Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Финно-угорские языки
Этнография - Народы Европейской части СССР

В СССР представлены все финно-угорские языки и живет абсолютное большинство народов, говорящих на этих языках. Исключением являются финны, венгры и саамы, основная масса которых расселена за пределами Советского Союза. Кроме хантов и манси, обитающих в Западной Сибири, все остальные финно-угорские народы СССР живут в Европейской части страны. Их языки делятся на следующие ветви: 1) прибалтийско-финскую, состоящую из двух групп — северной (языки финский, ижорский, карельский и вепсский) и южной (эстонский, водский и ливский); 2) саамскую — саамский язык; 3) мордовскую — эрзянский и мокшанский языки; 4) марийскую — марийский язык; 5) пермскую — удмуртский и коми языки; 7) обско-угор- скую—хантыйский и мансийский языки; 8) венгерскую—венгерский язык. Обско-угорская и венгерская ветви обычно объединяются в угорскую группу, остальные ветви — в финскую группу.

Между финно-угорскими языками разных ветвей существует значительное различие примерно такое же, какое имеется между языками отдельных ветвей индоевропейской семьи языков — например, французским и немецким. С другой стороны, близость языков, относящихся к одной ветви, друг к другу, примерно такая же, какую мы наблюдаем в языках одной ветви индоевропейской языковой семьи, например в русском и польском. В генетическом родстве с финно-угорскими языками находятся самодийские, вместе с которыми они образуют уральскую семью языков.

Финно-угорские языки имеют ряд общих черт в грамматике, фонетике и лексике, восходящих к единому источнику — к финно-угорскому языку- основе, на котором говорили древнейшие финно-угорские племена.

Большинство ученых первоначальной родиной финно-угров считает Восточную Европу, район среднего течения Волги и Камы, область, лежащую между излучиной Волги и Уральским хребтом.

Народ, говоривший на финно-угорском языке-основе, в течение тысячелетий жил на этой территории в соседстве с индоиранскими народами, находившимися к югу от финно-угров. Индоиранцы оказали значительное влияние на финно-угорский язык-основу. Часть заимствований проникла в обще- финно-угорский язык еще из доиндоиранского языка (например, название свиньи: удм. парсъ, финск. porsas\ меда: коми жа, финск. mesi), другая* часть, более позднего происхождения, попала из общеиндоиранского языка (например, слова, обозначающие ссто;: удм. сю, морд, сядо, финск. sata, венг. szaz и т. д., срог}— удм. сюр, мар. ъиур, морд, сюро, финск. sarvi, венг. szarv) и т. д.

Финно-угорский язык-основа, вероятно, членился на территориальные диалекты. В процессе расселения на обширной территории Восточной Европы носители отдельных диалектов стали постепенно отделяться от основной массы^финно-угров, терять связь с последними; в результате их диалекты развились в самостоятельные языки.

Примерно за 2,5 тыс. лет до н. э. (а, может быть, и раньше) отделилась восточная ветвь финно-угорских языков, послужившая впоследствии базой для образования народов, говорящих на угорских языках, т. е. на венгерском, хантыйском и мансийском; языки той части племен, которые остались после отделения угров, составляли продолжительное время языковое единство (так называемое прибалтийско-финско-пермское единство).

В I тысячелетии до н. э. выделилась пермская ветвь, в которую вошли языки общих предков коми и удмуртов. Позже, вероятно, задолго до нашей эры, выделились две остальные ветви: прибалтийско-финская и волжская.

Народы, говорящие на финно-угорских языках, в течение всей своей истории имели соприкосновение с соседними народами. На это указывают многочисленные заимствования, как в целом во всей языковой семье, так и в отдельных ветвях и языках. Так, например, в прибалтийско-финском языке- основе выделяются балтийские заимствования, проникшие в последние столетия до н. э.; второй пласт составляют древне-германские заимствования, которые начали проникать в прибалтийско-финские языки на рубеже нашей эры, и третий пласт — древне-славянские заимствования (V—VIII вв. н. э.), появившиеся уже после распада прибалтийско-финского языка-основы.

Удмуртский, коми и марийский языки восприняли известное число как древнечувашских (VII—XIII вв.), так и более поздних по происхождению слов чувашского языка.

На марийский, удмуртский и мордовские языки оказал сильное влияние татарский язык, носители которого появились в Поволжье в XIII в. н. э. Мордва и марийцы соприкасались с восточными группами древних балтов.

Карелы и вепсы, некогда обитавшие в непосредственном соседстве с коми (X—XV вв. н. э.), оказали заметное влияние на коми язык и, наконец, все восточно-финские языки испытали сильное влияние со стороны восточных славян, особенно русских, с которыми они живут бок о бок в течение ряда столетий. Иногда происходила и смена языков. Так, например, саамы первоначально говорили на одном из самодийских языков. Финно-угорскую речь они восприняли от своих южных соседей не позднее общеприбалтийско-финской эпохи.

Языки финно-угорских народов в период обособленной жизни продолжали свое развитие. В результате они настолько сильно разошлись друг с другом, что сохранили в своем языке от финно-угорского языка-основы лишь небольшой пласт в виде общих грамматических черт, слов общего происхождения и звукосоответствий.

Так, например,^характерные архаичные краткие согласные аффрикаты с, с’ в той или иной мере сохранились во всех финно-угорских языках: в одних в большей степени (например, в пермских), а в других — в меньшей (например, в прибалтийско-финских и обско-угорских). В то же время палатальные согласные s’, V, п’ совершенно исчезли в прибалтийско-финских языках и полностью сохранились в пермских языках. Долгие согласные (кк, tt и рр), которые встречались в финно-угорском праязыке, в середине слова сохранились только в прибалтийско-финских и саамских языках.

Благодаря многочисленным изменениям согласных, протекавшим в разных финно-угорских языках в различных направлениях, системы согласных современных языков стали значительно отличаться друг от друга. Если часть согласных сохранилась в неизменном виде (например, сонорные), то другая часть звуков в современных финно-угорских языках представлена в виде закономерных звуковых соответствий. Так, например, слово ‘мышь’ звучит по-фински hiire, венг. egir, морд, шеер (sejer), удм. шыр.

В области гласных звуков в финно-угорских языках дело обстоит еще сложнее. Древняя система гласных лучше всего сохранилась в прибалтийско-финских и саамском языках, а в остальных языках произошли большие сдвиги: в мордовском, марийском и пермских языках, например, различие между долгими и краткими гласными утратилось; образовались гласные среднего ряда (коми $, е, а); в марийском, мокша-мордовско и в некоторых диалектах удмуртского языка произошла редукция гласи х (д, § и др.); в мордовских диалектах и в большинстве диалектов пермских языков исчез лабиализованный гласный переднего ряда (й) и т. д.

Характерное ограниченное употребление лабиализованных гласных в непервом слоге наблюдается не только в современных прибалтийско-финских, но и некоторых других финно-угорских языках (например, в удмуртском и коми). В настоящее время в финно-угорских языках в непервом слоге встречаются также лабиализованные и долгие (где они имеются) гласные, но в них эти категории гласных проявились позже, в результате самостоятельного развития звуковой системы этих языков.

С вокализмом первого и непервого слогов непосредственно связан закон гармонии гласных, выражающийся в согласовании гласных суффиксальных слогов с гласными основы слова: если в основе стоит гласный переднего ряда, то и в суффиксах появляется гласный переднего ряда (финск. kddessd св руке5); заднерядному гласному основы соответствует заднерядный гласный в суффиксальном слоге (финск. sanassa св слове5). Гармония гласных характерна для Всех финно-угорских языков, за исключением удмуртского, коми и саамского языков.

Большинство современных лингвистов склонно считать, что в праязыке ударение стояло обязательно на первом слоге и что прежнее место ударения сохранилось в прибалтийско-финских языках, саамском, венгерском и мансийском, исключая южные диалекты; особенности же ударения остальных финно-угорских языков (пермских, мордовских, марийского и хантыйского), где оно не связано с первым слогом, по их мнению, объясняются обособленным развитием этих языков — влиянием тюркских языков (например, в южномансийском и удмуртском, в которых оно обычно покоится на последнем слоге), изменениями в системе гласных и т. д. Однако столь же допустимо предполагать, что в древнейшем языке-основе ударение не было лексически фиксированным, а более или менее свободным.

Для финно-угорского праязыка была характерна двухсложная основа слова, с окончанием на краткий гласный звук е или реже а—а. Она хорошо сохранилась в финском языке. В других языках произошли большие изменения в основе слова вследствие отпадения конечных гласных и под влиянием других факторов (например, финск. vere-, саам, varra, морд, вер, мар., вур, венг. vir, коми и удм. вир скровь>).

В современных финно-угорских языках слово начинается с одного согласного или (реже) с одного гласного звука. Стечение согласных или гласных в начале слова встречается обычно в заимствованных и изобразительных словах.

Древние падежные показатели сохранились почти во всех современных финно-угорских языках: в одних в виде падежных окончаний, в других — в составе сложных падежных форм, в третьих — в составе наречий и послелогов. Большинство современных финно-угорских языков является многопадежными (в венгерском языке 21 падеж, финском —15, коми —16, удмуртском —15, мордовском —12 и т. д.). В многопадежных языках ряд падежных окончаний возник или из послелогов и древних падежных окончаний, или же из комбинации разных первичных падежных аффиксов.

Древнее двойственное число сохранилось только в мансийском, хантыйском и саамском языках.

Грамматическая категория рода отсутствует в финно-угорских языках.

Финно-угорский язык-основа относился полностью к агглютативным языкам. Между тем в современных языках наряду с агглютинацией имеются уже некоторые черты флективного характера.

Отметим еще следующие особенности финно-угорских языков. Почти во всех современных финно-угорских языках: а) имеется один тип склонения и один тип спряжения, лишь в отдельных языках (например, в марийском и удмуртском) выработались, видимо, позже два типа спряжения; б) настоящее и будущее время глагола по своей форме не отличается друг от друга (ср. коми гижа спишу и напишу5); в) наличие специального отрицательного глагола, который изменяется так же, как прочие глаголы (ср. мар. ом луд сне читаю5, от луд сне читаешь5, огеги луд сне читает5 и т. д.); в венгерском языке спрягаемые формы отрицательного глагола утратились; г) словообразование и словоизменение осуществляется, как правило, при помощи суффиксов; приставки, встречающиеся в некоторых современных языках, представляют собой новообразование; д) прилагательное-определение предшествует определяемому слову и не согласуется с ним (морд, од кудо сновый дом5, од ку- досо св новом доме5, од кудот сновые дома5 и т. д.); исключением являются прибалтийско-финские языки, в которых наблюдается согласование прилагательного-определения с определяемым словом (ср. финск. uudessa kirjassa св новой книге5, uudesta kirjasta сиз новой книги5).

В настоящее время существует письменность на венгерском, эстонском, мордовском (эрзянском и мокшанском), марийском (на луговосточном и горном наречиях), удмуртском и коми (на коми-зырянском и коми-пермяцком наречиях).

Эстонский разговорный язык разбивается на три наречия: прибрежное, североэстонское и южноэстонское. Прибрежные говоры распространены в прибрежной полосе вдоль Финского залива, особенно в его восточной части.

Самую многочисленную группу эстонских говоров составляет североэстонское наречие. Оно распространено в северной и центральной Эстонии, на обширной территории, простирающейся от Балтийского моря до Чудского оз. На базе северного наречия (главным образом среднесеверного говора этого наречия) сложился современный эстонский литературный язык.

Южноэстонское наречие распадается на три диалекта: западный, тартуский и выруский.

Письменность на эстонском языке появилась в XVI в. Первая печатная книга вышла в 1535 г. В XVI—XVIII вв. литература издавалась на двух наречиях: на южноэстонском и североэстонском. Литературный язык находился под сильным немецким влиянием. В XIX в. в процессе формирования эстонской нации был осуществлен переход от двух литературных языков к единому с одновременной демократизацией его. Огромная заслуга в деле развития национального литературного языка принадлежит писателю- просветителю Ф. Р. Крейцвальду. В настоящее время отдельные говоры эстонского языка под влиянием школы, печати, радио заметно сблизились и развиваются под сильным влиянием литературного языка.

Мордовские литературные языки, эрзянский и мокшанский, в основном обслуживают мордовское население Мордовской АССР. Они образовались после Октябрьской революции. На территории Мордовской АССР мокшанские говоры объединяются в три диалектные группы: северную, юго-западную и юго-восточную. Северные диалекты Мордовской АССР распространены в северо-западных районах: Темниковском, Краснослободском и некоторых др. Юго-западные диалекты,— на территории Зубово-Полянского, Ширингушского, Торбеевского и некоторых других районов. Юго-восточная группа диалектов (иначе инсарская) распространена на территории Инсарского, Рузаевского, частично Старошайговского районов Мордовской АССР. За основу мокша-мордовского литературного языка принят один из северных мокшанских диалектов. За основу эрзя-мордовского литературного языка взяты диалекты, на которых говорят главным образом в Ардатовском районе Мордовской АССР.

Мордовские литературные языки близки и отличаются друг от друга примерно так же, как украинский от белорусского. Мокшанский литературный язык характерен наличием гласного переднего ряда а и редуцированного гласного д, а также глухих согласных лх, рх, лъх, /?ъх, йх. Эти звуки в эрзянском литературном языке отсутствуют. Существует также известное различие в лексике и грамматике.

В марийском языке три наречия: луговое, восточное и горное, на основе которых образовались два литературных языка — лугово-восточный и горный. Луговое наречие охватывает в основном территорию Марийской АССР и смежных с ней районов Кировской обл. Южная граница проходит по р. Волге, западная — по рекам Большая Кокшага, Мамокша и Яранка, восточная — по линии завода «Мариец», Мосара, Мари Китня, Изи Морко и далее до последних марийских поселений.

Восточное наречие распространено на территории Татарской, Удмуртской и Башкирской АССР, Свердловской и Пермской областей, а также в юго-восточной части Кировской обл. Восточное наречие довольно близко к луговому, поэтому представители этих наречий пользуются единым литературным языком.

Горное наречие бытует только в районе Санчурска, Яранска (Кировской обл.), Килемар (Марийская АССР) и близлежащих территорий. В этом наречии различаются два говора: южный (козьмодемьянский) и северный (иранский). В основе литературного языка лежит южный говор. В настоящее время марийцы стремятся перейти к единому лугово-восточному литературному языку, которым пользуется примено 80% населения.

Основное различие между тремя наречиями выражается главным образом в фонетике, например, в восточном наречии имеется фонема а, в горном фонема а и редуцированный гласный переднего ряда ы, в луговом этих звуков нет. Горное наречие отличается от лугового и восточного значительно больше, чем последние друг от друга. Это отличие выражается не только в фонетике, но ив грамматике, и лексике, например, форма множественного числа в горном наречии образуется при помощи особого суффикса -ела; имеется несколько сот слов основного словарного фонда, непонятных представителям других наречий.

Марийцы имели письменность и до революции, начиная с XVIII в., однако выработанного литературного языка у них не было: небольшая литература преимущественно религиозного содержания выходила на разных диалектах и имела различную графику и орфографию.

Удмуртский язык разбивается на три наречия: северное, южное и юго- западное.

Несколько особо стоит диалект бесермян, небольшой группы, живущей в северо-западной части Удмуртской АССР среди удмуртов, говорящих на северном наречии. Он заметно отличается от остальных диалектов удмуртского языка. Есть основание предполагать, что бесермянский диалект представляет собой обудмуртившийся язык какого-то тюркского народа. Основная масса удмуртов говорит на северном и южном наречиях.

Различие между наречиями удмуртского языка выражается как в лексике, так и в грамматике и фонетике. Для северного наречия характерны следующие явления: употребление в начале многих слов перед а билабиального w (вазъ вместо азъ срано5 других диалектов); во многих говорах этого наречия встречается гласный среднего ряда в вместо ы других диалектов (швр вместо гаыр смышь5); особая лексика: чачча Слес\ здк большой5 и др. Южное наречие характерно наличием особого носового согласного г] (нг): баг], ‘лицо5; особой лексикой: нылпи сдети\атай сотец5идр. Юго-западное наречие характеризуется наличием передне-среднерядных б, у, близких немецкому б, й; в начале слова дъ вместо й других диалектов (дъд вместо йб след5); в аффрикатах з, ч взрывной элемент очень слабый; специфические слова: алдар слгун\ тэнке срубль; и др.

Письменность на удмуртском языке появилась в XVIII в., однако до революции единые нормы литературного языка не оформились.

Диалектная основа удмуртского литературного языка, развивавшегося в течение ряда десятилетий в различной диалектной среде, в настоящее время не совсем ясна. По своей грамматической структуре и фонетике она ближе к говорам средней полосы Удмуртии и содержит элементы других говоров как в лексике, так и в грамматике (например, наряду с валъёсты допускается форма южных говоров валъесыз ‘лошадей5).

Коми язык разбивается на три наречия: коми-зырянское, коми-пермяцкое и коми-язьвинское. На основе первых двух из них после Октябрьской революции сформировались -особые литературные языки, а коми-язьвинцы не имеют своей письменности. Коми-зырянское наречие делится на диалекты: нижневычегодский, присыктывкарский, верхневычегодский, среднесысоль- ский, верхнесысольский, лузско-летский, удорский (вашко-мезенский), ижемский и печорский. В основе коми-зырянского литературного языка лежит присыктывкарский говор.

Коми-пермяцкое наречие состоит из трех основных диалектов: косинско-камского (северного), иньвенского (южного) и зюздинского (в верховьях Камы, Кировской обл.). Первые два диалекта распространены в Коми- Пермяцком округе Пермской обл. Северный диалект характерен наличием звука л, который отсутствует в южном диалекте (сев. вол, южн. вдв слошадь5, сев. лок,южн. вок^иди5); исключением являются нердвинский и оньковский говоры,территориально примыкающие к южному говору, но имеющие звук л. Коми-пермяцкий литературный язык, обслуживающий национальное население Коми-Пермяцкого округа, в своей основе имеет кудымкарско- иньвенский говор, но с употреблением звука л в таком виде, в каком он употребляется в коми-зырянском литературном языке. Такое умеренное употребление согласного л введено в литературный язык в целях сближения двух основных коми-пермяцких диалектов.

Различие между коми-зырянским и коми-пермяцким языками незначительное, оно выражается в некоторых фонетических отличиях.

Коми-язьвинское наречие заметно отличается от остальных наречий своей фонетикой: там имеются передне-средние гласные о, у, широкий гласный заднего ряда е, особая система ударения и целый ряд особых слов: гора сголос5, кэсэк смясо5, кодом сколодец5, вепнв Ссказать5 и т. д.

В XIV в. миссионер Стефан создал письменность на древнем коми языке на основе греческих и славянских букв и перевел некоторые церковные книги. Древняя коми письменность к XVII в. была забыта, ее вытеснила графика на русской основе. В XVII—XX вв. до Октябрьской революции существовала некоторая литература на коми языке, но она издавалась на разных диалектах и не имела единых орфографических норм.

Таким образом, мордва, марийцы, удмурты и коми являются младописьменными народами; их литературные языки оформились только после Октябрьской революции. В годы Советской власти на этих языках создана довольно большая литература и проделана громадная работа по нормированию языка и научному изучению его. В настоящее время на этих языках издаются газеты и журналы, учебники для начальных школ, развивается художественная литература всех жанров: поэмы, пьесы, романы и т. д.

Карелы, вепсы, водь, ливы, ижорцы в настоящее время не имеют письменности на родном языке. Опыты создания письменности на этих языках производились несколько раз, однако исторически не закрепились. Это были, главным образом, переводы религиозных книг и отдельные образцы литературного творчества.

В 30-х годах была предпринята попытка создать письменность, учебники и школы на карельском, вепсском и ижорском языках. Эта попытка сыграла некоторую роль в процессе ликвидации неграмотности. Карелы в настоящее время пользуются русским или финским (главным образом, северная часть Карелии) литературными языками, вепсы — русским, водь — русским или эстонским, ливы—латышским, ижорцы—русским или финским.

Карельский язык, распространенный в Карельской АССР, а также в Калининской и Новгородской областях (куда переселились карелы с севера в XVII в.), разбивается на диалекты: собственно карельский (северная часть Карельской АССР, Калининская и Новгородская области), людиков- ский (юго-восток Карельский АССР) и ливвиковский (юго-запад Карельской АССР).

Ижорский язык по генетическому родству наиболее близок к карельскому языку и к восточным диалектам финского языка. Основные диалекты: сойкинский, хэваский, нижнелужский и верхнелужский.

Вепсы живут в окружении русского населения в Ленинградской и Вологодской областях и в Карелии на берегу Онежского оз. Прионежская группа территориально отделена от остальных вепсов. Различаются следующие диалекты вепсского языка: южновепсский, средневепсский и прионежский.

На водском языке в настоящее время говорит несколько десятков человек, главным образом, стариков, проживающих в Ленинградской обл., недалеко от северной границы с Эстонией.

Ливский язык служит домашним средством общения лишь для 400—500 человек, являющихся двуязычными; вторым языком у них является латышский, которым пользуются вне дома.

Саамский (лопарский) язык разделяется на три довольно отдаленных друг от друга наречия (западное, южное и восточное). В Советском Союзе на Кольском полуострове живет небольшая группа саамов, говорящих на восточном наречии (ловозерский, нотозерский и другие говоры). У зарубежных саамов в Финляндии, Швеции и Норвегии (их более 30 тыс.)сXVII в. существует письменность, имеющая, однако, весьма ограниченное употребление, и в настоящее время издается небольшое число книг и газет. В 30-х годах была предпринята попытка создания письменности для саамов СССР на основе латинского алфавита. В настоящее время саамы Кольского полуострова пользуются русским литературным языком.