Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественные отношения арабов княжеств Южной и Восточной Аравии
Этнография - Народы Передней Азии

Английские колонизаторы южной и восточной Аравии, видящие в племенной аристократии свою наиболее надежную социальную опору, всячески консервируют отсталые формы общественных отношений. Феодализированная племенная аристократия все шире захватывает земли и пастбища племен, превращая их в свою феодальную собственность, все более закабаляет соплеменников. Развитие товарно-денежных отношений усиливает зависимость крестьянства от купцов и ростовщиков. Господствующие феодальные и зарождающиеся капиталистические формы эксплуатации в условиях колониальной отсталости переплетаются с многочисленными патриархально-родовыми пережитками и остатками рабовладения.

Относительно подробные сведения имеются по племенам южной Аравии, населяющим Аденский протекторат, в частности Хадрамаут.

Население Хадрамаута распадается на четыре традиционные группы: сеидов, «членов племен», «горожан» и рабов1.

Сеиды делятся на семейства, главы которых известны под названием мунсиб; мунсибы считаются религиозными вождями, и в некоторых случаях их почитают как святых. Сеиды составляют верхушку феодального класса. Они владеют обширными землями, которые обрабатывают зависимые крестьяне или рабы.

Вторая, наиболее многочисленная группа,— арабы, объединенные в племена. Некоторые племена или их подразделения живут оседлог другие — ведут кочевой образ жизни. Во главе племен стоят мукаддамыг во главе родов — абу. Племена Хадрамаута образуют два объединения: куайти, контролирующие главным образом прибрежные районы страны, и катири, занимающие большую часть центрального Хадрамаута. Оба объединения находятся во вражде, искусственно подогреваемой английской администрацией. В социальном отношении члены племен весьма неоднородны: родо-племенная верхушка образует феодальную^ аристократию, племенная масса — зависимое от них в той или иной степени население. Крупнейшими феодалами являются стоящие во главе* объединений султаны, которые в своей деятельности непосредственно опираются на личную гвардию, состоящую из потомственных слуг (аскаров) и рабов. Аскары выполняют полицейские функции, собирают налоги и т. п. В случае нужды султан созывает племенное ополчение с родоплеменными вождями во главе.

Третья группа — «горожане». Это жители населенных пунктов, не объединенные в племена: торговцы, ремесленники, земледельцы, рабочие, слуги. «Горожане» не носят оружия и платят дань вождям племен. По традиции принято считать «горожан» «неблагородной» прослойкой населения, однако их торгово-ростовщическая верхушка, владея землями, крепостными и рабами, тесно срослась с феодальной знатью.

Четвертую группу составляют рабы. В племенах они возделывают землю, пасут скот, на побережье работают на жемчужных промыслах, в городах заняты преимущественно в личном услужении или работают в ремесленных мастерских. В своем большинстве рабы — африканцы или их потомки, но имеются и рабы-арабы. Работорговлей промышляют бедуинские шейхи, похищая детей из одной части полуострова и продавая их в другой. Иногда вожди племен продают детей неимущих должников из своего же племени. Наличие рынков рабов' в княжествах Аравийского полуострова отмечалось еще в 1951 г. в официальных отчетах Социального и экономического совета Организации Объединенных Наций1.

Рабовладение — одно из наиболее позорных явлений, характеризующих деятельность английских колонизаторов в восточной и южной Аравии. Оправдывая сохранение рабства, британские власти говорят о своем «невмешательстве» во внутренние дела княжеств, об отсутствии «прямого управления» и т. п. На деле британские власти попросту саботируют международные мероприятия по борьбе с рабством, в частности, не выполняют принятой Организацией Объединенных Наций «Декларации прав человека», одно из положений которой гласит: «Никто не должен находиться в состоянии рабства или крепостничества. Рабство и работорговля должны быть запрещены во всех формах»2.

С теми или иными частными особенностями деление на сеидов, «членов племен», «горожан» и рабов существует в южной и восточной Аравии повсеместно. Фактически за этим традиционным делением скрывается разделение общества на два основных класса: феодальную знать -{сеиды, верхушка племен), с которой срослась торгово-ростовщическая прослойка городского населения, и феодальнозависимых крестьян и кочевников, а также рабов, значительная часть которых, будучи посажена на землю, по своему положению мало отличается от крепостных. Фес- дально-ростовщической верхушке принадлежат главные средства производства — земля и вода; в кочевых районах она фактически владеет пастбищами и колодцами и сосредоточивает в своих руках основную массу скота. За землю, за воду, за инвентарь и посадочный материал, за получаемый на выпас скот рядовые члены племен вынуждены отдавать сеидам, племенной знати, ростовщикам большую часть урожая, нести барщину, пасти хозяйский скот.

Средневековая издольная эксплуатация господствует и на морских промыслах. Ловцы жемчуга находятся в кабальной зависимости от скуп- тциков и владельцев судов. Еще задолго до начала сезона агенты скупщиков разъезжают по деревням и авансируют капитанов, которые в свою очередь раздают небольшие суммы голодающим ловцам; это дает скупщику возможность впоследствии диктовать свои цены. Половину улова получает владелец судна, остальное делится между капитаном и командой. При этом каждый ловец получает лишь небольшую часть своего улова.

Невода и рыболовные запруды принадлежат богачам, получающим львиную долю выручки и держащим в неоплатном долгу десятки и сотни рыбаков.

Наемный труд применяется в портах, в небольших размерах — в крупных ремесленных мастерских, а главным образом — на английских и американских нефтяных промыслах Кувейта, Бахрейна, Катара.

Открытие крупных месторождений нефти в арабских княжествах, постройка нефтеочистительных заводов, нефтепроводов и нефтехранилищ привели к появлению значительного числа рабочих-нефтяников. В одном Кувейте, по сообщению представителя кувейтского пролетариата на III Всемирном конгрессе профсоюзов в Вене, в 1953 г. насчитывалось 39 тыс. рабочих: нефтяников, транспортников и др.1 Немало нефтяников также в Катаре и на Бахрейнских островах.

Стремясь к получению колониальных сверхприбылей, англо-американские нефтяные компании подвергают рабочих жесточайшей эксплуатации.

Рабочий день длится, при тропической жаре, 12—14 часов и более. Рабочий имеет лишь несколько выходных дней в году. За свой труд рабочий-араб получает плату значительно меньшую, чем даже низкооплачиваемый мексиканский рабочий на нефтепромыслах юга США. Заработной платы едва хватает на полуголодное существование, на оплату жилья, хлеб и питьевую воду. Свирепствует безработица. В Кувейте, например, по заявлению кувейтского делегата на III Всемирном конгрессе профсоюзов, 10 тыс. портовых рабочих и моряков обеспечены работой только три месяца в году. Нет ни социального страхования, ни охраны труда. Профессиональные союзы и забастовки властями запрещены2.

Материальная культура

По всему побережью Персидского залива и на Бахрейнских островах преобладают низкие одноэтажные дома с плоскими крышами, сложенные из белых коралловых плит. Беднейшие слои оседлого населения живут в глинобитных домах и хижинах, сделанных из пальмовых ветвей и циновок. Такие хижины обычно разделены плетеной перегородкой на две части: меньшая используется как кладовая, большая — для жилья. Пол усыпан мелкими раковинами, поверх которых разостлана тростниковая циновка.

В городах на побережье Персидского залива имеются кварталы, застроенные домами из хорошо обтесанного камня, просторными и благоустроенными. Это — жилища зажиточных горожан и окрестных землевладельцев. В архитектуре богатых городских домов сказывается влияние Индии и Ирана. Центральные кварталы окружены кварталами бедноты, с узкими грязными улицами, покосившимися глинобитными и пальмовыми хижинами; поселки рабочих состоят из тесных, душных бараков и брезентовых палаток.

Своеобразна архитектура домов Хадрамаута. Городские дома состоятельных людей обычно имеют несколько этажей: нижние этажи сложены из обтесанного камня, верхние — из необожженного, высушенного на солнце кирпича. С каждым следующим этажом здание суживается. Верхние этажи снаружи выбелены, и город кажется издали совершенно белым. Дом окружен высокой стеной.

В нижнем этаже дома расположены хозяйственные помещения, в верхних — жилые комнаты. Здесь много окон, без стекол, но со ставнями.

Печей нет; в холодную погоду комнаты обогреваются жаровнями с горячими углями. В каждом этаже есть комната для омовений; использованная вода по желобу вытекает прямо на улицу.

Чем состоятельнее владелец, тем выше его дом. В наиболее крупных городах встречаются четырех-пятиэтажные и даже одиннадцатиэтажные дома. Города Хадрамаута окружены стенами; таков, например, Шибам, окруженный шестиметровой стеной1.

Для селений типичны укрепленные дома в два-три этажа, стоящие особняком или тесно рядом. Даже в самых маленьких и бедных селениях Хадрамаута имеется хотя бы один башнеобразный дом, на плоской кровле которого установлен сторожевой пункт; иногда два таких дома стоят по концам селения. Это диктовалось напряженной военной обстановкой, феодальными междоусобицами, частыми грабительскими набегами.

В Хадрамауте и в других областях южной и восточной Аравии многочисленны замки крупных феодальных владетелей. Некоторые из них нередко занимают площадь в полгектара и больше,, По углам замков возвышаются прямоугольные или круглые башни, над верхним этажом — квадратные башенки меньших размеров. Менее укрепленные жилища феодалов восточной Аравии окружены высокими глухими стенами.

Кочевое скотоводческое население восточной Аравии пользуется шерстяными шатрами общеарабского типа. В южной Аравии, особенна в Хадрамауте, из-за сильных бурь шатры мало употребительны; кочевники и полукочевники широко используют в качестве жилищ известковые пещеры и навесы скал или же, останавливаясь в горных долинах, где имеются деревья, сооружают из ветвей грубые шалаши2.

В одежде отражается общественное и имущественное положение различных групп населения. Малоимущие горожане и сельские жители обычно ограничиваются набедренной повязкой и тюрбаном или головным платком. Иногда этот костюм дополняют сандалии. Представители средних слоев населения носят длинные белые рубахи, перехваченные кожаным поясом; люди постарше поверх рубах надевают полосатые халаты. Характерна одежда из прямоугольного куска белой ткани с бахромой, обертываемого вокруг поясницы и спускающегося до колен.

Феодалы и городская верхушка выделяются роскошью своих одежд: их длинные белые рубахи расшиты золотом; шелковые головные платки придерживаются золотым обручем, тюрбаны украшены драгоценными камнями, рукояти и ножны кинжалов представляют целое состояние.

Рубахи кочевников короче; они сшиты из ткани в ромбоидальную клетку. Иногда носят короткую куртку, застегиваемую на пуговицы. На ногах — сандалии, на голове — платок общеарабского типа со шнуром или кусок ткани, повязываемый наподобие тюрбана. В некоторых племенах мужчины головы не бреют и волосы свободно спадают на плечи. Кроме кинжала, кочевники часто вооружены саблями и винтовками.

Женщины повсеместно носят длинные рубахи, штаны, головные платки, концами которых, выходя из дому, прикрывают рот. Те, кто имеет возможность, носят мягкую закрытую обувь. В Хадрамауте девушки заплетают волосы в 50—60 коротких косичек, а замужние женщины, кроме того, оставляют челку надо лбом. Лоб, виски и руки женщины обычно татуируют синей краской. Из украшений особенно распространены серьги и ножные браслеты.

Питание большинства трудящегося арабского населения скудно. Хозяйничанье империалистов нередко обрекает на голод целые районы. Так, в 1949 г. в Хадрамауте погибли от голода десятки тысяч людей. Ежедневно в каждом селении умирало от голода до двенадцати человек. Значительная часть населения, покинув родные места, направилась в Саудовскую Аравию. Английские власти запрещали эмиграцию, но не принимали мер для оказания помощи голодающим1.

Основная пища народных масс — лепешки из кукурузной или ячменной, реже пшеничной муки и финики, которые едят в сыром, вареном, вяленом и большей частью в сушеном виде. На побережье видное место в питании занимает рыба. Пища обильно приправляется специями, остры

ми соусами. Стол дополняется у оседлого населения овощами и дешевыми фруктами, у кочевников — молочными продуктами.

Освободительное движение

Отличительная особенность современного положения в княжествах южной и восточной Аравии состоит в том, что здесь пробуждаются силы, борющиеся за жизненные права трудящихся, за национальную независимость, за освобождение от гнета английских и американских колонизаторов.

В Кувейте уже в 1948 г. бастовало 6 тыс. рабочих, занятых на предприятиях англо-американской «Кувейт ойл компани». Забастовки повторились в 1950—1953 гг. Осенью 1956 г. здесь был проведен «День поддержки Египта»; участники демонстраций заявили, что в случае военных действий Запада против Египта они уничтожат англо-американские нефтяные сооружения в Кувейте. Во время войны в Египте в Кувейте были взорваны несколько нефтяных скважин и нефтепровод.

В Бахрейне в 1951 г., после национализации Англо-Иранской нефтяной компании, трудящиеся выступили под лозунгами солидарности с народными массами Ирана. Они требовали национализации нефтяной промышленности Бахрейна и изгнания англичан. В 1954 г. по княжеству прокатилась волна антифеодальных выступлений, в 1956 г. прошла крупная забастовка нефтяников, в том же году под давлением народных масс вынужден был уйти в отставку английский резидент в Бахрейне Ч. Бел- грейв.                                                                                               '

Протекторат Аден принадлежит к числу наиболее отсталых областей Аравии, но и он, наряду с другими арабскими странами, принял участие в работе конференции в защиту прав народов Ближнего и Среднего Востока, состоявшейся в 1953 г. в Бейруте. В 1955—1956 гг. имели место крупные забастовки нефтяников и транспортников в колонии Аден.

Героическую борьбу против английских колонизаторов ведет народ Омана. В конце 1955 г., в ответ на отказ имама предоставить нефтяные богатства страны английским монополиям, в Оман вторглись маскатские войска под командованием английских офицеров. В результате империалистической агрессии были оккупированы столица имамата Назва и другие населенные пункты. Однако уже летом 1957 г. в Омане развернулось освободительное движение против иноземного господства, возглавленное главой государства — имамом. Несмотря на огромное военное превосходство английских колонизаторов, не остановившихся перед варварскими авиационными бомбежками и артиллерийским обстрелом оманских селений, повстанцы продолжают вести освободительную партизанскую борьбу. «Империалисты, — заявил представитель Омана в Египте Мухаммед аль-Харси, — добиваются захвата нефтяных богатств Омана. Однако им не удается сломить сопротивление народа, поднявшегося на защиту своей свободы и незавиЬимости»1.