Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Досуг и праздники в городах у русских. Формы общественного быта рабочих
Этнография - Народы Европейской части СССР

Особого, общеобязательного праздничного ритуала бытового и религиозного, подобно сельскому, в городах не было. Посещение церкви по воскресеньям и праздникам в городах не носило такого общеобязательного характера, как в деревне, но мещанами и мелкой буржуазией обычай этот соблюдался довольно строго. Некоторые ходили в церковь, чтобы послушать хор; отдельные хоры пользовались широкой известностью, из церковных хоров выходили порою выдающиеся певцы. Разумеется, для трудящихся горожан воскресенья и праздники были прежде всего днями отдыха. В эти дни ходили в гости или принимали гостей, устраивали вечеринки, на которых танцевали, пели, играли в карты и разные игры, разыгрывали шарады, иногда ставили спектакли. Студенческие вечеринки нередко превращались в горячие политические диспуты.

Летом организовывались поездки за город, пикники на лоне природы, гулянье по вечерам в городских садах, где играла музыка. Например, излюбленным местом летних прогулок москвичей были Сокольники, куда отправлялись семьями на целый день; здесь можно было за небольшую плату получить кипящий самовар и напиться чаю, закусывая принесенным с собою завтраком. По вечерам на Сокольническом кругу давались концерты с участием лучших артистов. Под Петербургом летом концерты давались в курзалах Павловска, Стрельны и др.

Традиционные русские обряды и обычаи более полно сохранялись у тех групп городского населения, которые недавно пришли из деревни, имели с нею связь, и в маленьких городках, уклад жизни которых имел черты, сходные с сельским. Некоторые традиционные обычаи в видоизмененном виде прочно вошли в быт разных слоев города. Так, на масленицу обязательно пекли блины, которые входили и в меню трактиров и ресторанов. Во всех городах, в частности и в Москве, сохранялись масленичные катания на лошадях. На пасху пекли куличи, делали пасху, красили яйца, ходили на кладбище поминать родных. На рождество и пасху церковный причт обходил своих прихожан, хотя принимали их далеко не все. На крещение был крестный ход на «иордань» (к «пролуби» в реке, где служили молебен и «святили» воду).

Устраивались в городах и массовые праздничные гулянья; чаще всего они были на святках и на масленицу. Такие гулянья «под горами» — специфически русская форма гуляний — устраивались в Петербурге. С середины XVIII в. «горы» сооружали на Царицыном лугу (Марсово поле), а с кон- ца 20-х годов XIX в.— на Дворцовой и Адмиралтейской площадях. Здесь устраивались деревянные двусторонние «горы» с изгибами; одна— с вышкой у Александровской колонны; с нее можно было докатиться до Адмиралтейства, где находилась вышка второй «горы», оканчивавшейся на Дворцовой площади. Зимой «горы» покрывались льдом; катались с них на санях (летом с деревянных гор катались на лубках и ковриках). В Москве такие горы строились на Новинском бульваре, а затем у Новодевичьего монастыря. Под «горами» располагались торговые ларьки, устраивались балаганы, где выступали на злобу дня «деды-раёшники». В XIX в. в Петербурге под «горами» стали выступать и профессиональные артисты — цирковые и драматические, ставились пьесы исторического содержания, инсценировки произведений А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, «Князя Серебряного» А. К. Толстого и т. п. В конце XIX в. правительство, обеспокоенное ростом революционных настроений петербургских рабочих, запретило в столицах традиционные народные гулянья.

К праздникам приурочивались базары. Своеобразным гуляньем в Москве был предпасхальный «Вербный базар» на Красной площади, где торговцы с разнообразными прибаутками продавали мелочь — забавные игрушки, сласти; купеческая Москва считала обязательным выезжать туда целыми семействами в своих экипажах и щеголять невестами, нарядами, лошадьми. На первой неделе великого поста на льду Москвы-реки устраивался «Грибной базар», на котором продавали сушеные и соленые грибы и разные овощи. Возникали и укоренялись новые обычаи — например, встреча Нового года, рождественская елка для детей.

Формы общественного быта рабочих

Отмечались дни рождения и именин, когда поздравить именинника собирались родные, друзья, сослуживцы. Дореволюционная деревня этих обычаев не знала.

В выработке новых прогрессивных форм общественного быта ведущая роль принадлежала русским рабочим, оказывавшим значительное влияние и на рабочих других национальностей. В 90-е —900-е годы происходил активный процесс изменения рабочего быта, обусловленный возросшим политическим и культурным уровнем рабочих. У разных групп рабочих он проходил с разной степенью интенсивности. Рабочий класс до революции не был однородным, что сказывалось как в семейном укладе, так и в общественной жизни разных групп рабочих. Часть высокооплачиваемых рабочих старалась во всем подражать мелкой буржуазии и перенимала нравы и обычаи мещанства. У отсталой части рабочих, недавно прибывших из деревни и сохранявших с нею связь, бытовали многие традиционные обычаи. Политический кругозор этой части рабочих был еще узок, и досуг их не выходил за рамки трактира. Гулянья рабочей молодежи (в Москве они проводились на «Трехгорке», у Прохоровских казарм и в Анненгофской роще) немногим отличались от деревенских. Работницы-текстильщицы вплоть до революции водили в Москве хороводы.

Совсем иной круг интересов и общественный быт были у передовых рабочих. Отчетливо раскрывает существенную разницу в быту, в образе жизни и даже во внешнем облике между передовыми квалифицированными рабочими и массой неквалифицированных, более тесно связанных с деревней, высказывание известного революционера И. В. Бабушкина, посетившего фабрики в Петербурге, чтобы ознакомиться с фабричным бытом. Его внимание привлекла толпа молодежи, одетая в яркие, отличные от городских, костюмы, напоминавшая Бабушкину «село какой-нибудь губернии»; развлечения молодежи (игра в орлянку, в карты) и весь быт фабричных казарм произвели на него очень тягостное впечатление: «Все это было слишком ужасно, пишет он в своих «Воспоминаниях»,— и подавляло меня, заводского рабочего, живущего более культурной жизнью, с более широкими потребностями»1. Самая профессия металлистов, печатников, требовавшая от рабочих грамотности, высокой производственной выучки, не могла не оказывать своего преобразующего воздействия на все стороны жизни рабочих. Наиболее передовым считался петербургский пролетариат, основной костяк которого составляли рабочие-машиностроители.

Качественно новые черты в культурном облике рабочих и в их общественном быту особенно отчетливо проявились в период первой русской революции 1905 г. и в последующие годы. В этот период из числа передовых кадровых рабочих выделилась прослойка политически развитой рабочей интеллигенции.

По свидетельству самих рабочих, большую роль в их образовании играли вечерние и воскресные школы и курсы (общеобразовательные и технические). На этих курсах рабочая молодежь общалась с передовой интеллигенцией и студенчеством, оказывавшими на нее большое влияние. Если раньше книги читали почти исключительно в семьях высококвалифицированных рабочих, то в конце XIX — начале XX в. к книгам жадно потянулась передовая рабочая молодежь. Рабочие охотно читали произведения Н. В. Гоголя, А. С. Пушкина, Н. А. Некрасова, JI. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского; многие зачитывались И. С. Тургеневым, И. А. Гончаровым; особой любовью пользовались произведения А. М. Горького. Книги брались обычно из заводских библиотек и городских читален. У передовых рабочих огромной популярностью пользовалась политическая литература (легальная и нелегальная), особенно ленинская «Искра» и позже «Правда». По рукам ходили революционные листовки и прокламации.

Живой интерес зарождался в передовой рабочей среде к различным видам искусства, особенно к театру и кинематографу. Ведущие театры столиц по ценам на места были мало доступны рабочим. Их изредка посещали наиболее высокооплачиваемые рабочие. Однако тяга к драматическому искусству была настолько велика, что почти везде при народных домах и клубах образовывались самодеятельные драматические кружки. Ставились большей частью пьесы М. Горького («Мещане» и «На дне»), А. П. Чехова («Дядя Ваня»), Л. Н. Толстого («Власть тьмы» и «Плоды просвещения»). Так, в Москве на школьной сцене прохоровского профессионального училища и в организованном в 1896 г. при прохоровской фабрике театре рабочая молодежь при участии и под руководством артистов Малого театра ставила пьесы Л. Н. Толстого и А. Н. Островского, постановкой которых интересовался сам Л. Н. Толстой.

Рост политической сознательности и культуры приводил к ослаблению и постепенному изживанию религиозной идеологии. Правительство всячески старалось поддерживать у рабочих веру в бога, не скупились на постройку церквей и содержание служителей культа и капиталисты. Так, например, на Путиловском заводе один священник приходился на 2 тыс. рабочих, а врач — на 4 тыс. Но для рабочих, особенно мужчин, было характерно равнодушие к религии, хотя внешне религиозные обряды соблюдались. В 900-е годы и особенно после первой русской революции, начался массовый и уже сознательный отход рабочих, в частности молодежи, от религии.

В среде передовых рабочих возникали новые формы отношений и товарищеской взаимопомощи. Большую роль в объединении рабочих и выработке у них чувства пролетарской солидарности и классовой сознательности сыграли профессиональные союзы. Они в России стали возникать в период первой революции 1905—1907 гг. сначала нелегально. К началу 1907 г. в России насчитывалось уже 652 профсоюза, в которых состояло свыше 245 тыс. членов. В период столыпинской реакции число профсоюзов сильно сократилось, часть их перешла на нелегальное положение. Большевики через профсоюзные организации проводили массовую политическую работу среди рабочих и служащих. Самые передовые рабочие вступали в социал- демократическую партию и вели организационную и агитационно-пропагандистскую работу, часть их становилась профессиональными революционерами. Все чаще и в более широком масштабе (особенно в 1905—1907 гг.) проводились политические собрания, митинги, демонстрации. Важнейшей формой рабочего движения стали политические забастовки, а в период 1905—1907 гг. — вооруженная борьба. В рабочее движение втягивались все более широкие слои пролетариата, в том числе и женщины.

Уже до революции в среде рабочих и демократической интеллигенции традицией стало празднование 1 Мая — дня международной солидарности трудящихся. В этот день рабочие поодиночке или небольшими группами собирались в условное место, обычно в лес, и там под видом пикника проводили митинг. Маевки выливались порою в организованные демонстрации. Так была организована, например, одна из первых крупных первомайских демонстраций в Сормове в 1902 г., получившая всероссийский отклик. Демонстрация была заранее подготовлена, возглавил ее рабочий Петр Заломов, послуживший прототипом героя романа М. Горького «Мать». 1        Мая тысячи людей вышли на центральную Большую улицу с пением «Марсельезы» и красными знаменами, на которых были написаны лозунги: «Долой самодержавие» и др. Состоявшийся потом суд над руководителями демонстрации Петр Заломов и его товарищи использовали для обличения самодержавия. В политические демонстрации выливались и похороны жертв революции, например похороны Н. Э. Баумана в Москве.

События 9 января 1905 г. оказали огромное революционизирующее влияние на разные слои русского общества и прежде всего на рабочих; это был переломный момент в общественной жизни. После расстрела мирной демонстрации даже отсталые слои рабочих стали понимать, что на царя надеяться нечего, и под руководством большевиков пролетариат начал вооруженную борьбу с самодержавием. Влияние социал-демократической партии и в первую очередь большевиков в эти годы исключительно выросло. Вместе с ростом политического сознания рабочих росла их сплоченность и организованность, вырабатывались и совершенствовались новые формы общественной жизни и революционной деятельности.

Новые формы общественной жизни и борьбы ярко проявились в период 1905—1907 гг., когда рабочий класс поднялся на вооруженную борьбу с царизмом и капиталистами. Они оказывали воздействие на крестьянство и другие группы трудящихся. Особенно велико и плодотворно было влияние русского пролетариата, и прежде всего его ведущего отряда — питерских рабочих, на нарождавшийся пролетариат других национальностей. Охватывая различные стороны жизни, эти формы способствовали вовлечению широких народных масс в активную революционную борьбу, приведшую к свержению самодержавия и победе Великой Октябрьской социалистической революции. После революции, когда трудящиеся стали хозяевами своей страны, новые прогрессивные черты общественного быта получили свое полное развитие.