типе усадьбы хаты ставились окнами к улице.

Белорусское крестьянское жилище представляло собой срубную постройку. Почти до середины XIX в. крестьяне обходились без каких- либо привозных материалов. Строили хату обычно из сосны, а если поблизости не было соснового леса, то употреблялись другие породы древесины. Фундамент в крестьянском жилище появился не ранее середины XIX в. До этого времени обычно сруб ставился прямо на землю. В некоторых местностях под углы хаты подкладывались деревянные колоды или большие валуны. Вокруг стен делалась земляная насыпь — завалина (прызба). Венцы сруба по углам соединялись так называемым простым углом (у обла, у чашку). Этот прием рубки является древнейшим способом соединения венцов сруба. Сруб сооружался из неотесанных круглых бревен. Между бревнами сруба прокладывался мох.

Наиболее распространенной формой крыши белорусской крестьянской избы издавна была двухскатная. Четырехскатная крыша преобладала только на крайнем юге. Преобладающей конструкцией крыши в феодальную эпоху была крыша закотам и крыша на ключах. С середины XIX в. в крестьянском строительстве широко распространилась стропильная конструкция крыши. Обычным кровельным материалом в белорусской деревне в XIX в. была солома. В приречных и приозерных местах встречалась также камышовая (чаротавая) кровля. Наиболее древним по своей конструкции типом потолка, бытовавшим еще в XIX в., был потолок сводчатый, позднее его вытеснил плоский потолок1.

Окна в хате прорубались обычно небольшие. В древности они не имели рам и стекла, были волоковыми, т. е. задвигались дощечкой. Со второй половины XIX в. волоковые окна встречались только в сенях и коморах. С появлением стекла в оконные проемы начали вставлять раму с мелким переплетом. Зимних рам в старинных крестьянских хатах не было совсем, поэтому во время сильных морозов на окна навешивали сплетенные из соломы маты. По обычаю в хатах белорусов прорубались три окна, из которых одно находилось против дверей, в передней поперечной стене, выходящей к улице, а два других размещались по смежной длинной стене ближе к углам хаты.

Пол в хатах был глинобитный или просто земляной.

Характерным типом белорусского крестьянского жилища являлась срубная двухкамерная постройка (хата -j- сени). Хата (жилое помещение) не делилась перегородками на отдельные комнаты; она служила одновременно местом приготовления пищи, корма для домашних животных, помещением для домашней работы и спальней для всей семьи. Здесь же в холодное зимнее время находились теленок, поросята и птица. Большое место в хате занимала печь, которая помещалась в левом или правом oi дверей углу. До середины XIX в., а в некоторых местах до начала XX в. печи топились по-черному, т. е. без дымовой трубы. Дым во время топки выходил через открытые окна и двери, а также через специальное отверстие в стене или потолке. В зависимости от расположения печи размещалась обстановка жилища. По диагонали от печи находился всегда красный угол (пут, покуцъ), где ставился небольшой стол. Вдоль двух смежных стен укреплялись широкие неподвижные лавы, которые сходились в красном углу. Основным спальным местом служил пол — помост в виде нар, который настилался вдоль глухой стены от печи до передней стены. Часто над нижними нарами устраивались па- лащ — верхний помост.

На стене, отделяющей сени от хаты, подвешивалась полка (палща). Из подвижной «мебели» можно отметить небольшую скамейку (услон), которая ставилась у стола. В зимнее и весеннее время хата загромождалась ткацким станом (кроснамь). Из внутренних украшений дореволюционной крестьянской хаты можно назвать'прежде всего художественно затканные или вышитые длинные полотенца (ручтт), которые вывешивались в «покущ» на иконах и на стенах.

В капиталистическую эпоху вместе с развитием производительных сил и с преобразованиями в экономике некоторые изменения претерпело и белорусское крестьянское жилище. Во второй половине XIX в. постепенно стали исчезать такие элементы и особенности крестьянского жилища феодальной эпохи, как волоковые окна, конструкция крыши «закотом» либо «на ключах», сводчатые потолки, печи без дымовых труб, а в ряде случаев и земляной пол. Несколько изменился и внешний облик деревни. На общем фоне подавляющей массы низеньких обветшалых хат бедноты выделялись добротные жилые помещения и хозяйственные постройки кулаков и зажиточной части крестьянства, а также здание волостного правления, дом священника, располагавшиеся обычно в более удобной части села. Однако существенной ломки исторически сложившихся традиционных черт белорусских поселений и жилища не произошло.

Изменения в сельском жилище и поселениях после Великой Октябрьской революции

Коренные преобразования, происшедшие в деревне после Великой Октябрьской социалистической революции, отразились на характере сельских поселений, на их типе и планировке. В результате нового землеустройства населенные пункты стали быстро разрастаться за счет рассредоточения усадеб. Появились новые улицы, исчезла теснота; улицы, особенно вновь отстроенные, стали более прямыми и широкими. Особенно существенно изменился облик села после коллективизации сельского хозяйства. В результате переустройства хозяйства в деревнях наряду с жилыми комплексами появились неизвестные ранее комплексы хозяйственных и культурно-бытовых построек. Хозяйственно-производственные строения располагаются обычно за пределами зоны жилых домов, группируясь чаще всего в одном месте. Такое размещение способствовало улучшению санитарно- гигиенического состояния деревень. Культурно-бытовые постройки располагались, как правило, в центре селения. В общем комплексе с ними оборудовались спортплощадки, разбивался сквер или сад.

Широко развернувшееся строительство хозяйственных и культурно- бытовых зданий в колхозах Белоруссии было прервано в июне 1941 г. вероломным нападением гитлеровской Германии на СССР и трехлетней вражеской оккупацией. Гитлеровцы разрушили и сожгли более 200 городов и районных центров, около 10 тыс. сел и деревень Белоруссии. Были опустошены целые районы Витебской, Минской, Могилевской, Гомельской областей. От некоторых населенных пунктов остались только названия или случайно уцелевшие единичные постройки.

После освобождения БССР от немецко-фашистских захватчиков белорусский народ сразу же приступил к возрождению своих городов и деревень.

Советское правительство оказало огромную помощь колхозному крестьянству Белоруссии долгосрочными денежными ссудами и стройматериалами. В колхозах были созданы специальные строительные бригады, укомплектованные опытными мастерами. Благодаря помощи государства, трудящихся всего Союза и героическим усилиям самого населения Белоруссии почти все разрушенные фашистскими оккупантами колхозные селения были восстановлены уже в годы первой послевоенной пятилетки. Восстанавливались они, как правило, на прежних местах, но нередко по новому плану.

Колхозники Белоруссии активно претворяют в жизнь решения XXII съезда партии. Составляются генеральные планы строительства новых жилых кварталов, культурно-бытовых и хозяйственных секторов в колхозах и совхозах; предусматривается прокладка широких улиц, строительство учреждений бытового обслуживания — швейных и сапожных мастерских, парикмахерских, столовых, магазинов и т. п. На благоустройство деревень и перестройку их по новой планировке колхозы и совхозы республики ежегодно выделяют из своего бюджета значительные ассигнования. Так, в сельхозартели им. XXI съезда КПСС Кобринского района Брестской обл. на капитальное строительство в 1960 г. было выделено 830 тыс. руб., а в 1961 г. эта сумма была значительно увеличена.

При перестройке колхозной деревни большое внимание уделяется ее коммунальному благоустройству и озеленению. Теперь почти везде на приусадебных участках колхозников растут фруктовые деревья, а перед окнами домов имеются палисадники с цветами. Во многих колхозах есть общественные сады. В послевоенные годы в белорусской деревне широко развернулось движение за озеленение колхозных улиц, шоссейных и проселочных дорог, закладку школьных участков, парков или скверов при клубах.

Интенсивное строительство в деревне зданий культурно-бытового назначения (клубов, кинотеатров, школ, детсадов и яслей) и промышленных предприятий существенно изменяет внешний облик сел и приводит к постепенному стиранию различий между городом и деревней. В условиях колхозного строя заметно изменились планировка крестьянской усадьбы, ее общий вид, а также число и характер построек на усадьбах самих колхозников. Обобществление рабочего скота, сельскохозяйственного инвентаря и транспортных средств привело к тому, что отпала необходимость в ряде хозяйственных построек: в конюшне, сарае для хранения сельскохозяйственного инвентаря, гумне. Теперь на усадьбе колхозников размещаются только хлев для домашних животных, icmonna, где хранят овощи и картофель, поветь для дров, погреб. При современной планировке усадьбы хозяйственные постройки не ставятся вплотную к жилому строению. По традиции они несколько удалены от него и находятся в глубине двора, располагаясь перпендикулярно или параллельно к основной линии застройки.

Жилой дом обычно ставится в углу усадьбы так, что одна стена его примыкает к приусадебному участку соседа, чаще всего к саду. Такой принцип застройки довольно устойчив и характерен для всей Белоруссии, он позволяет более удобно распределить приусадебную площадь. Такая планировка характерна и для многих усадеб рабочих совхозов при индивидуальной застройке.

Существенные изменения произошли в жилище сельского населения.

В строительной технике появился целый ряд новых приемов и конструктивных деталей, которые раньше имели незначительное распространение. Сейчас при возведении жилого дома под первый венец сруба обязательно» подводят фундамент. В современных домах колхозников фундамент возвышается над землей на 40—50 см; на смену господствовавшему до революции земляному появился деревянный пол (падлога). Хотя сельским жилищем и в настоящее время является чаще срубная постройка, однако венцы в ней соединяются уже чистым углом («у лапу») без выступающих концов бревен. Угол обшивается досками. На обшивке угла нередка вырезают украшения. В послевоенные годы в сельской местности стали внедряться новые строительные материалы: кирпич, шлакобетон, пустотелые блоки, саман и т. д. Форма крыш осталась традиционной — двухскатная (преобладает на северо-востоке Белоруссии) либо четырехскатная (часто встречается на юго-западе Белоруссии). Конструкция крыши на стропилах окончательно вытеснила все другие виды. Широко распространено покрытие щепой, дранкой или гонтом. Все чаще встречаются на селе дома с железными, черепичными, шиферными крышами.

В современных домах колхозников число окон возросло до пяти— восьми, что непосредственно связано с увеличением площади жилога помещения и с его новой внутренней планировкой. Окна открываются на две половины и имеют зимние рамы. Резные наличники украшают окна с внешней стороны.

Новые черты колхозного жилища особенно ярко проявляются во внутренней планировке дома. На смену однокомнатной хате пришел просторный дом, состоящий из двух-трех-четырех комнат. Это свидетельствует о значительном улучшении жилищных условий крестьянства при колхозном строе. Наиболее распространенным типом жилища в селах Белоруссии является сейчас дом из двух жилых комнат с сенями и каморам (кладовая). С растущим культурным уровнем и зажиточностью белорусского села усиливаются поиски все более удобных форм жилища. В последние годы многие колхозники и рабочие совхозов Белоруссии стали строить трехкомнатные и четырехкомнатные дома. Внешне такие дома выглядят так же, как двухкомнатные. В трехкомнатном жилище, как и в двухкомнатном, помещение делится капитальной стеной поперек на две части (пятистенок). Первая, примыкающая к сеням, служит кухней, другая часть дома делится легкой перегородкой на две неравные комнаты — зал и спальню.

Дальнейшее развитие внутренней планировки дома белорусского колхозника идет по линии разделения первой половины дома также на две комнаты, в результате чего от кухни отделяется столовая. В Белоруссии встречаются и другие типы планировки многокомнатного колхозного жилища. Иногда многокомнатность жилища достигается в результате переоборудования под жилье ранее нежилых помещений: сеней и коморы. В последние годы в сельской местности началось строительство двух- и трехэтажных многоквартирных домов, возводимых по разработанным для сельской местности проектам. Для каждой квартиры имеется пристроенная стеклянная веранда и кладовая. В таких домах предусматривается водопровод, канализация, паровое отопление.

Усложнение внутренней планировки жилища отразилось на положении печи, которая нередко называется в Белоруссии «русской». В традиционном белорусском жилище печь ставилась в углу непосредственно у входа и устьем всегда была повернута к боковому окну. В новых многокомнатных домах русская печь не всегда остается на своем традиционном месте. Часто она перемещается к середине всей жилой постройки, обогревая две комнаты жилища. Устье печи теперь далеко не всегда обращено к боковым окнам. Ставят печи устьем к передним окнам, а также к стене, которая раньше оставалась глухой, а ныне в ней прорублены окна. Печь не только изменила свое место и традиционный разворот устья, она сама существенно изменилась: стала меньших размеров, на шестке печи нередко устраивается плита. Уменьшилась роль русской печи при приготовлении пищи, которая часто приготовляется на грубке. В летнее время печи топят далеко не каждый день, а пищу готовят на керогазе, электроплитках или на газовой плите.

Не менее существенные изменения произошли во внутренней отделке и убранстве дома колхозника или рабочего совхоза. Внутри дома стены сейчас либо штукатурят и белят, либо оклеивают. Белят также печи, а иногда и потолок. Подоконники, рамы и полы красят масляной краской. Все это не только резко улучшило санитарно-гигиенические условия жилища, но и придало ему благоустроенный и уютный вид. Преобладающее большинство современных крестьянских домов обставлено мебелью фабричного производства.

Облик сельского жилища значительно изменился также благодаря таким новым явлениям для современной деревни, как электрификация, радиофикация, а в ряде мест газификация, водопровод и в отдельных случаях теплофикация.

Программа КПСС предусматривает «осуществление массовой электрификации транспорта, сельского хозяйства, быта городского и сельского населения»1. К настоящему времени электрифицировано почти три четверти колхозов БССР. Строится ряд новых сельских электростанций, во многие деревни протянулись высоковольтные линии из городов. Ток получают все новые колхозы и совхозы. В сельский быт пришли также водопровод и теплофикация. В колхозе «Новый быт» Минской области, например, десятки колхозных семей установили у себя в домах паровое отопление. С проведением газопровода Дашава — Минск колхозы республики, расположенные на линии трассы, начали газифицироваться. Получают газ и деревни, находящиеся в стороне от основной магистрали газопровода. Так, в дер. Цюрли, центре совхоза «Маладзечанст», семьи рабочих пользуются газовыми плитами. В сельской местности используется и баллонный газ.

Большое культурное значение имеет радиофикация колхозных деревень. В настоящее время в основном радиофицированы все районы республики. Там, где пока еще нет радиотрансляционных линий, пользуются приемниками. Только в селах Минской области сейчас имеется свыше 206 тыс. радиоточек и около 25 тыс. радиоприемников. В быту колхозников появился телевизор. В деревнях, расположенных в радиусе действия телевизионных студий Минска, Гомеля, Витебска, Бреста, а также ретрансляционных установок Орши, Барановичей и других городов, многие колхозные семьи смотрят телевизионные передачи. В селах Минской обл. в 1961 г. насчитывалось уже более 5100 телевизоров. Число телевизоров в сельской местности ежегодно растет.

Электрификация, радиофикация, развернувшееся в широких масштабах строительство административных, хозяйственных и жилых зданий меняют традиционный вид деревень, сближая их с поселками городского типа. Программа КПСС указывает, что недалек тот час, когда «постепенно колхозные деревни и села преобразуются в укрупненные населенные пункты городского типа с благоустроенными жилыми домами, коммунальным обслуживанием, бытовыми предприятиями, культурными и медицинскими учреждениями. В конечном счете по культурно-бытовым условиям жизни сельское население сравняется с городским»1.