Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Основные занятия арабов Ирака. Промышленность и рабочий класс
Этнография - Народы Передней Азии

Ирак — отсталая страна, со слабо развитой промышленностью. Выросшая за последние двадцать лет в районах Киркука — Мосула и Басры крупная нефтедобывающая промышленность, насажденная сверху иностранным империализмом и локально ограниченная, не внесла сколько- нибудь серьезных изменений в отсталую многоукладную экономику страны. В целом Ирак продолжает оставаться государством, где в деревне господствуют феодальные отношения, переплетенные с остатками патриархальных отношений, где капитализм является лишь одним из укладов.

Главными занятиями населения Ирака остаются земледелие и скотоводство. Сельскохозяйственной деятельностью занято не менее 75% населения Ирака; половину его составляют полуоседлые племена, 8—10%— кочевники-бедуины.

Земледелие

Земледелие, пришедшее в упадок в результате многочисленных нашествий и четырехвекового турецкого ига, в условиях империалистического гнета развивается очень медленно. В современном Ираке сохранилась лишь незначительная часть некогда грандиозной ирригационной системы. На огромной площади Ирака, составляющей 435,4 тыс. км2, пригодными для обработки принято считать около 9 млн. га, но обрабатывается фактически меньше. По данным Организации Объединенных Наций, в 1951—1952 гг. общая площадь обработанных земель составляла около 3 млн. га, из которых под орошением находилось лишь 1750 тыс. га1.

Культивируют главным образом зерновые — пшеницу и ячмень, а также рис, просо, кукурузу; второе место занимает финиковая пальма, третье — хлопок. В южных районах страны значительную роль играет садоводство (кроме фиников,— персики, абрикосы, сливы, фисташки, миндаль). Повсеместно распространены бахчевые и огородные культуры.

Уровень развития сельского хозяйства Ирака низок, техника примитивна, урожайность очень мала. Деревянный плуг с железным лемехом, мотыга, серп, молотильное бревно, унизанное острыми камнями или кусками железа, каменная ручная мельница — таков ассортимент сельскохозяйственных орудий в подавляющем большинстве крестьянских хозяйств Ирака. Техника орошения не отличается от уже описанной в предыдущих главах.

Аграрные отношения в иракской деревне носят феодальный характер. Основная масса земель страны принадлежит немногим крупным землевладельцам. Чудовищное безземелье и малоземелье иракских феллахов уже не раз отмечалось в литературе. Так, например, орган Государственного департамента США отмечает, что «в Ираке имеется более 2 млн. безземельных крестьян, являющихся арендаторами»

Характеризуя существующие* в стране формы землевладения, иракский исследователь Джафар Хайят указывает, что «большая часть сельскохозяйственных земель, особенно на юге и в центре страны, оказалась во власти шейхов, ага, богатых городских семей, крупных помещиков. Земельные владения некоторых из них достигают более полумиллиона му- шаров... Пользуясь безземельем крестьян, крупные помещики превращают многих из них в феодальных рабов...»2

Повсеместное распространение получила аренда на началах издольщины — не менее трех пятых урожая феллах отдает владельцу земли. Урожай делят на пять равных частей, именуемых кумат, или фардаги. Одна часть передается землевладельцу для уплаты правительственного- налога, две части идут в уплату за аренду, две остаются феллаху. Из своей доли феллах уплачивает еще посреднику между землевладельцем и крестьянином, доверенному лицу землевладельца — саркалу.

На юге, в районах финиковых плантаций, распространена форма эксплуатации, известная во всех арабских странах под названием мугараса. Крестьянин своими руками расчищает земельный участок, проводит каналы и обрабатывает засаженный им пальмами участок обычно в течение семи лет, до тех пор, пока пальмы не начнут плодоносить. В вознаграждение феллах в течение этих лет оставляет себе урожай посевов, сделанных им между саженцами. По истечении семи лет превращенный трудами феллаха в пальмовую плантацию пустырь переходит к землевладельцу, который, по обычаю, должен либо уплатить феллаху определенную сумму за каждую взращенную им пальму, либо передать в его собственность от четверти до половины всей плантации. Однако практически к окончанию семилетнего срока крестьянин оказывается настолько задолжавшим владельцу земли, что, как правило, ничего не получает.

Дополнительная эксплуатация крестьянства определяется феодальной монополией на средства орошения, так как периферийные каналы целиком или у входов находятся в руках помещиков.

Капиталистические отношения проникают в иракскую деревню очень медленно. Они получили некоторое развитие в районах, где для орошения применяются работающие на нефтяном топливе маханические насосы1, требующие применения наемной рабочей силы. В районах финиковых плантаций практикуется наем сезонных рабочих для сбора фиников; здесь особенно широко эксплуатируется женский и детский труд. О слабости развития капиталистических отношений свидетельствует, в частности, ничтожное количество сельскохозяйственных машин в иракской деревне; так, в 1949 г. в стране имелось 450 тракторов, в 1951 г.—6622. Все же на почве развития товарных культур и насосного орошения усиливается дифференциация крестьянства, происходит выделение кулацкой верхушки при обнищании основной массы крестьянства.

После окончания второй мировой войны, в период подъема национально-освободительного демократического движения, правительство Ирака, для того чтобы, с одной стороны, обмануть крестьянство, а с другой — насадить преданные правительству кулацкие хозяйства, сделало некоторые, более чем скромные шаги для разрешения аграрного вопроса. В 1945 г. был принят закон о распределении земли в районе Дуджейла, где на вновь орошенной при помощи механических насосов площади 30 тыс. га 1200 семейств получили земельные участки размером в 13 га. Позже было распределено 9 тыс. га между 360 семьями в районе Сулей- мания и 1 тыс. га между 250 семьями в районе Киркука3. Только 70% лиц, получивших землю в районе Дуджейла, были феллахами; остальные — это лица, отслужившие пять лет в полиции и армии или же «грамотные горожане». Получившие землю в районе Дуджейла и других районах обязывались: не заниматься посторонней работой, построить дом, засеять землю определенными культурами по указанию администрации. Вся производимая ими сельскохозяйственная продукция должна реализоваться через особый «кооператив», члены которого обязаны сделать крупные вступительные взносы.

Полукочевые и кочевые племена

Как уже отмечалось, около половины сельского населения Ирака составляют полукочевые и кочевые племена. В хозяйстве арабских полукочевников наряду с земледелием важную роль играет отгонное скотоводство, основную отрасль которого составляет разведение мелкого рогатого скота — овец и коз. В южном Ираке в большом количестве разводят буйволов. Верблюдоводством занимаются главным образом кочевые бедуинские племена. В 1949/50 г. в Ираке насчитывалось 7420 тыс. овец, около 2 млн. коз, 1062 тыс. голов крупного рогатого скота, 170 тыс. буйволов и около 300 тыс. верблюдов4.

В Ираке обитает более ста полукочевых арабских племен. Крупнейшие из них: мунтефик, хазаиль, фатла, джанабийин, зувайя, дулаим, акейдат на Евфрате; бени малик, абу мухаммед, бени лям, шаммар-рабиа, шаммар-тога, джабур, таий, убейд и азза на нижнем Тигре и в округе Диала. Наиболее крупные кочевые племена принадлежат к объединениям шаммар и аназа, кочующим также в Саудовской Аравии и Сирии.

В своем большинстве полукочевые и кочевые племена Ирака — выходцы с Аравийского полуострова. Процесс откочевки аравийских племен на территории Сирии и Ирака длился в течение веков и даже тысячелетий. Отдельные переселения аравийских племен, в частности шаммаров, на территорию Ирака происходили еще в XIX и даже в XX в. Кочевые племена Аравии, вторгаясь в пределы Ирака, постепенно оттесняли ранее переселившиеся сюда племена на север, захватывали их земли и переходили от кочевого верблюдоводства к полуоседлому овцеводству, совмещая его с возделыванием первоначально очень небольших участков земли.

Оседание кочевников на землю происходило медленно, проходя через ряд промежуточных стадий. Такг в начале XX в. русский исследователь А. Адамов писал, что переход на оседлость коснулся племен Арабского Ирака «пока лишь в сравнительно небольшой их части, чем объясняется подразделение каждого из них на четыре переходные ступени: 1) бедауи, или бедуины,— кочевники... 2) шауийэ — или рассеянные, разводящие крупный и мелкий скот, продолжающие кочевать со своими стадами, но ограничивающие свои передвижения небольшим приречным районом; 3) мач- дон, или обитатели болот и тростниковых зарослей, посвятившие себя буйволоводству и разведению риса, и 4) феллахи, или земледельцы, осевшие на обрабатываемых землях»г.

Переход кочевников и полукочевников к оседлости усилился после первой мировой войны в связи с кризисом кочевого скотоводства, причины которого охарактеризованы в предыдущих главах. Однако возникшая в эти годы тяга разоренных скотоводов к оседлому земледелию натолкнулась на отсутствие пригодных для этого земель. В свое время пастбищные территории племен были их коллективной собственностью, и обрабатываемые участки находились лишь в пользовании тех членов племени, которые их возделывали. За годы турецкого владычества вожди племен, шейхи, овладели большей частью плодородных земель и в ряде случаев, как, например, в племени мунтефик в южном Ираке, приобрели на -них право официальных владельцев. Тем самым шейхи превратились в крупных феодальных собственников. Английские оккупанты, проведя кадастри- зацию, закрепили большую часть пригодных для обработки земель за шейхами племен и английскими концессионными фирмами. Процесс захвата племенных земель еще более усилился с появлением в некоторых районах механических насосов, владельцам которых — феодалам и го- родским купцам — власти отдали отобранные у кочевников пастбищные территории.

В полукочевом и кочевом скотоводческом хозяйстве господствуют те же отношения феодальной издольщины, что и в земледелии. Сосредоточивая в своих руках владение стадами, пастбищами, оросительными сооружениями и орошенными землями, шейхи и разбогатевшие члены племен превратили рядовых соплеменников в своих пастухов и арендаторов- земледельцев. Кочевники, не имеющие скота или имеющие его в недостаточном количестве, вынуждены выпасать овец, коз, верблюдов, принадлежащих шейхам и городским купцам; за это они пользуются молочными продуктами или же получают небольшую часть приплода. Другие кочевники на аналогичных условиях издольной аренды садятся на землю, принадлежащую племенной знати или же городским купцам.

Сильные еще среди полукочевых племен Ирака пережитки патриархально-родовых отношений, с одной стороны, служат прикрытием феодальной эксплуатации, с другой—нередко эту эксплуатацию усиливают. Так, например, во многих племенах арабы должны делать своим феода- лам-шейхам особые «традиционные)4 подношения для шейхского писца, для каведжи (слуги, подающего гостям кофе) и т. п.

Таким образом, положение основной массы арабов Ирака — оседлых и полуоседлых крестьян — характеризуется безземельем, массовым обнищанием, жестокой феодальной эксплуатацией. Господствующие классы Ирака всячески противятся демократическому разрешению аграрного вопроса, надеясь отдельными мелкими мероприятиями успокоить и обмануть народные массы.

Рыболовство и морские промыслы

Часть населения южного Ирака занята рыболовством, главным образом в болотистых протоках на Ш атт-эль-Арабе и на побережье Персидского залива. Рыбаки сами строят лодки, ставят запруды, плетут сети. Большинство рыболовов объединено в артели,, во глав^ которых стоят старосты— шейха, получающие львиную долю улова; обычно члены артели, кроме того, закабалены городскими скупщиками. На побережье Персидского залива несколько десятков тысяч человек занято также ловлей жемчуга; организация этого промысла в основном та же, что и на восточном побережье Аравии.

Для рыбной ловли, а также для транспортных целей 1 на Евфрате и Тигре применяются лодки различных видов и размеров. Наиболее распространены лодки машхуф, займ и гуффа. Машхуф — узкая лодка с заостренными носом и кормой, сшитая из досок и покрытая снаружи асфальтом. Такая же, но более легкая лодка из связок тростника, носит название займ. На мелководье, в тростниковых зарослях и каналах, лодки передвигаются при помощи длинных бамбуковых шестов; в глубоких водах гребут короткими лопатообразными веслами. Своеобразна лодка гуффа, известная в Месопотамии с древних времен. Это круглое, похожее на корзину судно, 3—4 м в диаметре, с плоским дном и выгнутыми наружу стенками. Остов ее плетут из пальмовых листьев и покрывают сверху слоем асфальта. При транспортировке грузов в гуффу иногда впрягают лошадь. Наряду с лодками, главным образом для переезда на короткие расстояния и переправы через реку, широко распространены плоты келек, сделанные из надутых воздухом бурдюков и связок тростника.

Промышленность и рабочий класс

Несмотря на полуколониальное положение страны и многочисленные остатки феодализма, в Ираке за последние двадцать — двадцать пять лет выросла некоторая промышленность. В первую очередь это созданная иностранным капиталом крупная нефтедобывающая и частично нефтеобрабатывающая промышленность (имеется нефтеперегонный завод). Другие отрасли промышленности представлены первичной переработкой сырья, производством некоторых предметов питания и товаров широкого потребления. В Ираке насчитывается 30 кирпичных заводов, 8 табачных и 5 обувных фабрик, 3 хлопкоочистительных, 11 хлопкопрядильных и 9 мыловаренных предприятий, около тысячи мельниц и т. п. Полностью отсутствуют машиностроение и химическая промышленность, не получила раз- вития текстильная промышленность, хотя Ирак располагает своим сырьем — хлопком и шерстью. В иракской промышленности преобладает ручной труд. Многие предприятия, по существу, представляют собою крупные ремесленные мастерские. Немало и мелких ремесленных мастерских, являющихся одновременно лавками и обычно расположенных на базарах. Наиболее распространенные ремесла — производство шелковых, бумажных и шерстяных тканей, гончарство, выделка медной посуды и кожаных изделий, строительство лодок, производство дешевой парфюмерии и дешевых ювелирных изделий. Этими же ремеслами довольно широко занимаются и сельские жители.

По имеющимся данным, в различных сферах хозяйства и управления (кроме сельского хозяйства) занято 450 тыс. человек, в том числе торговцев — 110 тыс., государственных чиновников и служащих частных предприятий — 125 тыс., ремесленников — 45 тыс., рабочих — 60 тыс. (в нефтяной промышленности 14 тыс.)1. Если к этому числу добавить рабочих железнодорожного и речного транспорта, портовых грузчиков, упаковщиков и т. п., то общая численность рабочих превысит 100 тыс.

Эта цифра значительно увеличится, если присоединить сюда многотысячную армию безземельных крестьян, бежавших в города, особенно в Багдад и Басру, а также безработных горожан и перебивающихся случайными заработками поденщиков.

В печать редко попадают сведения, характеризующие положение рабочего класса, но и то немногое, что имеется, свидетельствует о жестокой эксплуатации пролетариата. В 1936 г., после целого ряда забастовок в различных отраслях промышленности, в Ираке был принят закон об охране труда, содержащий статьи о восьмичасовом рабочем дне, равной оплате женского и мужского труда, социальном страховании и т. п.; в тоже время закон допускает труд малолетних. Вынужденное сделать уступку рабочему классу, правительство всячески ограничило сферу применения закона, распространяя его лишь на предприятия, где занято более десятр рабочих. Закон формально введен в действие лишь с 1942 г., но фактически не выполняется владельцами предприятий и в настоящее время. Требование, чтобы закон 1936 г. применялся на практике, остается неизменным при всех рабочих забастовках и демонстрациях. Правительство ограничило право создания профсоюзов, поставив их под контроль министерства внутренних дел. Политическая деятельность профсоюзов преследуется, рабочим организациям разрешено заниматься лишь бытовыми вопросами.