Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественный быт дореволюционной украинской деревни
Этнография - Народы Европейской части СССР

Общественный быт дореволюционного села характеризовался тесным переплетением пережитков общественных явлений докапиталистической эпохи с общественными явлениями, порождаемыми капитализмом. Довольно значительными пережитками в общественной жизни крестьян были остатки общинных отношений. Феодальное хозяйство на Украине в XIV—XV вв. базировалось на эксплуатации главным образом общинного крестьянства. В процессе дальнейшего развития феодализма на Украине сельская поземельная община разрушается. Ф. Энгельс пи- сал, что сельская община «...погибла вследствие разграбления почти всей крестьянской земли, ...произведенного дворянством и духовенством при благосклонном содействии территориальной власти» 2. На значительной части Украины община исчезла уже в XVI — первой половине XVII в. Сохранению остатков сельской общины в XIX в. способствовало крепостничество, при котором общинные отношения служили интересам помещиков. После отмены крепостного права царское правительство узаконило* общину как сельскую административно-территориальную единицу и тем) самым способствовало ее сохранению до начала XX в.

В 1905 г. в целом по Украине почти у 45% крестьянских дворов сохранялась общинная форма землевладения. Исключение составляли Харьковская, Екатеринославская, Херсонская и Таврическая губернии, где в общину входило от 91 до 96% всех дворов.

Земля, принадлежавшая общине, называлась на Украине громадсъкою землею, а сама община — громадою. Как правило, в состав сельской общины входили жители одного-двух сел, хотя существовали и такие селаг в которых имелось по две, а то и по три общины. В своих обязательствах перед государством выступала вся община в целом. Все подати, платежи и повинности община выполняла по принципу круговой поруки. Внутри же самой общины земля распределялась по существующим обычаям, чаще всего по душам или по дворам. Обычное право разрешало общинникам сдавать свой надел в аренду, закладывать, обменивать, но все это без права отчуждения от общины и только до следующего передела. Общественные сенокосы распределялись так же, как и пахотная земля. Пастбищами, как правило, пользовались сообща все члены общества.*Об- щинный лес использовался главным образом на общественные нужды (строительство, ремонт и отопление школ, больниц, церквей, строительство мостов и т. д.). Юридически каждый член общества обладал одинаковыми правами на все общественные владения, но фактически дело обстояло далеко не так.

В сельской общине второй половины XIX в. существовали острые социальные противоречия. Ф. Энгельс, изучая социальные отношения в России того времени, писал, что «общинная собственность в России давно уже пережила время своего расцвета и по всей видимости идет к своему разложению» г. Это положение Энгельса нашло свою дальнейшую разработку в трудах В. И. Ленина. Полемизируя с народниками, считавшими, что община охраняет крестьян от капиталистических отношений и что именно через общину Россия придет к социализму, В. И. Ленин на огромном фактическом материале показал разложение общины. Характеризуя общину того времени, В. И. Ленин писал: «Пресловутая община..., не оберегая крестьянина от пролетаризации, на деле играет роль средне- вековойперегородки, разобщающей крестьян...»2. В.И. Ленин подчеркивал, что «община (т. е. круговая порука и отсутствие права отказа от земли) становится все более и более вредной для крестьянской бедноты»3.

Пережитки правовых функций общинной организации сохранялись и в крестьянских органах самоуправления. Административной единицей села являлось сельское общество — сыъсъка громада. Распорядительным ее органом был сельский сход (копа), представителями на котором были прежде всего главы семей (их могли заменять старшие совершеннолетние сыновья или жены). На сельском сходе избирались должностные лица. Исполнительная власть принадлежала старосте.

В период капитализма сельское общество представляло собой жалкую пародию на народное самоуправление. На деле права общества были ограничены, а вся деятельность поставлена под контроль земских начальников. Всей жизнью громады заправляла зажиточная верхушка села: кулаки, Торговцы, ростовщики. Поставив в экономическую зависимость своих односельчан, сельская верхушка подчинила своим интересам всю деятельность сельского общества.

Общественная жизнь крестьян регулировалась целой системой правовых обычаев, часть из которых представляла собой остатки древнего общинного так называемого копного права. Еще в XV—XVI и даже в XVII в. на территории Украины существовали народные — копные суды, деятельность которых основывалась на обычном праве. Копный суд — это суд сельского общества, действовавший при сельском сходе. В компетенцию такого суда входило расследование дел о земельных спорах, о потравах, воровстве, присвоении чужих бортей, об обидах, драках и т. п. По мере развития феодальных отношений права копных судов ограничивались, а обычное право вытеснялось государственным правом. Но корни обычного права в жизни народа были так глубоки, что царское правительство и впредь вынуждено было считаться с его пережитками. Даже согласно установлениям судебной реформы 1864 г. волостным судам разрешалось при рассмотрении крестьянских дел руководствоваться также нормами обычного права. Обычаями регламентировались почти все стороны правовой жизни народа. Но в эпоху капитализма многие из них, возникшие еще в доклассовое время, уже не только не удовлетворяли, но и противоречили условиям жизни крестьян. К тому же местные власти становились на путь фальсификации обычаев, извращая их в своих интересах. Царское правительство по существу открывало дорогу беззаконию и самочинству местных властей и сельской верхушки.

Пережитки общинной организации сохранялись и в традиционных обычаях взаимопомощи и в разных формах коллективного труда. Самым распространенным обычаем взаимопомощи на Украине была толока (У русских — помочь) — бескорыстная взаимопомощь одних хозяйств другим во время проведения трудоемких и спешных работ. Не менее распространенной формой взаимопомощи была супряга — традиционный обычай объединения рабочего скота и необходимого инвентаря для поочередной обработки поля. На Украине, где обработка почвы производилась тяжелым плугом, требовавшим две-три пары рабочего скота, супряга оказывала существенную помощь крестьянам и в первую очередь, конечно, беднякам. Крестьяне охотно объединяли свой труд и в других случаях. На юге Украины очень распространенной была, например, коллективная форма молотьбы, когда пять — семь хозяев сообща нанимали у помещика или кулака молотилку и целыми семьями молотили у каждого пайщика по очереди. В условиях капитализма народные обычаи товарищеской взаимопомощи стали использоваться местными богачами в интересах наживы. Прикрываясь бескорыстностью этих обычаев, эксплуататоры присваивали себе труд бедняков.

Особое место в общественной жизни села занимала молодежь. Она объединялась в самостоятельные группы — парубоцът i dieoni громады. В формах организации этих громад сохранялись следы древнего коллективизма; в громадах имелись свои обычаи приема и исключения, места собраний, общие кассы, выборность «атамана». К концу XIX в. существовавшие ранее самостоятельно, «парубоч1 i д1вочЬ> громади слились воедино, образовав молод1жт громади. Их постоянными местами сборищ были вулищ, вечорныщ. В теплое время года на открытом воздухе собирались «вулищ», куда в будние дни молодежь приходила вечерами исключительно для развлечений и свиданий. По воскресным и праздничным дням «вулищ» собирались и днем и были общественным развлечением для всех жителей села. Поздней осенью и зимой молодежь собиралась в специально нанятых хатах на «вечорнищ». В будние дни девушки приходили сюда с работой: пряжей, шитьем, вышиванием. По большим праздникам на вечерницах устраивались танцы, молодежные пирушки в складчину.

Народные праздники, обычаи и пережитки дохристианских представлений

В быту украинского народа дореволюционного периода сохранялось немало верований дохристианского происхождения, в которых было много общих черт с верованиями русского, белорусского, а также других славянских народов. Среди украинцев распространенными были, в частности, поверья, приписывающие отдельным людям сверхъестественные свойства.

Наиболее распространенной была вера в ведьму, т. е. женщину, продавшую душу черту и причинявшую вред людям и животным. Чтобы защитить себя и скот от ведьм, люди выполняли различные магические действия: кропили животных и жилье «святой» водой, ставили у входа в хлев свечку и т. д. Для того, чтобы распознать ведьму, в народе пользовались различными методами, подчас крайне жестокими. Еще в XVIII в. на Подолье и Волыни женщин, подозреваемых в общении с нечистой силой, бросали в воду. Если женщина не тонула, ее признавали ведьмой и над ней учиняли жестокую расправу. В народе существовало также поверье о вурдалаках, т. е. колдунах, умеющих превращаться в волков. По этим верованиям, вурдалаки, как и волки, живут в лесу, нападают на скотину, но не поедают ее, а только душат. По гуцульским поверьям, вурдалаки, как и все люди, живут в селах с женами и детьми и только по воле колдунов превращаются в волков.

Распространенными среди украинцев были поверья, связанные с колдунами-чародеями, знахарями и знахарками. Считалось, что колдуны так же, как и ведьмы, связаны с «нечистой силой» и причиняют людям зло, напускают на людей «порчу», превращают их в животных, вредят урожаю и т. д. В противоположность колдунам и ведьмам «деятельность» знахарей, по народным представлениям, не связанных с «нечистой силой», была направлена не во [вред людям, а на пользу; некоторые люди верили в то, что с помощью различных магических действий и заговоров знахари и знахарки могут лечить людей и скотину от болезней, освобождать от колдовских заговоров и т. д. Кое- что из этого имело под собой реальную основу; знахари и знахарки были до известной степени знакомы с приемами народной медицины и из-за отсутствия врачей в дореволюционном украинском селе часто заменяли их. Особенно распространенной была вера в то, что знахарки с помощью магических действий могут приворожить любимого или любимую. В целом большинство знахарок применяло просто разные шарлатанские приемы, не имеющие никакого отношения к народной медицине.

Наряду с этим в народе бытовали поверья, связанные с людьми, умершими неестественной смертью (утопленники, самоубийцы), а также некре- щенными детьми. По народным поверьям, утопившаяся молодая девушка или умершие до крещения маленькие дети (потерчата) превращались в мавок и русалок. Русалки, по мифологическим представлениям украинцев, жили в воде, а ночью, при свете луны, выходили на берег, чтобы заманивать в воду людей (большей частью мужчин). С образами русалок у украинцев и меньше у белорусов связаны были русальские обряды (русалии), которые свершались за неделю до или после троицы. У украинцев русальские обряды приобретали формы поминок по утопленницам, некрещеным или мертворожденным детям. С самоубийцами были связаны поверья об упырях, которые будто бы выходят из могил и высасывают кровь из людей. Поэтому всех умерших не своей смертью, а также некрещенных детей запрещалось хоронить на кладбище, так как они считались «нечистыми» и могли вызвать, кроме того, неурожай или засуху.

Своеобразное место в украинской демонологии занимали верования, связанные с фантастическим образом черта. Однако черт в восточнославянской демонологии — это не могучий и трагический образ сатаны или демона, характерный для верований некоторых западноевропейских народов; черт не мог причинить людям большого зла, его можно было обмануть; его нередко изображали в комическом виде. Существовало - также множество поверий в водяного, в домового, верований о воде, земле, огне, фантастически-религиозных космогонических представлений, суеверных примет (счастливые и несчастливые дни, встреча с разными людьми, животными и др.)*

Наряду с суеверными приметами существовало немало примет, основанных на практической деятельности людей, на их стихийно-материалистическом мировоззрении, т. е. таких, которые носили рациональный характер. Такими были народные приметы, касающиеся урожая, погоды и т. д., явившиеся результатом многовековых наблюдений народа над явлениями природы.

Различные верования и суеверия своими корнями уходили в глубокую древность. Их бытование объяснялось тем, что крестьянство не понимало закономерностей развития природы и общества и объясняло многие явления окружающей жизни вмешательством мнимых сверхъестественных сил. Отдельные верования или приметы на протяжении веков часто изменялись, но в целом все они тормозили развитие сознательности трудящихся масс.

Корни народных праздников и относящихся к ним обрядов в значительной степени также связаны с древними, дохристианскими представлениями. В значительной мере они носили светский характер, хотя христианская религия, используя различные пути и формы своего укрепления, активно проникала во многие из них. С принятием христианства в Древней Руси православная церковь многое заимствовала из старых языческих праздников и обрядов и стремилась поставить их на службу своим интересам.

Среди традиционных праздников и обычаев сельского быта особо выделяются праздники и обычаи календарного цикла.

Ранней весной сельская молодежь собиралась группами на весенних проталинках закликати весну, распевать специальные, приуроченные к весне песни — веснянки (в Западной Украине — гаьвки, гагыки), в которых славили приход весны со всеми ее щедрыми дарами. Позднее, когда уже вся земля освобождалась от снега и покрывалась травой, к веснянкам присоединялись различные хороводные игры — танки. В отличие от русских хороводов украинские танки исполнялись, во-первых, только в определенное время года — от пасхи до «зелених свят»—и, во-вторых, только девушками. Замужним женщинам водить танок не полагалось. Живописность хороводов, мелодичность и глубокая поэтичность сопровождающих их песен делают веснянки одними из прекраснейших образцов народного творчества.

В это время года главным праздником христианской религии, который широко бытовал среди украинцев, считалась пасха (паска, велик день). Многодневный весенний праздник древних славян в честь начала сельскохозяйственных работ и выгона скота на пастбища после принятия христианства слился с пасхой. Славяне-язычники во время этих праздников исполняли разные обряды, в частности, приносили «духам» растительности в жертву продукты своего хозяйства: хлеб, молочные продукты, яйца и т. д. Православная церковь придавала этим обрядам и обычаям, имевшим до некоторой степени стихийно-материалистическую направленность, церковно-ритуальный характер, установила определенное богослужение и обязательное освящение пасок (куличей), сирнойпаски (пасхи), крашанок и писанок (раскрашенных и разрисованных яиц), ввела в употребление магические обряды так называемого очищения от «злых духов» жилья, хозяйственных построек, скота и т. д. В таком виде эти обряды сохранялись среди украинского населения в период феодализма и капитализма. Христианские обряды, связанные с днем «святого» Юрия (23 апреля), были приспособлены к условиям скотоводческо-земледельческого хозяйства. В этот день духовенство обходило поля и окропляло их «святой» водой, а также служило там молебны. В то же время в некоторых местностях на засеянных полях исполнялись магические действия, своими корнями уходившие в дохристианскую эпоху.

Цикл весенних праздников заканчивался зелеными святками, продолжавшимися целую неделю. Еще до принятия христианства у восточных славян существовал посвященный подготовке к жатве праздник — семик. Бессильные в борьбе с природой люди выполняли различные обряды, веря, что это поможет им собрать хороший урожай. Обряды на троицу, которые сохранились в быту украинцев в XIX — начале XX            в., включали элементы древнеславянского семика. Эти обряды относились ко времени расцвета природы. На троицу, как и в древности, пол устилали зеленой травой, жилье и хозяйственные сооружения украшали ветками березы, клена, липы, душистыми травами, цветами. В селах Левобережья девушки рядили одну из своих подружек тополею, украшали ее зеленью, венками, лентами, платками и водили по селу. В полесских селах девушки ходили в лес завивати березу.

Весенне-летние обряды заканчивались народным гуляньем в ночь под Ивана Купала (Купайла), который отмечался на 24 июня по старому стилю и был одним из самых поэтических праздников. Девушки с утра уходили в лес, в поле и луга собирать цветы и душистые травы, из которых вили себе купальские венки. Вечером на улицу парни приносили молодое срубленное деревцо, называемое в одних местах куполом, в других — мареною; его вкапывали где-нибудь в землю — на выгоне за селом или на берегу реки и украшали венками, цветами, лентами. Вокруг такого деревца водили хороводы, устраивали веселые развлечения. Рядом зажигали большой костер, через который парами ив одиночку прыгала молодежь. После игр купалу топили в воде или сжигали на костре.

С Иваном Купалой были связаны различные поверья. Так, например, считалось, что в ночь под Ивана Купала расцветает папоротник, приносящий счастье. Собранные в этот день лекарственные растения будто бы обладали особой целительной силой, а воде и огню на Ивана Купала придавали большую очистительную силу. Поэтому в этот день обливались водой, скакали через огонь и т. д. Уже в XIX — начале XX в. такие обрядовые действия, как прыжки через огонь, купание, гадание на венках и др., приобрели характер народных игр и развлечений молодежи. Церковь сначала пыталась бороться с языческими купальскими обрядами, но безуспешно. Со временем она использовала отдельные обряды этого праздника, который совпал с христианским праздником Иоанна Крестителя.

Торжественным событием на селе было окончание жатвы, в честь чего устраивались обжинки: на поле вязали обжиночный венок, украшали им голову избранной девушки — царЬвни, и целой процессией, со специальными песнями, ходили по селу поздравлять хозяев с окончанием жатвы.

Не менее интересно и весело проходили на селе зимние праздники. Массовыми развлечениями сопровождался цикл новогодних празднеств. Среди христианских праздников, которые бытовали у украинцев, значительное место занимает церковный праздник рождество. Так же как и другие праздники, рождество сопровождалось многими аграрными обрядами и увеселениями, дохристианскими по своему происхождению.

Рождественские и новогодние праздники сопровождались гаданиями, заклинаниями и другими магическими действиями, которые, по народным представлениям, должны были обеспечить хороший урожай, принести счастье, предотвратить несчастье и т. д. На рождество готовили разные ритуальные блюда (>путю, узвар), которыми хотели «задобрить» своих умерших предков. С этой же целью оставляли пищу на столе вместе с ложками на ночь. В рождественский вечер ходили по селу колядовать, распевать под окнами соседей поздравительные песни — колядки. В ночь под Новый год щедровали. Колядування и щедрування сопровождались музыкой, театрализованными сценками, разыгрываемыми ряжеными («Коза», «Меланка»), потешными забавами. Сопровождалась магическими обрядовыми действиями и торжественная семейная трапёза на щедрий eenip (в канун Нового года). Эти обряды также были направлены на то, чтобы обеспечить в новом году урожай и материальный достаток семьи. Уже в XIX в., и особенно в начале XX в., рождественские, новогодние и другие обряды заметно утратили свою религиозную окраску и магическое значение и превращались в праздничные развлечения, с песнями, танцами и другими драматическими элементами. Зимние праздники заканчивались веселой масленицей. На масленицу (масляну) молодежь и взрослые устраивали катания на лошадях, организовывали складчины, ходили в гости на вареники.

В традиционных праздниках и обычаях, их сопровождавших, сохранялось также многое от векового рабства, темноты и невежества (пьяный разгул, азартные игры, суеверные обряды). Насаждаемые церковью многочисленные христианские праздники и обряды играли социально вредную роль, воспитывали в народе чувства бессилия, покорности, призывали пассивно ждать помощи от «небесного спасителя», отвлекали трудящихся от революционной борьбы с эксплуататорами.

Церковь широко отмечала и так называемые храмовые, или престольные праздники, установленные в честь того или иного «святого», во имя которого была построена местная церковь.

Постепенно, с пробуждением политического сознания и повышением культурного уровня народных масс влияние церкви стало ослабевать. Но окончательно освободиться от всего реакционного в тех социально- экономических условиях трудящиеся, конечно, не могли.

Своеобразными местами проявления общественной жизни деревни являлись базары, ярмарки, куда крестьяне шли не только для купли или продажи, но и для встреч с родственниками и приятелями, обмена новостями, устройства своих хозяйственных и семейных дел. Заробтчани (наемные сельскохозяйственные рабочие) выходили на ярмарки наниматься на работу, а молодежь часто собиралась для развлечений, которые здесь устраивались (карусели, цирковые и театральные балаганы и т. д.). Целый ряд явлений общественного быта украинского дореволюционного села был связан с корчмой. Украинский этнограф П. П. Чубинский, несколько, правда, идеализируя корчму 70—80-х годов XIX в., писал: «Корчма — это народный клуб: сюда сходятся в часы досуга мужчины и женщины и заводят дружеские беседы с приятелями. В корчму приходят музыканты, собираются парубки i дЬвчата, для которых в праздничные дни музыка — единственная забава» г. Корчма была не только местом для развлечений и товарищеских бесед, но и своеобразной нотариальной конторой на селе, а также центром ростовщической кабалы. Владельцы корчмы, спаивая крестьян, опутывали их долговыми обязательствами, разорившими не одно крестьянское хозяйство.

Стихийноматериалистическое мировоззрение народных масс. Зарождение атеизма

В массе своей украинский народ никогда не был фанатически религиозным и всегда относился к служителям культа и религии с некоторым недоверием.

В период феодализма крепостное крестьянство и городская беднота, борясь против феодально-крепостнического строя, выступали и против церковных феодалов. В. И. Ленин писал, что уже во времена крепостничества «...крестьяне не верили попам, которые из кожи лезли, доказывая, что крепостное право одобрено священным писанием и узаконено богом...»2 Антикрепостнические выступления русских и украинских крестьян в XVII—XVIII вв. часто сопровождались выступлениями против церкви, захватом церковных, монастырских земель, разгромом монастырей, например Густынского монастыря и др. Можно привести немало примеров выступлений крестьян и горожан против духовенства в первой половине XIX в. Довольно распространенной формой борьбы украинского крестьянства против духовенства, которое эксплуатировало трудящиеся массы и издевалось над ними, было недопущение священников в церковь или закрытие церквей. Так, горожане и крестьяне местечка Го- лованевска Подольской губ. в 1801 г. выгнали из своего прихода попа Федора Коцюбинского. Крестьяне с. Твердыни Владимирского уезда Волынской губ. в 1880 г. отобрали ключи у старосты и также выгнали попа из села и т. д.

Выступления крестьян Украины против церкви и духовенства еще более усилились в период проведения реформы 1861 г. Так, каневский уездный предводитель дворянства сообщал 25 июля 1861г. киевскому губернскому предводителю о распространении после провозглашения реформы среди крестьян уезда слухов о том, что «в скором времени настанет час, в который по-прежнему народ будет резать помещиков (панов) и при том не пощадит и духовенства, которое держит заодно с панами»3.

Антиклерикальные взгляды украинских народных масс, их недоверие к церкви и духовенству ярко отражены в народном поэтическом творчестве, в многочисленных пословицах, поговорках, сказках, анекдотах и т. д.

Революционное движение и зарождение новых явлений в общественном быте села

В общественном быту украинской деревни конца XIX      — начала XX в. зарождались элементы совершенно новых явлений. Возникали они на почве массового отходничества крестьян на заработки, все возрастающего революционного движения в стране.

Малоземелье, постоянная нужда заставляли десятки и сотни тысяч тружеников украинского села подниматься со своих вековых мест и уходить на поиски работы. Там, на стороне они пополняли ряды рабочего класса, познавали силу единения, коллективизма, бескорыстной дружбы. Еще В.И. Ленин отмечал прогрессивное влияние отходничества на быт села1.

Особенно большие изменения в общественный быт деревни вносило революционное движение. Развиваясь под влиянием революционного движения городского пролетариата, руководимого партией большевиков, крестьянское революционное движение на Украине достигло особой силы в 1900—1903 гг. и в период революции 1905—1907 гг. Целые села, волости, уезды поднимались вд борьбу против помещиков^ Наряду с поджогами, потравами, вырубанием помещичьих лесов крестьяне проводили собрания, митинги, манифестации, организованно отказывались подчиняться местным властям, выдвигали на сельских сходах свои экономические и политические требования. Так, волостной сход Елизаветинской волости Полтавского уезда 23 ноября 1905 г. принял решение, в котором выдвигалось требование «свободы личности, свободы слова, печати, верований, собраний, союзов, забастовок»2.

В крестьянскую жизнь начинают входить политическая литература, революционная песня, пламенные слова агитаторов-болыпевиков. В донесениях полтавского губернатора департаменту полиции сообщалось, что только с апреля по август 1903 г. в селах губернии было выявлено 2345 экземпляров прокламаций и нелегальных брошюр. Нелегальная литература распространялась среди крестьян на ярмарках, в церквах, в местах общественных увеселений. Газета«Искра», например, сообщала,что в пасхальную ночь 1903 г. в селе Вознесенском Екатеринославской губ. было разбросано более 150 прокламаций около церкви, куда собрались крестьяне из окрестных сел святить пасху. А вот что писалось в журнале «Рщний край»: «...в последнее время городские базары стали похожими на митинги. Крестьяне теперь больше интересуются политикой, нежели торговлей. Многие из них приезжают в город специально для того, чтобы поговорить с людьми о теперешних делах. Больше всего разговоры ведутся о земле»3.

В ряде сел существовали революционные кружки и группы, проводившие большую агитационную работу среди крестьян и готовившие их к борьбе против царского самодержавия.

О непосредственном влиянии всех этих событий на общественный быт свидетельствуют многие факты. Так, например, заместитель прокурора Каменец-Подольского окружного суда в одном из своих донесений на имя прокурора Одесской судебной палаты писал: «Теперь по селам даже дети и девушки поют «Вы жертвою пали», «Вставай, поднимайся, рабочий народ» и другие революционные песни»4.

Уже в 1905 г. во многих селах Украины были проведены первомайские демонстрации. Вот как описывается очевидцем одна из них, состоявшаяся в Якимовской волости Херсонской губ.: «На демонстрацию собрались крестьяне со всех близких и далеких сел волости. В яркий солнечный день на фоне зеленых полей взметнулось красное полотнище революционного знамени. Как крыло вольной птицы реяло оно гордо над нашими головами, а за ним торжественно и спокойно шли крестьяне и крестьянки, парни и девушки. Это было невиданное ранее зрелище. Впервые в наших краях прозвучали слова о борьбе, о 1-м Мае — празднике трудящихся»1.

С подъемом революционной борьбы среди широких слоев украинского народа особенно усилилось распространение атеистических взглядов. С неслыханной быстротой ширились выступления трудящихся масс против религии, церкви и духовенства в период русской революции 1905— 1907 гг. Так, во время восстания в 1905 г. в с. Большие Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губ. крестьяне судили народным судом попа Петровского, который всячески издевался над ними и «читал книги против народа». Крестьяне отказывались содержать местное духовенство и требовали передачи в свои руки не только помещичьей, но и монастырской, и церковной земель. Крестьяне слободы Барвинково Изюмского уезда Харьковской губ., слободы Линевки и села Западинки (Змеевского уезда), жители хутора Заброды Богодуховского уезда Харьковской губ. и др. на сходках постановляли отобрать церковную землю в пользу общины.

Немало крестьян не только отказывалось посещать церковь, но и вело среди населения антирелигиозную пропаганду.

В ходе всех этих событий формировалось политическое мировоззрение трудового крестьянства, рушились старые, обветшалые устои патриархального быта. Рука об руку с рабочим классом трудящееся крестьянство Украины выходило на широкую дорогу революционной борьбы.