Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Общественные отношения в Саудовской Аравии
Этнография - Народы Передней Азии

Общественные отношения в Саудовской Аравии характеризуются сложным переплетением феодализма с пережитками патриархально-родового быта и все более крепнущими ростками капиталистических отношений. Вместе с тем господствующие в стране феодальные общественные отношения поныне еще не вполне одинаковы у кочевого и оседлого населения, вследствие чего каждая из этих групп рассмотрена здесь по отдельности. Общественные отношения у арабов-кочевни- ков в значительной мере носят еще патриархально-феодальный характер.

Бедуины

У кочевников сохраняется четкая родо-племенная организация. Бедуинские семьи объединены в небольшие родовые группы, члены которых сохраняют свежее воспоминание о своем общем предке, имя которого носит вся группа, и подчиняются единому главе — одному из ее старейших и богатейших членов. Пережиточно-родовой характер такой группы находит яркое выражение во взаимозащите ее членов. В стране не редки случаи кровной мести, а материальное возмещение за кровь родственникам убитого официально признано законом. Мстить за убитого, по обычаю, должны те его родственники, которые состоят с ним не далее чем в пятой степени родства; эта группа родственников, обязанных мстить и подлежащих мести, носит название хамса (пятерка). Практически хамса всегдасовпадает с мелкой родовой группой, которая, таким образом, носит характер коллектива родственников, связанных взаимной обязанностью мстить и отвечать за кровь. По обычаю, подлежащая мести родовая группа должна уйти из деревни или же племени и искать защиты в другом месте. В случаях денежного возмещения за кровь она помогает семье убийцы выплатить компенсацию, причем полученный выкуп идет в пользу не только семьи убитого, но и всей его группы. Другой момент родовой взаимопомощи связан с тем, что арабская родовая группа, как правило, является замкнутым эндогамным коллективом, обеспечивающим своим членам пониженный выкуп за невесту. Это достигается господством среди арабов ортокузенных браков, характеристика которых дана ниже.

Несколько мелких родовых групп составляют род. Этот поздний патриархальный род не похож на классический род матриархальной или раннепатриархальной эпохи: он допускает частную собственность, имущественное и общественное расслоение, эксплуатацию и принудительную власть. Все же и здесь члены рода пережиточно объединены некоторыми хозяйственными, общественными и идеологическими связями. Бедуинский род считается коллективным собственником пастбищ и колодцев, к которым прикочевывает весной или летом. Род объединен обязанностью взаимоза- щиты: по обычаю, если убийство произошло в пределах одного рода, тяжесть компенсацииполностью падает на семью и хамса убийцы; если же убит член другого рода или иноплеменник, треть компенсации платит семья убийцы, треть—его хамса, треть—его род. Во главе бедуинского рода стоит старейшина — гигах. Каждый род имеет свой собственный, отличный от других, васм — знак для клеймения скота, а также собственный военный клич. Каждый род имеет свое имя, по преданию, восходящее к имени пред- ка-родоначальника. Члены одного рода называют друг друга не иначе, как двоюродными братьями; при этом старшие именуют младших племянниками, а младшие старших— дядями. Род может принимать в свой состав новых членов, которые приносят «жертву входа» и объявляются членами рода «по крови и по имени».

Роды объединены в племена, во главе которых стоят длеменные шейхи; должность эта, выполняемая одним из родовых шейхов, передается по наследству в определенной семье. Шейх регулирует сезонные перекочевки родов, назначает время их летнего сбора, надзирает за порядком и, что особенно важно, является облеченным всей полнотой официальной власти представителем центрального правительства. В настоящее время во всех областях страны шейхи племени утверждаются правительством и непосредственно подчиняются губернатору той области, на территории которой расположены кочевья и земли племени. Важное лицо в племени — ариф, судья, хранитель и толкователь обычного права. Должность его наследственна. Юрисдикция племенных судей в сфере обычныхвнутриплеменных дел признана правительством, и шариатские нормы поныне мало распространяются на внутреннюю жизнь кочевых племен. К знати принадлежат и семьи акидов: до недавнего времени это были военачальники, возглавлявшие племя на время войны; теперь должность акида практически ликвидирована, но почетное звание осталось.

Племена составляют крупные объединения, бывшие необходимыми в условиях продолжавшихся до недавнего времени постоянных межплеменных войн. Именно такими объединениями являются упомянутые выше аназа, шаммар, харб, атайба и другие.

Однако родо-племенная организация представляет по преимуществу лишь пережиточную форму, прикрывающую классовые феодальные отношения, господствующие в арабском кочевом племени. Имущественное и общественное расслоение в бедуинских племенах очень значительно. Племенная знать монопольно распоряжается пастбищами и колодцами, номинально считающимися коллективной собственностью родов и племен. Шейхи, арифы, акиды, все эти владельцы пастбищ и стад, под видом родовой «помощи» раздают скот на выпас за пользование молоком, шерстью, небольшой частью приплода и тем самым осуществляют издольную феодальную эксплуатацию кочевой бедноты. Значительное число разоренных, лишенных скота сородичей феодалы-шейхи используют в земледельческом хозяйстве,сажая их на свои земли в оазисах,рядом с африканскими вольноотпущенниками и потомственными крестьянами-издолыциками. Создание централизованного Саудовского государства и организация хиджр, в которых бедуины различных племен часто перемешивались, способствовали ослаблению родовых и племенных связей. Начиная с этого времени, в патриархально-феодальных отношениях, господствующих в бедуинском племени, патриархальные элементы постепенно ослабевают, а феодальные отношения принимают более четкий и законченный характер.

Феллахи

Оседлое население страны — крестьяне и даже горожане — в известной мере помнят еще свою племенную принадлежность. Внутри крестьянских соседских общин местами сохраняются мелкие родовые группы, связанные общим землепользованием, взаимозащитой и рядом других пережиточных черт патриархально-родовой организации. Во внутренних частях страны встречаются целые земледельческие роды, населяющие деревни, и племена, объединяющие группы деревень, со своими наследственными шейхами, утверждаемыми правительством.

Но патриархально-родовые традиции и сохраняющаяся местами родо- племенная организация в еще большей степени, чем у кочевников, являются здесь пережиточными, остаточными, внешними моментами быта. В среде оседлого крестьянства господствуют феодальные и полуфеодальные отношения. В стране развито крупное помещичье землевладение, связанное с издольной эксплуатацией крестьянства. Как правило, хозяйство самого феодала невелико и большая часть земель отдается небольшими участками крестьянам-арендаторам, которые обрабатывают землю помещика и «делят» с ним урожай. Доля крестьянина зависит от того, кому принадлежат семена, сельскохозяйственный инвентарь, рабочий скот, но обычно не превышает одной трети урожая. Распространены барщинные повинности: крестьянин обрабатывает помещичьи поля, проводит и чистит оросительные каналы, прислуживает в доме помещика.

Очень часто помещиком является племенной или родовой шейх, издольщиками — его рядовые соплеменники, обрабатывающие землю, некогда принадлежавшую племени и захваченную шейхом. Шейх, используя это положение, взимает с крестьян не только арендную плату натурой, но и различные дополнительные поборы, облеченные в форму традиционных «добровольных» племенных платежей. Поскольку помещик-шейх обычно является также «представителем» своего племени перед правительством, он собирает государственные налоги и при этом нередко часть их удерживает в свою пользу. Это открывает широкие возможности для злоупотреблений и не только усиливает гнет экономической эксплуатации, но и увеличивает реальную власть шейха над зависимыми соплеменника ми — крестьянами. Характерно, что даже уходящий на заработки крестьянин вынужден посылать своему шейху определенную сумму денег. В этом одна из причин того, что шейхи охотно подряжаются поставлять рабочую силу на нефтяные предприятия АРАМКО.

Видная фигура в арабской деревне и торговец-ростовщик, власть которого усиливается по мере разложения натурального хозяйства и роста товарно-денежных отношений. Предоставляя крестьянам ссуды за очень высокие проценты, ростовщик закабаляет их, заставляет работать на себя, делиться урожаем и т. п. Постепенное развитие товарно-денежных отношений и торгово-ростовщических операций способствует усилению классовой дифференциации в деревне. В современной деревне уже заметны элементы капиталистической эксплуатации батраков и тех же издольщиков, элементы разложения феодализма.

Рабочие капиталистических предприятий

Очень тяжело положение тех феллахов или кочевников, которым удается хотя бы на время оказаться занятыми на американских предприятиях Саудовской Аравии. Подавляющее большинство арабов на этих предприятиях — чернорабочие. По данным американских источников второй половины 1940-х годов1, рабочий день на предприятиях АРАМКО длился не менее 12—14 часов, а ничтожная заработная плата, составлявшая в среднем 6—10 пиастров в день, систематически срезывалась штрафами и прямым обсчетом неграмотных рабочих в дни получки. Запрещение профсоюзов, террористическая деятельность собственной полиции АРАМКО, набираемой из сомалийцев, всемерное поддержание патриархальных и религиозных традиций — таковы средства, которыми администрация АРАМКО стремилась предотвратить рабочее движение, задержать политическое развитие рабочих-арабов.

Но все это не дало желаемых результатов. Уже в 1945 г. на предприятиях АРАМКО произошла крупная забастовка рабочих-арабов, потребовавших повышения заработной платы и улучшения условий труда. Несмотря на принятые в отношении бастующих полицейские меры, они добились от компании серьезных уступок: введения восьмичасового рабочего дня, шестидневной недели, увеличения заработной платы. Но вскоре администрация АРАМКО резко усилила эксплуатацию рабочих-арабов и, чтобы внести раскол в рабочее движение, начала насаждать среди арабов слой рабочей аристократии. Результатом этого наступления явилась новая забастовка на предприятиях АРАМКО осенью 1953 г., охватившая до 90% всех рабочих-арабов компании и поддержанная забастовками солидарности во многих городах страны. Рабочие выдвинули ряд требований: создание профсоюзов, повышение заработной платы, введение социального страхования и пенсий, техническое обучение, улучшение бытовых условий, прекращение национальной дискриминации рабочих-арабов и др. Безрезультатно попытавшись сломить сопротивление бастующих массовыми репрессиями, компания была вынуждена согласиться на переговоры с комитетом рабочих и пойти на уступки. Рабочие АРАМКО добились некоторого повышения заработной платы, введения оплачиваемых отпусков, улучшения жилищных условий, медицинского обслуживания и т. д.2

Борьба рабочих АРАМКО и других концессионных капиталистических предприятий в Саудовской Аравии продолжается.

Семейный быт

Семейный быт арабов Саудовской Аравии в целом характеризуется господством патриархальных порядков, ибо семейная жизнь регулируется здесь обычным правом — адатом и религиозным правом — шариатом. Эти патриархальные отношения меняются очень медленно и преимущественно в пролетаризирующихся слоях общества.

Семья

Среди части оседлого и полуоседлого населения Саудовской Аравии, особенно среди зажиточных слоев, поныне еще бытует большая семья. Большая семья состоит из отца, имя которого она носит, матери и всего их потомства, включая женатых сыновей, продолжающих жить вместе с родителями. Такая семья носит название бейт(дом), реже ахлъ (люди). Этой форме семьи всецело соответствует частично сохраняющийся старинный тип жилища: по сторонам общего центрального помещения с очагом посредине расположены маленькие боковые комнаты женатых сыновей. является неограниченным распорядителем всего семейного имущества, в том числе и приобретенного лично сыновьями. Только от доброй воли отца зависит предоставление надела сыну, пожелавшему отделиться. Впрочем, адат, давая главе большой семьи право неограниченного распоряжения семейным имуществом, не делает его абсолютным юридическим собственником. Сын, лишенный отцом наследства, после смерти отца предъявляет и осуществляет свои наследственные права. В некоторых областях глава семейства не имеет права совершить отчуждение земли без согласия взрослых сыновей.

Если женатые сыновья не отделились при жизни отца,то после его смерти, как правило, совершается раздел имущества. Каждый сын имеет право на равную долю в наследстве, за исключением старшего, которому предоставляются некоторые преимущества, например, ему переходит отцовский дом. Иногда братья не производят раздела и после смерти отца. Они продолжают вести общее хозяйство и живут совместно под руководством старшего брата, который в этом случае осуществляет почти такую же неограниченную власть, как и покойный отец.

Однако д^я большинства оседлого населения и для кочевников характерна малая семья. У кочевников сыновья женятся раньше, сразу же отделяются от отца и ставят собственную палатку. Но и отделившись, они не порывают связи с отцом и фактически остаются под его властью. Обычно палатки отца и его выделившихся сыновей составляют небольшую (три-пять) группу, всегда стоят рядом и совместно кочуют зимой в некотором отдалении от остальных сородичей. Такие группы носят то же название «бейт», что и большие семьи оседлых арабов.

Патриархальная власть отца одинаково крепка и в большой и в малой семье. Сын, даже седобородый, не смеет сидеть или курить в присутствии отца, есть с ним с одного блюда. Старый обычай предоставляет отцу право не только изгнать из дому, но даже убить непокорного сына или дочь.

Положение женщины

«Мужчина — для войны, женщина — для работы»г гласит старая арабская поговорка. И действительно, почти все хозяйственные работы ложатся на плечи женщины. Она работает на огороде и в поле, ухаживает за скотом, носит воду, собирает топливо, готовит пищу, нянчит детей, прядет, ткет, шьет и т. д. и т. п. У кочевников женщины разбирают и собирают палатки, нагружают и разгружают верблюдов и вообще выполняют все работы, кроме пастьбы скота и вечерней дойки верблюдов, что считается обязанностью хозяина.

Неся на себе большую часть хозяйственных обязанностей, женщина почти полностью лишена имущественных и наследственных прав. Собственностью женщины является лишь небольшая доля махра (калым, плата за невесту). Ни жена, ни дочери обычно не наследуют никакого имущества, ибо нормы шариата, предоставляющие дочерям треть имущества покой* ного, действуют лишь в городах и в пригородных местностях. Дети принадлежат только отцу. При разводе мать может взять с собой маленького ребенка, но, как только ребенок подрастет, он должен вернуться к отцу*

Сохраняются обычаи «избегания»: женщина не имеет права переступить* порог мужской половины дома, не должна есть вместе с мужчиной, не должна разговаривать со старшими родственниками мужа, а в их присутствии и с самим мужем. Убийство женщины, «опозорившей» .свою семью, поныне рассматривается как прямой долг главы семейства.

В соответствии с нормами шариата, развод для мужчины чрезвычайнолегок. Ему достаточно трижды произнести традиционную формулу «я тебя отпускаю», чтобы жена должна была покинуть дом и вернуться к родителям. Жена со своей стороны имеет право требовать развода, будучи вынуждена к этому плохим обращением мужа, но должна обращаться для этого к шариатскому судье — кади. Фактически она этим правом почти никогда не пользуется, боясь «позора» и трудности вступления во вторичный брак.

Следует отметить, что в кочевых племенах положение женщины сравнительно легче. Женщина, родившая сына, пользуется здесь известным, уважением. Напротив, религиозное право, господствующее в среде оседлых арабов, еще более ухудшает и без того тяжелое положение женщины.

Патриархальный характер семьи ясно выражен и в арабском брачно-свадебном обряде, основанном частично на обычном, частично на религиозном праве.

Брак и свадьба

Мужчины обычно вступают в орак не ранее lb лет,, женщины — начиная с двенадцати. В городах женят и выдают замуж родители, так что будущие супруги впервые встречаются только на своей свадьбе. В деревнях и у кочевников юноша имеет возможность сам выбрать девушку, но возможность эта весьма относительная, ибо вопрос о браке в конечном счете обычно решается отцом.

За исключением предписанных шариатом индивидуальных брачных запретов, касающихся ближайших родственников, арабский патриархальный род не только не знает экзогамии, но, напротив, прямо стремится ограничить брачные связи возможно более узким родственным кругом. Наиболее желательными потенциальными супругами у арабов считаются бинт алъ-амм (дочь дяди с отцовской стороны) и ибн аль-амм (сын дяди с отцовской стороны). Если двоюродный брат отсутствует, то право на девушку принадлежит троюродному брату и т. д.—вообще ближайшему дозволенному родственнику. Равным образом, в случае развода араба с его бинт-уль-амми, право на нее переходит к его младшему брату или к родственнику следующей степени. О древности этого типа брака говорит уже то обстоятельство, что жена по-арабски — бинт аль-амм, а тесть — амм. В «Хамасе», сборнике древнеарабского фольклора, имеется специальная оговорка по* поводу одного из героев, что «его отец не является ибн аль-амм его матери»1. Ни бинт аль-амм, ни ее отец не имеют права ответить отказом на сватовство двоюродного брата. Хотя сам он вправе не жениться на девушке, она ни за кого не должна выходить без его разрешения, и посторонний соискатель обязан испросить его согласия и уплатить ему отступные. По традиции, плата за невесту (махр, сийак), если она выходит замуж за чужого человека, передается ибн аль-амм для вручения отцу невесты, и только в случае его отсутствия — непосредственно отцу.

Сущность эндогамного брака на дочери брата отца, называемого в этнографии ортокузенным, заключается в следующем. В развитом патриархальном обществе женщина — ее рабочая сила и способность деторождения — представляет собой собственность. Вместе с тем, даже в классовом обществе далеко не все виды имущества находятся в абсолютной частной собственности. В результате неполного разложения общинно-родовых отношений в чисде других пережитков общинной собственности сохранились пережитки родовой собственности на девушек-невест, принадлежащих не только своему отцу, но и его ближайшим сородичам. Это право сородича на невесту обеспечивается льготными условиями покупки, т. е. пониженным махром: так, отмечено, что в ряде племен ибн аль-амм платит за девушку в несколько раз меньше, нежели посторонний жених. Являясь пережитком патриархально-родовых отношений, арабские ортокузенные браки поныне почти безраздельно господствуют в среде крестьянства и кочевого населения страны и лишь в городах постепенно теряют силу непреложной народной традиции.

Хотя и обычное, и религиозное право разрешает арабам многоженство, только богатые, как оседлые, так и кочевники, имеют одновременно более одной жены. Иногда при заключении брачных контрактов оговаривается, что муж должен ограничиться одной женой.

Свадебная обрядность значительно варьирует в различных районах страны, показывая некоторое единство лишь в своих самых общих чертах. Сватовство чаще всего совершается группой женщин из ближайшей родни жениха. Семья жениха платит махр, часть которого составляет «обеспечение» будущей жены в случае развода. Величина махра различна: она зависит от социального положения и личных качеств невесты. За вдову и разведенную жену платят меньше. Обычно за месяц до свадьбы кади составляет брачный контракт (акд). Самая свадьба обычно начинается в понедельник или во вторник, происходит в доме невесты и длится до семи дней. После этого девушка переходит в дом мужа.

Свадебные торжества обходятся семье жениха очень дорого. Небогатым людям они, как правило, не под силу, и им приходится входить в большие долги. Иногда помогают родственники, а в сельских местностях перед домом часто выставляют сосуд, в который все проходящие бросают пожертвования. Это обязывает жениха в свою очередь жертвовать при свадьбах соседей.

У кочевников весь свадебный комплекс несравненно проще, нежели у оседлого населения. Махр здесь меньше, свадебные торжества дешевле, а нередко вся свадебная обрядность сводится к тому, что мужчина берет девушку за руку и отводит из палатки отца в свою.

Воспитание детей

Обычно у арабов рождение девочки встречается довольно холодно; напротив, появление на свет сына вызывает большую радость и сразу же заметно изменяет положение жены в лучшую сторону. С этого момента родителей начинают называть по имени их сына: «отец (абу) или мать (умм) такого-то». Ребенка кормят грудью до двух-трех лет. У крестьян и у кочевников мальчики до пяти-1пести лет бегают голые, девочки — в одних рубашках. Дети рано начинают работать — помогают по хозяйству, пасут скот, а в городе идут в услужение.

Школу посещают не только мальчики, но часто также и девочки, однако после наступления, половой зрелости девушку немедленно забирают из школы и запирают дома. Еще недавно многие знатные горожане, следуя старинному обычаю, отдавали своих сыновей на несколько лет на воспитание бедуинским шейхам. Считалось, что здесь юноша лучше научится ездить верхом, владеть оружием, станет храбрым и выносливым. Во внутренней Аравии эта практика местами держится по настоящее время. Значительное участие в воспитании ребенка принимает его дядя с материнской стороны (хал). Сохраняя сильные авункулатные представления, арабы считают, что каждый человек наследует треть своих качеств от дяди по матери, а потому последний должен постоянно заботиться о племяннике, помогать ему, интересоваться его судьбой и т. п.

Рождение ребенка, первая стрижка волос, одевание в первый кафтан сопровождаются особыми празднествами, длительными и пышными у одних, скромными у других. Однако основной обычай, связанный с жизнью мальчика,— это обрезание. Выбор времени обрезания всецело зависит от материальной готовности родителей: в городе возраст мальчика колеблется от 3 до 7 лет, у крестьян и бедуинов — до 10—12 лет. В сельских местностях и у кочевников обрезание обычно производит кузнец. Родители устраивают большой праздник с угощением, музыкой и плясками.

Небезынтересно заметить, что наряду с этим общемусульманским видом обрезания еще во второй половине прошлого века у ряда бедуинских племен Хиджаза и Асира сохранялся другой вид — так называемый салх («сдирание» кожи), мучительная операция, которую 16—17 -летний юноша, переводимый в мужское достоинство, должен был перенести без единого крика, ничем не выдавая боли. Этот обычай, явственно показывающий связь между обрезанием и древней инициацией — посвящением юношей в мужское достоинство, исчез под влиянием ваххабитов, боровшихся со всеми остатками «язычества».

В городах воспитание мальчика, помимо праздника обрезания, нередко сопровождается другим большим праздником. Он происходит, когда 12- 14-летний мальчик кончает школу и может самостоятельно прочесть Коран. С этого момента юноша получает право присутствовать при приеме гостей в мужской половине дома.

Похоронная обрядность

Похоронная обрядность в основных чертах одинакова в деревнях и городах. Покойника обмывают и, завернув в прямоугольный кусок белой ткани, кладут на специальные носилки на ножках. Концы ткани завязывают на голове и на ногах, после чего тело обертывают еще двумя-тремя узкими полосами материи. Женщины и мужчины поочередно оплакивают умершего. Затем носилки с телом уносят в мечеть, где собираются только мужчины — родственники и друзья покойного. Мулла читает молитвы, собравшиеся повторяют их вслед за ним. Сопровождают тело на кладбище и мужчины и женщины, но последним не разрешается следовать далее кладбищенской ограды. Могила, глубиной в человеческий рост, ориентирована с запада на восток. Покойника кладут головой на запад, лицом на юг. Голову и верхнюю часть туловища раскутывают и затем без всяких молитв тело засыпают землей. На могилу, в зависимости от имущественного положения покойного, кладут несколько камней или водружают памятник.

Значительно отличается от описанной общемусульманской обрядности похоронная обрядность бедуинов — там, где она еще не исчезла в результате ваххабитской пропаганды. Почти беспрерывное кочевание лишает бедуинов возможности иметь постоянные кладбища, а отсутствие в бедуинских кочевьях мулл значительно упрощает весь похоронный комплекс. Обычно после того, как родственники оплачут покойного, двое мужчин без всяких церемоний хоронят его в той самой одежде, в которой он умер. Если умерший — шейх или вообще лицо знатное, то при погребении несколько раз стреляют из ружей. По древнему обычаю, хоронят на высоком холме, «чтобы умерший мог всегда видеть своих соплеменников». Могильная яма не глубока, часто едва засыпана. Сверху для защиты от диких зверей наваливают кучу камней.