Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Национальные меньшинства Турции
Этнография - Народы Передней Азии

Национальные меньшинства составляют немногим менее 12% населения современной Турции, что существенно отличает ее от Османской империи, представлявшей собой многонациональное государство, в котором в ряде областей страны турки были в меньшинстве.

В настоящее время турецкая статистика свыше 88% населения причисляет к туркам (точнее к лицам, признавшим своим родным языком турецкий язык). Еще сравнительно недавно даже в Анатолии, где турецкое население издавна составляло компактное большинство, процент турок был значительно меньше. Столь большой удельный вес турок в общей массе населения достигнут искусственно — путем применения самого жестокого насилия над национальными меньшинствами Турции.

Не касаясь получившей позорную известность резни христианского населения, организованной султаном Абдул-Х амидом II и его кликой в конце XIXв., обратимся к событиям последних нескольких десятилетий.

В мае 1915 г., когда турецкая армия после занятия русскими войсками Вана продолжала отступать вглубь страны, турецкое правительство издало закон о так называемых депортациях (высылках). Официально закон предусматривал эвакуацию населения из прифронтовой полосы, в действительности же депортации превратились в бесчеловечный погром национальных меньшинств, планомерно проводившийся турецкими войсками под руководством офицеров. При этом депортации не ограничивались прифронтовой полосой, а распространялись на все нетурецкие районы Анатолии и даже на Стамбул. Помимо организованного грабежа местного населения, депортации сопровождались многочисленными человеческими жертвами. Выселяемых не снабжали продовольствием; мужчины были отделены от женщин и детей и высылались по разным маршрутам и в разные районы. Болезни и совершаемые конвоирами побои, убийства уносили тысячи жизней. Тех же высылаемых, которые в конце концов достигали места высылки, заключали в концентрационные лагери, где они погибали от голода, болезней и жестокого обращения. Вот некоторые итоги применения закона о депортациях.

Даже по фальсифицированным данным официальной турецкой статистики, в Турции до первой мировой войны проживало 1290 тыс. армян; в действительности численность армянского населения была значительно выше. Только в вилайетах Северо-Восточной Анатолии проживало 1430 тыс* человек, а всего в Турции насчитывалось 2380 тыс. армян1. Из этого числа свыше 1,5 млн. армян, т. е. почти 63% армянского населения Турции, было согнано с места и отправлено в концентрационные лагери в Сирии и Месопотамии. Около 1 млн. армян при этом было физически уничтожено2; около 1 млн., спасаясь от резни, бежало в Россию, Иран, арабские страны, Западную Европу и Америку.

Преследованиям подвергались и курды. Как пишет непосредственный свидетель этих событий, курдский автор Абд-оль-Азиз Ямольки, «отступая от Эрзерума, турецкие войска угоняли за собой в Анатолию курдов, которые, не имея оружия, были бессильны оказывать сопротивление»3. По словам Ямольки, в развитие закона о депортациях турецкие власти издали специальную инструкцию о курдских переселенцах, в которой говорилось: «Ввиду перенаселения областей, курды будут взяты с их родины и переселены в Анатолию с таким расчетом, чтобы в турецких районах они составляли не более 5% населения. Курдские вожди, главари племен и шейхи должны быть отделены от своих племен и обществ и поселенщ отдельно в различных местах. В местах их поселения должно быть как можно меньше молодежи. Общение между курдами должно быть категорически воспрещено. В новых районах поселения курдов следует обязательно требовать, чтобы они пользовались только турецким языком. Таким путем будут постепенно приняты меры к их полному отуречиванию»4.

Переселение курдов в основном производилось в зимние месяцы; в результате значительное количество переселенцев погибло от голода и холода.

Трагичной оказалась и судьба айсоров. Этот небольшой древний народ издавна обитал в горных районах южнее Ванского озера и неоднократно с оружием в руках отстаивал свою свободу и независимость от покушений турецких правителей. К концу первой мировой войны турецким войскам удалось,натравливая курдов на айсоров, добиться уничтожения десятков тысяч последних. Несколько сот тысяч айсоров вынуждены были бежать в соседние районы Ирана и частично в Россию. Тяжелое положение айсорских беженцев заставило часть их внять убеждениям английских агентов переселиться в Ирак, где они были поселены в северных, населенных курдами районах; английская агентура неоднократно использовала разжигаемую властями рознь между айсорами и курдами и айсорами и арабами для укрепления английского господства в стране. В Турции в настоящее время айсорское население отсутствует.

Таким образом, к моменту образования Турецкой республики в ряде областей Анатолии было уничтожено около 3 млн. армян, курдов и айсоров.

Немало жертв понесло и греческое население. Уже во время первой мировой войны греки подвергались в Турции репрессиям, что привело к сокращению их численности: многие греки выехали из Турции. Но особенно уменьшилось число греков в Турции во время национально-освободительного движенияв Турции, сопровождавшегося, как известно, греко-турецкой войной 1919—1922 гг. Так, по данным на 1910 г., в европейской части Турции проживало 1800 тыс., а в азиатской 1 млн. греков1; в результате греко-турецкой войны значительная часть их погибла, а многие бежали из Турции. Подавляющее большинство остальных, согласно Лозаннской конвенции между Турцией и Грецией об обмене населением, выбыло в Грецию, в обмен на проживавшее там мусульманское, в основном турецкое, население. В Грецию выехало свыше 1 млн. греков, составлявших в прошлом коренное население западных районов Турции. В настоящее время в Турции, главным образом в Стамбуле, проживает около 100 тыс. греков, занимающихся преимущественно ремеслом и торговлей.

Одновременно происходило дальнейшее уменьшение остатков армянского населения, систематически изгонявшегося из родных мест. Так, в 1920—1922 гг. около 100 тыс. армян бежало из Киликии в Сирию; в 1922 г., перед вступлением кемалистских войск в Стамбул, оттуда бежало почти все армянское население2. В настоящее время в Турции сохранилось немногим более 65 тыс. армян, проживающих главным образом в Стамбуле и некоторых крупных городах. В Восточной Анатолии, где искони обитали армяне и где они создали в древности и в средние века свою высокую самобытную культуру, в настоящее время армян не осталось совсем.

После ликвидации в основном армянского и греческого населения самым крупным национальным меньшинством оказались курды, сосредоточенные компактными массами в юго-восточной части Анатолии и составляющие здесь в ряде областей большинство населения. Курдское население подвергалось двойной эксплуатации: своих племенных вождей — кочевых феодалов и турецких властей. Племенная знать в корыстных целях в 20—30-х годах нередко вступала в сделки с империалистами Англии и Франции, и в результате курдский народ превращался в орудие борьбы империалистов против Турецкой республики. При этом империалисты и курдская знать использовали ненависть курдов к турецким поработителям и их стремление к свободе. Осуществляя и в отношении курдов свою националистическую политику, правящие круги Турции стали на путь преследования курдов; поводом для этого служили курдские восстания. Репрессии в свою очередь вызывали новые восстания курдов. Первая массовая расправа с курдами произошла после восстания 1925 г., спровоцированного англо-французскими империалистами, которые, действуя в контакте с племенными вождями, стремились использовать курдов в борьбе против Турецкой республики.

Законом от 25 июля 1927 г. властям было предоставлено право образовывать «в районах, где это вызывается необходимостью», генеральные инспекции для «обеспечения порядка и безопасности». Генеральные инспекции были созданы в населенных курдами вилайетах Турции — Эль- азиг, Урфа, Хаккари, Диярбакыр, Сиирт, Мардин, Ван. Генеральному инспектору подчинялись все местные органы власти и было предоставлено право объявления военного положения и вызова войск из ближайших районов. В 1932 г. последовало новое издание закона о депортациях, во исполнеыие которого сотни тысяч курдов подверглись разграблению и насильственному переселению в западные районы Турции, где многие из них превращались в батраков на крупных помещичьих латифундиях. Те же, которые бежали обратно на родину, часто находили на своих землях турок- переселенцев1.

Все это не могло не вызвать волны курдских восстаний, подавляемых турецкими войсками. Массовым преследованиям курды подверглись в годы второй мировой войны. Помимо новых насильственных переселений, курдов-мужчин отделяли от семей и помещали в отдельные лагери. Здесь их содержали в таких тяжелых условиях, что смертность среди них достигла ужасающих размеров. Изолируя курдов-мужчин, власти добивались резкого падения численности курдского населения.

Господствующие классы Турции беспощадно подавляют стремление курдов к независимости, преследуют любое проявление курдской культуры. При этом они делают вид, что в Турции курдов нет и никогда не было. «В Турции, — писала газета «Сон поста», — никогда не было курдского меньшинства — ни кочующего, ни оседлого, ни сознательного, ни бессознательного»2. Однако уничтожить курдский народ не удалось. На территории Турции проживает сегодня гораздо больше курдов, чем указывается официальной турецкой статистикой. По ряду данных, их число превышает 2300 тыс. Им, так же как и курдам Ирана и Ирака, посвящена глава в настоящей книге.

Следующим по численности национальным меньшинством Турции являются арабы, которых насчитывается в Турции до 300 тыс. Они населяют юго-западные районы Турции, вдоль сирийско-турецкой границы, составляя около 50% населения ила Хатай, около 30% населения Мардинского ила, 20%Сииртского и 12% Урфинского3.

Нынешний ил Хатай, в недавнем прошлом сирийская область Искан- дерон (Александретта), в 1939 г., по соглашению с французскими империалистами, был включен в состав Турецкого государства и объявлен исконной турецкой территорией. До присоединения области Искандеров турецкая официальная печать утверждала, что здесь проживает 420 тыс. человек, из коих 80%— турки. По сведениям же французского правительства, здесь жило всего 210 тыс. человек и турки составляли не более 39%4. В действительности в Искандероне арабское население значительно превышало турецкое, так как в свое время эта область была включена в состав Сирии по этническому признаку. Впоследствии турецкая официальная статистика снизила численность арабского населения Искан- дерона до 100 тыс. Это было достигнуто путем простого переименования целых групп населения области. Еще до присоединения Искандерона турецкая газета «Тан» утверждала в передовой статье, что проживающие в этой области 40 тыс. алавитов — не арабы, а турки: «Они говорят на турецком языке, смешанном с арабским; некоторые из них прежде считали себя арабами, но постепенно их сознание прояснилось и теперь они все считают себя турками»5. Самая область Искандерон после присоединения была переименована в Хатай, по имени одного из тюркских кочевых племен, некогда обитавшихвСреднейАзии.Такимобразом,ив отношении арабского национального меньшинства в Турции проводится политика насильственной ассимиляции.

Большая часть арабов Турции ведет оседлый образ жизни, занимаясь земледелием и отчасти скотоводством, главным образом коневодством. Среди арабских крестьян, живущих на Аданской низменности, имеется несколько селений африканцев, поселенных здесь в 1840 г.1 Основная масса арабов Турции в этническом и культурном отношении не отличается от арабов Сирии2.

В Турции проживает более 80 тыс. «черкесов», потомков северокавказских горцев, переселившихся в Турцию. «Черкесы» в настоящее время все более ассимилируются с турками. «Черкесское» население разбросано небольшими группами в 22 областях Турции; больше всего «черкесов» проживает в илах Кайсери и Болу. «Черкесы» занимаются главным образом земледелием. Они еще частично сохраняют родной язык, своеобразный тип жилища, элементы национального костюма: папаху и черкеску с газырями, опоясываемую кожаным ремнем с наборными бляхами.

В юго-восточной части черноморского побережья проживают частично ассимилировавшиеся с турками грузины-мусульмане (аджарцы) и родственные им лазы.

Грузины, численность которых доходит до 50тыс., населяют в основном граничащий с СССР крайний северо-восточный район Турции, расположенный в бассейне р. Чорох и верхнего течения Куры. Лазы, число которых, по официальным данным, превышает 55 тыс., живут в илах Чорох и Ризе, на узкой полосе черноморского побережья, ограниченной с юга Понтий- скими горами. Как грузины, так и лазы составляют коренное население края. В результате многовекового турецкого влияния они приняли ислам.

В период первой мировой войны и после нее лазское и в особенности грузинское население неоднократно выселялось из родных мест в центральные районы Турции. В связи с этим усилилась ассимиляция грузинского и лазского населения с окрестным турецким населением и появились грузинские поселения в районе Бурсы, Синопа и в других местах.

Грузины в основном занимаются земледелием, разводят по склонам гор и в долинах кукурузу, пшеницу и табак. Очень развито также садоводство; выращиваются фрукты, особенно цитрусовые. В качестве подсобного занятия распространено пчеловодство. Скотоводство большого развития не получило.

Лазы — приморские жители, издавна славящиеся как хорошие моряки. На построенных ими судах они занимаются рыбной ловлей и каботажными перевозками. Из лазов в основном рекрутируется личный состав турецкого флота. Несмотря на горный рельеф местности, у лазов развито земледелие и садоводство. Выращиваются в основном те же культуры, что и у соседних грузин; особой известностью пользуется разводимый лазами трабзонский табак.

Как грузины, так и в особенности лазы сохраняют характерный национальный костюм: узкие штаны из темной шерстяной материи, плотно обтягивающие ногу; узкую куртку из той же ткани, украшенную спереди двумя рядами газырей; цветной шелковый пояс. На голове носят башлык, концы которого обматывают вокруг головы и завязывают узлом. В быту лазы и грузины сохраняют родной язык. Грузины говорят на диалекте, близком к соседним диалектам грузинского населения СССР; лазский язык, близкий к имеретинскому языку, распадается на ряд диалектов. На

лазском языке имеется богатый фольклор; были попытки создать лазскую литературу, используя для этой цели грузинский алфавит.

По мнению господствующих классов Турции, национального вопроса в государстве больше не существует. Однако нетурецкие народы этой страны продолжают бороться за свои национальные права. Они находят поддержку всех прогрессивных слоев турецкого народа, которые хорошо понимают, что борьба за национальное равенство есть часть борьбы за мирное и демократическое развитие Турции.