Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Балтийские народы. Финские народы. Тюркские и монгольские народы
Этнография - Народы Европейской части СССР

Об антропологическом составе древнебалтийских племен первых веков н. э. сведений почти нет. Палео- анттэопологические материалы более позднего времени (середины и конца I—начала II тысячелетия н. э.) в полном соответствии с данными археологии позволяют разделить эти племена на две группы — западную и восточную (К. Ю. Марк). Черепа из жемайтских и земгальских могильников, а также некоторые серии латгальских черепов характеризуются европеоидным типом строения лицевого скелета, долихокефалией, массивностью и значительной высотой лица. Они напоминают черепа носителей культуры боевых топоров с территории Калининградской обл. и северной Польши. В юго-восточных районах Латвии и восточных районах Литвы, где преобладали курганные могильники, главным образом среди латгалов, северных жемайтов и более восточных балтийских племен (суда- вов, галиндов и др.), а также, возможно, среди аукштайтов был сосредоточен другой европеоидный длинноголовый тип, менее массивный и более низколицый, сходный с типом некоторых славянских групп среднего Поднепровья. В процессе брахикефализации и грацилизации этих компонентов образовались антропологические типы современных литовцев и латышей.

По данным авторов настоящей главы и М. В. Витова, латыши и литовцы характеризуются в среднем сильной профилировкой лица, слабым выступанием скул, высоким переносьем и незначительным развитием складки верхнего века, т. е. всеми признаками европеоидной большой расы. По признакам второго порядка наблюдаются некоторые территориальные различия. Характерными особенностями западных и южных латышей, а также северо-западных литовцев являются светлые глаза и сравнительно светлые волосы, высокий рост, крупные размеры головы и лица, а также мезокефалия. Этот комплекс признаков описан под наименованием западнобалтийского типа, который относится к атланто-балтийской группе светлых европеоидов (ксантохроев). По своему происхождению перечисленные группы латышей и литовцев связаны с древними европеоидами, которые в большом количестве проникли в Прибалтику с юго-запада вместе с носителями культуры боевых топоров.

Латыши в восточных районах Латвии также светлопигментированы, но более низкорослы и более брахикефальны. Массивность черепа меньше, лицо более низкое. Кроме того, у них заметны слабые следы монголоидной примеси. Они занимают промежуточное положение между западными латышами и некоторыми финскими народами, особенно вепсами, у которых восточнобалтийский тип выступает в наиболее яркой форме. Это свидетельствует о смешении латышей с древними прибалтийско-финскими племенами.

Большинство литовцев отличается от латышей немного более темной пигментацией, менее высоким ростом, более брахикефальной головой и большей степенью грацильности. В их антропологическом облике проявляются, таким образом, черты сходства как с восточнославянскими народами, так и с соседними польскими группами. Авторы этой главы считали возможным выделить здесь особый центральноевропейский тип — умеренно пигментированный и брахикефальный.

На востоке Литвы головной указатель несколько ниже, что может свидетельствовать о родстве с ильменско-днепровскими группами русских и белорусов.

Финские народы

В состав прибалтофинских племен раннего средневековья входили те же антропологические компоненты, что и в состав их балтийских (лето-литовских) и восточнославянских соседей. Черепа XI—XIII вв. из грунтовых могил северной и западной Эстонии при общем европеоидном облике отличаются массивностью, долихокефалией и высоким лицом. Сходные черепа найдены и в могильниках ли- вов того же времени. Черепа XIV в. из юго-восточной Эстонии и водьские черепа XI—XIV вв. из курганов северо-восточной Эстонии, а также из курганов XIII—XIV вв. с территории нынешней Ленинградской обл. более мезокефальны, отличаются более низким и широким лицом и по многим признакам напоминают неолитические черепа носителей культуры ямочногребенчатой керамики.

Черепа ижорцев XIII—XV вв. мезокефальны, массивны и широколицы. Они напоминают Черепа IX—XI вв. из могильников в окрестностях Тихвина, принадлежавших, возможно, вепсам. В некоторых сериях из той же местности, относящихся к XI—XIII вв., проявляется некоторое уплощение лицевого скелета, что может свидетельствовать о небольшой примеси монголоидного элемента. Таким образом, среди западных и северных эстонцев, а может быть, и среди ижор в средние века преобладал западнобалтийский тип, а среди восточных эстонцев, води и части вепсов — восточнобалтийский.

Крайне скудны данные о расовой принадлежности древних финнов бассейна Оки и верхнего Поволжья. С территории обитания мерянских племен в нашем распоряжении есть только черепа славян, главным образом кривичей, относящиеся к сублапоноидному типу, т. е. мезокефальные, грациль- ные и узколицые, с монголоидной примесью. В результате ассимиляции древней мери этот тип вошел в состав славян. Для кривичей среднего течения Оки также характерны особенности сублапоноидного типа, который, по всей вероятности, связан с муромой.

Мокша представлена черепами из могильников VIII—X вв. по р. Цне. При общем европеоидном облике эти черепа долихокефальны, очень грациль- ны и узколицы. Мордовские черепа из могильников на территории современных Куйбышевской и Саратовской областей сходны с черепами из могильников по р. Цне.

Черепа носителей пьяноборской культуры (II в. до н. э.— III б. и. э.) из южной Удмуртии — вероятных предков пермских финнов — являются долихо-мезокефальными, грацильными, с небольшими размерами лица. Наряду с европеоидными черепами выделяются и смягченно монголоидные, характеризующиеся ослабленным выступанием носа, а также некоторой уплощенностью лица. Антропологические материалы I тысячелетия н. э. из верхнего Прикамья представлены черепами поломской культуры — предками удмуртов и ломоватовской культуры — предками коми. Все эти черепа характеризуются мезо-брахикефалией, средним или широким лицом и некоторыми признаками, свидетельствующими о монголоидной примеси. Такой комплекс признаков позволяет отнести их к сублапоноидному типу.

Соседние с пермскими финнами угры Приуралья по своему антропологическому облику мало отличались от пермских финнов. Южные угорские племена (предки венгров, или мадьяр), достигшие к концу IX в. Дунайского бассейна, относились, по данным венгерских антропологов, преимущественно к брахикефальному европеоидному типу. Однако среди них описаны также южносибирский и уральский типы.

Таким образом, среди древних угро-финнов в I тысячелетии н. э. встречались разные антропологические компоненты. В более западных и южных областях преобладали длинноголовые европеоиды, а на востоке — переходные типы урало-лапоноидной группы. В результате дальнейшего смешения этих компонентов, а также в процессе брахикефализации, грацилизации и . отчасти депигментации формировались антропологические типы современных угро-финских народов.

Большая часть финских народов Европейской части СССР относится к европеоидной расе. Однако некоторые из них, главным образом расселенные в более восточных районах, обладают антропологическими особенностями, не характерными для европеоидов. У них ослаблен рост бороды, лицо несколько уплощено, скулы сильно выступают, переносье невысокое, расположение оси глаз часто наклонно, встречается эпикантус и т. п. По этим признакам многие группы волжских и пермских финнов занимают промежуточное положение между европеоидами и монголоидами и составляют урало-лапоноидную переходную группу. Эту группу в целом характеризует еще низкий рост (162—164 см), довольно темная пигментация волос и глаз, а также вогнутая спинка носа. В составе этой группы выделяются лапоноидный и уральский типы. Лапоноидныйтип — брахикефальныйиочень низколицый; характерными его представителями являются лопари (саамы). Уральский тип отличается более долихокефальной головой и более высоким лицом (ханты и манси).

По целому ряду признаков первого порядка можно установить наличие монголоидной примеси у южных коми-зырян, у коми-пермяков, удмуртов, марийцев, а также у мордвы-мокши. Кроме того, у них наблюдается более низкий рост и более темная пигментация глаз и волос, чем у остальных финно-угорских народов. Коми-пермяки, южные коми-зыряне, удмурты и марийцы отличаются более брахикефальной головой. В антропологическом отношении эти народы довольно сходны между собой. Их физический тип известен в литературе под именем сублапоноидного, или «вятско-камского» (по В. В. Бунаку). Мордва-мокша и некоторые группы марийцев являются несколько более долихокефальными, что служит основанием для объединения их физического типа под наименованием субуральского, или «средневолжского».

Мордва-эрзя, северные коми-зыряне, а также все прибалтийские финны (эстонцы, ливы, водь, ижорцы, карелы и вепсы) по признакам первого порядка принадлежат к европеоидной большой расе; однако и у этих народов наблюдаются следы слабой монголоидной примеси. Перечисленные народы отличаются очень сильной депигментацией глаз и волос.

Западные эстонцы, а также ливы в антропологическом отношении очень близки к западным латышам и северо-западным литовцам и вместе с ними образуют так называемый западнобалтийский тип.

Вепсы, ижоры, карелы и коми-зыряне отличаются от западных эстонцев более брахикефальной головой, более широким и низким лицом. В менее выраженной степени эти особенности свойственны и некоторым группам эстонцев, особенно восточных. Все эти народы антропологически близки, таким образом, к русским Белозерья и Прионежья, описанным выше (восточнобалтийский тип). У северных карел и некоторых групп северных коми- зырян, особенно удорцев, головной указатель несколько ниже (79), что сближает их с мезокефальными группами русских, описанных в антропологической литературе под наименованием беломорского варианта.

Мордва-эрзя сходна с западнобалтийскими группами. Кроме того, среди мордвы-эрзи, а также среди южных групп мордвы-мокши обнаруживается примесь элементов, близких к восточнорусскому населению.

Тюркские и монгольские народы

Сведения об антропологическом составе тюркоязычных кочевников IV—XIII вв. н. э., нахлынувших из Азии в южнорусские степи, очень ограничены.

Антропологический тип гуннов нам известен по костным материалам из гуннских могильников в Забайкалье, относящихся к первым векам до н. э. Гуннские черепа характеризуются чертами долихокефального монголоидного типа, с древних времен известного в Сибири и в Центральной Азии. Сменившие гуннов авары V—VII вв. антропологически напоминали своих предшественников. Хазары, господствовавшие в VI—X вв. в низовьях Дона и Волги, в антропологическом отношении были первоначально монголоидны. Постепенно они смешивались с местным населением.

В состав Хазарской державы входили различные племена, среди которых видную роль играли аланы. Черепа VIII—IX вв. из Верхне-Салтовского могильника, который, вероятно, принадлежит аланам с некоторым тюркским влиянием, относятся к долихокефальному европеоидному типу. Такие же черепа найдены в аланских могильниках Северного Кавказа. Однако в Зливкинском могильнике, сходном с Салтовским по культуре, антропологический тип совершенно иной. Форма мозговой коробки здесь брахикефаль- ная, а в строении лица явно проявляется примесь монголоидного типа. В массе камские болгары, первоначально также зависевшие от хазар и сильно смешанные с аланами и финнами Среднего Поволжья, антропологически были крайне неоднородными. В Волго-Камье проникают центральноазиатские монголоиды, смешанные с европеоидами степной полосы. Среди местного финского населения был распространен брахикефальный тип с монголоидной примесью (сублапоноидный), а также длинноголовый европеоидный (протоевропейский) тип, который может быть связан со степными племенами, проникшими сюда еще в период срубной культуры. В X—XII вв. в степную полосу Восточной Европы проникли новые волны тюркских народов—печенегов и кипчаков (половцев). Признаки центральноазиатских монголоидов выражены у них еще более отчетливо, хотя примесь европеоидного элемента имеется постоянно.

В XIII в. создалось огромное государство татаро-монголов — Золотая Орда. Татары Золотой Орды представляли собой сильно смешанную группу, состоящую как из европеоидных, так и монголоидных элементов. Завоевание татаро-монголами государства камских болгар сравнительно мало изменило этнический и расовый состав его населения.

Современные чуваши, татары и башкиры также не являются однородными по своему антропологическому облику. По признакам первого порядка они занимают в массе промежуточное положение между европеоидами и монголоидами. У них ослаблен рост бороды, положение осей глазной щели чаще наклонно (внешний край выше внутреннего), лицо более уплощенное и переносье ниже, чем у европеоидов, но все эти признаки выражены у них гораздо менее отчетливо, чем у азиатских монголоидов. В этом отношении названные тюркскда народы близки к марийцам, удмуртам, коми-пермякам и мордве-мокше.

Чуваши сравнительно темнопигментированы, среднего роста, суббрахи- кефальны, со среднешироким и высоким лицом. По своему антропологическому облику они сходны с соседними марийцами и вместе с ними образуют более длинноголовый субуральский и более короткоголовый вятско-камский типы. Татары Среднего Поволжья сравнительно мало отличаются от чувашей, но среди них наблюдаются локальные варианты.

Башкиры из северо-западных районов Башкирии являются столь же темнопигментированными, как и татары и чуваши, но более низкорослы и длинноголовы, с более узким и высоким лицом. Таким образом, северо-западные башкиры также входят в состав субуральского типа. Восточные башкиры отличаются от них значительно более темными глазами, более высоким ростом, более крупными размерами лица, более брахикефальной головой и усилением монголоидных черт. Здесь, как и у казахов, преобладает южносибирский тип. Башкиры центральных районов Башкирии занимают промежуточное положение между северо-западными и восточными группами.

Астраханские татары, или карагаши, обитающие в настоящее время в Нижнем Поволжье, являются потомками населения Астраханского ханства, образовавшегося после распада Золотой Орды. Они характеризуются темной пигментацией, небольшим ростом, брахикефалией, весьма широким и высоким лицом и сильной монголоидной примесью. Среди них также преобладает южносибирский монголоидный тип.

Антропологическую основу монголоязычных калмыков Нижнего Поволжья составляет ярко выраженный монголоидный тип. Калмыки обладают в массе прямыми и тугими, большей частью черными волосами, слабым развитием растительности на лице и теле, карими глазами, выступающими скулами, широким и высоким лицом, значительной складкой верхнего века и эпикантусом (особенно у детей и женщин), сравнительно низким переносьем и т. п. Признаки эти сочетаются у калмыков с низким ростом (161 — 162 см) и довольно значительно варьирующимся в пределах мезобрахике- фалии головным указателем (80—83). По сравнению с монголами, у калмыков чаще встречаются волнистые мягкие волосы, несколько сильнее развита борода, выше переносье. Эти особенности отражают процесс смешения калмыков с различными тюркскими племенами, а также с кумыками, может быть, с балкарцами, кабардинцами и даже с адыгейцами (черкесами).

Молдаване по основным антропологическим признакам близки к соседним украинцам, но все же отличаются от них более интенсивной пигментацией

Молдаване и другие народы юго-запада Европейской части СССР

(свыше50% брюнетов, 15—z0% кареглазых), сильно развитым третичным волосяным покровом на теле и на лице, несколько меньшим ростом. На севере, в Белецкой степи, головной указатель несколько ниже (80—81) и пигментация несколько темнее, чем в центральной части МССР (Кодры) и отчасти на юге в низовьях Днестра. Здесь средние величины головного указателя колеблются в пределах 82—83.

Можно утверждать, что те признаки молдаван, которые отличают их от украинцев и сближают с народами Балканского полуострова, объясняются родством предков молдаван (и румын) с иллирийцами и фракийцами (включая, вероятно, и гетов). Длительное смешение с украинцами, наиболее сильное в центральной и южной Молдавии (особенно на левобережье Днестра), должно было способствовать увеличению среди молдаван средней величины головного указателя и доли относительно светлых элементов.

В Молдавии, на Украине и в других, преимущественно южных областях Европейской части СССР живут также группы различных народов, не принадлежащие к коренному населению, но переселившиеся в разное время из других стран Европы и Азии. К числу этих народов относятся болгары, греки, албанцы, евреи и цыгане, говорящие на индоевропейских языках, тюркоязычные татары и угроязычные венгры. Все перечисленные народы имеют свою сложную этническую историю и тесно связанную с ней историю антропологического состава. Чтобы составить представление об антропологическом облике этих народов, прежде всего надо подчеркнуть, что все они (за исключением, пожалуй, венгров Закарпатья) отличаются от соседнего коренного населения (русского, белорусского или украинского) более интенсивной пигментацией волос и глаз. У болгар, албанцев, греков, гагаузов и особенно у цыган светлые (белокурые и русые) волосы почти не встречаются, карие глаза всегда преобладают над светлыми. Средй евреев шатены,и особенно, блондины с голубыми или серыми глазами, попадаются значительно реже, чем среди живущих рядом восточнославянских народов. Эти факты объясняются тем, что указанные народы пришли в Европейскую часть СССР с юга, из стран, население которых с древнейших времен принадлежало антропологически к темным европеоидам (меланохроям). Болгары, албанцы и греки переселились на юг России с Балканского полуострова в XVIII—XIX вв., цыгане пришли разными путями из Индии еще в средние века, гагаузы по происхождению представляют, по-видимому, очень смешанную группу, в которой переплетаются различные этнические элементы (печенежские, славянские, дакорумынские, турецкие и др.). Все эти народы в той или иной мере сохранили до настоящего времени признаки южной ветви европеоидной расы. Евреи пришли в Россию в основном через Польшу из Германии, куда они попали в начале средних веков после распада Римской империи. Несмотря на значительную изолированность евреев в период феодализма, их смешение с соседними народами все же имело место, что вызвало большую расовую неоднородность при сохранении, однако, древнего типа евреев Палестины. Помимо более темной окраски волос и глаз, евреи (а также греки) отличаются от окружающих их народов преобладанием выпуклых форм спинки носа и нередко более высоким головным указателем. Такое сочетание признаков характерно для многих народов Передней Азии и поступило основанием для выделения «арменоидного типа».

У цыган едва ли не самая интенсивная в Европе пигментация волос, глаз и кожи сочетается с максимальным развитием третичного волосяного покрова (в частности, борода), а также с мезокефалией (78—89), очень узким лицом, широковатым носом, большей частью с прямой или слегка выпуклой спинкой. Все эти признаки характерны для североиндийского типа индопамирской группы меланохроев и безусловно были присущи цыганам еще на их индийской родине. Албанцы, живущие на Украине, по пигментации, обильному волосяному покрову и форме носа напоминают цыган, но они все же несколько светлее и головной указатель у них выше. Такие же типы характерны и для болгар УССР, у которых при подавляющем преобладании черных и темнорусых волос, темные и светлые глаза встречаются почти одинаково часто, а средний головной указатель колеблется в пределах 81 — 83. Среди южных славян, именно болгары, в этногенезе которых принимали участие восточнославянские племена, и теперь обнаруживают наибольшую антропологическую близость к украинцам.