Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Состояние сельского хозяйства у белорусов до Великой Октябрьской социалистической революции
Этнография - Народы Европейской части СССР

Дореволюционная Белоруссия была аграрной окраиной царской России. Уровень развития сельского хозяйства был невысоким. Землевладение в Белоруссии вплоть до Октябрьской революции сохранялоостатки крепостничества (крупные помещичьи латифундии, отработки, сервитуты и проч.). По данным 1917 г., в Витебской, Минской и Могилевской губерниях более 65% земли, притом лучшей, находилось в руках помещиков и казны. У подавляющего большинства крестьян были мизерные наделы земли, преимущественно худшей (песчаной и заболоченной), и они влачили нищенское существование. Это вынуждало крестьян на кабальных условиях отработок арендовать у помещиков земельные участки. В. И. Ленин отмечал: «Отработочная система помещичьего хозяйства есть сохранение невероятно отсталых приемов земледелия, есть увековечение варварства и в агрикультуре и во всей общественной жизни»1.

В конце XIX — начале XX в. в белорусской деревне господствовало наследственное подворное землевладение и землепользование. Только в Могилевской губ. и в большинстве уездов Витебской губ. преобладающая часть крестьянской земли еще находилась в общинном владении, но развитие капитализма и здесь неуклонно подтачивало и разрушало общинный строй. В конце XIX в. даже в местах наибольшего распространения общины она находилась на стадии разложения. Разрушение сельской общины в Белоруссии довершила столыпинская реформа. Однако пережитки общинных отношений в общественном быту деревни продолжали сохраняться. В частности, для общественного быта и производственной деятельности белорусского крестьянства оставалась характерной тала- ка — форма взаимной и бесплатной соседской помощи в хозяйственных работах. В феодальную и капиталистическую эпоху обычай толоки часта служил замаскированной формой эксплуатации крестьян помещиками, кулаками и духовенством. Народ сложил поговорку: «npaciy пан на талаку, а не пойдзеш — i за лоб павалаку». Пережитком общинных отношений были и общие для всей деревни выгоны.

Опутанная остатками крепостнических отношений основная масса крестьянских хозяйств Белоруссии не могла выбраться из средневековой хозяйственной отсталости. После реформы 1861 г. в сельском хозяйстве Белоруссии стали быстрее развиваться капиталистические отношения. Сельское хозяйство все более укрепляло свои связи с рынком, принимало товарный характер. Развитие капитализма в деревне сопровождалось классовой дифференциацией крестьянства, особенно усилившейся в период проведения столыпинской реформы. В белорусском крестьянстве в конце XIX — начале XX в. обозначались резкие контрасты: с одной стороны — масса малоземельной и безземельной бедноты, с другой — зажиточная, кулацкая верхушка, жестоко эксплуатировавшая разорявшееся крестьянство и батраков. Кулаки владели большими участками надельной и купчей земли, основной массой лошадей и скота и занимались производством товарного хлеба, мяса и молока. Часть кулаков вводила новые агротехнические приемы и орудия труда.

Особенностями помещичьего землевладения и хозяйства в белорусских губерниях являлись крупные поместья товарного характера, развитие промышленных предприятий при них (винокуренные заводы — бро- вары, лесопилки, лесная торговля и т. д.), бесчеловечная эксплуатация и закабаление деревенской бедноты. Преобладающую роль в сельском хозяйстве Белоруссии с древних времен играли полеводство и связанное с ним животноводство. Основными сельскохозяйственными культурами были рожь (преимущественно озимая), пшеница, овес, ячмень, просо, гречиха, горох. Огородничество, садоводство, пчеловодство имели второстепенное значение. С развитием капитализма значительно увеличились посевы картофеля, а также технических культур: льна и конопли. Кукуруза имела некоторое распространение в южных уездах, преимущественно как огородная культура.

В земледелии как в крестьянских хозяйствах, так и в большинстве помещичьих имений господствовала трехпольная система. Малоземельные крестьянские хозяйства практиковали и двухполье: на одном поле сеяли озимые, а на другом — яровые культуры. Только в многоземельных хозяйствах, перешедших к производству на капиталистических началах, наиболее предприимчивые владельцы — помещики и кулаки для увеличения товарной продукции вводили четырехпольную и многопольную систему севооборота.

Основным пахотным орудием белорусов на протяжении всей феодальной эпохи была соха. В XIX в. в Белоруссии были известны два основных вида сохи: полесская (или литовская) — для парной воловьей упряжки и одноконная соха с перекладной полицей. Полесская соха была распространена в южной Белоруссии и на Волыни. Это было относительно массивное деревянное орудие. Связующей частью всех ее деталей служил рогач, на одном конце которого оставлялись два естественных отростка, являвшиеся ручками, а на противоположном конце прикреплялось ярмо для парной воловьей упряжки. На небольшом расстоянии от ручек в рогач вставлялась изогнутая двурогая доска (рассоха или саха). На нижние концы рассохи (poei) надевались железные наконечники (uapoei, ралътт, саштт). Левый сошник ставился под тупым углом к правому, и, таким образом, пласт земли отваливался вправо, как при вспашке плугом. Соха с пярэкладкай была известна в северной части Белоруссии. Она приспосабливалась к одноконной упряжке и имела несколько отличное от полесской сохи устройство рабочей части. Оба ее сошника часто были одинаковой формы и постановки. В таких сохах для отвала земли укреплялась только деревянная либо металлическая лопатка, которая нередко при работе перекладывалась с одного сошника на другой. Для окучивания картофеля употреблялась однозубая сошка с двумя отвалами — крыльями. Для поднятия целины в северо-восточной Белоруссии применялся резак, или отрез, имевший такое же устройство, как и перекладная соха. В отличие от сохи вместо сошной доски в резаке укреплялся нож. При поднятии целины сначала проезжали с резаком, а затем разрезанную на пласты землю вспахивали сохой.

Соха сохраняла преобладающую роль в хозяйстве и в капиталистическую эпоху. В 1910 г. в Витебской, Минской и Могилевской губерниях только четверть крестьянских хозяйств имела железные плуги, все остальные хозяйства обрабатывали землю сохой или деревянным плугом.

После вспашки земля взрыхлялась бороной. Наиболее древними типами бороны были суковатка и смык, применявшиеся в XIX в. главным образом при разработке ляда. Суковатка, или вершалта, представляла собой срубленную вершину крепкого дерева, укороченные и заостренные суки которого служили зубьями. Смык состоял из нескольких суковатых еловых обрубков длиною около метра, стесанных с одной стороны и скрепленных горизонтально. Широко была известна в Белоруссии плетеная борона, основу которой составляла дугообразно согнутая дубовая жердь. Вдоль и поперек бороны укладывались попарно тонкие деревянные прутья. В клетки-гнезда, образовавшиеся при пересечении прутьев, вставлялись деревянные, обычно дубовые, зубья—клецы, которые укреплялись вщцём из тонких лозовых прутьев. В северо-восточной Белоруссии почва взрыхлялась бороной, сколоченной из двух, четырех или пяти деревянных брусков с дубовыми зубьями. Позднее деревянные зубья стали заменять железными, и в таком виде эта борона стала вытеснять плетеную. В начале XX в. этот тип бороны получил распространение по всей Белоруссии.

Необходимыми орудиями белорусского крестьянина были деревянные вилы (сахор) с двумя железными наконечниками-лемешками для уборки навоза в хлевах. Во второй половине XIX в. сахор повсеместно был вытеснен железными вилами. Для сбрасывания навоза с телеги служил круп, или скапыч — деревянная палка с двумя сучками на конце, замененный позднее железным двузубым крюком.

Сеяли вручную из лукошка (сяут, сявенът, сявалт). Все зерновые культуры жали серпом. Только при плохом урожае или обилии сорняков их косили. После сушки снопов в копнах их свозили в гумно. На северо- востоке Белоруссии снопы перед молотьбой дополнительно сушили в специальных сушилках (осецях или ёунях). Двухэтажные осети по своему типу близки русским овинам. Одноэтажные евни обогревались, как правило, глинобитной печью, которая ставилась в том же помещении, где и снопы. В юго-западной части Белоруссии, где климат более теплый, молотить начинали сразу после сушки снопов в копнах, которые ставились на азяродах (сооружение из суковатых кольев и жердей). Молотили вручную цапамЬ. В наиболее богатых крестьянских хозяйствах в конце XIX в. стали появляться ручные молотилки и молотилки с конным приводом. Обмолоченное зерно веяли с помощью ручной веялки, или шуфлЫа — деревянного совка на сравнительно короткой ручке.

Белорусский крестьянин в своей сельскохозяйственной практике руководствовался многовековым опытом и знанием окружающей его природы, почвенного и растительного покрова, климатических условий края. Эти неписаные народные агрономия и метеорология в виде разного рода примет передавались из поколения в поколение. В результате создались целые системы примет, которые связывали различные явления. Так, например, по природным условиям зимы крестьянин мог судить о перспективах урожая.

Отсталая сельскохозяйственная техника, малоземелье, острый недостаток удобрений, плохая обработка земли, полное отсутствие научной агротехники приводили к истощению почвы и низким урожаям. Если еще учесть тяжелый налоговый гнет, засилье помещиков и кулаков, бесправие, то станет очевидной невыносимость положения деревенской бедноты. В. И. Ленин так характеризовал положение этого слоя крестьян: «И все это население — пауперы, нищие, наделенные ничтожными клочками земли, с которых нельзя жить, на которых можно только умирать голодной смертью»1.

В хозяйственной жизни белорусского крестьянина в значительной степени соблюдалось половозрастное разделение труда. На мужчин возлагались определенные полевые работы: обработка почвы под посев, сев, кошение сена, «метание» стогов и т. д. Женщина выполняла другую часть долевых работ: жатву, сушку и уборку сена. Женщина обрабатывала и огороды. Молотьбой и провеиванием зерна после молотьбы занимались в равной мере как мужчины, так и женщины. Рано приучались к полевым работам и крестьянские дети. Как мальчики, так и девочки в возрасте от 8 до 15 лет пасли птицу и мелкий скот. Отцы приучали своих сыновей примерно с пятнадцатилетнего возраста пахать, боронить, косить и т. д. Девочки с раннего возраста привыкали к ведению домашнего хозяйства и рукоделию.

олоВ быту белорусского крестьянина были распространены различного рода верования, обряды и суеверия. Характерной особенностью белорусских народных верований и обрядов в том виде, в каком они были зафиксированы еще в конце XIX — начале XX в., является переплетение обрядов христианской религии с более древними аграрно-бытовыми верованиями и магическими действиями. Особую роль играли обряды и праздники, связанные с хозяйственной деятельностью народа, в первую очередь с земледелием. Первоначальное назначение таких обрядов было связано со стремлением обеспечить обильный урожай и богатый приплод скота. Среди этих праздников и обрядов календарного годового цикла у белорусов особенно выделялись колядование и щедрование — театрализованные представления на святках с исполнением величальных песен и с ряжением («каза», «кабыла», «журавель», «цыган», «дзед»); закликание (гуканнё) весны, начинавшееся обычно с благовещения и сопровождавшееся хороводными играми (стирала, пляценъ); волочебный обряд в первый день пасхи, заключавшийся в хождении ватаг волочебников (валачоб- ткау, ралешнтау, лалоунтау, хрыстосткау), исполнявших особые величальные (валачобныя) песни, специфичные для белорус ской обрядовой поэзии; обрядовый выгон скота в Юрьев день (на юр ау скую расу); троицко-русальный цикл обрядов, связанный с обеспечением урожая и представлениями о русалках. Все эти обряды сопровождались украшением дворов, хат, церкви, колодцев молодыми березками, кленовыми ветками и аиром, а также весенними хороводными играми. Чрезвычайно богатая купальская обрядность («Ку- палле», «Купайла») в ночь с 23 на 24 июня по старому стилю сохранялась вплоть до Октябрьской революции повсеместно в Белоруссии, за исключением крайних юго- восточных районов; основными обрядовыми моментами здесь были разведение костров, прыганье через огонь, сжигание старых колес, поднятых на шест, а также смолы, завивание венков и гаданье с ними, обрядовое купанье в росе, собирание целебных трав. С купальской обрядностью было связано и распространенное среди белорусов поверье о цветении в купальскую ночь папоротника — цветка счастья, якобы открывающего клады. Кроме того, отмечались зажынт и дажынш, связанные с началом и окончанием жатвы.

В капиталистическую эпоху многое из древних верований и обрядов, связанных, в частности, с поклонением силам и явлениям природы, стерлось и исчезло. Некоторые из древних обрядов и верований утратили свое первоначальное магическое значение, превратились в традиционные праздничные увеселения, как, например, колядные обряды, обряды купальской ночи и др. Элементы христианской религии в обрядах занимали незначительное место. Многие христианские праздники слились с древними языческими земледельческими праздниками: рождество — с калядами, пасха — с вялгкаднем, троица — с сему хай.

В начале XX в. в ряде помещичьих имений и в наиболее богатых кулацких хозяйствах начали внедряться более усовершенствованные сельскохозяйственные орудия. В 1910 г. в помещичьих имениях Белоруссии насчитывалось 2840 усовершенствованных пахотных и 6248 рыхлительных орудий. Кроме того, в помещичьих и кулацких хозяйствах имелось около 4 тыс. сеялок, около 4 тыс. жатвенных машин, более 17 тыс. молотилок (в том числе около 14 тыс. конных и более 500 паровых), более 200 тыс. веялок, более 2 тыс. сенокосилок и почти 4 тыс. конных грабель.

Огородничество, известное в Белоруссии с давних пор, у большинства крестьян было подсобной отраслью хозяйства. Под огород отводился небольшой участок земли, на котором выращивали самые необходимые овощи: свеклу, лук, огурцы, морковь, редьку, картофель, капусту; сеяли также коноплю, лен, мак, горох, фасоль, бобы, иногда выращивали табак. Товарный характер огородничество стало приобретать в конце XIX в. только в городах и пригородных деревнях. Садоводство было слабо развито не только у крестьян, но и у помещиков, хотя климат Белоруссии благоприятствовал разведению садов. Фруктовые сады были распространены в основном на территории Гродненской губ. В садах преобладали яблони, груши, сливы, вишни, кусты красной и черной смородины, малины, крыжовника.

Наряду с земледелием в крестьянском хозяйстве белорусов значительное место занимало животноводство. Оно обеспечивало крестьянина тягловой рабочей силой, продуктами питания, удобрением, а также шерстью для одежды и кожами для изготовления упряжи и обуви.

В сельском хозяйстве с развитием капитализма возрастало не только товарное земледелие, но и товарное животноводство. Многие помещики, учитывая запросы рынка, превращали свои имения в специализированные молочные хозяйства. В ряде мест Полесья животноводческий уклон придавали своему хозяйству и кулаки. В связи с этим в пореформенный период значительно возросло поголовье скота. Так, с 1864 по 1900 г. общее поголовье скота в пяти белорусских губерниях1 возросло на 89%. Крестьянская беднота из-за недостатка земли, лугов и пастбищ не имела возможности развивать животноводство. Кроме крупного рогатого скота, в крестьянских хозяйствах откармливали свиней и овец. Из домашней птицы держали кур. Гусей разводили главным образом в помещичьих хозяйствах, а крестьяне держали только там, где поблизости был естественный водоем.