Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Одежда, пища арабов Сирии. Народное творчество, литература, религия
Этнография - Народы Передней Азии

Традиционная одежда в городах все больше заменяется европейской. Однако европейский костюм часто сочетается с восточным головным убором—либо бедуинскои куфией, которая в связи с развитием национального движения широко распространилась в городах, либо с тарбушем (феской), либо с чалмой, которую обычно носят духовные лица.

Национальный костюм состоит из длинной, до щиколоток, рубахи бедуинского типа, почти всегда сшитой из полосатой ткани, либо более короткой рубахи горцев, заправленной в шаровары (ширвалъ); иногда поверх надета безрукавка или короткая куртка. Часто такая одежда опоясывается широким цветным матерчатым поясом. В деревнях эта одежда и сейчас еще является преобладающей; в городах можно встретить оба типа одежды. Традиционный шерстяной плащ-аба принят главным образом среди кочевников.

Обувь весьма разнообразна: кроме различных видов европейской обуви носят сапоги с короткими голенищами, бабуджи (туфли свободно сидящие на ноге и легко скидываемые), бедуинские сандалии (ниалъ).

Рабочий костюм крестьянки состоит из шаровар, кофты или куртки, обычно из синей хлопчатобумажной ткани, и головного покрывала. Реже поверх шаровар надевают длинное платье, перетянутое поясом, за который во время работы подтыкают подол. В городах женщины из среды буржуазии и интеллигенции одеваются по-европейски; в мелкобуржуазной среде сохраняется и традиционный костюм; у мусульманок — длинное черное платье и головное покрывало того же цвета; у христианских женщин — оранжевое платье и покрывало. Праздничный национальный наряд женщин состоит из длинного платья, поверх которого надевают кофту или безрукавку, украшенные ручной вышивкой, покрывала, ниспадающего сзади до земли, и большого числа украшений. Праздничная одежда чрезвычайно колоритна.

В течение многих веков сирийские женщины, как мусульманки, так и христианки, были обязаны закрывать лицо; впрочем, среди феллашек и бедуинок этот обычай не был распространен, так как с закрытым лицом работать нельзя. В настоящее время значительная часть и горожанок ходит с открытым лицом или заменяет покрывало легкой вуалью.

Пища

Основную пищу крестьян составляют хлеб, бургу ль (пшеничная каша), кислое молоко.

Хлеб пекут в виде круглых лепешек. Почти в каждом деревенском дворе имеется глиняная хлебная печь до 60 см высотой, с овальной топкой. Когда топливо выгорает, на раскаленные стенки топки налепливают лепешки; через несколько минут они готовы. В районах полуоседлости и у кочевников хлеб выпекают еще проще — на железных листах (садж).

Кашу бургуль варят из дробленой пшеницы, которую перед приготовлением еще раз обрабатывают на ручной мельнице; едят без приправы или же политую оливковым маслом, животным жиром, кислым молоком. В праздничные дни или за столом состоятельных людей бургуль служит приправой к мясным блюдам. Из последних популярны: кубба — жареные или вареные шарики из мяса, рыбы, различных приправ; ляхм-мигиви— баранина, жаренная на вертеле; магивия — овощи, фаршированные мясом; яхни — тушеное мясо с овощами и др.

Из молочных продуктов самый распространенный — лябан хамид — варенец; из него приготовляют творог (лябна), прохладительный напиток (хунейна), сухой сыр (джубна). Сливочного масла за пределами городов вообще не знают; в ходу масло из овечьего молока, более дешевое, чем оливковое.

Из напитков, кроме упомянутого хунейна, распространены кофе (преимущественно в городах) и чай (главным образом среди кочевников). Всякая зажиточная семья обычно имеет кофейный прибор. Вино можно найти лишь в христианских общинах; мусульмане пьют арак — крепкий виноградный или финиковый спирт, настоенный на анисе. В качестве закуски к напиткам — мазза — употребляются различные свежие и маринованные овощи: маслины, помидоры, перец и т. п., орехи, арбузные семена, дичь — асафир, мясные шарики — кубба и др.

Семейный и общественный быт

Основной формой семьи для всех групп населения Сирии является моногамная индивидуальная семья. Полигамия никогда не была распространена среди трудящихся мусульман, практически она существовала лишь в среде господствующих классов. Сейчас, когда и господствующие классы перешли к моногамной семье, полигамия сохраняется как пережиток лишь у деревенской «знати» — мелких помещиков, богатых крестьян. Постепенно отходит в прошлое и большая патриархальная семья. Эта форма семьи держалась в помещичьей и зажиточной крестьянской среде, так как препятствовала разделу и дроблению земельной собственности. Но среди подавляющего большинства крестьян, лишенных земли, работающих в качестве издольщиков и батраков, большая семья уже давно не пользуется распространением.

При заключении брака еще зачастую соблюдаются различные патриархальные обычаи; в этих случаях соглашение о браке заключают родители, не считаясь с желаниями жениха и невесты, причем за невесту выплачивается выкуп (махр) — тяжелое бремя для крестьянина. В сельских местностях кое-где еще сохраняется ортокузенный брак и обменный брак — бадиля: девушку за девушку. В пролетарской среде, где брак не связан с имущественными расчетами, а также среди интеллигенции, патриархальные формы брака уступают место браку свободному, по взаимному влечению.

В прошлом женщина находилась в особенно угнетенном и униженном положении. На нее была взвалена вся тяжелая домашняя работа, а в крестьянской среде — и значительная часть полевых работ, уход за скотом, доставка дров и воды, размол зерна и т. д. Не пользуясь никакими правами, женщина была обязана во всем повиноваться и прислуживать мужу.

В городах было распространено затворничество и обычай ношения покрывала. Положение женщины несколько улучшалось лишь с появлением у нее детей, особенно сыновей.

В настоящее время эти нравы начинают отмирать. Женщины Сирии сбрасывают с себя чадру; многие из них заняты на производстве или же работают учительницами, врачами, писательницами, журналистками. Еще во время восстания 1925—1927 гг. сирийские женщины формировали свои партизанские отряды, сражавшиеся с французскими войсками. Ныне женщины все больше вовлекаются в политическую и общественную жизнь. В Дамасском университете обучается полторы тысячи студенток.

Развитие национально-освободительного движения, завоевание независимости внесли большие изменения не только в сознание, но и в быт народных масс. Раньше в Сирии повсеместно отмечались религиозные праздники: мусульманские праздники—ид кабир, ид саеир, месяц поста— рамадан; христианские праздники — ид алъ-кийяма (пасха), ид алъ-миляд (рождество),а также различные праздники в честь местных святых.Устраивались и празднества, связанные с началом^ полевых работ, уборкой урожая ит. п., выходящие за рамки религиозного календаря и восходящие к древним народным празднествам. Теперь, кроме прежних праздников, большое значение приобрели национальные праздники и памятные даты: день вывода иностранных войск из страны (17 апреля), траурный день памяти героев Маисалунской битвы (24 июля)1 и др.

Общественные интересы занимают все большее место в жизни народа. В стране отмечают первомайский праздник. Народные собрания, митинги, демонстрации становятся повседневными явлениями. Передовые рабочие и интеллигенты активно участвуют в международных демократических съездах, в фестивалях молодежи. Патриархально-феодальные взгляды на жизнь вытесняются новыми, демократическими.

Народное творчество

Народное творчество арабов Сирии очень разнообразно.

Изобразительное творчество представлено художественными вышивками, для которых характерны четкость рисунка (чаще всего растительного) и многокрасочность; такими вышивками особенно славились дамасские деревни. Художественным вкусом нередко отличается и настенная роспись крестьянских домов — рельефные изображения, наносимые женщинами на глиняные стены. Это геометрические узоры, пальмовые листья, иногда — силуэтные изображения; ими феллах стремится украсить свое убогое жилище.

Основные музыкальные инструменты: большой барабан — тубу ль, деревянная флейта, пастушеская тростниковая дудка. В их сопровождении проходят танцы, прежде всего, самый распространенный среди арабов Сирии танец — дабка. Это ритмический хоровод вокруг музыкантов, танцующие сплетаются руками и, тесно прижавшись друг к другу, покачиваются в такт музыке и движениям ног. Темп пляски постепенно замедляется, дабка заканчивается танцем маленьких девочек лет шестисеми. Мужчины и женщины обычно пляшут отдельно. Зрители образуют круг, хлопают в ладоши, поют.

Литература

Народы Сирии внесли крупный вклад в развитие средневековой и современной арабской литературы.

Уже со второй половины VII в., после перенесения столицы халифата в Дамаск, этот сирийский город стал одним из центров арабской литературы.

При дворе омейядских халифов собирались поэты из Сирии и из других областей халифата. Там создавалась арабская феодальная придворная поэзия, прославлявшая в панегириках (мадх) халифов, разившая острием сатиры (хиджа) их врагов, воспевавшая вино и чувственные наслаждения. Наиболее крупным представителем панегирической придворной поэзии этого периода был аль-Ахталь (ум. 710). Во второй половине VIII в. центр арабской феодальной культуры переместился в новую столицу халифата — Багдад, но и здесь при дворе аббасидских халифов жили поэты — сирий- цыпопроисхождению.В X в. крупнейшим центром арабской феодальной поэзии стал двор хамданидских султанов в Халебе. Здесь подвизались такие выдающиеся арабские поэты, как аль-Мутанабби (915—965), учившийся и проведший большую часть жизни в Сирии, и поэт-рыцарь Абу Фирас (932—968).

В борьбе с идеологией господствующего класса развивалось литературное творчество народных масс. Из бедуинской среды продолжали выделяться поэты, вдохновляемые мотивами классической арабской поэзии V—VI вв. — ее свободолюбием, близостью к народу, презрением к царям и их наместникам. Народным массам был близок и героический древнеарабский эпос «Айям аль-араб», записанный в VIII—IX вв. Широко бытовали в народных массах рассказы о животных (цикл «Калила и Димна», переведенный с пехлевийского, «Книга животных» Джахиза), в которых едко высмеивались господствующие слои феодального общества. Этой же цели служили «Книга скупых» Джахиза и прозаические повести — ма- камы. Все эти произведения, созданные за пределами Сирии, находили, здесь благодарную почву. Народные чаяния выражал величайший средневековый арабский поэт и философ сириец Абульаля аль-Маарри (973— 1057) — вольнодумец, резко осуждавший в своих трактатах и стихах современный ему строй жизни.

Борьба арабов Сирии против крестоносцев в XII в. отражена в «Книге назидания» («Китаб аль-итибар») сирийского писателя и воина Усама ибн Мункиза.

Века мамлюкского и турецкого владычества привели к упадку арабской литературы. В XIX в., в период разложения феодализма, зарождения и развития капиталистических отношений, а также антифеодальной и антитурецкой борьбы, начинается процесс «возрождения», а по существу — создания новой арабской буржуазной литературы и культуры, В этом процессе прогрессивные арабские литераторы Сирии играли круп- ную роль, явились провозвестниками новых буржуазно-демократических национальных идеалов. Выдающийся арабский публицист Абдаррахман аль-Кавакиби (1849—1903) выступал против абдул-хамидовского деспотизма, пропагандировал идеи буржуазно-демократической революции и утопического социализма.

В современной арабской литературе Сирии преобладают прогрессивные национально-освободительные и демократические тенденции. Это ярко проявилось на конгрессе арабских писателей, состоявшемся в Дамаске в октябре 1954 г. На конгрессе была создана «Лига арабских писателей», объединяющая литераторов всех арабских стран.

Новое литературное направление, получившее широкое признание — «прогрессивный реализм»; писатели этого направления ставят перед собой задачу отразить в своих произведениях реальную действительность в плане борьбы арабских народов за национальную независимость, мир и демократию.

Большое влияние на прогрессивных арабских писателей и публицистов оказывают идеи Великой Октябрьской социалистической революции и их отражение в литературе народов Советского Союза.

К этому направлению относятся лучшие современные арабские литераторы и публицисты: Халид Багдаш — руководитель Коммунистической партии Сирии и Ливана, автор пламенных произведений, пронизанных идеями пролетарского интернационализма и арабского патриотизма, зовущих народные массы на освободительную борьбу1;Мавахиб аль-Кайяли— автор талантливых рассказов, в которых отражена национально-освободительная борьба сирийского народа; Васфи Бунни — писатель и публицист, автор книги «С советским человеком» (1952), в которой он описал свою поездку в Советский Союз, и другие деятели литературы, чьи произведения служат делу укрепления национальной независимости Сирии и единства арабскйХ стран.

Религия

Подавляющее большинство населения Сирии едино в этническом отношении, но по религиозному признаку оно дробится на несколько исповеданий и толков. В стране насчитывается пять мусульманских, одиннадцать христианских и несколько иных вероучений. Это многообразие, характерное не только для Сирии, но также и для Ливана, — наследие средневековья, когда классовая борьба, как правило, принимала форму борьбы религиозных течений. Религиозная идеология антифеодальных движений была враждебна официальным религиям — ортодоксальной христианской церкви, которая господствовала в Византии, и суннитскому исламу, который стал господствующей религией после завоевания Сирии арабами. Многие религиозные группировки впоследствии утратили свой первоначальный классовый характер: внутри религиозных общин шло классовое расслоение, сложилась своя феодально-теократическая знать, завладевшая общинными землями и эксплуатировавшая своих единоверцев. Особенно четко этот процесс проходил у друзов, нусайритов и исмаилитов.

Религия друзов, мусульманская в основе, сохранила значительные пережитки зороастризма и христианства; главный догмат — признание единого бога, получающего воплощение в образе человека. Члены религиозной общины делятся на «посвященных» и «незнающих». В отличие от ортодоксальных мусульман, друзы не признают обрезания, не считают запретными вино и свинину. Нусайриты — шиитская секта, в культовой практике которой сохраняются доисламское поклонение звездам и некоторые христианские обряды (например, причащение).

Арабы при завоевании обратили в ислам не всех жителей Сирии; здесь сохранился значительный слой христианского населения, в основном монофизитского, но отчасти исповедующего господствовавшую в Византии православную религию. В XIX — XX вв. проникновение европейского и американского капитала в страну сопровождалось деятельностью католических и протестантских миссий, которые, хотя и не сумели завербовать большого числа адептов, но обратили значительную часть православного населения в униатскую, так называемую греко-католическую веру. Все это также способствовало появлению в стране новых религиозных группировок.

По данным переписи 1947 г.., в Сирии мусульмане составляют 85% всего населения, христиане — 14%, прочие—1%. Из мусульман наиболее значительную группировку составляют сунниты (около 70% населения страны), затем идут нусайриты, живущие главным образом в области Лата- кия (11% населения Сирии), друзы, населяющие преимущественно область Джебель-Друз (3%), исмаилиты и шииты (около 1%). Из христианских исповеданий наиболее многочисленны православные (145 тыс.), армяно- григориане (105 тыс.1), униаты (50 тыс.), якобиты (43 тыс.). На долю семи остальных христианских исповеданий (католики, протестанты, несто- риане, халдеи, сиро-католики, армяно-католики, марониты) приходится около 80 тыс. человек, то есть немногим больше 2% населения страны.

В трудах арабских просветителей XIX в., в документах сирийского национально-освободительного движения XX в. четко указывается, чта все арабы Сирии — сыны одной родины, независимо от своей принадлежности к религиозной группировке, что все они образуют единый народ, для которого «родина выше религии»2. В этой связи следует отметить, что все многообразие религиозных толков с их различными обрядами, верованиями, нормами морали, существование двух различных календарей ит. п. не ведет к сколько-нибудь существенным различиям в культуре и быте арабов Сирии. Однородные социально-экономические условия оказывают нивелирующее воздействие на быт мусульман и христиан, друзов и маронитов.