Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественные отношения арабов Йемена. Семейный быт. Жилище и поселения
Этнография - Народы Передней Азии

По своей социальной структуре йеменское общество распадается на два основных класса: феодальную верхушку и феодально-зависимых крестьян и кочевников. С феодальной верхушкой тесно сросся торгово-ростовщический капитал. Многие крупные землевладельцы и шейхи племен сами ведут обширные торговые операции, а ряд купеческих домов владеет большими земельными участками. Так, например, члены семьи аль-Вазир, принадлежащей к наиболее влиятельным родам страны и выступавшей в 1948 г. в качестве политического противника и соперника нынешнего королевского дома, являясь крупнейшими земельными собственниками и занимая видные государственные посты в стране, одновременно принимали активное участие как во внутренней, так и во внешней торговле Йемена.

В Йемене принято делить население на четыре группы: сада — сеиды, считающих себя «потомками пророка» и занимающих привилегированное положение (к ним принадлежат господствующие в Йемене семьи); кабаилъ— племена, к которым причисляется как все сельское население, так и бедуины; араб — оседлое население городов, не связанное с племенами и не принадлежащее к сеидам, и ахдам — отверженные касты, к которым причисляются различные категории ремесленников (цирюльники, мясники, банщики, ткачи и т. д.). Они образуют обособленные, эндогамные группы. Исключение составляют бродячие певцы (даугиан), которые занимают особое, последнее место в зтой четвертой категории населения. К этой же категории относятся и потомки рабов, занятые ныне преимущественно на погрузочных работах в порту Ходейды, на очистке и сортировке кофе, кож и т. п.

Аграрные отношения в Йемене характеризуются господством крупного землевладения, сочетающегося с мелкими крестьянскими хозяйствами на арендованной у шейхов и помещиков земле. Крупные земельные угодья исчисляются в 500—700 тыс. либне1, тогда как в Джебеле среднее крестьянское хозяйство не превышает 750—1000 либне. Однако собственную землю имеет лишь небольшая часть йеменских крестьян. 66—75% крестьянских хозяйств не владеют землей и должны либо издольно арендовать поле у помещика, либо работать на его земле в качестве батраков. Приблизительный подсчет, произведенный в 1930 г. в районе Сана, показал, что большинство крупных землевладельцев обрабатывают сами, используя труд батраков, не более одной пятой части своей земли, а остальную сдают в аренду2. Крупные земельные собственники распоряжаются также водой многочисленных горных потоков, которою орошают поля.

Размер арендной платы зависит от того, с поливных или богарных земель она взимается, и колеблется от 25 до 75% урожая. О степени эксплуатации йеменского крестьянина помещиком можно судить по следующим характерным примерам: если земледелец не имеет своего тягла и получает быка от помещика, то за каждый день пользования быком для вспашки арендуемого участка он обязан отработать три дня на поле- помещика; если же он получает быка в длительное пользование, то он должен в течение года выплатить помещику сумму, в полтора раза превышающую стоимость животного.

Особенно тяжело положение батрака. Работая на поле помещика от утренней зари до наступления темноты, он получает за свой труд жалкие- гроши. Женский труд расценивается в два раза дешевле мужского; дети получают не более четверти того, что зарабатывает взрослый мужчина. Естественно, что батрак опутан долгами и находится в кабальной зависимости от своего хозяина.

Ремесленники, грузчики, работающие в порту Ходейды, рабочие, занятые на очистке кофе, сортировке кож, водоносы, погонщики мулов и верблюдов ведут, подобно крестьянам, жизнь, полную нужды и лишений. В стране не имеется никакого законодательства, ограждающего интересы трудового населения. Рабочий день длится от восхода до заката солнца. Размер заработной платы устанавливается работодателем, и ее едва хватает на полуголодное существование. Ремесленники объединены в цехи, которые сохраняют средневековое устройство и устав. Во главе цехов стоят шейхи, формально выборные, а фактически назначаемые властями.

Семейный быт

В современной йеменской семье продолжают господствовать патриархальные пережитки и шариатские нормы. Положение женщины Йемена мало чем отличается от положения женщины в соседних арабских странах. Как и там, крестьянка и бедуинка пользуются в юго-западной Аравии сравнительно большей свободой, чем горожанка. Браки ранние: для девушек брачный возраст наступает в 12—13 лет, но иногда и 8—9-летняя девочка уже переходит в дом мужа, чтобы постепенно привыкнуть к обязанностям будущей хозяйки дома. Продолжают господствовать ортокузенные браки.

В основе брачных переговоров, которые ведут родители жениха и невесты, лежит торг относительно размеров выкупа за невесту (махр). Выкуп, состоящий из денег и скота, поступает в полное распоряжение- отца невесты. После свадебного торжества, в богатых семьях очень пышного и длительного, новобрачная переходит в дом мужа, воле которого она обязана беспрекословно подчиняться.

Многоженство сохраняется еще среди феодальной знати и зажиточных кругов городского населения. В сельских местностях двоеженство встречается только тогда, когда первая жена не может выполнять свои многочисленные обязанности по хозяйству. Временный брак, допускаемый другими шиитскими толками, среди зейдитов Йемена не практикуется.

Жилище и поселения

Тип жилища йеменского араба отражает различие природных условий горных районов Джебеля и приморской пустынной Тихамы. В горной части страны преобладают каменные дома: камень имеется там в изооилии, а климатические особенности Джебеля заставляют заботиться о защите от холода. Напротив, знойный климат Тихамы позволяет жить в легких постройках в течение всего года, поэтому в деревнях приморской зоны крестьяне строят хижины из пальмовых ветвей, циновок, глины. Невысокие, конической или квадратной формы, они окружены плотной оградой, сплетенной из хвороста. Свет проникает в жилище через вход, завешанный циновкой. Хозяйственные постройки отсутствуют. Вся жизнь сосредоточена на небольшом дворике вокруг хижины.

Обстановка жилища крестьянина Тихамы не сложна: несколько циновок на земляном полу, глиняная посуда для приготовления пищи, почерневший от дыма кувшин для кипячения воды, плетенные из пальмовых листьев корзины, тыквенные бутыли для кислого молока и масла, грубый кальян из скорлупы кокосового ореха. В некоторых домах можно встретить своеобразный деревянный диван — продолговатую раму, переплетенную веревками или ремнями из сыромятной кожи. На нем спят старшие члены семьи; остальные располагаются на циновках прямо на земле. У входа в хижину обычно лежат сельскохозяйственные орудия— соха, мотыги, серпы.

Жилище горца, сложенное из камня, напоминает небольшую крепость. Его размеры зависят от достатка владельца. Дома феодалов-землевла- дельцев, расположенные на вершинах или склонах гор, похожи на средневековые замки. В некотором отдалении от дома помещика теснятся жилища крестьян. Дома стоят то группами, то поодаль один от другого. Каждый дом имеет два-три этажа, кверху он суживается и заканчивается плоской крышей с зубчатым парапетом. Нижнее помещение предназначено для скота, здесь же в каменных закромах хранится зерно. На втором и третьем этажах — по небольшой комнате, в которых живет семья. Все убранство комнат — циновки и шерстяные паласы. У стены сложены постельные принадлежности (в горах спят в мешках, сшитых из бязи). В небольшие окна вместо стекла вставлены тонко распиленные плиты алебастра. В доме один вход с массивной деревянной дверью, обитой железными украшениями; тяжелое железное кольцо на двери заменяет звонок.

Города Джебеля сохранили в неприкосновенности свою самобытность. Сана, столица Йемена, расположенная на высоте более 2300 м, окружена стенами из необожженного кирпича с небольшими полуразрушенными башенками. Городские ворота открываются на восходе солнца и закрываются с наступлением темноты. Внутри городских стен — скопление строений, сгрудившихся вдоль узких и кривых улиц.

Благодаря своеобразию своей архитектуры, города Джебеля имеют нарядный вид, отличающий их от городов Тихамы. Дома в городах

горной части Йемена построены из серого или розоватого камня с комнатой-павильоном на плоской крыше. Широкая белая полоса проходит по фасаду дома над каждым этажом. Небольшие окйа с резными решетками и овальными углублениями в верхней части окаймлены причудливым белым орнаментом. От верхнего этажа к фундаменту по обращенной к улице стене дома из помещения, отведенного для омовений, тянется бетонированный открытый сток для воды.

Улицы немощеные, пыльные. По ночам они не освещаются (небольшие электростанции, помимо Сана, имеются только в Ходейде и Таизе). С наотуплением ночи движение прекращается и городская жизнь замирает До утра»

Средоточие городской жизни — базар. В небольших тесных лавочках выставлены товары, рядом на цветных ковриках и паласах сидят купцы. Тут же на базаре размещены мастерские ремесленников: оружейников, шорников, медников, портных, ювелиров.

Одежда

Костюм горца, как и его жилище, отличается от одежды жителя Тихамы. В жарком климате приморской полосы ее обитатели довольствуются белой или цветной повязкой вокруг бедер и курткой-безрукавкой, распахнутой на груди. Более зажиточные круги городского населения (купечество, служащие правительственных учреждений) носят длинную, ниспадающую до земли рубаху, куртку из цветного шелка, белый шелковый халат. На голове жители Тихамы носят цветной платок, обернутый вокруг белой шапочки.

В горах, где зимой по ночам температура опускается ниже нуля, овчинная безрукавка мехом наружу составляет неотъемлемую часть костюма горца. Набедренная повязка схвачена в талии кожаным поясом, к которому спереди почти вертикально прикреплен широкий кинжал — садрия. Ножны кинжала, черные с зеленым у простых горцев, у знати отделаны золотом и серебром.

Среди населения Джебеля распространены рубахи и головные повязки, окрашенные индиго в синий цвет. Краска на ткани не закреплена, и поэтому лица, бороды, руки, грудь, плечи владельцев новой рубахи или головной повязки приобретают синий оттенок, что, однако, их не смущает, так как считается, что индиго укрепляет здоровье. Костюм горца дополняют широкий льхаф, белый или цветной, набрасываемый на плечи, и кожаные сандалии.

Одежда состоятельных кругов населения Джебеля более изысканна. Поверх рубахи и шелкового кафтана зажиточные люди надевают цветной суконный халат с широкими рукавами. Кинжал в позолоченных ножнах прикреплен к парчевому поясу. На плечах — дорогая шаль. Вокруг круглой шапочки, расшитой разноцветными шелками, несколько раз обернута легкая белая ткань.

В городах мужчины бреют голову и подстригают бороды; крестьяне носят длинные, ниспадающие на плечи волосы. Мужчины, в особенности горожане, сурьмят глаза; считается, что сурьма предохраняет глаза от болезней.

Одежда крестьянки в Тихаме — длинная рубаха темно-синего или черного цвета, на голове темное покрывало. В некоторых районах женщины носят соломенные шляпы с широкими полями (племя кохра). В горных районах костюм крестьянки дополняется темными шароварами. Края рубахи и шаровар украшены цветной вышивкой. Крестьянки и бедуинки лица не закрывают, но в городе женщина может выйти на улицу, только плотно закутавшись с головы до ног в темное покрывало.

Как и повсюду в арабских странах, женщины Йемена носят различные украшения из цветного стекла и металла — кольца, браслеты, ожерелья, бусы, серьги.

Пища

Питается йеменский крестьянин преимущественно лепешками, выпеченными из дурры или пшеницы грубого помола и сдобренными кунжутным маслом, кислым молоком, вареными бобами или фасолью. Непременная составная часть пищи йеменца — хелъба (острый соус из красного перца, горчицы и ароматной травы). Рис потребляют только состоятельные семьи. Традиционное, но доступное лишь зажиточным людям блюдо — молодой барашек, начиненный рисом, изюмом, миндалем и пряностями. Парадный обед начинается арбузом или дыней, за которыми следует бинт ас-сахн — сладкое тесто, залитое растопленным маслом и медом. После барашка гостям подают отварное мясо с соусом из хельбы. Обед заканчивается бульоном.

Едят руками, запивая пищу водой, пропитанной парами ладана.

Хотя Йемен поставляет лучший в мире по своим вкусовым качествам кофе, само население страны кофе не потребляет. Его заменяет гишр отвар кофейной шелухи, который является как бы национальным напитком йеменцев. Небольшой глиняный кувшин, в котором заваривается гишр, можно увидеть и в замке феодала, и в хижине бедняка-крестьянина. В Джебеле на постоялом дворе, пока расседлывают мулов и снимают с них поклажу, путнику выносят жаровню, на которой стоит кувшин с кипящим гишром. Имеющие возможность добавляют в гишр сахар, а иногда и пряности. Отвар процеживают сквозь пучок сухой травы, которым заткнуто узкое горлышко кувшина, и наливают в небольшие глиняные чашки. По вкусу гишр напоминает кофе, смешанный с чаем. Йеменцы утверждают, что гишр ароматнее и приятнее, чем сам кофе, отвар которого в горах называется алъ-буп (бобы), тогда как словом кахва (кофе) обозначают любой напиток: чай, кофе, гишр.

Кроме гишра* неотъемлемой принадлежностью йеменской жизни является кат. Это молодые побеги невысокого кустарника, произрастающего в кофейных районах страны. Зеленые листья ката содержат алко- лоиды и по своему химическому составу близки к перуанскому кока, из листьев которого получают кокаин. Жевание листьев ката вызывает состояние легкого опьянения, а его постоянное употребление чрезвычайно вредно действует на организм. Употребление ката распространено в Йемене повсеместно, как в Джебеле, так и в прибрежной полосе. Существует специальное время, отведенное жеванию ката,— между 2 и 4 часами дня, после обеда. Однако не всегда и не во всех районах Йемена употребление ката ограничено этими часами: во многих местах уже в. ранние утренние часы можно встретить женщин и детей, жующих кат.