Этнографический блог о народах и странах мира их истории и культуре

Самые интересные заметки

РЕКЛАМА



Сельское хозяйство турков
Этнография - Народы Передней Азии

Переписью 1950 г. установлено следующее распределение самодеятельного населения (в тыс. человек) г:

Сельское хозяйство.........

10 744,2(85,1%)

Промышленность и ремесло . .

946,4 (7,5%)

Торговля ..........................

238,2 (1,9%)

Транспорт и связь............

144,4(1%)

Административный персонал,

 

свободные профессии и обще

 

ственная служба...............

422,9 (3,3%)

Личное услужение...........

154,8(1,2%)

Все учтенное переписью самодеятельное население насчитывало 12 620,9 тыс. человек, т. е. около 60% всех жителей.

Подавляющая масса населения Турции (75—77%) живет в селах; кроме того, часть жителей мелких городов также занимается преимущественно сельским хозяйством. Поэтому крестьяне составляют около 83% всего населения.

Сельское хозяйство

В турецком сельском хозяйстве представлены дв< основные отрасли — земледелие и скотоводство.

Многообразие физико-географических условий в сочетании с экономическими факторами обусловливает наличие в Турции трех основных типов сельского хозяйства.

Первый тип — средиземноморский — распространен на побережье Эгейского, Мраморного и Средиземного морей. Особенность его заключается в наличии, благодаря мягкой и теплой зиме, зимнего вегетационного периода. В средиземноморской зоне выращиваются пшеница, ячмень, овес, бобовые, хлопок, табак, цитрусовые, маслины, инжир, виноград и т. п. Как правило, хлопок и табак и некоторые другие культуры требуют искусственного орошения. В горных районах этой зоны развито также пастбищное скотоводство. В поисках корма стада кочуют с одного места на другое, в зависимости от времени года и состояния травяного покрова. Зимой стада спускаются с гор в долины. В течение всего года скот (главным образом козы) находится на подножном корму.

Второй тип — восточно-причерноморский, распространенный на северном побережье Анатолии. Здесь, в отличие от первой зоны, растения часть зимы покрыты снегом. Из злаковых культур широко распространена кукуруза, из технических — табак. В причерноморской зоне много лесов, имеются целые леса лещинного ореха. Расширение земельной площади происходит за счет корчевания. В восточной части зоны выращиваются цитрусовые. Скотоводство имеет второстепенное значение.

Третий тип сельского хозяйства Турции — континентальный — распространен в Центральной и Восточной Анатолии. Этот тип характерен прежде всего тем, что в зоне его распространения скотоводство имеет либо первенствующее (Восточная Анатолия), либо очень большое значение (Центральная Анатолия). В континентальной зоне осадков не бывает но пять-шесть месяцев в году. Поголовье скота состоит из овец и коз. Особенную ценность имеет ангорская коза, шерсть которой отличается высоким качеством. Скот большую часть года содержится на пастбищахт а зимой — в примитивных укрытиях (загонах, землянках и т. п.). На зиму заготовляются сено и солома, но их редко хватает до весны. Недостаток осадков, безлесье (леса, когда-то покрывавшие всю Центральную Анатолию, хищнически истреблены) ухудшили состояние почвы. Земледелие повсюду нуждается в искусственном орошении, поэтому им занимаются но берегам рек, в долинах, у подножий гор.

Турецкое земледелие отличается крайней раздробленностью земельных участков. По данным сельскохозяйственной переписи 1950 г. и анкетного опроса, проведенного в 1952 г., 67,3% хозяйств обрабатывали участки площадью менее 5 га1. Между тем, по вычислениям турецких экономистов, крестьянская семья из пяти человек, чтобы свести концы с концами, должна иметь не менее 5—10 га земли. И без того мелкие участки постепенно делятся на более дробные, нередко находящиеся в большом отдалении друг от друга. За последние десятилетия замечается рост парцелляции. В нашумевшей книге сельского учителя Махмута Макала о турецкой деревне говорится: «В результате разделов и переделов получишь десять- двадцать денюмов земли, которые кое-как обрабатываешь» 2. Карликовые участки создают почти непреодолимые препятствия для повышения производительности труда.

Низкий агротехнический уровень турецкого земледелия характеризуется прежде всего преобладанием примитивных земледельческих орудий. Широко распространен до сих пор старинный деревянный плуг сапанг или карасапан. В 1952 V. на 2930 тыс. сельских хозяйств было 853,8 тыс. железных плугов, т. е. всего лишь 29,1 % хозяйств располагали железными плугами (если предположить, что на хозяйство приходится один плуг). Остальные вспахивают поля карасапаном или же мотыгой. Карасапан, за исключением сошника, сделан из дерева, обычно дуба, реже — бука. Длина плуга 80 см, сошника 45 см. К дышлу прикреплено ярмо. Карасапан вспахивает почву неглубоко, не переворачивая пласта. Различают легкий и тяжелый карасапаны. В легкий впрягают пару волов или буйволов, в тяжелый — три-четыре пары. Тяжелый карасапан имеет усложненную конструкцию, применяется тележка для управления.

Посев, как правило, производят вручную. Боронуют обычно после посева круглым бревном длиной' 2,5 м, снабженным зубьями. К бревну прикреплено дышло длиной 4 м. Такая борона называется дишли сюргюг или сюргю. Употребляется также борона шырмык. Железных борон еще меньше, чем железных плугов. В 1948 г. ими пользовались всего 6,4% сельских хозяйств.

Убирают зерновые культуры в крестьянских хозяйствах косой или? серпом, состоящим из лезвия косы, прикрепленного к рукоятке. Для молотьбы служат молотильные сани или молотилка девен — такое же примитивное орудие, как и карасапан или сюргю. Это доска длиной! 2 м и шириной 60 см, в которую вделаны острые камни и прикреплено дышло с ярмом. В девен обычно впрягают одного или двух волов, которые кружат по току. Крестьянин, управляющий молотилкой, стоит на доске. Острые камни вымолачивают зерна и режут солому, превращая ее в саман, который идет на корм скоту. Провеивают зерно вручную, подбрасыванием на ветру.

Все эти сельскохозяйственные орудия труда изготовляются самими крестьянами, реже — ремесленниками1.

Применение усовершенствованных орудий очень ограничено. Железные плуги и бороны получили довольно широкое распространение в селах, расположенных близ городских центров. По мере удаления от городов они встречаются все реже. Еще более ограничено применение сельскохозяйственных машин. Несмотря на широкие льготы помещикам, пользующимся сельскохозяйственными машинами, последние распространены в основном в крупных имениях. В последние годы число тракторов и других машин в государственных и помещичьих хозяйствах значительно увеличилось, но они используются не полностью, так как помещику часто выгоднее применять дешевый труд издольщиков и батраков. В 1954 г. в Турции насчитывалось около 42 тыс. тракторов, 4 тыс. зерновых комбайнов, несколько тысяч хлопковых сеялок. Рост применения машин в земледелии приводит к уменьшению потребности в рабочей силе и массовому сгону с земли издольщиков и батраков.

Основным рабочим скотом являются волы, буйволы, ослы. Лошадей в Турции мало, и ими пользуются чаще для транспортных целей. Бедняки используют для полевых работ коров. Сотни тысяч крестьянских хозяйств совсем не имеют рабочего скота.

Как уже отмечалось, на территории Центральной и Восточной Анатолии разведение скота имеет первенствующее значение, а в других областях является важным подспорьем для крестьян. Скотоводство носит экстенсивный характер. В Турции не существует специализированных

отраслей скотоводства — молочной, мясной, шерстяной, предполагающих наличие специализированных кормовых баз. Преобладает мелкий рогатый скот —курдючные овцы и козы. Наиболее ценятся ангорские козы из-за их длинной, тонкой, шелковистой белоснежной шерсти, употребляемой для выделки высших сортов тканей, шалей и т. п. Крупный рогатый скот низкопороден, малоросл и малопродуктивен, корова дает в год всего 500—1000 кг молока. Много крестьянского скота гибнет от недоедания, особенно в неурожайные годы, снежной зимой и во время гололедицы. Отмечается недостаток пастбищ. Из-за отсутствия кормов в некоторых деревнях за зиму гибнет нередко до половины поголовья скота, у оставшихся коров к весне обычно пропадает молоко. «Исхудавший скот бродйт весной по голой бесплодной пустыне, доживая свои последние дни»1.

В Турции господствуют трехполье и двухполье. Паровые земли используются как пастбище. Почва далеко не везде удобряется даже навозом и золой. Искусственные удобрения применяются в некоторой степени лишь в садоводстве и на полях, засеянных техническими культурами. В безлесных районах навоз дефицитен и идет на топливо. Из-за примитивности орудий труда и недостатка рабочего скота, отличающегося к тому же низким качеством, почва обрабатывается очень плохо и медленно.

Отсталость турецкого сельского хозяйства находит отражение в организации земледельческого труда, со всеми сопровождающими ее бытовыми подробностями. В турецкой деревне исстари сохраняется свой рабочий календарь, не совпадающий с общепринятым европейским календарем. Хотя законом от 26 декабря 1926 г. в Турции введено европейское время- и летоисчисление, крестьяне ведут свой счет времени. Турецкий этнограф Ниязи Беркес рассказывает, что в посещенных им деревнях счет времени ведется почти исключительно по солнцу. Часов ни у кого, кроме учителя, нет. Многие крестьяне, особенно женщины, даже не знают названий дней недели, кроме пятницы, с которой начинается неделя и которая является мусульманским праздничным днем.

Сохраняющийся наряду с правительственным и религиозным рабочий календарь (иш таквими) регулирует весь ход сельскохозяйственных работ. По этому календарю год делится на восемь сезонов по 45 дней в каждом и состоит, таким образом, из 360 дней. Беркес приводит таблицу соотношения рабочего и европейского календарей1:

Сезон по евро

Сезон по ра

 

пейскому

бочему

Длительность сезона по европей

календарю

календарю

скому времяисчислению

Весна

Невруз

9 марта — 22 апреля

 

Хиндрелез

23 апреля — 6 июня

Лето

Гюнденюмю

7 июня — 21 июля

 

Агустос

22 июля — 6 сентября

Осень

Мыхрыджан

7 сентября — 21 октября

 

Касым

22 октября — 5 декабря

Зима

Замхарэ

6 декабря—19 января

 

Боджук

20 января — 3 марта

В каждый из рабочих сезонов совершается определенный круг сельскохозяйственных работ. В сезон невруза пашут, сеют, ведут подготовительные работы в виноградниках. В сезон хиндрелеза продолжают те же работы и засевают огороды. В сезон гюнденюмю и агустоса косят траву, убирают ячмень, пшеницу. Во второй половине гюнденюмю начинается молотьба, которая продолжается сезоны агустоса, мыхрыджана и касы- ма. В период мыхрыджана крестьяне везут в город продукты на продажу, одновременно закупают необходимые им товары. В этом же сезоне производят помол зерна, женщины заготовляют продукты впрок. 28-й день касыма (19 ноября) крестьяне называют «днем падения звезд» и после него не работают в поле в течение 15—20 дней, которые называются периодом «гнева звезд», так как в эти дни начинаются морозы. В сезон боджука мужчины заняты преимущественно уходом за рабочим скотом, а женщины — всевозможными домашними работами.

Наряду с земледелием и скотоводством, ряд побочных отраслей служит источником, откуда многие турецкие крестьяне черпаютдополнительные средства существования. В Западной Анатолии десятки тысяч крестьян заняты сбором желудей валлонейного дуба, богатых дубильным веществом — таннином. Валлонейный порошок применяется в качестве ценного дубителя кожи, и большое количество валлонеи вывозится за границу. В прибрежных районах наЬеление занято рыболовством, которое многим дает основной доход. В Измирском, Бурсском, Кайсерийском и некоторых других районах известное развитие получило пчеловодство. До первой мировой войны Турция была одним из главнейших поставщиков шелка- сырца на мировой рынок. С изгнанием греческого населения турецкое шелководство утеряло былое значение. Все же район г. Бурса продолжает оставаться значительным центром шелководства, которым занято свыше 70 тыс. семей.

Повсеместно в турецких деревнях сохраняется домашнее ремесло, так как бедность не позволяет многим крестьянам покупать нужные вещи в городе. Наибольшее распространение имеет ткачество.

Значительная часть хлопка, льна, конопли, шелка-сырца, шерсти оседает в деревнях и используется для изготовления тканей и одежды: рубах, платьев, жилетов, курток, шаровар, перчаток, шалей, шарфов, а также сумок, мешков, попон, платков, войлока, покрывал, переметных сум и т. п. Изготовление пряжи производится на деревянных веретенах, а тканей — на примитивных ткацких станках. В ткацком деле заняты как женщины, так и мужчины. Нередко во многих турецких деревнях можно встретить мужчин, вяжущих чулки1. Ткачество для собственных нужд крестьян особенно развито в удаленных от городов сельских местностях.

Широко распространена в деревне обработка кожи, идущей главным образом на изготовление простой деревенской обуви — чарыков (постол), а также сбруи, бурдюков, мешков, сумок, ремней. В лесных районах значительное место среди деревенских ремесел занимает обработка дерева. Помимо орудий труда, изготовляются предметы домашнего обихода, * иногда покрываемые художественной резьбой. В некоторых районах развито плетение корзин и т. п. Из других видов домашнего производства следует выделить гончарное и обработку камня (главным образом изготовление надгробий). Во всех отраслях домашнего производства двигателем, как правило, служат собственные руки или ноги крестьян. Иногда ремесленники устраивают примитивные водяные двигатели. Профессиональных ремесленников в деревнях мало; обычно это люди, которые переселились из других мест и не смогли приобрести землю. За свой труд они получают плату почти всегда натурой. В села прибывают на несколько дней бродячие ремесленники — чаще всего сапожники, портные, лудильщики, кузнецы, парикмахеры. Заказчики предоставляют им помещение, постель, лампу, по очереди их кормят.

Особое место среди ремесел занимает ковровое производство, продукция которого поступает главным образом на внешний рынок. Ковровое производство и торговля коврами составляют одну из значительных отраслей народного хозяйства Турции и глубоко затрагивают экономические интересы населения.

Древнейшие известные образцы турецких ковров относятся к XIII в., но несомненно, что ковровое производство существовало на территории нынешней Турции много раньше. Наиболее совершенные образцы турецких когров относятся к XVI и началу XVII в., когда изготовление ковров было широко распространено среди населения. Существовала даже придворная мануфактура по выделке ковров. Специфический характер феодальнотеократического общественного строя находил свое отражение, во-первых, в исключительно большем количестве молитвенных ковров; во-вторых, в том, что из орнаментики ковров, в соответствии с религиозными предписаниями ислама, тщательно устранялись изображения живых существ.

Орнамент турецких ковров, в основном растительный, зачастую чрезвычайно стилизованный. Турецкие ковры отличаются от иранских более условным изображением природы и наличием мотивов, близких к чисто геометрическому орнаменту. Композиция четка и выразительна, колорит сдержан, менее многоцветен; в нем резко и смело сопоставляются цветовые массы при сохранении общей гармонии колористической гаммы.

В XIX в., особенно к его концу, несмотря на рост экспорта ковров, мастерство их изготовления пришло в упадок. Стали широко применяться анилиновые красители, появились ковры, выполненные по рисункам европейских торговых фирм. По образцам, собранным в музеях, в частных домах и находящимся в продаже, европейские художники создавали свои собственные фантазии на восточные мотивы; рисунки переводились на Миллиметровку, раскрашивались в чуждые турецкому ковру комбинации цветов и посылались в Измир (Смирну) и Стамбул, а отсюда скупщики ковров направляли их в ближайшие центры коврового производства. Это привело к схематизации и геометризации орнаментальных форм.

Ковровое производство распространено почти по всей Турции и как отрасль домашнего труда, которая уже давно стала преимущественно капиталистической промышленностью на дому, и как отрасль фабричного производства. И в том ив другом случае ковровая промышленность в большой степени подчинена иностранным, главным образом английским и американским, трестам. Центр промышленного производства находится в районах Ушака, Кулы, Гердеса и Акхисара. Здесь выработался тип ковра, известный под названием «смирнского». Известны своими ковровыми фабриками также Стамбул, Хереке и Измир. Ковровое производство каждой области имеет свои особенности. Поэтому турецкие ковры различаются не только по рисунку, но и по месту выделки — угаак, гердес, пула, кютахъя, кайсери, караман, конъя и др. Главными центрами торговли коврами являются Измир и Стамбул.

Для выделки ковров идет главным образом овечья шерсть, а также шерсть ангорских коз, реже шелк. На основу в некоторых местах, кроме шерсти,употребляются хлопок, пенька, льняное волокно. Первая операция заключается в очистке шерсти от сора и отделении белой шерсти от цветной. Затем шерсть промывают в проточной воде, сушат и расчесывают на вертикальном гребне, применяемом повсеместно в странах Передней и Средней Азии. Расчесанную шерсть прядут на обычном веретене. Нити основы скручивают более круто, утка — более отлого, а для узлования шерсть только слегка подкручивают.

При промышленном производстве ковров мытье шерсти производится обычно наемными рабочими, после чего ее либо раздают надом- никам-ковроделам для дальнейшей обработки, либо обрабатывают на шерстомотальных фабриках (Ушак, Хереке и др.), возвращающих ее владельцу в виде больших мотков.

Крашение шерсти в более или менее значительных промышленных центрах производится в особых красильнях. У кочевников и в сельских местностях еще сохраняется домашнее крашение; здесь наряду с анилиновыми еще применяются отчасти растительные красители.

Станки для изготовления ковров, как простейшие, так и усовершенствованные, имеют единую общую конструкцию, отличаясь лишь в деталях. Все это — станки вертикального типа. Основой коврового станка является неподвижная рама, состоящая из двух массивных деревянных брусьев, прислоненных к стене, и двух соединяющих их горизонтальных перекладин: нижней — неподвижной и верхней — движущейся в небольших выемках вертикальных брусьев; при помощи клиньев ее можно поднимать на нужную высоту. Для большей устойчивости рамы ее верхние концы скрепляются третьей перекладиной или пришиваются планкой к стене, к косяку двери и т. п. К двум поперечным перекладинам привязывают нити основы и натягивают их, поднимая клиньями верхнюю перекладину.

Ковровые станки, употребляемые в Турции, бывают трех родов: с неподвижной основой, с подвижной основой и усовершенствованные.

Станки первого типа распространены в отдаленных районах и у кочевников. Для больших ковров, изготовляемых по городским заказам, устанавливаются огромные станки во всю длину и ширину ковра. У кочевников рама станка делается разборной и после перекочевки устанавливается заново.

В центрах коврового производства и их окрестностях распространены станки с подвижной основой. Рама станка имеет более сложную конструкцию и сделана из толстых досок. Сверху и снизу установлены в специальных отверстиях валы, служащие навоями; в них на одном из концов продолблены отверстия, в которые вставляются поворотные рычаги. Основа навертывается в один слой и передвигается по мере надобности с верхнего навоя на нижний поворачиванием навоев. У нижнего навоя на скамейке или на настиле из досок, поджав под себя ноги, сидит ковровщица. В боковых стойках сделаны вырезы, в которых укреплены ремизки.

Усовершенствованные фабричные станки отличаются более тщательной выделкой, установкой и согласованием частей; ковровщицы сидят на скамейках, по европейскому способу. Восьмигранные валы приводятся в движение железными штангами и регуляторами, основа натягивается более ровно, нити располагаются более правильно.

Тканье ковра состоит в следующем. На двойной нити основы завязывают узелком короткие кусочки цветной шерстяной пряжи, концы которых образуют ворс ковра, закрепляемый нитями утка. При тонких сортах ковров употребляется одинарная нить утка, при более грубых — двойная; иногда и узел вяжется из двойной нити. Вязание узлов — самая существенная часть работы. Узловальная шерсть нужных цветов висит в клубках перед ковровщицей, которая острым ножом нарезает куски определенной длины или же, положив клубок на колени, обрезает ножом шерсть после того, как сделает узел. Левой рукой ковровщица* берет переднюю и заднюю нити основы, правой вяжет узел. Нередко при тканье большого ковра две, три (иногда больше) ковровщицы сидят в ряд перед ковром; каждая из них ткет свою продольную полосу ковра, которая входит в общий узор. Связав ряд узлов, она приколачивает их колотушкой, пропускает с помощью соседок нить утка и, как только заканчивает весь ряд от одного до другого конца, прибивает эту нить колотушкой. Подрезав концы узлов ножницами до общего уровня ворса, она переходит к следующему ряду и т. д.

Среди работниц ковровых фабрик преобладают девушки в возрасте от 13 лет. Опытные пожилые работницы являются руководительницами работ и надсмотрщицами.

При домашнем производстве в работе принимают участие все женщины семьи, от мала до велика. Женщина приучается к ковроделию с самого раннего возраста. Пяти-шестилетнюю девочку мать уже начинает обучать различным деталям работы: прибивке ворса, вязанию узлов и т. д. К восьми-девяти годам девочка включается в работу наряду со взрослыми. Работой обычно руководит хозяйка дома. Если ковер делается по одному из привычных местных образцов, которые мастерицы ткут по памяти, руководительница назначает, сколько узлов и какого цвета надо связать, и, таким образом, по ее заданию вырабатывается рисунок ковра. Иногда указания даются нараспев. Работающие вторят руководительнице, так что работа сопровождается своеобразным пением.

Таковы, в основных чертах, важнейшие занятия сельского населения. Турецкие экономисты, как, например, профессор Али Таноглу, утверждают, что в Турции царит земельная теснота и сельское хозяйство не в состоянии прокормить избыточное сельское население1. Действительно, турецкое крестьянство живет впроголодь. Это есть прямой результат тех производственных отношений, которые господствуют в турецком сельском хозяйстве.