Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Основные особенности советского народного поэтического творчества
Этнография - Народы Европейской части СССР

Великая Октябрьская революция пробудила широкий размах поэтического творчества. Последовательно, шаг за шагом, народное поэтическое творчество отражало весь пройденный советским народом путь борьбы и побед, все этапы построения социалистического общества. Революция приобщила широкие народные массы к высотам науки и культуры. Массовое поэтическое творчество в условиях советской действительности — творчество всего народа, органическая часть общесоветской культуры. Разумеется, творчество и устный поэтический репертуар разных групп населения различен; сказываются различия в быту, профессии, возрасте, культурном уровне, художественных вкусах и традициях. Современному народному поэтическому творчеству, разнообразному по содержанию и форме, присуще идейное единство. В целом в нем рисуется многогранный образ русского советского человека.

Русский советский фольклор развивался в тесном взаимодействии с фольклором других советских народов. Ликвидация былой национальной разобщенности, дружба и взаимопомощь народов, идущих к одной цели, привели к тому, что во взаимно обогащаемом поэтическом творчестве народов развиваются общие идеи, темы, близкие образы. Роль русского фольклора в этом процессе особенно велика; русские массовые песни, как фольклорные, так и профессиональные по происхождению, и частушки поются по всей стране. Некоторые из них получили мировое признание. Вовремя Великой Отечественной войны, широко распространилась «Катюша», позднее приобрели популярность «Подмосковные вечера» и др. С другой стороны, в устно-поэтический репертуар русских входят произведения советских народов и всего мира; песни разных народов передаются по радио, исполняются профессиональными и самодеятельными коллективами, распространяются посредством граммофонных пластинок; охотно поет их молодежь, особенно студенты.

Роль и значение устного поэтического творчества по сравнению с прошлым изменились; место, занимаемое им в быту, сузилось. Возрастающие культурные и эстетические потребности народа удовлетворяют книги, театр, кино, радио, телевидение и пр. Начавшийся еще в XIX в. процесс отмирания ряда традиционных фольклорных жанров после революции пошел особенно интенсивно. С распространением научного мировоззрения исчезли из быта и забылись произведения, связанные с религиозными представлениями и многими обрядами. Только некоторые элементы и песни, входившие в календарную обрядность, исполняются иногда ради забавы (такг например, экспедиция Института этнографии АН СССР наблюдала в 1954 г. в с. Вирятино Тамбовской обл. колядование под Новый год). Сейчас уже нельзя (за очень редкими исключениями на Севере) услышать былины; медленнее, но все же уходят из быта сказки, их рассказывают преимущественно детям; не поются многие традиционные лирические и исторические песни. Однако многое из старого фольклора продолжает активно бытовать и составляет важную часть современного фольклора. И, что особенно важно — изменилось отношение к традиционному фольклору: широкие массы понимают его большое художественное и историческое значение и относятся к нему как к ценному культурному наследию. С ним знакомятся из книг, по радио, его изучают в школах и вузах, широко используют в концертах. Основными бытующими и развивающимися сейчас устнопоэтическими жанрами являются песни, частушки, устные рассказы и пословицы

Более тесными и органическими стали связи между профессиональным и непрофессиональным искусством. Широко вошедшие в быт произведения советской и классической — русской и мировой — литературы оказывают сильное влияние на массовое поэтическое творчество; основой современного песенного репертуара являются песни советских поэтов и композиторов, в которых творчески используются и фольклорные традиции. В свою очередь лучшие мастера народного искусства становятся писате- лями-профессионалами: примером может служить творчество сказительницы из Архангельской обл. М. Р. Голубковой, написавшей в содружестве с писателем Н. П. Леонтьевым две книги: «Два века в полвека» и «Оленьи края», имевшие успех у читателей и высоко оцененные критикой.

Одной из важнейших форм идейного и художественного воспитания трудящихся и привлечения их к активному творчеству явилась самодеятельность. Развитию ее Коммунистическая партия и общественность всегда уделяли значительное внимание. В 1925 г. Дом театрального искусства им. В. Д. Поленова вМоскве был преобразован в]Дом искусства в деревне, а затем во Всесоюзный Дом народного творчества им. Н. К. Крупской; дома народного творчества есть во всех республиках и областях; в их задачи входит руководство всеми видами художественной самодеятельности. Развитию самодеятельности способствуют регулярно проводимые смотры (районные, областные, республиканские и всесоюзные), конкурсы на лучшую песню, спектакль и пр. Новым для русских явились праздники песни (они заимствованы из Прибалтики, где имеют давнюю народную традицию). В самодеятельных коллективах выросло много талантливых исполнителей, а также поэтов и композиторов; песни в хорах создаются и коллективно; некоторые из них получили массовое распространение.

Новые качества советского фольклора вырабатывались и развивались не сразу. Перестройка быта и сознания, культурная революция — процесс длительный и сложный, протекавший в разных бытовых условиях разными темпами,что, естественно, сказывалось на характере народного творчества. В первые годы после революции основой народного поэтического репертуара оставался традиционный фольклор; количественно удельный вес новых произведений был невелик, но роль их в формировании нового сознания и нового поэтического творчества была очень значительна.

Народное творчество периода гражданской войны

Народное творчество первых послереволюционных лет и периода гражданской войны проникнуто революционным пафосом, пафосом отрицания старого мира — мира насилия и нужды и построения нового общества. В первые же дни революции широко зазвучали старые революционные гимны и песни. В период гражданской войны новые песни складывались и распевались в Красной Армии и партизанских отрядах. Ядром Красной Армии послужила наиболее сознательная часть пролетариата и крестьянства; большую работу в армии проводили политорганы и не случайно именно в красноармейском творчестве наиболее явственно зазвучали новые мотивы. Значительное место в нем занимали песни — гимны и марши, продолжавшие традицию дооктябрьской революционной поэзии, которая в ряде случаев определяла и образность песни (например, заря свободы, пламя или пожар революции и т. п.).

Песни звали на борьбу за власть Советов, за мировую революцию. Создавались и песни об отдельных боевых эпизодах. Героями этих песен были молодой красноармеец, красный командир, комиссар, любимый командарм. Основная черта их образов — беззаветная преданность революции и народу, стойкость, сознание своего долга. «Ничего я не скажу, Красной Армии служу»,— отвечает попавший в плен красноармеец на попытки выведать у него военную тайну. В острых сатирических песенках бичевались белогвардейцы, Деникин, Колчак — «презренный царь Сибири» и пр. Пели красноармейцы и старые песни, обычно изменяя слова, припев, вставляя новые куплеты и т. п.

Развернувшееся партизанское движение породило партизанский фольклор. Песни партизан по идейному звучанию и образам близки к красноармейским, но имеют и некоторое своеобразие. У партизан было больше традиционных крестьянских песен, и новые песни нередко создавались в их стиле. В них запечатлелась обстановка, в которой велась борьба и отдельные ее эпизоды. Широкую известность получила песня дальневосточных партизан «По долинам и по взгорьям». На вооружении бойцов революции была и частушка, которая с первых же дней революции живо откликалась на все новое. Исключительно популярно было «Яблочко», возникшее на революционном Черноморском флоте, эта песня обошла все фронты гражданской войны.

Гражданская война получила отражение и в различных устных рассказах (сказах). Бывшие красноармейцы и партизаны рассказывали их и после войны, вспоминая боевое прошлое, товарищей и командиров. Очень популярен в русском фольклоре стал образ Чапаева, предания о котором продолжали возникать и после войны. В годы гражданской войны начали создаваться советскими поэтами массовые песни, составившие позже основу народного песенного репертуара. Первой такой песней, подхваченной народом, были «Проводы» Демьяна Бедного. В начале 20-х годов А. Безыменский написал комсомольский гимн «Молодая Гвардия» («Вперед заре навстречу»), ставший одной из любимых песен молодежи.

Народная поэзия 20—30-х годов

Устно-поэтические традиции гражданской войны были продолжены в новом качестве в годы восстановительного периода. Их подхватили прежде всего комсомольцы, которых привлекала героика и революционная романтика. Первые комсомольцы ощущали себя солдатами революции, призванными разрушить старый мир и построить новый. В их песнях порою используются те же образы, что и в песнях гражданской войны:

Наш паровоз вперед лети, в коммуне остановка,— пелось в песне, которую сложили «дети тех, кто наступал на белые отряды»— комсомольцы железнодорожной мастерской под Киевом.

Основная же тема молодежного творчества 20-х годов — борьба за новый быт, новые семейные отношения, за культуру, против религии и всего косного. С юношеским задором пели комсомольцы частушки вроде:

Долой, долой монахов,

Долой, долой попов,

Мы на небо залезем,

Разгоним всех богов.

Песни и частушки отразили нередкие в те годе конфликты между молодежью и старшим поколением, придерживавшимся еще во многом старых устоев. «Уж и била меня мать и ругала, с комсомольцами гулять не пускала»,— пели девушки.

С конца 20-х годов основной темой устного поэтического творчества деревни стало колхозное строительство. Многочисленные песни, частушки сказы и пословицы показывают, как шла борьба за колхозы, как колхозы росли и крепли и как вместе с этим изменялись быт и духовный облик колхозника. Устно-поэтические произведения о колхозной жизни в 30-е годы нередко строились в форме контрастного противопоставления «раньше — теперь». Такой прием давал возможность ярче показать происшедшие перемены и современную действительность.

Укрепившиеся связи между городом и деревней приводили к тому, что творчество колхозников идейно и по форме все более сближалось с творчеством рабочих. Это сказалось в том, что для всего народного поэтического творчества (городского и сельского) в годы первых пятилеток ведущей явилась тема ударного труда на заводах, новостройках, колхозных полях. Положительные образы народной поэзии этих лет — передовики производства, которыми гордятся заводы и колхозы. Эти образы являются основными и для лирической поэзии молодежи — любовных песен и частушек; девушки поют о милом, выполняющем несколько норм, парень с гордостью заявляет: «Моя милка_по колхозу первая ударница». Народное творчество показывает, что новое, сознательное отношение к труду вошло в плоть и кровь советских людей, стало критерием при оценке человека.

Народное поэтическое творчество отмечало также отрицательные явления и пережитки, помогало бороться с ними. В острых сатирических песенках, частушках, раешниках бичевались лодыри, пьяницы, расхитители государственного и общественного добра, отмечались недостатки. Такие произведения пелись в клубах, на улицах, в цеху, помещались в заводских и колхозных стенгазетах.

С середины 30-х годов все больше входили в быт массовые русские песни, создававшиеся советскими поэтами и композиторами, например: «Полюшко, поле» (слова В. Гусева, музыка JI. Книппера), «Партизан Железняк» (слова А. Суркова), песни И. Дунаевского: «Широка страна моя родная» (слова В. Лебедева-Кумача), «Каховка» (слова М. Светлова) и др. В конце 30-х годов большую популярность завоевали песни на слова И. Исаковского: «Вдоль деревни заиграли провода», «И кто его знает» (музыка Захарова) и, особенно, «Катюша» (музыка М. Блантера). Постепенно массовые песни стали основой песенного репертуара города и деревни; распространению их способствовали радио, кинофильмы, исполнение профессиональными и самодеятельными хорами, публикация в песенниках.

Сказка из быта постепенно исчезает, ее заменяет книга, кино, радио. И в настоящее время в селах можно услышать сказки, но молодежь узнает их обычно из книг. В устной передаче больше сохраняются бытовые и сатирические сказки и анекдоты.

Своеобразным явлением фольклора 20-х годов было развитие индивидуального сказительства. Лучшие мастера традиционного фольклора хотели отразить в своем творчестве грандиозные перемены в жизни народа, ответить на заботу и уважение, которым их окружили. Делали они это в той форме, которая была им привычна, — в форме былины, сказки, сказа. Так возникли былины М. С. Крюковой (сказительница называла их «новины»), плач о Ленине «Каменна Москва вся проплакала», о Чапаеве, челюскинцах, былина П. И. Андреева-Рябинина о Чапаеве и др. Прекрасные сказочники А. К. Барышникова, Ф. А. Конашков, И. Ф. Ковалев, М. М. Коргуев, Е. И. Сороковиков и др. создавали новые сказки, в которых советская действительность рисовалась как воплощение вековой сказочной мечты. В большинстве произведений этого типа новое содержание резко диссонировало со старой формой, воспроизводимой очень скрупулезно. Исполнялись эти произведения только их создателями и распространения не получили, но они явились закономерным этапом в развитии творчества старшего поколения мастеров фольклора.

Характеризуя фольклор 30-х годов, нельзя не отметить, что на его развитии отрицательно сказался укоренившийся тогда культ личности Сталина. Народные певцы, сказители и поэты наряду с произведениями, правдиво отражавшими разные стороны нашей жизни, создали и немало слабых, в которых художественное изображение отдельных сторон нашей действительности подменялось декларацией, а образ Сталина порою заслонял все другие; ему одному приписывалось то, что достигнуто усилиями всего народа.