Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Историко-культурные группы русского народа
Этнография - Народы Европейской части СССР

Русская нация характеризуется единством языка, большою общностью материальной и духовной культуры. Это единство не исключает областных различий. Некоторые из них восходят в своей основе к глубокой древности, к раннефеодальному, а возможно, еще к дофеодальному периоду. Особенности в материальной культуре населения южных и северных областей отмечаются археологами еще у древних восточнославянских племен. Возникали различия и в результате ассимиляции восточными славянами иноязычного неславянского населения Восточной Европы в X—XIII вв. и в процессе расселения русских и вхождения в их состав представителей других национальностей в более позднее время (XVI—XVII вв. и позднее). Своеобразные историко-культурные группы возникали как следствие различных переселений из одной области в другую, формирования военнослужилого населения на границах государства (казаки, однодворцы и пр.) и т. п.

По этнографическим и диалектологическим признакам наиболее заметно различается русское население северных и южных областей. Между ними находится широкая переходная зона. Еще в начале XX в. различия между историко-культурными группами русских прослеживались очень четко. В настоящее время эти различия сглаживаются, но многие сохраняются и теперь (в языке, фольклоре, обычаях, постройках и пр.).

Характерные севернорусские черты культуры и быта и северный «окающий» диалект прослеживаются на территории примерно от бассейна р. Волхова на западе до р. Мезени и верховьев Камы и Вятки на востоке (т. е. Новгородская обл., Карельская АССР, Архангельская, Вологодская, часть Калининской, Ярославской, Ивановской, Костромской, Горьковской и других областей).

Южнорусские черты в культуре, быте населения и южный «акающий» диалект преобладают на территории от бассейна р. Десны на западе до Пензенской обл. на востоке и примерно от Оки на севере и до бассейна Хопра и среднего Дона на юге (большая часть Рязанской, Пензенской, Калужской областей, Тульская, Тамбовская, Липецкая, Орловская, Курская и др.).

Этнографические различия между севером и югом имеются в типах сельских поселений и постройках. На севере преобладают небольшие деревни и села-погосты. Для юга характерны большие многодворные села. Северные крестьянские постройки отличаются монументальностью архитектуры, развитым многокамерным высоким домом с примыкающим к нему крытым двухэтажным двором; для южнорусской деревни характерна низкая (без подклета) изба или хата со своеобразной планировкой и открытым двором (а часто и совсем без двора). В прошлом различия прослеживались и в сельскохозяйственной технике, ее терминологии, а также в женском костюме (на севере — сарафан, на юге — понева), в вышивках и орнаменте. В настоящее время многие особенности материальной культуры уже исчезли, другие (как, например, традиционная одежда, вышивки) если бытуют, то в немногих местах.

Среднерусская группа занимает территорию, главным образом Волго- Окского междуречья, где с XIV в. началось объединение вокруг Москвы русских княжеств и происходило формирование основного ядра русской народности. По современному административному делению — это Московская, Владимирская, север Рязанской, Калужской, части Калининской, Ярославской, Горьковской, Костромской, Ивановской и некоторых других прилегающих областей. Выделяемая диалектологами область среднерусского переходного диалекта (по линии Псков, Калинин, Москва, Рязань, Пенза, Саратов) несколько уже той области, которая выделяется по этнографическим данным. Среднерусская группа является как бы связующим звеном между северным и южным русским населением. В ее материальной и духовной культуре сочетаются северные и южные черты. С другой стороны, многие местные характерные особенности (в одежде, постройках, обычаях) получили широкое распространение на севере и юге. К среднерусскому населению центральных областей по диалектологическим и этнографическим данным близко примыкает русское население Среднего Поволжья; оно также имеет некоторые отличия и может рассматриваться как подгруппа среднерусского населения. Формирование русского населения Среднего Поволжья происходило значительно позднее (в XVI—XVII вв.) и в иных условиях, чем в центре; русские расселялись по соседству с разнообразным по национальному составу населением Поволжья, что сказалось на культуре волгаря.

В своеобразную переходную группу входит население древней русской территории в бассейне р. Великой, верховьев Днепра и Западной Двины (Псковская, Смоленская, части Калининской и других прилегающих областей). По языку и по этнографическим признакам оно является как бы переходной группой между северным и средним, средним и южным русским населением, а также русскими и белорусами. Связи с белорусами особенно ярко прослеживаются в южной части этих западных областей (Смоленская обл.).

Выделяется также население северо- и юго-восточных областей, в основном складывавшееся с XVI—XVII вв. Население северо-востока — При- уралья (Кировская, Пермская, Свердловская, Челябинская и части прилегающих областей) по «окающему» диалекту и многим севернорусским чертам в культуре примыкает к северной группе русских, но обладает также чертами, свойственными среднерусскому населению, что объясняется двумя главными направлениями, по которым шло заселение края — с севера и из центральных областей и Поволжья. Население юго-востока (от бассейна Хопра до бассейна Кубани и Терека — главным образом бывшие область Войска Донского, восточная часть Новороссии, Кубанская, Терская области и др.) территориально и исторически связано с населением южнорусских областей, но заметно отличается от него по языку, фольклору, особенностям в жилище (в прошлом были отличия и в одежде). В целом материальная и духовная культура населения там не была единообразной в связи с большой пестротой этнического состава этого края.

Кроме указанных крупных этнографических групп и подгрупп, выделяются более мелкие своеобразные группы русского населения, имеющие особые названия или самоназвания.

Крайний Север — побережье Белого моря — населяют поморы. Поморы скорее географический, чем этнографический термин и означает: 1) население берега Белого моря от р. Онеги до Кеми и 2) жителей северного морского побережья. Поморы, являющиеся потомками древних новгородских поселенцев, сходны по своей материальной и духодной культуре с остальным русским населением Севера и отличаются главным образом особенностями хозяйственного быта; издавна они слыли смелыми мореходами, охотниками на морского зверя и опытными рыболовами.

В южнорусских областях в единый по этнографическим признакам массив населения вкраплены мелкие группы сравнительно поздних пришельцев из центральных и западных областей. Часть из них — потомки бывшего военнослужилого населения низшего разряда (стрельцов, пушкарей, казаков и др.), поселенного по линии сторожевых укреплений в XVI —

XVII  вв. для охраны государственной границы от набегов кочевников (впоследствии основная часть этого населения вошла в состав однодворцев, «крестьян четвертного права»). Среди более поздних переселенцев были крестьяне, ушедшие в «степь» после ее «замирения», а также крестьяне, переселенные помещиками из других областей. Все эти группы еще в недалеком прошлом четко различались друг от друга по этнографическим признакам, особенно по одежде. Женщины из местного коренного населения носили поневу и рогатую кичку, однодворки — полосатую юбку или сарафан и кокошник и т. д.

На западе южнорусской территории (в бассейне Десны и Сейма) живет население, называемое полехи\ в культуре его, кроме основных южнорусских черт, прослеживается значительная общность с белорусами, а частью литовцами. К полехам, по-видимому, примыкает группа горюнов, живущих за пределами РСФСР,— в Украинской ССР (по старому административному делению в б. Путивльском уезде Курской губ.). В Курской обл. живет группа населения, называемая саяны, отличающаяся некоторыми особенностями в языке и быте.

На востоке южнорусской территории в бассейне средней Оки в культуре населения (особенно в вышивке, орнаменте, одежде, типах построек и пр.) сильно прослеживаются связи с народами Поволжья. В заокской части (север Рязанской и Тамбовской обл.) русское население известно под названием мещера. Оно имеет некоторые этнографические особенности в одежде, жилище и цокающий говор. Русская мещера, по-видимому, сложилась в результате ассимиляции славянским населением местного — финского. В Пензенской и Саратовской областях есть небольшие «островки» мещеры, образовавшиеся там в результате передвижения части населения с севера Рязанской обл. на юго-восток (в XVI в.— на территорию Пензенской и в XVIII         в.— в Саратовскую губ.).

Потомки казаков живут на Дону, Волге, Тереке, Кубани. Казаки этнографически не были однородны. Донские, уральские, кубанские, оренбургские, терские казаки отличались друг от друга, хотя с течением времени у них выработалась известная общность быгового уклада. В прошлом, несмотря на сильное классовое расслоение, казаки по своему положению резко отличались от крестьян (экономической состоятельностью, привилегиями, связанными с военной службой, особым общественным управлением). Самое многочисленное, донское казачество сформировалось наиболее рано (в XVI—XVII вв.) из разнообразных русских и иноязычных, преимущественно восточных компонентов. Донские казаки исстари подразделялись на верховых и низовых казаков, т. е. живших в верховьях и в низовьях Дона. До настоящего времени верховцы и низовцы различаются по физическому типу, особенностям в постройках, фольклору и пр. Потомки северокавказских казаков (гребенских и терских, формировавшихся с конца XVI в.) по своему быту и культуре во многом близки к соседним кавказским горцам (чеченцам и др.), которые входили в их состав. Группа кубанских казаков составилась в конце XVIII — начале XIX в. из украинских и русских выходцев. Украинские черты в их языке и быте очень сильны, особенно у западной части кубанских казаков. Потомки казаков расселены также на Волге, по р. Яику (Уралу), где живут казаки-уральцы; ядро их составилось еще в XVI в. из донских выходцев, но постепенно в него включались другие этнические элементы.

Русское население Сибири сложно по своему составу. В различных областях ее оно складывалось ье одновременно и в различные периоды на протяжении XVII—XX вв. пополнялось выходцами из разных областей Европейской России. Среди старожилов Западной и Восточной Сибири есть потомки ранних переселенцев (XVI—XVII вв.) преимущественно из северных областей России и из Приуралья. В Западной Сибири преобладают выходцы с Севера, а поэтому распространен окающий диалект. В Восточной Сибири среди старожильческого населения, кроме окающего диалекта, значительно распространен и акающий диалект, что объясняется большим количеством выходцев и из южнорусских областей. Наиболее сильно проявляется акающий диалект в Дальневосточном крае, где преобладают «новоселы» конца XIX — начала XX в., значительную часть которых составляют, кроме того, белорусы и украинцы. В прошлом сибиряки-старожилы и переселенцы XIX — начала XX в., происходившие большей частью из южнорусских областей, повсюду в Сибири значительно различались друг от друга по хозяйственному быту, языку, обычаям и пр. В настоящее время эти группы населения выделяются лишь своеобразным физическим типом, особенностями языка и фольклора, и только немногие из них, главным образом бывшие кержаки — старообрядцы, сохраняют этнографические особенности. Среди них следует отметить каменщиков — потомков беглых старообрядцев, поселившихся в горных районах Алтая по р. Бух- тарме и р. Уймону в XVII—XVIII вв. («в камне»), поляков — потомков переселенных старообрядцев после раздела Польши во второй половине XVIII      в. из местечка Ветки в район Усть-Каменогорска (Алтай) и, наконец, семейских в Забайкалье (Бурятская АССР), предки которых были высланы туда также в XVIII в. Свое название они получили, по-видимому, от того, что переселялись не в одиночку, а семьями. Диалект семейских и поляков акающий, а бухтарминцев — окающий; в культуре же у всех трех групп немало северорусских черт. Благодаря известной замкнутости быта (вызванной религией) эти группы сохранили русский физический тип и старинные бытовые черты. В настоящее время в результате социалистической перестройки и культурной революции в сибирской деревне подверглась разрушению замкнутость патриархального семейного быта старообрядцев, и происходит интенсивный процесс сближения с окружающим населением (путем заключения браков, в результате совместной работы в колхозе и т. д.).

Своеобразно сложилась жизнь русского населения, живущего за Полярным кругом — русскоустинцев (с. Русское Устье на р. Индигирке) и марковцев (с. Марково в устье р. Анадыря), по происхождению большей частью потомков переселенцев XVII—XVIII вв. из Европейской части России. Особые природные условия и тесные связи с местным населением (чуванцами и юкагирами) обусловили своеобразие хозяйства и особенности физического типа этих групп населения. Их основные занятия—рыболовство и охота. Значительное место в хозяйстве занимает собаководство, частично — оленеводство. Они сохранили русский язык и песни и считают себя русскими.

Из смешения коренного сибирского населения с русскими возникли также другие своеобразные группы — якутяне (жители бывших ямщицких селений по р. Лене), камчадалы (на Камчатке), карымы (обрусевшие буряты в Забайкалье), колымчане (на р. Колыме), значительно подвергшиеся якутскому влиянию и частично воспринявшие якутский язык, затундрепные крестьяне (на р. Дудинка и Хатанге), воспринявшие долганский язык. В Западной Сибири, Забайкалье и Приамурье сохранились потомки казаков — старого русского населения, включавшего в себя на протяжении XVII—XIX вв. разные этнические элементы. Например, в состав забайкальских казаков, формировавшихся со второй половины XVIII в., кроме русских, вошли буряты, эвенки; амурские и уссурийские казаки сложились только в XIX в. из забайкальских казаков и представителей коренного населения Приамурья.

Большие группы населения составляют сейчас «новоселы» советского периода. Приток «новоселов» в Западную и Восточную Сибирь и на Дальний Восток за этот период очень интенсивен в связи с освоением целинных земель, строительством крупных электростанций (на Ангаре и других реках), а также с развитием рыболовных промыслов, лесного хозяйства, созданием новых индустриальных центров и строительством новых городов. Среди этих новоселов — выходцы из селений и городов самых различных мест Советского Союза, причем не только русские, но и украинцы, белорусы и представителй других наций Союза.

За пределами РСФСР русское население живет на Украине, в Молдавии, в Белоруссии, в республиках Прибалтики, Кавказа и Средней Азии, составляя значительную часть рабочих и интеллигенции в городах, промышленных центрах, на новостройках. Имеется там русское население и в сельских местностях. На Кавказе современное русское колхозное крестьянство составилось из потомков терских и кубанских казаков, из крестьян — переселенцев и высланных в XIX в. сектантов (духоборы, молокане и др.), происходивших большей частью из южных губерний России; последние живут преимущественно в Закавказье.

Русское население Средней Азии и Казахстана составилось из бывших казаков и крестьян — выходцев преимущественно из южных областей России. Переселенческое движение в Среднюю Азию сильно развилось во второй половине — в конце XIX в. Сильный рост русского населения произошел там в советский период, особенно за последние годы, в связи с освоением целинных земель. Более всего русских — в Киргизской и Казахской ССР. В ряде мест они живут вместе с украинцами; из них образовалось смешанное русоко-украинское население. Своеобразную группу составляют русские уральцы, живущие в Кара-Калпакии и Казахстане, по берегам Аму- Дарьи, Сыр-Дарьи и на островах Аральского моря. По своему происхождению они потомки уральских казаков — старообрядцев, которые за неповиновение царскому правительству были исключены из состава уральского казачьего войска и высланы туда в XIX в. Опытные рыболовы и знатоки местных водных бассейнов, уральцы создали в годы Советской власти сильные рыболовецкие колхозы.

В суровой Сибири, в Средней Азии и на Кавказе русское население, применяясь к новым условиям, воспринимало многое от коренных жителей. Русские принесли свои навыки и приемы земледелия, технику, содействовали распространению оседлости у ранее кочевых народов, развитию промышленности, строили города и создавали культурные центры.