Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Арабы Сирии: характеристика
Этнография - Народы Передней Азии

Сирия занимает значительную территорию, площадь которой определяется в 181,3 тыс. км2; в стране, по данным 1952 г., насчитывается 3361 тыс. жителей.

Подавляющее большинство населения Сирии — арабы. Национальные меньшинства (курды, армяне, айсоры, черкесы, турки, туркмены^ персы, евреи) численно сравнительно не велики и повсюду, кроме северных окраин, растворены в основном арабском массиве населения.

Около 300 тыс. сирийских арабов насчитывается в Александреттском округе, захваченном Турцией накануне второй мировой войны. Кроме того, большое число сирийских арабов находится в эмиграции — в Северной и Южной Америке, Египте и других странах.

В физико-географическом отношении территория Сирии весьма неоднородна. На западе Сирии расположен горный округ Латакия, образуемый Нусайритскими горами (Джебель-Нусайрия), не превышающими 1400— 1600 м над уровнем моря. Эти горы отделены от Средиземного моря узкой прибрежной равниной. Между Нусайритскими горами и Ливанским хребтом расположена долина Аккар, часть которой находится уже на территории Ливана. К востоку от Нусайритских гор находится долина реки Оронт и возвышающиеся параллельно ей невысокие горы Джебель-Завия (800—900 м над уровнем моря).

Большую часть страны занимает обширное Сирийское плато, расположенное к востоку от Джебель-Завия и Антиливана. Покатое в направлении с юго-запада к северо-востоку, к долине Евфрата, это плато не превышает 300—600 м над уровнем моря.

В своей центральной части оно пересечено рядом небольших и невысоких горных цепей; в южной части оно поднимается до 700—800 м над уровнем моря и образует Хауранское плато, окаймленное с востока горным массивом Джебель-Друз.

Таким образом, горные цепи, идущие в основном в меридиональном направлении, делят Сирию на четыре продольные зоны: прибрежную равнину; западное поднятие; впадину; восточное поднятие. Пятую зону образует основная часть Сирии — внутреннее нагорье,простирающееся вплоть до ее восточных границ.

Если для Западной Сирии характерен средиземноморский климат с дождливой осенью, мягкой зимой, жарким и засушливым летом, то внутренние районы страны образуют зону континентального степно-пустынного климата. На побережье выпадает до 700—800 мм осадков; чем дальше к востоку, тем меньше осадков; в Джебель-Друзе количество осадков не превы

шает 400—500 мм; в Дамаске оно еще меньше (200—250 мм в год); без искусственного орошения здесь никакое земледелие уже невозможно. К востоку от Дамаска количество осадков падает ниже 100 мм; это — пустыня. Во внутренних частях Сирии летом жара достигает 40—45°, зимой нередки морозы 5—10°. Резки и суточные колебания температуры.

Растительность внутренней Сирии значительно беднее, чем на побережье. Лесов нет; преобладает степной кустарниковый ландшафт, а в центральных районах Сирийского плато значительные пространства занимает хамад — пустыня, почти лишенная растительного покрова.

История Сирии уходит в глубокое прошлое. Археологические раскопки обнаружили здесь орудия ранненеолитического периода. Оседлое -земледельческое население, сосредоточенное на побережье Средиземного моря, в долинах рек и в оазисах, в IV—III тысячелетиях до н. э. выращивало зерновые культуры, лен, виноград, оливки. Из массы земледельческих племен рано выделились скотоводческие племена, кочевавшие в необъятных степях и пустынях. Выделение пастушеских племен, развитие ремесла и обмена ускорили формирование классовых рабовладельческих отношений. В III—II тысячелетиях до н. э. на территории Сирии сложился ряд раннерабовладельческих государств, народы которых создали высокую для своего времени культуру. В долине Оронта, в районе Дамаска и в других местах была сооружена сложная ирригационная сеть, орошавшая обширные пространства земли, построены плотины и водоподъемные колеса. На морском побережье и внутри страны выросли большие города, жители которых занимались различными ремеслами, торговлей, морскими промыслами. В незапамятные времена была основана столица Сирии Дамаск — один из древнейших городов мира. Раскопки в Рас-Шамра (Угарите) обнаружили остатки мощной крепости, дворца, храма, библиотеки, многочисленные предметы египетского, хеттского и Эгейского происхождения.

К концу I тысячелетия до н. э. основным языком населения страны был сирийско-арамейский язык и его диалекты, на которых говорило большинство населения, а также арабские племенные языки и диалекты, на которых говорили бедуинские племена, кочевавшие в Сирийской пустыне. Эти родственные между собой языки либо уже сложились как языки народностей, либо находились на стадии перехода от племенных языков к языкам народностей.

В отличие от Египта и Месопотамии, где объединение раннерабовладельческих государств было ускорено необходимостью поддержания крупнейшей оросительной системы, совместного регулирования вод Нила, Тигра и Евфрата,— мелкие рабовладельческие государства Сирии оставались разъединенными, что облегчало их завоевание рабовладельческими державами древности — Египтом, Хеттским царством, Ассирией, Ново- Вавилонским царством, Персией, а позднее Македонией и Римом. Завоеватели облагали население тяжелой данью; вывозили из страны рабов, зерно, скот, строительный лес. Вместе с тем эти завоевания наложили известный отпечаток на этногенез племен и народов, составлявших древнейшее население Сирии. Наибольший след оставило греко-македонское завоевание (IV в. до н. э.), сопровождавшееся интенсивной колонизацией. Колонизация носила, однако, преимущественно городской характер. Завоеватели основали на территории Сирии множество городов, иногда очень крупных (население Антиохии насчитывало до 800 тыс. человек, Апамеи — 400—500 тыс.), со значительным слоем греческого населения. В этот так называемый эллинистический период в сирийских городах преобладал греческий язык. Но деревенское население страны продолжало говорить на своих коренных языках; да и в городах, рядом с греческой, сохранялась древняя сирийско-арамейская культура1.

В результате греко-македонского завоевания Сирия стала центральной провинцией обширной Селевкидской державы, включавшей также Ливан, Палестину, часть Малой Азии, Месопотамию, Иран, Армению, Бактрию и Согдиану. Столицами этого государства были Антиохия (современная Антакья) и Селевкия на Тигре. Господствующим классом Селевкидской державы была греко-македонская рабовладельческая знать, осевшая в многочисленных как старых, так и основанных в этот период городах Сирии. Завоеватели, наряду с местной знатью, владели в Сирии обширными латифундиями, которые обрабатывались трудом рабов и арендаторов.

Общинные земли были объявлены «царскими»; свободные крестьяне- общинники облагались тяжелыми податями. К I в. до н. э. Селевкидс- кая держава, представлявшая собой конгломерат племен и народов, не объединенных прочными экономическими связями, распалась, и в городах-государствах Сирии (Дамаске, Эмессе, Пальмире) восстановилась власть местных царей.

Превращение Сирии в провинцию Римской империи (63 г. до н. э.) не изменило общественного строя страны. Наряду с императорскими землями сохранились латифундии римской, греческой и местной рабовладельческой знати. Римские завоеватели сохранили ряд местных государств, цари которых подчинялись римским наместникам — проконсулам и прокураторам. Влияние римской культуры ограничивалось лишь городами, но и здесь преобладали греческий язык и эллинистическая культура. Как и во время Селевкидов, коренное население сохраняло свои языки, обычаи, культуру2.

В III в. н. э. римское господство в Сирии испытало серьезные потрясения. Пальмира, восстав против римского ига, распространила свою власть почти на всю Сирию. Римлянам, однако, удалось уничтожить Пальмирское царство и восстановить свое господство над страной.

После раздела Римской империи на две части Сирия входила в состав Восточно-Римской империи. К этому времени в стране уже наметился кризис рабовладельческой системы,достигший наибольшей остроты в V—VI вв. Труд рабов все больше заменялся трудом колонов и крепостных крестьян. Обострение классовых противоречий и классовой борьбы проявилось в борьбе религиозных течений (ариан, несториан, монофизитов), объявленных официальной церковью «ересями».

Арабское завоевание внесло ряд перемен в жизнь страны и, в конечном счете, способствовало укреплению нового, феодального общественного строя. Арабы появились в Сирии задолго до ее завоевания. Их племена кочевали по Сирийской пустыне с древнейших времен. Арабами было основано Пальмирское царство; в VI в., накануне арабского завоевания, в южной Сирии было создано арабское государство Гассанидов со столицей в Дамаске. Но власть пальмирских царей над Сирией была кратковременным эпизодом, а Гассанидское царство охватывало лишь небольшой южный район страны. В VII в. арабы завоевали не только всю Сирию, но также ряд стран Передней Азии и Северной Африки; в результате арабских завоеваний возник халифат — крупнейшая мировая держава средневековья. С 661 г. Дамаск стал столицей этой державы, а Сирия — ее коронной провинцией.

В стране закрепились общественные отношения, сложившиеся в основном к моменту завоевания. Земли, пригодные для обработки, были объявлены собственностью государства и оставлены в пользовании прежних владельцев. Государство взимало с этих земель ренту-налог; с земель, находившихся во владении немусульман, — харадж, составлявший от трети до половины урожая, и с земель мусульман — угар, составлявший одну десятую часть урожая. Немусульманское население, кроме того, выплачивало тяжелую подушную подать — джизъя. Налоговая дискриминация способствовала массовому переходу населения в ислам; это снижало государственные доходы, и в конце VII в. была проведена налоговая реформа: новообращенные мусульмане не освобождались от подушной подати, а земли, объявленные при завоевании хараджнымиг подлежали обложению независимо от религии их владельцев. Эти меры возбудили недовольство народных масс и вызвали ряд антифеодальных восстаний, проходивших под знаменами шиизма и хариджизма — религиозных идеологий, враждебных официальному суннитскому исламу.

Сирия как коронная провинция халифата пользовалась налоговыми льготами. Но и здесь в середине VIII в. классовые противоречия и классовая борьба обострились в такой мере, что халиф МерванН, вынужденный перевести столицу из Дамаска в Харран (Месопотамия), приказал срыть стены сирийских городов и засыпать рвы, чтобы ими не воспользовались сирийские повстанцы. Эти меры не помешали победе народного восстанияг охватившего в середине VIII в. все области халифата и приведшего к низложению халифской династии Омейядов. Власть перешла в другой династии — к Аббасидам.

Арабское завоевание оставило глубокий след в этногенезе народов Сирии. Оно привело к постепенной замене арабским языком древних языков страны: исчез финикийский, греческий был вытеснен из страны, чему способствовали упадок и гибель эллинистических городов. Сирийско-арамейский язык, наиболее распространенный, оказался и более устойчивым. В VII в. он, наряду с греческим, еще продолжал оставаться языком официальной переписки. В течение нескольких веков после арабского завоевания сохранялись школы (в том числе и высшие) с преподаванием на сирийско-арамейском языке; на этом же языке издавалась научная литература. Однако и он постепенно вытеснялся из жизни.

Таким образом, в течение средних веков коренное население Сирии было арабизировано. На базе древних народов и племен, населявших некогда Сирию (в том числе и древнеарабских племен), сложился араб' ский народ Сирии. Он унаследовал от своих предшественников культурные традиции, которые вошли как одна из составных частей в высокоразвитую культуру арабских народов.

В IX в. начался распад Арабского халифата, от которого в результате народных восстаний одна за другой отделялись покоренные страны. Пользуясь ослаблением центральной власти, наместники, халифов в отдельных провинциях провозглашали себя независимыми правителями. С конца IX в. Сирия находилась под властью различных мусульманских династий как арабского, так и тюркского происхождения. В конце XI — начале XII в. она вместе с Палестиной подверглась нашествию европейских рыцарей-крестоносцев, основавших в захваченных областях Иерусалимское королевство и ряд феодальных княжеств (в Эдессе, Антиохии); лишь во внутренней части страны сохранялись независимые местные княжества. В ходе народной борьбы с крестоносцами в Сирии сложилось новое феодальное государство, возглавленное сначала династией Зенджи- дов, а затем — Айюбидов. Это государство включило в свои пределы также Египет, ставший его центральной провинцией. В середине XIII в. власть в этом государстве была захвачена военачальниками гвардии, сформированной из иноземных невольников — мамлюков. Войска мамлюк- ских султанов отразили нашествие на Сирию монголов и к концу XIII в. окончательно изгнали из страны крестоносцев.

В начале XVI в. на Сирию обрушилось новое бедствие: страна была завоевана османскими феодалами и включена в состав Османской империи. В Дамаске и Халебе были посажены турецкие паши, нещадно грабившие сирийский народ. Часть местных феодалов служила завоевателям, помогая им взимать подати с крестьян и ремесленников. Турецкое завоевание и четыре века турецкого феодального грабежа нанесли стране еще больший ущерб, чем феодальные войны. Французский писатель XVIII в. Вольней сообщает, что при завоевании Сирии турками в начале XVI в. в Ха- лебском пашалыке по регистрам числилось 3200 деревень; к концу XVIII в. их осталось только 4001; остальные были разрушены, их жители либо вымерли, либо бежали в другие районы.

Народные массы Сирии боролись против турецкого феодального гнета. Особенно широкий размах освободительная борьба приняла во второй половине XVIII и в XIX в. В многочисленных восстаниях этого времени ярко проявился кризис феодальной системы. Развитие товарно-денежного хозяйства вело к усилению феодальной эксплуатации, росту ренты, налогов, дани. Обострению кризиса способствовало также усиленное проникновение иностранного, преимущественно английского и французского, капитала на рынки Сирии. Европейские товары, ввоз которых резко увеличился в 40-х годах XIX в., вытесняли с рынка товары местного производства, что вело к разрушению сирийского ремесла, к упадку старинных ремесленных центров и катастрофическому разорению и обнищанию десятков тысяч ремесленников2. В то же время усилился вывоз из страны сельскохозяйственного сырья: хлопка, шерсти, табака. Сирийские феллахи и кочевники были поставлены в зависимость от мирового капиталистического рынка. Сирия превращалась в аграрно-сырьевой придаток развитых капиталистических стран.

В этих условиях в Сирии происходили почти непрерывные восстания крестьян, ремесленников и кочевников, направленные против привилегий феодального класса, против феодального грабежа, против проникновения иностранного капитала. Объективно эти восстания должны были расчистить путь для самостоятельного капиталистического развития Сирии. Однако они были подавлены турецкими и местными феодалами с помощью английских и французских интервентов.

В результате поражения народных восстаний развитие капитализма в Сирии пошло по наиболее медленному и мучительному для трудящихся масс колониальному пути. Во второй половине XIX в. экономика страны все в большей мере подчинялась иностранному капиталу. Иностранные капиталисты захватили внешнюю торговлю Сирии, порты, железные дороги (строительство которых началось в конце XIX в.), коммунальные предприятия, некоторые промышленные предприятия, занятые преимущественно первичной обработкой сырья. С 1880-х годов в Сирии, как и в других частях Османской империи, была установлена иностранная табачная монополия, получившая право на исключительную скупку у феллахов и переработку табачного сырья и продажу табачных изделий. Одновременно на Сирию, как и на другие части Османской империи, была взвалена огромная тяжесть внешнего долга Турции. Всевластная организация иностранных кредиторов — «Управление оттоманского долга» протянула свои щупальцы к Сирии, собирая здесь ряд налогов и тем самым взимая с населения этих стран колониальную дань. В Сирии были открыты отделения англо-французского Оттоманского банка.

Экономическое господство иностранного капитала препятствовало развитию национальной промышленности. К началу первой мировой войны в Сирии (включая Ливан и Палестину) не было ни одного промышленного предприятия с числом рабочих свыше трехсот; не больше двенадцати промышленных предприятий насчитывало свыше ста рабочих1.

Рабочий класс складывался очень медленно; в начале XX в. он был еще слаб, немногочислен, неорганизован, рассеян по мелким предприятиям, бесправен. Наиболее распространенной формой промышленного предприятия была рассеянная мануфактура. Владелец мануфактуры — купец раздавал сырье зависимым от него ремесленникам, работавшим на дому вместе с женами и детьми при помощи самых примитивных орудий труда, принимая от них продукцию и оплачивая их труд жалкими грошами.

Крайне замедленное развитие промышленности наложило свой отпечаток и на складывавшуюся в Сирии местную буржуазию. Она состояла преимущественно из купцов и ростовщиков, часть которых выступала в качестве компрадорской агентуры иностранного капитала. Отсутствие необходимых условий для капиталовложений в промышленность побуждало купцов Сирии приобретать земли и эксплуатировать феллахов-из- долыциков. Своеобразный характер в полуколониальных условиях принимало и расслоение крестьянства: как правило, богатые крестьяне не «становились капиталистическими фермерами, а превращались в мелких «феодальных эксплуататоров.

Гнет иностранного капитала и феодальных турецких властей вызывал отпор народных масс Сирии. В конце XIX и особенно в начале XX в. в ряде городов и сельскохозяйственных районов происходили стихийные волнения ремесленников и крестьян.

В 1905—1914 гг., в период пробуждения народов Азии, в Сирии возникло национальное движение, добивавшееся широкой автономии арабских стран или даже их отделения от Османской империи и образования независимого арабского государства. Это прогрессивное движение, охватившее широкие круги интеллигенции и национальной буржуазии, было направлено главным образом против турецкого гнета. Однако уже в то время арабские патриоты сознавали опасность захвата Сирии и других арабских стран Азии империалистическими державами и призывали к борьбе с этой опасностью.

Захватнические замыслы Англии и Франции были осуществлены в результате первой мировой империалистической войны. Использовав развернувшуюся во время войны борьбу арабских народных масс против турецкого гнета, англо-французские войска захватили ряд арабских стран.

При дележе военной добычи Сирия вместе с Ливаном отошла под французский мандат. Из полуколонии она была превращена в колонию французского империализма, оккупирована французскими войсками, поставлена под власть французского верховного комиссара. Французские завоеватели стремились сохранить существовавший в Сирии общественный строй. Они по-прежнему препятствовали развитию национальной промышленности. Опираясь внутри страны на отдельные слои феодалов и компрадоров, они сохранили феодальную собственность на землю и в еще большей мере укрепили ее, передав во владение феодалов значительную часть земель, принадлежавших раньше турецкому султану. Все же развитие капитализма, даже в колониальных условиях, неизбежно вело к росту промышленного и появлению сельского пролетариата, к росту национальной буржуазии и буржуазной интеллигенции, к развитию национально- освободительного движения.

После второй мировой войны народные массы Сирии добились вывода иностранных оккупационных войск. Сирия стала независимой республикой1. Перед ней открылся путь к самостоятельному экономическому,, политическому и культурному развитию. На этом пути молодая Сирийская^ республика достигла значительных успехов. Преодолевая тяжелое наследие коллониализма — экономическую и культурную отсталость, вековук> нищету трудящихся масс, засилье иностранного капитала в ряде отраслей экономики, давая энергичный отпор всем заговорам и проискам западных держав, и прежде всего Соединенных Штатов Америки, решительно отвергая новые формы колониализма — участие в империалистических военных пактах, неравноправную «помощь», «доктрину Эйзенхауэра»,. Сирия отстояла свою независимость и заняла почетное место среди азиатских и африканских стран, ведущих национально-освободительную' борьбу.

Свободолюбивый народ Сирии продолжает освободительную борьбу* направленную на полную ликвидацию всех остатков колониализма и средневековья, на отстаивание и укрепление независимости, против вовлечения страны в империалистические блоки, против внутренних сил реакции. В этой борьбе патриотические .силы Сирии опираются на прочный союз с другими арабскими странами, прежде всего с Египтом, на поддержку и сочувствие Советского Союза, стран народной демократии, независимых и миролюбивых государств Азии и Африки.