Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Русский язык и его диалекты
Этнография - Народы Европейской части СССР

Совремешшй русский язык сложен по своей структуре. В устной и письменной речи в высокоразвитой нормализованной форме (литературный язык) выделяются язык науки, язык художественной литературы, деловой язык и т. д. Один из видов устной речи — разговорная речь — существует в русском языке как в литературно обработанной форме, так и в менее нормализованных формах, характерных для общенародной разговорной речи. В последней в свою очередь выделяются различные социальные разновидности (профессиональные языки, жаргоны и т. д.) и территориальные разновидности — диалекты, или народные говоры, которые представляют весьма существенный этнографический признак населения различных местностей.

Территориальные диалекты современного русского языка проявляются главным образом в разговорной речи сельского населения и, в какой-то мере, в речи горожан. Многообразие разновидностей разговорного городского языка определяется диалектным окружением, а также составом городского населения и специфическими особенностями формирования этого населения. Русские территориальные говоры в наше время утрачивают специфические черты. Этот процесс, начавшийся давно, особенно усилился после Октябрьской революции, в ходе культурной революции, в связи с движением населения внутри страны, с всеобщим обучением, радиофикацией и т. п. Носителями традиционных особенностей народных говоров являются сейчас главным образом старшие поколения сельского населения.

Формирование русского языка в его говорах

Современные диалектные группировки являются пережиточными элементами, отражающими сложный путь формирования русского национального языка. Большинство диалектных различий обычно связывают с теми эпохами, когда еще не существовала или нарушалась целостность данной народности, ее территориальная и политическая общность. В истории восточнославянских языков эти различия начали намечаться в дофеодальную пору, в условиях существования отдельных восточнославянских племен. Однако большинство диалектных различий возникло в русском языке в эпоху феодализма. Древнейшие памятники письменности свидетельствуют о том, что новгородскому говору XI—XII вв. уже было свойственно «цоканье», которое отсутствовало в Киевской земле. К этому же или более раннему времени возводят различие в качестве звука г (взрывного или фрикативйого образования) и некоторые другие диалектные различия. Причины образования диалектных различий могли быть как внутреннего порядка (новообразования, возникшие в результате внутреннего развития диалектов в условиях феодальной раздробленности), так и внешнего (например, влияние извне или ассимиляция иноязычного населения). В ходе образования Русского централизованного государства, объединявшего все больше и больше русских земель, усиливается взаимовлияние диалектов. Эти процессы вызвали изменения прежних границ диалектных различий и привели к возникновению новых диалектных явлений на стыках прежних диалектных единств. Поэтому прямых соответствий между современными группировками говоров русского языка и древними диалектными единствами, как правило, установить нельзя. Об этом прежде всего свидетельствует сложная картина, которую представляет современный русский язык в его говорах.

Структура современного русского языка в его говорах

Наречия, говоры и группы говоров, которые можно выделить на основной территории распространения русского языка, представляют собой исторически сложившиеся диалектные группировки; они характеризуются некоторыми особенностями, отличающими ту или иную группировку говоров от других и составляющими диалектные различия (фонетические, морфологические, синтаксические, лексические, словообразовательные, фразеологические и т. д.). Выделение диалектных групп основывается главным образом, на диалектных различиях в фонетике и морфологии.

диалектыСинтаксические различия в говорах современного русского языка заключаются в том, что отдельным говорам свойственны особые модели словосочетаний, предложений или особые значения каких-либо моделей, понятные, но неупотребительные в других. Например, в одних говорах скажут «стоять по правую сторону», или «получить отпуск по 20-е число», т. е. обозначат этой конструкцией действие в пространстве и во времени; в других — могут сказать также «пошла по молоко», «уехал по дрова», т. е. обозначат и цель действия. Диалектные различия в лексике чаще всего состоят в том, что для обозначения одного понятия в разных говорах существуют разные слова или одно слово выражает в разных говорах разные понятия. Так, для обозначения петуха в говорах существуют слова: петух, кочет, пеун, пе- венъ и т. д.

Если нанести изоглоссы 1 всех диалектных различий на одну карту, вся территория распространения русского языка окажется перерезанной изоглоссами, идущими в разных направлениях. Это не значит, что группировок говоров, представляющих диалектные единства, вообще не существует. Северянина без труда можно узнать по «выговору на о», жителя южных областей — по его особому произношению звука г (так называемому г фрикативному) или мягкому произношению т в окончаниях глаголов. По совокупности особенностей можно также отличить жителей Рязанской обл. от жителя Орловской, туляка от смолянина, новогородца от вологодца и т. п.

В ряде случаев изоглоссы самых различных, не связанных в системе современного русского языка диалектных явлений или диалектных слов имеют на некоторых довольно значительных участках сходную конфигурацию и местами заметно сближаются между собой2. Такие сближающиеся изоглоссы или, как принято их называть, пучки изоглосс отграничивают некоторые территории, относительно единые по комплексу явлений, выделяемых изоглоссами данного пучка.

Таким образом, диалектные единства русского языка не имеют, как правило, четко очерченных границ, а определяются зонами пучков изоглосс. Только тогда, когда обязательным признаком наречия признается какое- либо одно явление, каковым, например, является оканье для северно- русского наречия, мы можем провести четкую границу наречия в соответствие с изоглоссой оканья. Аканье является признаком и южнорусского наречия и среднерусских говоров, а г взрывное (общий признак севернорусских говоров) характеризует также большинство среднерусских говоров. .

Основные группировки говоров русского языка

В русском языке выделяют два основных наречия: севернорусское и южнорусское и полосу среднерусских говоров между ними3.

Севернорусское наречие характерно для северных и восточных районов Европейской части СССР. Южная граница его проходит с запада на юго-восток по линии Псковское оз.— Порхов-Демянск; далее она отходит к северу от Вышнего Волочка, затем поворачивает на юг и на восток и проходит через Калинин — Клин — Загорск — Егорьевск — Гусь-Хрустальный, между Меленками и Касимовом, южнее Мурома, Ардатова и Арзамаса, через Сергач и Курмыхп, резко поворачивает к югу немного восточнее Пензы и выходит к Волге севернее Куйбышева. Южнорусское наречие граничит на юго-западе с украинским языком, на западе — с белорусским (примерно по границам УССР и БССР). Граница его распространения может быть намечена по северным пределам Смоленской обл.; восточнее Сычевки она поворачивает на юго-восток, проходит западнее Можайска и Вереи, далее через Боровск, Подольск и Коломну идет северо- восточнее Рязани, через Спасск-Рязанский, севернее Шацка, между Керенским (Вадинском) и Нижним Ломовом, восточнее Чембара и Сердобска, через Аткарск, на Камышин вдоль Волги, а затем на юг от Волгограда, заходя на Северный Кавказ.

В составе севернорусского наречия выделяются пять групп: архангельская, илипоморская, олонецкая, западная, или новгородская, восточная, или вологодско-кировская, и владимирско-поволжская; в южнорусском наречии выделяются южная, или орловская, тульская, восточная, или рязанская, и западная группы. Среднерусские говоры делятся на подгруппы: псковскую (говоры переходные от севернорусского наречия к белорусскому языку), западную и восточную. Между южнорусским наречием русского языка и северо-восточным наречием белорусского языка диалектной границы практически нет, существует широкая зона, в говорах которой с востока на запад наблюдается постепенное нарастание особенностей, типичных для говоров белорусского языка.

Севернорусское наречие выделяется на основании оканья, г взрывного (как и в литературном языке), т твердого в окончаниях 3-го лица глаголов (он идет, они слушают, а не идетъ, слушаютъ, как в южнорусском наречии) и родительно-винительного падежа личных местоимений: меня, тебя и возвратного себя (а не мене, тебе, себе, как в южнорусском наречии). Особенностями севернорусского наречия являются также стяжение гласных в окончаниях глаголов и прилагательных: быват, думат, красна, синя {вместо бывает, думает, красная, синяя), употребление грамматически сочетающихся постпозитивных частиц (дом-от, изба-та, у сестры-ти и т. п.), окончание сравнительной степени прилагательных -ае (громчае, черняе) и т. д.

Поморская, или архангельская, группа севернорусского наречия, занимающая большую часть Архангельской обл. и некоторые районы Вологодской, характеризуется тем, что в тех словах, где (по дореволюционной орфографии) писалась буква Ъ, произносят гласный ё закрытый (нечто среднее между еж и) — снег, зверь. Там же грезь звучит вместо грязь, дёдя вместо дядя, в шлёпе вместо в шляпе, но при этом говорят грязный, шляпа, т. е. заменяют под ударением звук а звуком е только между мягкими согласными. Здесь говорят цяй, цяшка, конець, овця, т. е. распространено так называемое мяркое цоканье. Отсутствует сочетание дн, бм (менный, ланно, омман, вместо медный, ладно, обман). В этих говорах говорят: пойду к жены, работал на стороны, т. е. употребляют окончание -ы вместо -е для существительных жен. р. в дат. и предл. пад. ед. ч.; у существительных в твор. пад. мн. ч. распространены окончания -амы или -ам (пахали плугамы или пахали плугам), а у прилагательных -ма, -м (сухима грибами или сухим грибам вместо сухими грибами). Здесь могут сказать молодого, кого или молодого, коХо (с г фрикативным) или даже вообще без согласного: молодоо, коо.

Олонецкая группа представлена говорами на территории Карельской АССР и к востоку от Онежского оз. Эти говоры отличаются от говоров поморской группы некоторыми особенностями: особый звук ё закрытое в тех словах, где раньше писалась буква Ъ, произнесут только перед твердыми согласными: хлеб, вера, мера; перед мягкими же согласными произносят звук и: звиръ, в хлиби, вирить, оммиритъ. Здесь скажут доуго, быу вместо долго, был, т. е. вместо л в конце слога произнесут звук у неслоговое. Вместо обман, обмазать говорят омман, оммазатъ. Звук & (г-фрикативный) отмечен здесь не только в окончании родительного падежа, но и в других словах на месте буквы г: mho's о, огород, Грабли, Хнали. В отличие от других говоров севернорусского наречия, в некоторых олонецких говорах употребляют окончание -тъ в 3-м лице глаголов: идутъ, говорятъ, спить. Сочетанию звуков ой в некоторых случаях соответствует сочетание эй: к другэй, на золотэй, сестрэй.

Западная, или новгородская, группа охватывает говоры большей части Ленинградской и Новгородской областей. На месте старого Ъ здесь произносится и или ё: сниг, дид, хлиб, мира, виритъ, звиръ или снег, дёд и т. д. Здесь говорят грязь, в шляпе, то есть сохраняется звук а. Цоканье в большей части говоров в настоящее время отсутствует. В твор. пад. мн. ч. существительных и прилагательных употребляют окончание -м: с чистым рукам. В отличие от говоров поморской и олонецкой групп здесь не употребляют окончаний-ого, -о&о, а только -ово (ково, сухово, доброво и т. д.). Остальные черты говоров новгородской группы в основном совпадают с особенностями поморской группы.

К восточной, или вологодско-кировской, группе севернорусских говоров относятся говоры Вологодской, Кировской, Пермской областей, северных частей Ярославской, Костромской и Горьковской областей, а также некоторых районов Новгородской и Архангельской. Следует отметить, что на востоке граница этой группы отодвинута за Урал. В говорах этой группы на месте старого Ъ произносятся различные звуки: в большинстве говоров ё или ие — только перед твердыми согласными, а и — перед мягкими: хлеб или хлйеб, но хлибецъ, звиръ. В некоторых говорах дифтонг ие произносится во всех случаях: хлиеб, хлиебецъ, звиеръ и т. д. В части говоров этой группы имеется особый звук о (звук, похожий на у и называемый о закрытым) или дифтонг уд: воля или вуоля, корова или коруова, сестрой или сеструой. Здесь говорят грезь, в шлепе, но грязный, шляпа, как и в архангельских говорах. Произносят цяшка, цяй, овця или цтяшка, цшяй, овцшя и т. д., то есть наблюдается мягкое и шепелявое цоканье. Неслоговое у (у) в части этих говоров цроизносится не только на месте л перед согласным и в конце слова, как в олонецких говорах, но и вместо в в тех же положениях: доуго, быу, паука, коу, домоу, прауда, деука и т. д. В этих говорах говорят Федъкя, цяйкю, конъкём, т. е. смягчают 'и, если оно находится после мягкого согласного. В большей части говоров этой группы произносят омман, оммазал, в некоторых также менный, ланно, трунно и т. д. Творительный падеж множественного числа оканчивается на -ж: горючим слезам плакала. В восточной части вологодско-кировских говоров отмечены формы о^ стерегот, ттгь£ пекошъ и т. п.

Владимирско-поволжская группа охватывает говоры на территории севера Калининской, Московской и Рязанской областей, Ярославской и Костромской областей к югу от Волги, Горьковской обл. (без Заветлужья), Владимирской обл. и окающие говоры Ульяновской, Пензенской, Саратовской и других областей Нижнего Поволжья. В говорах этой группы на месте старого Ъ произносят звук е, как в литературном языке: дед, хлебу белый, зверь и т. д.

Оканье в них несколько иное, чем в остальных говорах северно- русского наречия — здесь произносят ясно о и а только в случаях типа вода, косить, корова, трава, старик, где эти звуки находятся в первом слоге перед ударением; во всех остальных случаях произносится тот же звук, что и в литературном языке (мълокб, пъгъворйм гбргд, бкълъ, под гса- и т. д., стърикй, пъгъворй, фъль, выпълъ и т.д.). Особенностью рассматриваемых говоров является произношение: утопрй, утпустйл, у город, убман^л и т. д., т. е. во втором слоге перед ударением в начале слова вместо о произносят г/.

Для владимирско-поволжских говоров характерно окончание -ово в родительном падеже: доброво, худово, ково и т. д. В большинстве говоров этой группы говорят пахали плугами; только в северных районах скажут пахали плугам, как и в вологодско-кировских говорах. В некоторых говорах отмечены формы роднэи, сырэми дровами у прилагательных во множественном числе. Распространены глагольные формы типа он стерегот, мать пекот и т. п.

Южнорусское наречие выделяется по комплексу таких особенностей, как аканье, фрикативное г, мягкое т в окончаниях 3-го лица глаголов (он сидишь, они слушаютъ), формы мене, тебе, себе в родительном—винительном падеже. В подавляющем большинстве южнорусских говоров отсутствует цоканье.

Для южнорусских говоров характерно окончание -ми в твор. пад. мн. ч. существительных (пахали плугами). Говоры южнорусского наречия делятся на четыре группы. В основу выделения групп положена самая сложная черта южнорусских говоров — тип яканья. Суть его заключается в том, что в первом предударном слоге звуки на месте букв е (в том числе и старого Ъ) и я не различаются, причем в определенных случаях на месте всех этих букв произносится звук я: сяло, пятно, вярсты,ля- сок и т. д.

Южная, или орловская, группа охватывает говоры юго-западной части Тульской обл., Орловской, восточной половины Брянской, Белгородской, Курской, запада Воронежской областей, а также говоры по нижнему течению Дона и на Северном Кавказе. Она характеризуется так называемым диссимилятивным яканьем — типом вокализма, в котором наблюдается замена гласных е и я в предударном слоге на гласный, противоположный по подъему тому гласному, который находится в слоге под ударением: систра, но сястр$, симъя, но сямъю, сямъй, плисатъ, но пляш$, пляши pi т. п.

Диссимилятивное яканье представлено многими подтипами, образовавшимися в результате того, что различные подударные гласные среднего подъема, которые произносятся на месте букв о ие, действуют на предударные гласные в одних случаях как гласные верхнего подъема, в других — как гласные нижнего подъема. Для этой группы характерно у на месте в перед согласным и на конце слова: лаука, дроу. Некоторым говорам свойственны звуки б и ё (или дифтонги): воля, корова, хлеб и т. д.

Тульская группа представлена говорами большей части Тульской обл., некоторых районов Калужской, Московской и Рязанской областей. В тульских говорах распространено так называемое умеренное яканье. Там говорят — сястра, бяда, сяло, пясок, вярсты и т. п., но симъя, тритъяк, в силе, симъю, рибина, т. е. перед твердым согласным произносят всегда а на месте гласных е и я, а перед мягким на месте этих же букв произносят и. В большинстве говоров тульской группы в произносят всегда, как в литературном языке.

Восточная, или рязанская, группа говоров занимает территорию Рязанской обл. к югу от Оки, Тамбовскую и Воронежскую (без западных районов). К той же группе относятся южнорусские говоры Пензенской, Саратовской областей, а также некоторых районов Волгоградской обл. Говоры этой группы характеризуются так называемым ассимилятивно-диссимилятивным типом, который отличается от диссимилятивного яканья тем, что во всех словах с подударным а гласные на месте букв е и я в предударном слоге заменяются на гласный а. Таким образом, в предударном слоге на месте букв е и я в подавляющем большинстве случаев произносят гласный а, и только при наличии букв е или о в ударенном слоге может в предударном произноситься гласный и: диревня, бирёза, силом и т. д. В некоторой части рязанских говоров отмечены под ударением гласные 6 и ё или уд, йе; во многих рязанских говорах говорят овес, лен, принес, а не овёс, лён. принёс.

Западная группа говоров южнорусского наречия занимает Смоленскую обл., западную половину Брянской и западные районы Калужской областей. Для нее характерно диссимилятивное аканье и яканье жиздрин- ского, или белорусского, типа, при котором в слоге перед ударением на месте букв ей я произносится звук и, если под ударением стоит гласный а; во всех остальных случаях произносится звук а (систра, прила, рика, тилят, звирят, глидят, но сястру, сястрой, к сястре, у сястры, пряду, у ряки, тя- лёнок, дяревня и т. д.). На месте в перед согласным и на конце слова в этих говорах, так же как в говорах южной группы, произносится у; тот же. звук произносится на месте л в словах типа долго, волк и в глаголах прошедшего времени мужского рода (доуго, воук, day и т. п.). Эта группа характеризуется и некоторыми особенностями, объединяющими ее с частью западной группы севернорусского наречия и с псковскими говорами: таковы форма имен, пад. мн. ч. личных местоимений 3-го лица на -ы (оны, йены), формы глаголов полоскаю, полоскаешь вместо полощу, полощешь и т. д., форма к сестры вместо к сестре.

Для южнорусского наречия характерны еще некоторые особенности, не связанные с отдельными группами, а имеющиеся в разных частях говоров этого наречия: смягчение к после мягких согласных (Ванъкя, хозяйкю), что свойственно и говорам вологодско-кировской группы; замена ф на х или хв: сарахван, кохта, окончание -о8о в родительном падеже прилагательных и местоимений (особенность, встречающаяся также в некоторых говорах севернорусского наречия); согласование существительных среднего рода с прилагательным в женском: моя платье, большая ведро.

Среднерусские говоры, занимающие территорию между севернорусским и южнорусским наречиями, характеризуются сочетанием аканья с севернорусскими чертами. По происхождению это в основном севернорусские говоры, утратившие оканье и воспринявшие некоторые особенности южных говоров.

Среди среднерусских говоров выделяется массив псковских говоров (юго-западные районы Ленинградской обл., большая часть Псковской и западная часть Калининской), имеющих северную основу и белорусские наслоения. Он характеризуется сильным яканьем, при котором на месте букв е и я в слоге перед ударением всегда произносится а (сястра, сяло, лясок, няси, тярятъ и т. д.). В этих говорах произносят злый, рыю, мыю или злэй, рэю, мэю вместо злой, рою, мою. Распространено цоканье, у вместо в (лаука, дроу); твор пад. мн. ч. на -м: пойдем за грибам, пахали плугам. Вместо леса, дома, глаза здесь скажут лёсы, дбмы, глазы и т. д.

Остальные среднерусские говоры характеризуются различными сочетаниями севернорусских и южнорусских особенностей в зависимости от того, к каким говорам севернррусского или южнорусского наречия они примыкают.

Западная и восточная подгруппы не разграничены между собой вполво определенно, но все же некоторые диалектные .особенности характеризуют каждую из них. Так, в части говоров западной подгруппы распространен особый тип яканья — так называемое ассимилятивно-умеренное, которое нигде больше не распространено на компактной территории. Здесь произносят ланно, онна, а также омман, оммерил вместо ладно, одна, обман, обмерил и т. п. Распространены формы в шестым классе вместо в шестом и т. п. Восточную подгруппу характеризуют еканье либо умеренное яканье, произношение Ванъкя, чайкём и т. п., формы местоимений тек, сек, теё, сеё.

Проникновение некоторых южнорусских явлений на север и севернорусских на юг происходит и за пределами собственно среднерусских говоров. В частности, во владимирско-поволжской группе наблюдается проникновение значительного числа южнорусских форм. С другой стороны, диалектные единства, выделяемые по одним явлениям, нередко нарушаются другими, которые характеризуют только часть говоров данного диалекта и при этом могут объединить эти говоры с говорами каких-либо других наречий. Например, западная и отчасти олонецкая группы говоров севернорусского наречия по формам местоимений 3-го лица — йон, йена ж йено объединяются с псковской подгруппой и частью других среднерусских говоров, с говорами западной и южной, или орловской, групп южнорусского наречия. Орловская и западная группы южнорусского наречия по признаку твердых губных согласных на конце слова в соответствии с мягкими губными в других говорах и в литературном языке (сем, голуб вместо семь, голубь) объединяются с псковской подгруппой и частью западной подгруппы среднерусских говоров и почти со всем севернорусским наречием, исключая владимирско-поволжские говоры и некоторые говоры вологодско-кировской группы.

Во многих случаях диалектные группировки, более обширные в территориальном отношении, заключают в себе мелкие, узко локальные группировки говоров. Одна из таких локальных группировок, так называемый «гдовский остров», находится в северной части распространения псковской группы говоров на территории, примыкающей с северо-востока к Чудскому озеру. Она характеризуется особым типом вокализма, переходного от оканья к аканью (гдовское аканье и яканье). Для «гдовского острова» характерны формы имен. пад. мн. ч. существительных жен. р. на -йа (ямъЛ, постелък) и некоторые другие своеобразные особенности. На севере Рязанской обл., в Мещере, также имеется своеобразная группировка говоров.

На стыке западной, тульской и южной групп южнорусского наречия выделяется своеобразная и очень неоднородная территория. В ее пределах находятся говоры Калужского Полесья с закрытым 6 же или дифтонгами на месте гласных о же (вудляжлж воля, миера или мера и т. д.) и сильным растяжением различных безударных гласных. К северо-востоку и востоку от Калужского Полесья существуют говоры, в которых произносят шяй вместо чай, куриса вместо курица, как в значительной части говоров южной группы. Во всех этих говорах скажут ходю, а не хожу, любю, а не люблю, что также наблюдается в говорах южной группы.

Изучение географического распространения лексических различий показало, что и среди них есть такие, которые могут служить для характеристики наречий и групп говоров, описанных выше. Так, для всего севернорусского наречия характерны слова зыбка сколыбель\ ковш, квашня, ухват,. сковородник, молотило или молотилка сцеп\ озимь, суягная и ягнится (об овце) и некоторые другие; для южнорусского — слова ток Площадка для молотьбы5, люлька сколыбель5, дежа сквашня\ корец сковш \чапелъник или цапелъник, чапля, чепела (и другие слова того же корня в значении 'сковородник5), цеп, зелень или зеленя в соответствии северному озимь, котная или сукочая ж окотилась (об овце). Большое число диалектных различий проявляется в том, что одно и то же понятие передается разными словами, распространенными на множестве микротерриторий.

Большинство окраинных территорий, постепенно заселявшихся русским населением, характеризуется диалектной пестротой. Таковы русские говоры Мордовской АССР, восточной части Пензенской обл., частично Куйбышевской и Саратовской областей. В особых условиях складывались говоры различных групп казачества; в каждой из них более или менее однородный говор в течение веков формировался из разнородных элементов. Так, говоры донских и кубанских казаков явились результатом взаимодействия украинского и русского языков. У уральского казачества сформировался говор на севернорусской основе. Среди русских говоров Сибири, территории сравнительно позднего русского заселения, различаются говоры старожильческие и говоры новоселов. Старожильческие говоры — по типу севернорусские, так как колонизационные волны в Сибирь первоначально шли из северных европейских областей России. Говоры этого типа распространены в западной, а также в северной части Сибири вдоль старых водных путей. Говоры новоселов, оседавших с середины XIX в. вдоль основного сибирского тракта и на юг от него, отличаются большой пестротой. Это южнорусские и среднерусские говоры, в значительной части сохранившие свои особенности. Особое место занимают говоры алтайских «поляков» (в районе Змеино- горска и Бийска) и «семейских» (в Забайкалье). Особенности заселения Сибири русскими привели к тесному взаимовлиянию как разных русских говоров между собой, так и русских говоров с различными языками местного населения. В результате взаимодействия с неславянскими языками русские говоры в Сибири приобрели некоторые черты, отсутствующие в говорах европейской части. В районах, где общение с неславянским населением было особенно тесным, русские говоры пополнились местными словами, например, мергенъ 'охотник' (в тобольских говорах), торбаза смеховые сапоги5 (в Якутской АССР), шурган 'метель в степи5 (на юго-востоке Сибири) и т. п. Под воздействием остяцких, ненецких, тунгусоких, юкагирских и других языков в говорах главным образом на северо-востоке Сибири развилось смешение свистящих и шипящих согласных звуков (с \ ш, з : ж), «сладкоязычие», заключающееся в том, что вместо рил произносится й: гойова, йеветъ, а также произношение твердых губных согласных вместо мягких: мэд. има, масо, быру, пырог, выжу и т. п.

Изучение диалектных различий дает интересный и ценный материал для выяснения этнической истории русского народа, миграционных процессов и явлений, а также проблем культурных взаимовлияний между отдельными народами нашей страны.