Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Охота у русских
Этнография - Народы Европейской части СССР

Охота у русских имела издавна товарно-пушное направление. В Древней Руси пушнина была одним из основных предметов вывоза в другие страны, ею же принимали дань.

Постепенное истощение промысловых пушных запасов в наиболее обжитых районах вынуждало русские охотничьи ватаги углубляться в неосвоенные еще лесные массивы северо-востока. Освоение Европейского Севера в XII—XV вв., а позднее Сибири (XVI—XVII вв.) было обусловлено в определенной степени промысловыми интересами. На месте сборных пунктов промышленников возникали ежегодные ярмарки и оседлые поселения, население которых, складывавшееся в значительной степени из пришлых промышленников, хозяйственно осваивало новые районы. Торговля пушниной существенно влияла также на расцвет городов в северо-двин- ском бассейне — Соли Вычегодской, Архангельска и др.

В XIX в. охота имела различное значение для населения тех или иных областей страны. Наибольшее промысловое значение имела и имеет до настоящего времени охота в таежной полосе.

Массовым объектом промысла в XIX в. стала белка; добыча наиболее ценного зверя - соболя уже к XVIII в. катастрофически упала. Степная конная охота на копытных, корсаков, крупных птиц и пр. с ловчими птицами и гончими не получила особого развития у русского населения, а с распашкой степей потеряла всякое значение.

В зависимости от географических условий и традиций различались и приемы охоты, и транспортные средства. В тундре к месту промысла добирались на оленях и собаках; по всему лесному Северу и в Сибири на охоту обычно шли с ручными f санками пешком, на лыжах и брали с собой лайку; в Забайкалье — очевидно под влиянием местных народов — охотились на лошади, но тоже с лайкой. По большим рекам добирались до промысловых участков и водным путем. В течение многих веков практиковалась облавная охота с загонщиками и стрелками; в лесистых местностях устраивали городьбу (из поваленных деревьев, валежника, жердей) на десятки километров с проходами, в которых делали искусно замаскированные ловчие ямы, западни, петли, самострелы и пр. Распространено было и заганивание животных до изнеможения (лис, волков, лосей, козуль и пр.). При лесной охоте на птиц использовались сети — перевесы. Засады в специальных наземных шалашах (сидъбах) и на помостах (лабазах) на деревьях устраивали у нор, у водопоев и мест купания, у мест кормежки, на естественных или искусственных солонцах, на токовищах. Приманивали добычу, подражая призывному голосу зверя или птицы в брачный период или голосу матки, молодняка, обычно при помощи различных труб, манков и т. п.

Несмотря на то что уже с конца XVII в. в России начало вырабатываться законодательство об охоте, оно соблюдалось слабо, и хищническое истребление зверя и птицы подрывало восстановление промысловых запасов.

Из охотничьих снастей наиболее были распространены самоловы, главным образом деревянные. Большая часть этих самоловов была в общем однотипна на всей территории расселения русских; это свидетельствует о древности их основных типов и распространении с течением времени на новые места промыслов. Они были разнообразны по принципу дзйствия — давящие (пасти, кулёмы, плашки, слопцы и пр.), ущемляющие (кляпцы, щемихи, жомы, кряжи, а также металлические капканы различных систем), колющие (рожни — заостренные палки, колья, вбитые под углом в дно ловчих ям, и др.), петли (волосяные, из растительного волокна, проволочные), укрепленные на земле или над землей. Некоторые категории охотничьих орудий и устройств едины по^ принципу с рыболовными, что обусловлено, видимо, недифференцированностью тех и других в прошлом. Таковы, например: сухопутные заграждения с ловушками в проходах; сети, отгораживающие и объячеивающие; конусовидные ловушки, сетяные и прутяные, с крыльями и без них; крючковая снасть.

Охота с луком уступила место ружейной охоте еще в XVII в., но принцип лука сохранялся в различных самоловах|Х1Х — начала XX в. для охоты на лосей, кабанов, волков, лис (со стрелой — самострел) и мелких зверьков (с ущемляющим устройством—черкан). Все эти способы охоты могли быть действенны только при знании биологии зверя, его образа жизни, привычек и поведения.

Промысловые знания русских промышленников, большей частью неграмотных, были очень тонки и разнообразны. Снасть натирали пахучими травами, окуривали, ставили ее в рукавицах, чтобы отбить запах человека; чтобы не выдать своего присутствия заметали следы на снегу и т. п. Опыт русских промышленников был доведен за многие века до большого совершенства; в современную науку вошла народная терминология; до настоящего времени в промысловом деле сохранились основные типы снастей, ловушек и пр.

В тайге самоловные приспособления размещались по проложенным поколениями охотников тропам, тянувшимся на десятки километров. Самоловы нередко были многолетними. Число ловушек у отдельного охотника доходило до нескольких сот. Каждый год это хозяйство нужно было ремонтировать, расчищать и пр. На обход «путиков» требовалось иногда не меньше недели; попавшаяся добыча нередко портилась и объедалась хищниками. Усиленное пользование самоловами было вызвано, до известной степени, недостатком и дороговизной охотничьих припасов и огнестрельного оружия.

Ружейная охота, имела очень отсталую техническую базу. Еще в конце XIX в. охотники употребляли, помимо ружей тульских и ижевских заводов, кустарные; даже кремневые. Тяжелые ружья требовали стрельбы с подсох (подставок). Пули охотники обычно отливали сами и экономили каждый заряд. При низких ценах на пушнину и удорожании необходимых бытовых товаров и съестных припасов, которые приходилось покупать по произвольным ценам зачастую у тех же скупщиков пушнины, охотникам оставалось лишь увеличивать число ловушек, чтобы свести как-то концы с концами.

Быт «промышленников» отличался большим своеобразием. Охотничьи участки в тайге по обычному праву считались собственностью или охотничьей артели, или отдельной семьи, в которой они могли передаваться по наследству или в дар (как и земельные заимки). Охотники, как рыболовы и морские зверобои, нуждались в кооперировании своих усилий. Но на лесной охоте объединения значительных групп промышленников были не нужны. Охотник должен был охотиться один или вдвоем-втроем. К объединению в небольшие артели побуждала главным образом необходимость совместного совершения пути на далекий промысел и обратно, с завозом провианта и охотничьих припасов. Организация промысла требовала немалых средств на транспорт, охотничье снаряжение и продовольствие. На самом промысле, совместно питаясь и складывая добычу в одно место, охотники расходились с утра по одиночке или с помощником и лишь к вечеру собирались снова в избушке. Только на морском зверобойном промысле (главным образом тюленя) объединялись зачастую многие артели, иногда прямо на месте промысла. Так, при «бое» морского зверя, залегавшего на льдинах громадными стадами, важно было не спугнуть стадо, окружить его и начать «бой», чтобы получился завал из убитых животных, препятствующий живым «слиться» в воду. На соболином промысле в Сибири уже в XVII в. господствовала покрута — одна из основных форм предпринимательства русского купечества. В таежных районах в XIX — начале XX в. наиболее распространена была ружейная охота на белку, ареал которой охватывал лесную полосу от северо-востока Европейской части страны до Дальнего Востока. Охотились с промысловой собакой — лайкой, охотничьи качества которой очень высоки и универсальны. «Белковье» было наиболее надежным источником дохода. Промысел начинался с осени после окончания сельскохозяйственных работ и продолжался до выпадения глубоких снегов. Промысел белки сильно колебался по годам; вследствие эпизоотий или неурожая кедровых шишек количество ее резко уменьшалось. Белка часто большими массами переселялась на далекие расстояния, и опытные охотники даже определяли, какая белка водится в данной местности в тот или иной год: местная или «кочевая». Сезонность охоты была обусловлена не только биологией животных и птиц и географическими условиями, но и комплексностью крестьянского хозяйства в таежных условиях. Кроме районов Крайнего Севера, крестьяне были вынуждены распределять свое время между земледелием и промыслами. Одни и те же «промышленники» переходили в разные сезоны года от рыболовства к охоте и обратно.

На промыслах, особенно в Сибири, русские охотники издавна входили в контакт с аборигенным населением, и это приводило с одной стороны, к усвоению русскими отдельных промысловых навыков, терминологии, а также целесообразных в местных условиях типов одежды и временного жилища, а с другой — к перениманию нерусскими народами более высокой техники промысла (некоторых типов ловушек, например пастей, огнестрельного оружия).

Мехообрабатывающая промышленность в царской России фактически не существовала. Россия в XIX — начале XX в. занимала почти монопольное место по пушнине на мировом рынке (с нею пыталась соперничать лишь Канада). Однако вывозилось за границу исключительно сырье, и даже в Россию ввозились обратно те же шкурки, но уже выделанные, за двойную цену. Большое количество мехов расходилось на внутреннем рынке; частично они использовались среди самих охотников. Шубы и меховую одежду шили, помимо овчин, из шкур копытных животных—лося, северного оленя, кабарги, косули. Из них же делали обувь, мешки, шкурами подбивали лыжи. На каждое изделие шла шкура животного определенного возраста (например, мех оленят-пыжиков шел на шапки, камусы с ног оленя — на меховые пимы и т. д.). Из рогов, костей, сухожилий, волоса изготавливали различные поделки. На шубы, сапоги, рукавицы шел и мех собаки-лайки.

В царской России существовали только зачатки звероводства. Первый маральник был устроен на Алтае крестьянином Авдеем Шараповым в 1871 г., однако из-за варварских способов поимки маралов и спиливания у них рогов животные в массе своей в то время погибали. Серьезной была только попытка разведения соболей, для чего были организованы научные экспедиции в 900-х годах и устроены Баргузинский и Алтайский заповедники.

Кроме промысловой охоты, в царской России была чрезвычайно популярна охота любительская и спортивная. К последней, по существу, следует отнести знаменитую псовую охоту с гончими и борзыми, культивировавшуюся в помещичьей среде. Русское дворянство презирало ружейную охоту (кроме охоты на болотную дичь). Своры охотничьих собак и содержание псарен стоило больших средств. По поводу такой охоты на зайцев в народе сложилась меткая, социально острая загадка — «Рубль скачет, тысяча догоняет». С «оскудением» дворянства псовая охота к началу XX в. почти сошла на нет.

В Советской России организации^охотничьего хозяйства уделяется большое внимание.

Первые декреты, относящиеся к охоте, были изданы уже в 1919 и 1920 гг. Стали строго регулироваться сроки охоты, с учетом географических особенностей в отношении «созревания» меха, роста и размножения различных животных, на некоторые виды животных охота лимитирована, на другие запрещена вовсе. Нормируется и способы охоты: запрещены волчьи ямы, самострелы, отрава, режущие орудия и пр. Из самоловов, которые осматриваются чаще и регулярнее, чем раньше, на первое место^выдвинулись ящичные западни — живоловки. Это дает возможность производить селекцию и разумно использовать промысловые запасы. Деревянные ловушки почти вытеснены металлическими капканами фабричного производства.

Охотники в плановом порядке снабжаются огнестрельным оружием новейших систем и «припасом» к ним, производственной одеждой, продовольствием и пр. Улучшились и условия жизни их в благоустроенных промысловых жилищах. В промысловых районах раскинута сеть заготовительных и снабженческих пунктов, государственных и кооперативных организаций.

Создана широкая сеть заказников и заповедников в различных климатических зонах; систематически проводится научно-исследовательская работа. Звероводство развилось только в советское время в тесной связи с рационализацией охотничьего хозяйства в целом. Почти полностью восстановлены запасы соболя соотносительно с периодом расцвета этого промысла в XVII в.; в питомниках разводятся песцы, черно-бурые и черно-серебристые лисы, маралы, фазаны и др. Акклиматизируются животные, новые для той или иной местности страны (бобр, марал, уссурийский енот и др.) или ввезенные в СССР (ондатра и др.). В заказниках и заповедниках животные подкармливаются. Кроме того, животным, живущим в естественных условиях, оказывается помощь при неблагоприятных климатических обстоятельствах (распашка наста, разгребание снега, улучшение или устройство водопоев и т. п.).

Развитие мехообрабатывающей и кожевенной промышленности, созданной в СССР, позволило повысить качество русской пушнины.